Катя и кот Шрёдингер

  • Катя и кот Шрёдингер | Серж Бэст

    Серж Бэст Катя и кот Шрёдингер

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аудиокнига
  Аннотация     
  292
Добавить в Избранное


В этой книге автор рассказывает детям, а также их родителям, как важно знать своих прадедов. Западные байки «про русских Иванов, непомнящих своего родства», должны уйти в небытие. Мы вообще-то не такие. Просто наша родовая память во многих семьях было прервана мировыми войнами, развязанными врагами нашего отечества.

Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Катя и кот Шрёдингер» ознакомительный фрагмент аудиокниги


Катя и кот Шрёдингер

За окнами барабанит летний дождь. В семье у Кати, не сетуют на дождь. Дождь он ведь лишен оттенков добра и зла, он просто идёт… Плохая погода содержится в человеческих душах, именно там вызревает горечь и неудовольствие, — так считает ее мать…

 

Шум идущего дождя прерывает голос ночного педагога по ультразвуковой гипнопедии. Катя внемлет ему во сне, лежа в своей кровати. Урок по теме: «Оборона Севастополя в Крымской войне 1853—1856 годов» окончен, — слышит она.

«Угу!» — бормочет Катя в полусне и рывком стягивает с головы сетчатую шапочку с датчиками «сонного» девайса, посредством которого осуществлялась передача учебной информации нейронам ее головного мозга.

Затем она поворачивается к стене и мгновенно проваливается в царство Морфея. В полуспящее сознание тотчас врывается вихрь из многочисленных, бессвязных обрывков видений, неизвестного происхождения. Они мелькают перед глазами и хаотично складываются в ее затуманенной голове, словно в цветном калейдоскопе…

Вот она на изрытом взрывами поле, вместе с другими русскими женщинами собирает в мешки пушечные ядра. Со стороны французских укреплений по ним стреляют из ружей, над их головами свистят ядра, выпущенные из пушек.

Она видит, как падает сраженная смертельным выстрелом в голову молодая женщина, одетая в простую крестьянскую одежду, кровь мгновенно заливает её лицо и окропляет алым цветом белокурые волосы. Ее малолетний сын плачет навзрыд и ожесточенно машет кулаками в сторону неприятельских позиций.

В нескольких шагах от них, на бугре, разрывается пушечное ядро, ее и двух женщин осыпает шрапнелью и комками грязи. Острая боль пронзает ее левый бок. Упав на землю, она беспомощно обхватывает колени руками и стонет…

Рядом слышится протяжное «Ура-а-а!». Это кричат матросы — защитники осажденного севастопольского форта, они бегут навстречу неприятелю, ощерив длинные штыки своих ружей.

Впереди бежит коренастый матрос в полосатой тельняшке с черными усиками и серьгой в одном ухе. Он сшибает двух французов, выбежавших ему навстречу — одного штыком, другого прикладом — и нацеливается на третьего, но раздается еще один взрыв. Ему отрывает руку, кровь брызжет фонтаном. В запале он пробегает еще несколько метров и падает рядом с ней.

Французы утаскивают их волоком в свои окопы. Перевязывают тряпками раны…

— Посмотри матросскую книжку этого удалого русского молодца. Откуда он и как его зовут? — говорит своему подчиненному французский капрал. Тот выворачивает карманы раненого матроса, находящегося в бессознательном состоянии.

— Фрегат «Храбрый». Матрос Кульмэн Федор Николаевич, — с трудом читает он русский текст.

— Ладно, если до утра не подохнет, то отправим его и мадемуазель в лазарет, — сквозь зубы цедит капрал…

 

Кульмэн? — застывает на губах Кати фамилия матроса. Я ведь тоже Кульмэн… Во рту появляется ощущение чего-то незнакомого и горького. Это вкус страха…

Страшный сон не отпускает ее, испытывает на прочность. Всё возвращается на круги своя — она снова в плену у врага…

 

…Ночь. Раненый матрос Федор Кульмэн подползает к бочонку с порохом. В единственной своей руке он держит трут и огниво. Белый как полотно, со стиснутыми зубами, он напрягает остаток своих сил, и пытается одной рукой высечь искру… Раздаются истошные крики французов, матроса отшвыривают в сторону и закалывают штыками…

 

Кошмарные видения одно за другим терзают сознание Кати. Она бьется на кровати, подобно рыбе, запутавшейся в рыболовецкой сети. Наконец, от своего же крика она просыпается. Садится на край кровати и свешивает на пол ноги.

