Царская рать

1 часть

  • Царская рать | Сергей Анатольевич Горлов

    Сергей Анатольевич Горлов Царская рать

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аудиокнига
  Аннотация     
  613
Добавить в Избранное


Фантастическая повесть, взятая из жизни параллельной реальности – то есть, другого среза на Круге Вечности – а именно, на его стыке (Конец/Начало). Действие на безлюдной планете Ильма в периоде плейстоцена, со скрытой базой противника. Не зная об этом, на ней случайно оказываются два сухопутных боевых крейсера Флота с минимальным экипажем (вместе 6 человек), в разных концах планеты. Повесть отражает обстановку в Римской Империи в 434 г., но в космическом масштабе.

Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Царская рать» ознакомительный фрагмент аудиокниги


Царская рать

Крейсер Криса

Крис вытер вспотевший лоб тыльной стороной ладони. Одна из массивных гусениц трактора чуть нависала над песчаным берегом. В ней каким-то чудом застрял кусок обыкновенного камня.

„Похоже на манганит", - подумал он.

Гусеница была шириной метра в три. Под второй гусеницей в середине днища был виден просевший грунт с редкими травинками. Вторая, третья и четвёртая гусеницы были в порядке.

Как и задние, впрочем.

Вечерело.

Время от времени слышался тихий плеск о пологий песок. В некотором отдалении ниже по течению река заворачивала за покатый бок тёмно-зелёной горки над спокойной вечерней водой. Из осоки на противоположном от неё берегу крякая взлетела пара уток со светло-коричневыми лапами. Их головы красиво отливали зеленью в свете низкого солнца. Крис вспомнил восхитительный вкус жареной на костре утки. Ещё вчера их здесь было восемнадцать человек, включая трёх механиков. А сейчас его оставили сторожить тяжёлую машину, вместе с Ириной и Тимом Горкиным.

Да ещё этот камень тут...

-  Вылезай, Тим, - сказал Крис в воздух. - Прихвати с собой какое-нибудь долото.

  У него в наушнике был микрофон.

-  Какое долото? - услышал он в левом ухе и поморщился.

Он не любил этого писка.

Обычно ему было плевать, но сейчас он был в дурном настроении. „Скуллеа" был в соседней системе, а планетолёт - на Ильменне. Месяц назад мимо Ре прошёл линейный дозор Флота, и оставил сообщение об Альфе Вирина.Так что неизвестно, сколько им здесь ещё торчать.

-  Сам увидишь, - сказал он.

Отойдя к воде, Крис сел на какое-то полусгнившее бревно. Иссиня-чёрная громада трактора возвышалась рядом, как продолговатый зуб дракона величиной с пятиэтажный дом.

Впереди над средней гусеницей открылась дверца и на траву спрыгнул Тим. Оглядевшись, он пошёл вразвалочку к Крису. В руках у него был переносной пульверизатор в кожухе. По­дойдя к Крису, он тоже сел на бревно. Красное солнце стояло прямо над зелёным лесом вдали за рекой.

-  Ну, что? - спросил Тим.

-  Камень застрял, - сказал Крис.

-  Большой?

-  С тумбочку.

-  Без повреждений?

-  Угу, - кивнул Крис.

Над безмолвной гладью реки носились какие-то мошки. Она была шириной метров двадцать. Крис опустил в мелкую воду кончики пальцев. Она показалась ему тёплой, как парное молоко. Чуть дальше в серо-зелёной глуби над песком шмыгали стайки мальков.

Им обоим не хотелось вставать и заниматься этим дурацким трактором.

-  А что Ирина делает? - спросил Крис.

Откровенно говоря, он надеялся, что им оставят Катю, но Карелин сказал, что Ирина подходит больше. По специальности... А лечить кто будет?

-  Как обычно.

-  Пишет или готовит?

-  Не заглядывал, - лаконично ответил Тим.

Трактор был длиной тридцать шесть метров. Его поддерживали на двухметровой высоте четыре пары филоновых гусениц с резистентными металлошипами. Безуглеродная пластмасса.

