Исповедь перед инфарктом

Опыт краткой автобиографии

  • Исповедь перед инфарктом
    Опыт краткой автобиографии
    Владимир Веретенников
    Исповедь перед инфарктом | Владимир Веретенников

    Владимир Веретенников Исповедь перед инфарктом

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  242


Эту свою исповедь я начал писать в 1985 году, как откровенное письмо совершенно незнакомому человеку, но достаточно известному писателю. Но письмо разрослось неимоверно, и я понял, что не смогу его кончить и отправить адресату, в том числе, и по причинам политического порядка (молодым читателям это может быть не очень понятно). И две моих больших тетради с этими набросками так и пролежали у меня до самого наступления компьютерной эры. В 2006 году, когда у меня уже появились компьютер и Интернет, я перепечатал и обработал этот текст и выложил его в Сеть. Работаю над более расширенным вариантом своей биографии, которая будет называться "Исповедь перед Концом Света".


ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Исповедь перед инфарктом» ознакомительный фрагмент книги

Исповедь перед инфарктом

Время рождения – осень 1951–го года, место рождения – Ленинград. С городом этим связан накрепко, уже мои прадеды и прабабки жили в Санкт-Петербурге. По семейным преданиям (в основном – по рассказам деда), предки мои по отцовско-дедовской линии – донские казаки, фанатики-раскольники, участвовавшие в восстании Пугачёва, и после разгрома восстания осевшие в глухих лесах по Вятке, Каме и Белой. 


Помню дедовские старинные песни, его рассказы о разбойниках, об их атамане, оставшемся в живых последним из их ватаги, и отстреливавшемся от царских войск с самой вершины колокольни на острове, пока и его не настигла пуля… 


Один из прапрадедов был артиллеристом, ходил с Суворовым через Альпы, тащил с товарищами на своём горбу свою пушку через снега и горы, штурмовал Чёртов мост, и за проявленную храбрость и героизм получил от Суворова дворянство. Вернулся домой почти оглохшим от пушечной пальбы, и продолжал, хоть уже и дворянин, точить веретёна и со всей семьёй плести корзины. А сын его, чтобы освободить своих сыновей от воинской службы, всех записал в мещане.


Прадед был, по рассказам бабки, великим песенником и сказителем, знаменитым на весь Вятский край. Слушать его собиралась уймища народу, и засиживались у него до глубокой темноты. Страху своими сказками-страшилками он умел наводить такого – что буквально доводил своих слушателей до заикания. Расходились от него не иначе – как плотными кучками, и, как рассказывала бабка, непременно имея при каждой или топор, или косу, или дубину покрепче. И, однако, чем больше он умел навести такого страху на слушателей – тем больше к нему тянулось народу на эти посиделки. Славился он также крайней непоседливостью, отчаянной удалью, лихим плясом, буйным и неистощимым весельем и полным неумением «делать копейку». Был он земляком и, примерно, ровесником со Степаном Халтуриным. Был ли с ним в каком родстве, встречался ли с ним – не ведаю. Хотя тогда, почитай, почти вся Вятка была между собою в родстве или свойстве, и почти все друг друга там знали.