«Уфф!» — облегченно выдыхает она. — И откуда только ко мне прилетели все эти ужасы? Не иначе программу обучения ночного педагога по гипнопедии скорректировал мой отец.

В гимназии о блокаде Севастополя и уничтожении его защитников англо-французскими войсками в 18 веке точно ничего не рассказывали. Но для чего он это сделал? Надо не забыть спросить его об этом. И что означает видеть себя во сне на войне и получить при этом ранение?

Она встает с кровати и идет к книжному шкафу, достает сонник. Садиться за стол и листает его. Видеть себя во сне на войне — означает, что выбудете свидетелем важных и грандиозных событий, — прочла она…

Она сидит несколько минут за столом, затем возвращается в кровать, натягивает на себя одеяло, закрывает глаза, делает с десяток глубоких вдохов-выдохов. Ее молодой организм с благодарностью отзывается на это упражнение и уже через одну минуту она засыпает безмятежным, глубоким сном.

Глава первая

Летающий «рекупер» закончил на автопилоте повторный облет владения семьи Кульмэн и совершил посадку на площадке возле их дома.

Катя и ее отец надеялись увидеть пятнистых оленей, мигрировавших в их леса со средней полосы России. О них стало известно от местного лесника, встретившего парочку оленей в окрестностях усадьбы. Но увы! Увидеть не удалось.

— Видимо, олени отдыхают, набираются сил. Переход для них был непростым, — высказал предположение отец. — Шутка ли более тысячи километров пройти по лесам и болотам.

— А мы их потом увидим? — озабоченно спросила Катя.

— Обязательно увидим, дочь… Даже не сомневайся в этом… Только странно видеть их в наших лесах, где водится лишь северный олень. Какая их нелегкая сюда занесла?

— А может они содержались у кого-нибудь в угодьях и сбежали оттуда? У моей подруги Аллы родители держат в вольерах льва и крокодила, которые, как известно, у нас не живут, — высказала предположение Катя.

— Может, ты и права дочь. Всякое бывает…

 

Спрыгнув с ребристой ступеньки «рекупера», Катя вскинула голову и внимательно посмотрела на выпуклое окно в верхней части «скайдома», в который они переехали две недели тому назад всей своей новой семьей. Там, на столике у окна, её поджидал любимец всей семьи Котофей — черный с белой мордашкой кот.

— Сейчас, мой маленький, я приду к тебе…

— Катя, не забудь забрать из салона рекупера рюкзак с обувью и костюмом для танцев. В прошлый раз ты его там оставила, напомнил ей отец…

Катя бросила взгляд на отца.

— Пап, а ты знаешь, что ты у меня красивый? У тебя вьющиеся черные волосы, проницательные и открытые глаза. А этот темно-синий костюм сидит на твоих плечах как влитой…

Отец остановился и насмешливо посмотрел на дочь.

— Дочь, я думаю, что ты собралась попросить у меня денег, и поэтому сейчас рассыпаешься в комплиментах в мой адрес…

— Пап, ну как ты мог так подумать обо мне? Вспомни, на прошлой неделе я разве рассыпалась в комплиментах, когда просила у тебя денег на новые топ-сайдеры? — рассмеялась она. — Я понимаю, что белая рубашка, искусно подобранный галстук и всё такое, — это обычный номенклатурный вид, который тебя обязывает иметь должность президента корпорации, ведущей разработки ископаемых на Луне и Сатурне. Но все же, безупречный вкус никто не отменял…

— Спасибо, дочь, за комплимент. Ты у меня очень наблюдательная. Это хорошее качество…

Они вошли на территорию дома и подошли к входной двери. Электронный сторож считал узоры сетчатки глаза отца и открыл входную дверь.

— Входи, дочь, тихонько, чтобы не разбудить твоих братьев – Максима и Даню…

 

Как только они вошли в прихожую, то услышали знакомые звуки.

— Мур-р-р! — возвестил о себе Котофей и выпрыгнул им навстречу.

Она взяла на руки Котофея и поцеловала в жёсткие, растопырившиеся в разные стороны усы. Черный зверёк растянулся в неописуемом блаженстве на её руках, задрал кверху свой хвост, и, прищурив глаза, стал урчать, словно маленький моторчик.

Катя присела на угловой диванчик, повернула любимого котика мордашкой к себе, чтобы заглянуть в бездну его желтых глаз. Но, увы! В его глаза лишь отражался белый свет люстры, висевшей на потолке в центре зала.

— Милый мой, Котофей. Ты соскучился по мне? Она почесала его за ушами, нежно пощипывая шкурку, прошлась по спине, отчего хребет у него выгнулся дугой, а урчание стало громче.

Катя была стройной и миловидной девочкой, четырнадцати лет, с серо-зелёными, открытыми глазами, таящими в себе то вселенскую печаль, но неописуемый взрыв неподдельной детской радости. Она была добрым, общительным ребенком, которого обожала вся её многочисленная родня.

А еще она была мечтательной девочкой. Вот и сейчас она взяла в руки кота, взгромоздилась на подоконник и принялась мечтательно всматриваться в окно, выходящее на небольшой парк.

Ее глаза вдруг широко раскрылись, длинные ресницы, украшавшие глаза поднялись вверх. Она увидела сидящую вдали на высоком дереве птицу, которая стучала клювом по стволу. Она быстро достала из своего стола монокуляр с многократным усилением изображения и принялась разглядывать птицу.

— Мама, — вскрикнула она, — я рассматриваю сидящую на ветке необычную птицу, такую я ранее не видела. — Она такая красивая! У нее красная полоска на голове, и она громко поет: «кик-кик-кик».

Её мать была стройной и симпатичной блондинкой с тёмно-синей радужкой глаз. Она и отец были идеальной парой, которой восхищались многие в округе…

— Это, наверное, обычный пестрый дятел. Дятлы вообще-то петь не умеют, они просто стучат по дереву клювом, издают дребезжащие звуки, похожие на скрип ветки на ветру, — пояснила мать.

— Если этот обычный дятел, то какие бывают необычные? — сразу же уточнила Катя.

—Зелёные и чёрные… Сделай запрос в «ведомство Лени» и посмотри какие бывают дятлы…

 

— Здравствуй Лёня, — последовав совету матери, громко проговорила в пространство Катя, — я хочу видеть зелёного и черного дятлов…

«Ведомством Лёни» в их семье называли лазерный коммутатор, который формировал в пространстве по запросу любого члена семьи голографические цветные изображения.

Помимо информирования он также организовывал работу всех электронных слуг в доме, отвечавших за тепло, влажность воздуха, полив цветов, приготовление и подогрев пищи, развлечения и ночное обучение детей.

Ночные педагоги у всех были разные и задачи, которые они решали во сне со спящими детьми тоже были разные.

У её старшей сестры Полины, студентки университета, — был ученый кот по имени Том, который работал с её спящим сознанием, и вкладывал ей в голову необходимый учебный материал.

У шестилетнего Макса — был мультяшный герой «Фунтик», он обучал его во сне строить предложения, учить стишки и песенки, а также читал ему сказки на ночь.

У двухлетнего Дани – мультяшный герой «Цып-цып», пел ему убаюкивающие песенки.

У неё, ученицы седьмого класса гимназии, была всезнайка «Нэнси», которая учила ее иностранным языкам, а еще была хорошей собеседницей, с ней можно было мило поболтать перед тем как заснуть.

 

— Запрос принят, — ответил звонким голосом «Лёня», и на уровне оконных проемов появилась картинка с изображением черного и зеленых дятлов, сидящих на деревьях и издающих такой же звук, как и пестрый дятел: «кик-кик-кик».

— Дочурка, не держи в руках дятлов, чтобы не обжечь об лазерный луч руки. Можно лишь слегка прикоснуться к ним, — предупредила ее мать…

— Я помню об этом, мама…

Погладив слегка дятлов, Катя прошла в свою комнату, уселась с ногами в кресло и принялась за чтение детской книжки, написанной ее дедом.