-  Слушай, - сказал Крис. - А ты не слышал, что сказал Готрих перед отлётом?

-  Что?

-  Ирина сказала, что-то насчёт Федерации...сегодня утром.Что у Леи закончена перекличка.

-  Александр Митрофаныч говорил, что войны не будет до 450-го, - безмятежно сказал Тим.

- Что ты понимаешь, дурик, - сказал Крис.

- Сам ты дурик, - сказал Тим.

Они без энтузиазма посмотрели друг на друга. У Криса появилось желание столкнуть его с бревна. Но он удержался. Опять Ирина крик поднимет. Он ещё не привык к тому, что их всего трое, после вчерашней ночной суматохи.

-  Слушай... - начал он.

Позади что-то пошевелилось. Крис оглянулся, шлёпнув ладонью о рукоятку мини-бленгера на груди в защитной гимнастёрке.

-  Вам не холодно? - спросила Ирина позади Тима.

    Он тоже оглянулся.

В её голосе чувствовалась почти незаметная ирония. Она была старше их обоих. Ей было двадцать восемь лет.

Ирина стояла, уперев правую руку в талию. Другой она держалась за шишковатый запор гусеницы на высоте плеча.Той самой, которая остановилась и была в приподнятом положении.

-   Во, пушку наставил, - сказала она, весело улыбнувшись, хотя Крис и не тронул оружие с места.

-   Дверь закрыла? - спросил он мрачно.

Устав был нарушен, но не будешь же ей говорить об этом.

-   Закрыла, закрыла, - сказала Ирина, повторив его интонацию и подходя к ним. - Вы чего не чините?

-   Так просто, - сказал Тим, вставая. - Садись сюда. Я пошёл. Камень дробить.

-   Вот ещё, - сказала Ирина ему в спину.

-   А что это у вас? - вскрикнула она удивлённо, встав над бревном и уставившись на него сквозь очки своими круглыми зелёными глазами.

-   Чего? - обернулся Тим.

Крис подскочил с бревна как ужаленный и теперь, смотря на повёрнутое к нему правильное лицо с круглыми глазами и парой веснушек возле носа, не знал, злиться ему или действо­вать. Тим повернулся к ним и нерешительно потоптался на месте. Он успел отойти только на три шага.

-   Ты чего? - спросил наконец Крис.

-   Откуда бревно-то? - понизив голос, спросила она.

- Ну... - промямлил Крис, теперь не зная, смеяться ему или злиться.

Он посмотрел на бревно у них под ногами. И вдруг увидел... один конец был явно отпилен. Да и другой, пожалуй, тоже. Да и сучков не было...

-   Эх вы, специалисты, - сказала она, слегка постучав костяшками пальцев по лбу Криса.

  Он не успел отклонить голову, так быстро и неожиданно она это сделала. Крис ощутил лёгкую досаду, то ли на себя, то ли на неё. Скорее всего, на обоих.

-   Я сейчас, ребята, - крикнул заходя за крайнюю гусеницу Тим.

Действительно, солнце уже почти скрылось за верхушками далёкого леса. Через пятнадцать минут начнутся сумерки. С затихшей реки поднималась сырая прохлада.

-   Пошли, что ли? – сказал Крис.

-   Посмотри, обтёсано оно? – попросила Ирина.

Крис, ухватившись двумя руками за конец и поднатужившись, перевернул бревно, свернув его со старого места. Из-под него побежали маленькие зелёные ящерицы. Ирина ойкнула и оказалась на шаг дальше от бревна.

-   Не бойся, они не кусаются, - сказал Крис.

-   Вот ещё, - сказала Ирина. - Не насмехайся.

-   Старое больно, - сказал он. - Не видно.

-   А чем обтёсано? - спросила она, снова подойдя.

Крис не ответил и стал серьёзно осматривать дерево, встав на колени.

-   Сучёк чисто спилен, - сказал он. - Но вообще не скажешь...

-  Ладно, отрежь мне этот кусок, - попросила она, показав на него кончиком сапога.

