179

Турция, такая Турция... ч.2

Два слова о еде и о напитках. Кто отдыхал по системе «все включено», легко меня поймет и согласится с определениями «неуёмное чревоугодие» и «беспробудное пьянство», которые я давал ранее, пытаясь вкратце описать процесс приема пищи и напитков в изнурительных условиях «олинклюзива».

Турецкая кухня в очередной раз порадовала обилием и разнообразием блюд. Но лично мне удалось попробовать лишь малую часть всего меню. Дело в том, что налегал я в основном на соленые оливки, острые перцы, разнообразные сыры и зелень. А наши с Женей супруги предпочитали более традиционную пищу ну и, конечно же, десерты, которых в Турции не счесть!

Но если закуски – это проза, то напитки – просто песня! Особенно, если у вас не просто «всё включено», а «ультра», как было у нас. Два вида шотландского виски – Ballantine's и Johnnie Walker, ирландский ликер Baileys, еще какие-то оригинальные напитки и масса местных, турецких. Всё это богатство круглые сутки было в нашем распоряжении, причем совершенно бесплатно и в любом количестве. Не было лишь коньяка... Но, может быть, и к лучшему, иначе я остался бы там на ПМЖ.

Поглощать спиртное можно было в лобби-баре, баре у бассейна и на пляже. Все они находились на расстоянии двадцати-тридцати метров от нас, плюс-минус пара этажей на лифте. Но особый интерес вызывал Blue bar (не путать с баром «Голубая устрица»), который находился на три этажа выше, но в тех же двадцати метрах от наших номеров. С террасы бара открывался шикарный вид на отель, на Мармарис и Ичмелер, а главное, на бухту с голубой водой и остров, отделяющий ее от моря. Красота необычайная! Особенно в лучах заходящего солнца.

Два раза в неделю в Блю-баре пел Хемингуэй (так мы его прозвали за внешнее сходство с писателем). Исполнял он хиты пятидесятых-шестидесятых годов – Элвиса Пресли, Фрэнка Синатры, Хулио Иглесиаса, а также музыку латино и регги. Как же приятно было слушать, пить и медитировать под звуки Besame Mucho, Guantanamera и My Way! Чистый морской воздух, сосновый лес, закат и музыка – ну как не выпить, не расслабиться? И мы, конечно, пили, почти по Венедикту Ерофееву, «горячо и открыто, как венцы творения... с сознанием собственного превосходства над миром...»

До этой поездки коктейли я не уважал. Все напитки употреблял в чистом виде и даже безо льда. Но когда у тебя «включено» полтора десятка знаменитых коктейлей, то нелегко удержаться от соблазна перепробовать их все: Маргарита, Кровавая Мери, Текила санрайз, Секс на пляже, Космополитен, Голубая лагуна, Пина колада, Мохито – это вам не «Слеза комсомолки» или «Сучий потрох»... Но особый восторг вызывал у нас коктейль Лонг Айленд, причем не так его вкусовые качества, как наблюдение за процессом приготовления. Когда бармен двумя руками из четырех литровых бутылок разом льет тебе в стакан текилу, ром и водку с джином, поверьте, это производит фантастический эффект! «Круто!» – слышится со всех сторон, и это «круто» относится не столько к бармену, сколько к заказчику этой адской смеси.

Употребление в течение вечера одного, а то и двух десятков алкогольных коктейлей (в этом случае – злоупотребление) приводит к тому, что поневоле начинаешь танцевать и фотографироваться с Хемингуэем. Одновременно пытаешься общаться с ним на всех знакомых и не очень языках – английском, французском, испанском, итальянском, на которых он поет. Сам исполнитель, надо признать, вполне дружелюбно относился к подвыпившим фанатам и легко шел с ними на контакт – avec plaisir, по его собственному выражению. Фанаты же буянили не шибко: на весь отель не голосили, мебель в баре не ломали и посуду не били.

Однако не все туристы так спокойно и без особого ущерба для окружающей среды переваривали спиртное. Дело в том, что в наш отель наряду с цивилизованными людьми были завезены и одичалые туристы. В последнее время они слегка притихли и даже стали стесняться, когда в них за границей признавали русских, правда, не все и не всегда. В нашем отеле один бесноватый таки нашелся: вес не менее полутора центнеров, с виду – вылитый Шрек, живот свисает до колен, при этом с одного колена хлещет кровь.

Уже с утра опохмелившись бочонком пива, это чудовище сидело у стойки бара и на весь отель вещало: «Путин молодец! Он щас придет и всем покажет!»

Ближе к обеду, по мере поглощения спиртного, текст его речи слегка менялся: «Похер санкции! Лишь бы за границу пускали!»

Ну а вечером, окончательно потеряв ориентацию, тело с выпученными глазами ревело на окружающих: «Я щас в Москву позвоню – братве! Они вас быстро научат свободу любить!»

В общем, диагноз ясен: когда ты быдло, ничего не остается как, нажравшись водки, орать на весь отель «Тагил!»

На пару дней пациент исчез, и мы уже подумали, что навсегда, но нет: опять увидели его сидящим в баре с перевязанной ногой, правда, заметно поутихшим. Лоботомия, подумал я. А как еще таких лечить?



Категории: