Гуртовцев А.Л. Под властью русского православия

Наказывать по-христиански: пороть, на каторгу, сжечь! Уголовные наказания в Русском государстве, Российской империи и постсоветской России в защиту богов и православной веры

  • Гуртовцев А.Л. Под властью русского православия | Аркадий Гуртовцев

    Аркадий Гуртовцев Гуртовцев А.Л. Под властью русского православия

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  30


Гуртовцев Аркадий Лазаревич. Под властью русского православия / Уголовные наказания в Русском государстве, Российской империи и постсоветской России в защиту богов и православной веры. – Минск, Интернет-издание (Электронная книга), 2020. - 66 стр. с илл. (формат А4, 220 тыс. знаков).


ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Гуртовцев А.Л. Под властью русского православия» ознакомительный фрагмент книги

Гуртовцев А.Л. Под властью русского православия

Выводы

 

1. На протяжение почти всего первого тысячелетия новой эры племена восточных славян (поляне, древляне, дреговичи, кривичи, радимичи, полочане, словене и др. – далекие предки современного русского, украинского и белорусского народов), проживавшие на территории Древней Руси (в бассейнах рек Днепра, Западной Двины, Припяти, Сож, верховий Волги, Десны и Оки) были язычниками, т.е. оживляли (одухотворяли, одушевляли, олицетворяли) силы природы и общества, отождествляя их действие с различными славянскими богами (Перун, Стрибог, Мокошь, Семаргл, Дажьбог, Хорс, Сварог, Велес и др.). Многобожие позволяло людям, за неимением других, научных знаний, примиряться с враждебными силами окружающей их среды, общаться с ними путем религиозных обрядов, молитв, жертвоприношений (их проводили славянские жрецы - волхвы) и сохранять в своей душе надежду на помощь и защиту своих богов от возможных грядущих несчастий и бедствий. У каждого племени были собственные боги, но по мере взаимодействия, укрупнения и объединения племен, формировалась плеяда общих богов, способствовавших на основе общей веры укреплению союзов племен и расширению границ их деятельности.

2. По мере появления в Древней Руси укрепленных городов,  удельных княжеств и их борьбы между собою за территории и природные ресурсы происходило увеличение и укрепление одних княжеств и их земель за счет других, более слабых и отдаленных. Постепенно в Древней Руси сложились два главных политико-экономико-культурных центра - северный (Новгород) и южный (Киев), вокруг которых продолжилась концентрация древнерусских земель. Киевская Русь, достигнув высокого военного и экономического развития к концу X-го века при киевском князе Владимире I Святославовиче, стала инициатором перехода в среде восточных славян от язычества к религии единобожия, в качестве образца которой Владимир выбрал византийское православие (христианство, в частности православие, исповедует веру в особого, сложного, составного, триединого Бога - Святую Троицу [тринитаризм]: “Бог един по своей сущности, но существует в трех ипостасях, или лицах: Бог-Отец, Бог-Сын [Иисус Христос] и Бог-Святой Дух”).

3. Смена религий - переход от племенного язычества к княжескому православию  -объективно была вызвана необходимостью централизации и укрепления  древнерусского государства для борьбы и выживания в условиях постоянного внешнего давления как со стороны соседних языческих кочевых племен, так и со стороны христианских государств запада (католический Рим) и востока (православная Византия). Для великокняжеской власти, стремившейся к подчинению других удельных княжеств и присоединению новых земель, нужен был единый и великий бог, который оправдывал бы земную власть киевского князя по принципу “на небе один бог, а на земле, в государстве, один государь”. Вместе с тем, переход в православие позволил древнерусскому государству присоединиться к знаниям и культурным достижениям долее древних и более развитых христианских государств, а также выстраивать политические и другие отношения с ними на более тесной и высокой цивилизованной основе.

4. В переходе от язычества к религии единобожия был заинтересован в первую очередь киевский князь, его окружение, его дружина. Восточнославянские народы, жившие столетия до этого в привычном русле многобожия, встретили православие враждебно. Не жаловали его и удельные князья, которым для управления своими местными людьми достаточно было и старой языческой веры (переход в новую веру принуждал князей к идеологическому подчинению центральной власти киевского князя, а этого они старались избежать). РПЦ пытается представить крещение Руси как быстрый и безболезненный процесс, но этот миф не выдерживает критики. Крещение Руси, распространение и укоренение новой веры происходило, как правило, под принуждением великокняжеских воевод и дружин, часто посредством меча, огня и телесных наказаний. Переход от язычества к русскому православию растянулся на несколько столетий, не завершившись в некоторых глухих и отдаленных уголках России вплоть до XX века.

5. Монгольское нашествие 1237-1480 гг. затормозило процесс христианизации Руси, но поспособствовало переводу религиозного центра Русского государства (резиденции митрополита Киевского и всея Руси) из пограничных юго-западных земель в центральную Россию - из Киева во Владимир (1299 г.), а затем в Москву (1325 г.) – центр Московского княжества, а позже Московского государства. Именно здесь православную церковь впервые возглавил не киевский митрополит, а митрополит Московский и всея Руси (1461 г.). Здесь же РПЦ провозгласила свою автокефалию (1448 г.), т.е. стала поместной, независимой от византийского патриархата церковью. И здесь же ее возглавил первый патриарх Московский и всея Руси (1589 г.).

6. С первых шагов принятия православия и образования РПЦ христианская религия официально приобрела статус государственной, сохранив его вплоть до падения Российской империи в 1917 г. Русское государство, управляемое вначале великими князьями (Киевские, Владимирские, Московские), а затем (с 1547 г.) московскими царями и государями всея Руси (вплоть до 1721 г.), не было, несмотря на идеологическое и правовое господство православия, теократией, поскольку верховную власть в государстве осуществлял не митрополит или патриарх, а гражданское лицо – великий князь или царь. Вместе с тем, государство находилось с автономной, самоуправляемой церковью на протяжение 7 веков в теснейших партнерских, провластных отношениях, и такую форму соподчиненного управления страной и народом можно определить как гостеоунию. С 1721 г. Россия стала империей, РПЦ утратила свою относительную административно-религиозную автономию и превратилась на уровне своего управления в часть государственной структуры – “Святейший Правительствующий Синод”, что знаменовало переход к новой форме соправления государства и церкви  - гостеократии.

7. В начальный период становления православия на Руси церковь осуществляла распространение веры не только мирным путем (посредством своих епископов, священников, монахов, строительством церквей и монастырей, организацией христианских общин и приходов), но и путем прямого насилия, прибегая к использованию для этого дружин великого князя и подвластных ему удельных князей. При этом разорялись языческие капища, уничтожались каменные и деревянные идолы,  а простой народ силой загоняли в воду для выполнения обряда крещения под строгим присмотром епископов и дружинников. Непокорных секли, а особо протестующих, прежде всего волхвов, казнили на месте без суда и следствия. Основанием для такого беспредела была княжеская воля и указания христианских пастырей. Писаные законы, направленные на борьбу с язычниками, иноверцами, еретиками и другими противниками официальной религии, появились значительно позже (первый свод законов Московского государства – “Судебник 1497 г.”, или “Судебник Ивана III”, как и “Судебник 1550 г.”, или “Судебник Ивана Грозного“, еще не содержали требований  уголовных наказаний по вопросам веры и безверия, что говорит о том, что в те времена эти темы для государства еще не стали актуальными).

8. На протяжении всей истории становления русского православия происходила непрерывная и жестокая борьба РПЦ (и государства, использующего христианскую религию для эффективного управления посредством РПЦ народными массами) вначале с язычниками и их жрецами (волхвами), затем с еретиками и их группами, а позже с сектантами и раскольниками (староверами). По мере укрепления государства и РПЦ, эта борьба за тотальное, беспредельное идеологическое господство христианства в душах и в образе жизни людей становилась все агрессивнее, злее и изощреннее. Методы борьбы и наказания за неприятие и противодействие православию расширялись, углублялись и закреплялись в законодательных актах государства в виде развернутой системы преследований и уголовных наказаний. Своего апогея эти наказания достигли при втором царе династии Романовых Алексее Михайловиче (1629-1676) в “Соборном уложении 1649 г.” (первом печатном своде законов Русского царства), при царевне Софье (1657-1704; регентша в 1682-1689 гг.) в “Двенадцати статьях”, 1685 г, и при императоре Николае I (1796-1855)  в Своде законов Российской империи”, 1835 г.

9. Соборное уложение 1649 г. содержит 25 глав, но вопросы религиозной веры изложены уже в самом начале его, в первой главе “О богохульниках и церковных мятежниках”, что свидетельствует о том, насколько официальная, государственная, титульная, христианская, православная религия стала значима в тот период (канун церковных реформ патриарха Никона) для царской власти и РПЦ. В 9 статьях первой главы рассматриваются различные преступления, совершаемые в церкви во время богослужений, включая богохульство, прерывание литургии, поношения священнослужителей, оскорбления, драки, ранения и т.п. Спектр предлагаемых наказаний за подобные бесчинства лежал от казни, сожжения богохульника, от телесных наказаний виновных (торговой казни – битья кнутом до крови с возможным смертельным исходом из-за болевого шока и кровопотери) до тюремного заключения на разные сроки и штрафов за причиненный ущерб и увечья потерпевших. Данные законы ориентировались лишь на преступления против церкви, совершаемые исключительно в культовом месте - в самой церкви, что, видимо, основывалось на имевшихся прецедентах в реальной жизни. Распространение подобных наказаний на массовое движение раскольников, а позже на всю религиозную сферу жизни государства и общества нашло свое отражение уже в более позднем законодательстве.