  Крис пожал плечами и встав, побрёл к переду трактора, недоумевая, как это ей всё время удаётся командовать. Он был капитан группы. Девушка посмотрела ему вслед, задрав голову на верх трактора в двенадцати шагах от берега. Как крутой чёрный холм. Из-за правой гусеницы доносилось шуршанье пульверизатора. Он работал уже минут пять. „До сумерек окончим", - подумала Ирина.

Она имела в виду тёмные сумерки. Посмотрев на свёрнутое с места бревно, она поморщившись ткнула его ногой. Бревно чуть пошевельнулось.

 

Из-под днища пахло сырой землёй.

Крис нажал на нарукавный вызов и уже карабкался по скинутой с лёгким звяканьем лест­нице из алюминиевых звеньев. Передние люки были на высоте второго этажа.

Сразу за откинутой вбок овальной крышкой был коридорчик общего этажа со светильниками вдоль потолка. Он начинался тремя пологими ступеньками с плоскими нашлёпками из чёрной резины. Коридорчик был узкий, но достаточный, чтобы разойтись в полном снаряжении. Под потолком на высоте двух метров блестел ряд антресольных ручек.

Крис открыл боковую дверцу, спустился по лесенке с красным резиновым узором на ступеньках и попал в переднюю кладовую, под номером девять. Здесь горел дневной свет. Энергию экономить не приходилось. У трактора был собственный преобразователь. Он снял с пупырчатой салатовой стены проволочную пилу и полез обратно по внутреннему трапу за открытой овальной дверью. Она была выдвижная, с ручками для ручного режима.

По дороге он думал о бревне. Период раннего плейстоцена... жалко, оно было старое. Но Ирина выяснит, на анализаторе. Её хлебом не корми, только дай заниматься такими штучками.

„Шерлок Холмс", - подумал он.

Когда он подошёл по мягкому жёлтому песку к берегу, было уже явно темнее. Хотя нет, скорее просто показалось по контрасту с внутренностью трактора.                                                                                                                                                    „Сейчас чайку попьём", - подумал Крис.

Но вообще-то в данную минуту желание отправиться пешим порядком куда-нибудь в дальний лес за рекой было сильнее. Как и почти всегда.

-  Принёс наконец? - сказала Ирина. - Вот здесь отпили.

Крис прошёлся проволокой, как лобзиком, в гущу древесины. По своей гнилости она пока­залась как масло.

-  Вот, - сказал он.

-  Ну, пошли, - сказала Ирина.

Солнце уже совсем зашло. Река на поворотах стала чуть туманной. Позади Криса она скры­валась влево за зарослями осоки и одинокой рябиной.Скорее всего, горькой как полынь. Впрочем, полынь он никогда не пробовал. А вот ягоды на новых планетах...и всегда прихо­дилось плевать.

  Почти.

-  Готово, - сказал Тим, выходя из-за крайней гусеницы.

  Кусок дёрна в чёрных зубьях гусеницы за­стрял выше его головы.

-  Так быстро? - удивилась Ирина.

- Да это обыкновенный известняк, - сказал Тим.

  Пульверизатор с толстым дулом лежал у него на плече.

-  Откуда ты знаешь? - буркнул Крис.

Ирина, покачав головой, укоризненно посмотрела на него сквозь большие как бабочка-кружевница очки. Крису стало совестно. Тим был механиком, а не курсантом.

-  Сам посмотри.

Они обошли назад торчащую над низким берегом гусеницу и пошли к задней двери. По дороге Крис пнул кучу тёмного трухлявого камня. На манганит было непохоже.

-  Песчаник, - сказала Ирина, не оглядываясь.

  Крис пожал плечами. Попробуй такой разбери. Прибрежная поляна с короткой травой полого поднималась к недалёкому лиственному леску с примесью более тёмных хвойных деревьев вроде кипарисов. Казалось, что он уже готовится


к осени. Или это просто погода?

Вчера туда ходила группа Палле. А сегодня никого нет, кроме их троих. Ирина наступила на откинутый стальной порог и скрылась в овальной двери нижнего этажа. За ней последовал Тим.

-   Эй, где ты? - сказал он.

Это был служебный этаж. Здесь было много коридоров и мало помещений. От наружной двери вели два коридора, более узкий, изгибающийся вдоль борта и второй пошире на ту сторону. Но он был не сквозной, а всего метров пять. Он был ещё шире, чем наверху, и с округлыми стенками, как прямой тоннель. На мягком кожаном потолке кремового цвета горели круглые плафоны. В трёх шагах от входа в полу поблескивала стальная полоса тамбура.Тим повернул направо, чтобы оста­вить инструмент в ближайшей кладовой.

Крис залез после него и автоматически нажав большим пальцем светящуюся глубоко в стене зелёную клавишу, подождал пока поднимется трап с решётчатым порогом и затворится внутрь толстая дверь. Внизу броня у трактора была толще.

Клавиша была размером с пирожное.

-   Эй, Тим! - крикнул он. - Я на кухню.

-   Ладно, - послышалось глухо из бокового прохода.

Для начала Крис занёс кусок бревна в открытую лабораторию, на втором этаже. Ирина была уже здесь. Из широкой двери в почти тёмный обводной коридор падал свет.

Обводной коридор шёл овалом метрах в четырёх от бортов второго этажа. Из него вели двери с обеих сторон - в две лаборатории позади, два лазарета в середине, две рубки, салон, запасные каюты, склады и другие помещения. Лаборатории были здесь же, в самом конце.

-   Ты чего в коридоре свет погасила? - спросил Крис, поднося кусок дерева к белому анали­затору у стены.

   Анализатор был величиной со шкаф, только другой формы. Серый обзорный экран на задней стенке не светился. Крис огляделся.

-  Для порядка, - сказала Ирина из того угла, шагах в семи от него.

  Там было полутемно. На полу валялись коричневатые обрывки какой-то упаковки. Крис положил свою ношу на чёрную резину стола.

-  Включать? - сказал он.

-  Давай, - сказала Ирина, открыв крышку сбоку и вставляя графитовый диск. - Только внизу переоденься. Ужин в духовке.

-  А ты? - буркнул Крис, проглотив „сам знаю".

  У него никак не получалось показать, что он командир. То ли оттого, что она старше… Хотя вряд ли. Он побывал в разных переделках.

-   Я сейчас, ладно? - сказала она, посмотрев на него сквозь очки.

  Кусок тёмного бревна скрылся в утробе анализатора. Крис умыл руки и вышел в полутёмный обводной коридор второго этажа.

Переодевшись в деревянном предбаннике душевой и пройдя по полутёмному коридору с ава­рийным освещением мимо двери в тёмную столовую, он поднялся по трапу на жилой этаж. Тим был уже на маленькой кухне, в своих салатовых брюках механика и футболке. На плите в углубле­нии стены горел синий огонёк. За стеклом что-то подогревалось.

-   Чего там? - спросил Крис, показывая рукой на плиту.

-   Сейчас посмотрим, - сказал Тим.

Он сидел спиной к тёмному „окну" обзора и лицом к плите. Длинный стол одним торцом выходил из стены около двери. Крис уселся напротив него и коснулся кнопки нарукавника. Он любил смотреть на­ружу. К его удивлению, там было всё ещё так же светло. Экран открывал вид на зелёное поле, смешанный лесок за ним и длинный поросший травой срез почвы высотой не больше метра, идущий от зарослей лозняка в низине где-то посредине. Крис перевёл обзор ниже.Теперь стало видно, как будто со второго этажа. Издали послышалось одинокое кряканье.

Перед экраном было ещё два маленьких столика.

-   Скоро она? - спросил Тим.

В открытую дверь слева вошла Ирина в рейтузах и джемпере. Правая дверь была закрыта. Это был запасной выход в обводной коридор.

„И чего она не женится? То есть не выходит замуж", - подумал Тим.


-  Кофе сделали? - спросила она.

- А… мы не знали, - сказал Тим.

-  Тефтели подогрели?

-  Ага, - кивнул Тим.

Ирина подошла к плите, сняла с крючка кофейник и стала наливать воду для кофе.