10. Венцом борьбы государства и РПЦ со свободомыслием, инакомыслием и иноверием граждан Российской империи стал “Свод законов Российской империи” (1835 г., редакции 1842-45 гг. и позднейшие, вплоть до 1906 г.). В этом обширном, системном и детально разработанном законодательстве все граждане, начиная с рождения и до самой смерти, были поставлены под тотальный и беспощадный контроль государственной религии и соответствующих многочисленных сыскных и надзорных органов. Каждый шаг гражданина, каждое его слово и дело, каждый этап и процесс его жизни, включая семейное и общественное воспитание, церковное и светское образование, трудовую, культурную и общественную деятельность, тщательно фиксировались, архивировались, анализировались и использовались для принятия оценок и решений по лояльности и благонадежности каждого члена общества по отношению к господствующей религии, к церкви и царской власти. Попытки людей к проявлению здравомыслия,  защите свободы мысли и слова, совести, вероисповедания и  других гражданских свобод строго отслеживались, цензурировались и пресекались на корню. Гнет религиозно ориентированных законов был ослаблен в российском государстве лишь в период первой русской революции (1905 г.), а полностью снят лишь после Октябрьской революции 1917 г.

11. Законодательные акты, принятые в России в первые годы после революции, отделили церковь от государства, а школу от церкви, и провозгласили свободу мысли, слова, совести, вероисповедания и другие гражданские свободы, ранее запрещенные в Российской империи. Однако, позже на смену громогласно провозглашенных свобод пришло жестокое насилие нового рабоче-крестьянского государства, заменившего, в том числе, прошлую религиозно ориентированную идеологию царизма, новой догматической идеологией коммунизма – советской идеологией. Постепенно гражданские свободы были свернуты, и в обществе вновь утвердилась несвобода и господство духовного и физического насилия (на этот раз партии большевиков, или компартии), над гражданами, критиковавшими и не принимавшими новые идеалы и порядки. Церковь, выступавшая в прошлом рьяным преследователем свободомыслия и инаковерия, сама стала в новых условиях преследуемой за приверженность к своей вере и нежелание беспрекословно подчиняться властям. Все вернулось на круги своя. Лишь распад в 1991 г. советского государства на отдельные независимые национальные государства вновь повернул историю на путь провозглашения и развития гражданских свобод, включая свободу совести и вероисповедания.

12. Светская Россия, освободившись от коммунистической власти и ее идеологии, основанной на борьбе классов и утопической идее построения коммунистического общества всеобщего равенства и благоденствия, утратив свои прошлые идеологические ориентиры, вновь обратила свой взор на русское православие и РПЦ. Современной правящей элите России показалось, что для эффективного управления страной и сплочения многоэтнического и многоконфессионального российского народа ничего нельзя лучше придумать, чем вновь загнать народ в духовное религиозное рабство. В настоящее время такой процесс находится в активной стадии своего развития. РПЦ  подается народу как якобы хранительница традиционных христианских, а, следовательно, и общечеловеческих, нравственных ценностей, как моральный и общенациональный светоч, маяк истинной веры и правильного миропонимания, что абсолютно не соответствует историческим документам, фактам и процессам, т.е. правде жизни.

13. На взгляд автора, не может и не должна современная общечеловеческая система нравственных ценностей базироваться на исходно ложной идее, которая переворачивает мир с ног на голову, – идее божественного творения мира и человека в нем. Правильная, истинная  идея в корне противоречит религии, основана на научных знаниях и состоит в следующем: 1) мать всего – это материя, которая в процессе своей длительной эволюции создала Природу, Вселенную, включая косное и живое вещество; 2) природа в процессе эволюции живого вещества создала человека, т.е. человек есть природная, а не божья тварь; 3) человек в процессе общественной эволюции создал бога в своем сознании, т.е. бог – человеческая тварь; сам человек, а не выдуманный им бог, несет полную личную ответственность за собственные мысли, слова и поступки; 4) человеческая жизнь коротка, и нет жизни после смерти, нет потустороннего мира и нет воскрешения; 5) цель жизни людей – быть счастливыми, жить в гармонии с природой и обществом на Земле и в Космосе, а не в мифическом загробном царстве; 6) любые выдумки человека, не соответствующие реальности (сущности явлений реального мира, познаваемого человеческим разумом), не могут и не должны управлять жизнью государства и общества в целом, и тем более становиться основой формирования человеческих идеалов и ценностей.