-  Ну ничего, потерпите, - сказала она, поставив кофейник на конфорку.

Она вытащила из духовки глубокий противень с крышкой и поставила его на стол. Потом до­стала тарелки и всё остальное. Крис не выдержал и встал, чтоб помочь.

-  Не мешайся, - сказала Ирина.

Из двустворчатого холодильника появились сыр с маслом и „витамин" - давленая чёрная смородина с сахаром. Они были в фиолетовой фарфоровой посуде с магнитным дном.

-  Накладывайте, - сказала Ирина, сев за стол рядом с Крисом.

-  Уэрр не звонил? - спросил Крис.

-  Ты что? - сказала Ирина.

  Тракторы действовали в оперативной обстановке.

„На всей планете только две маленькие группы по три человека..." - подумалось Крису.

  И двое из них тут, за столом.

  Тим весело накладывал поджаристые тефтели в томатном соусе. Жизнь была прекрасна. Он вспомнил сегодняшний день. Встали необычно поздно, после восьми. В тракторе никого не было. Почти. Первое время он чувствовал себя как „Палле один на свете". В сказке про маль­чика, который проснулся и оказался один в городе.

  И делал, что хотел.

  У Ирины на тарелке было четыре тефтели с соусом. Крис непроизвольно остановился, разду­мав брать больше. По зелёной траве совсем близко от них стайка из пяти бурых зверей вроде собак с непри­ятными голыми мордами без звука гналась за низкорослой лошадкой. Лошадка была типичным эоппиусом.

-  Во, совсем обнаглели, - сказала Ирина.

Крис обхватил правой рукой левое запястье и нажал несколько кнопок в жёлтом ряду. Хищ­ные звери на самом краю экрана покатились вразнобой по земле.

-  Спасибо, Крис, - сказала Ирина. - Так им и надо, уродам.

-  Кто это там? - спросил, оглянувшись назад, Тим.

-  Волки, что ли, - сказал Крис. - Типа титанотеров.

Тефтели пахли так вкусно, что Крис пожалел о своей умеренности. Ирина ела только вторую. После недолгой борьбы Крис положил себе ещё штук шесть. Ирина проводила их ироническим взглядом. Тим тоже начинал вторую порцию.

-  Тимофей, - сказала Ирина, покачав головой с гладкой причёской и пучком позади. - Кофе убежит.

Тим ринулся было из-за стола, но она встала сама.

-  Мне полную, - сказал Тим, выставив свою кружку.

-  А молоко есть? - спросил Крис.

-  Есть, есть, - повторила Ирина тем же тоном, что он.

Она вытащила из дверцы в стенке над столиком у плиты глиняную кринку.

-  Топлёное, - добавила она.

Это было именно то, что нужно. А ведь до позавчерашнего дня они были почти не знакомы. На „Скуллеа" Ирина служила в научном отделе, на первом ярусе.

Когда Крис допил своё кофе, снаружи начало неожиданно быстро темнеть. Слегка утопленное окно обзора занимало почти всю верхнюю половину задней стены, метра четыре в длину. Было такое впечатление, что сидишь на веранде на даче. Показались первые бледные звёзды. Ирине вдруг стало зябко.

-  Тебе холодно, Тим? - пожаловалась она.

-  Не-а, - сказал рассеянно Тим.                                                                                                                                                                            

  Он думал о чём-то своём. Может быть, о своём доме. Он был из Егорьевска. Парню было всего девятнадцать лет. Он ещё ни разу не был в отпуске. Первый год службы.

- Это тебе кажется, - сказал Крис, смотря на мигающие звезда.

  Незнакомое небо.

-  Стемнело уже... - проговорила Ирина.

Совсем рядом, почти впритык, влево к реке прошёл в полутьме крупный зверь. Ирина увидала его мохнатую спину в самом низу экрана.

-  Кто это? - спросила она тихо.

-  Ну, кто... - сказал Крис.

Из окна раздался пронзительный писк. Как будто они были снаружи. Ирина инстинктивно по­ёжилась в своём толстом джемпере.

-  Да сделайте вы его потише, - попросила она, оглянувшись вбок на Криса.

Крис молча нажал несколько раз на пару зелёных кнопок. Он сидел у тёмной лакированной стенки справа от неё. За его спиной в двух шагах была плита. Машина действительно что-то намудрила с погодой: стало явно холодней и повеяло свежей сыростью.

-   Холодно, - сказала Ирина, смотря на Тима круглыми глазами в очках.

  Оправа была из про­зрачного стеклопластика, а стёкол почти не было видно. - Ты на какую программу поставил?

В её голосе звучало скорее осуждение, чем вопрос.

-   Натуральную, - сказал Тим, чувствуя себя как-то виновато. - А что?

-   Не придуряйся. Холодно, вот что. - Пойду спать, - сказала она в виде наказания и встала с места.

Свои четыре тефтели она уже съела. Только полкружки кофе осталось недопитым. Но она могла допить его в каюте, на кровати с книжкой.

-  Подожди, Ир, - сказал Крис, чуть повернувшись к ней на круглом вертящемся стуле.

  Ему было немного неловко.

-  Чего тебе? - она смотрела на него круглыми зелёными глазами.

-  Анализ уже готов, как ты думаешь?

-  Поменяйте программу, тогда останусь.

-  Я уже поменял, - виновато промолвил Тим.

-  Ладно, будете знать, - сказала она и села на своё место. - Дай мне пульт, Крис.

Она показала тонким пальцем на настенный дежурный пульт. Стена была обшита лакированным дубом. У Криса возникла смутная мысль о педагогичности поступка Карелина.

Вернее, наоборот.

Он снял маленький пульт и подал его Ирине. Она набрала привычными пальцами зелёную комби­нацию информатики. На экране возникла схема бревна. То есть, его куска. Слева были сокраще­ния, справа от него - заключение.

- Понятно? - сказала она.

  Бревну было девять лет, срезы обоих сучков сделаны сталью, острота орудия - 10 - 200 микрон. Нa широком ночном экране вновь появились звёзды. Но стало заметно теплее и суше. Все замолчали...

-  Спасибо, Тим, - сказала мягко Ирина.

-  Надо вызвать Уэрра, - произнёс Крис.

-  Надо, надо, -сказала Ирина, положив на стол ненужный пульт. - Давно пора.

  Крис набрал вызов у себя на манжете. Эти кнопки реагировали только на нажатие пальца. Ирина посмотрела на обзор и опустив глаза, растерянно сказала вслух:

-  Там же ночь...

-  Ну и что? - искренне спросил Тим.

Он уже пересел с противоположной стороны на стул слева от Ирины, зачем-то отодвинув его от стола. На экране по-прежнему мерцали крупные звёзды. Но ночная жизнь была почти не слышна. Только заунывный писклявый вой, как будто далеко-далеко. Крис лишь теперь его за­метил .

-  Воют ещё... - сказал он недовольно.

- Как хотите, - сказал Тим в футболке и совсем отключил звук.

-  Додумались, наконец, - сказала Ирина.

  Она сидела, так и не допив своё кофе.

-  Что он там делает, - сказал себе под нос Крис.

Внизу экрана горела зелёная надпись: „приём".

-   Слушай, Ир, - вспомнил Крис то, что хотел сказать Тиму на берегу. - Как ты думаешь, может это учение, а?

Она задумчиво смотрела на него, не отводя глаз.

-   А чего тебе? - спросила она.

Крис не нашёлся, что ответить и вновь посмотрел на обзор. Ему было не так уж уютно под взглядом словно вечно   изумлённых глаз. На экране не было ничего интересного. Низко над лесом вышла половина луны, слегка ос­ветив его край серебристым светом. Он казался дальше, чем днём.

- Ир, - сказал всё же Крис, отвернувшись от обзора.

  Ему давно уже хотелось выяснить одну вещь, и было жалко упускать такой случай, вдалеке от начальства. Со знающим человеком, и к тому же девушкой... - Ты слышала о наблюдательной службе?

Она смотрела на него выжидательно и с какой-то неуловимой иронией.

-   И?

-   Ну.. слышала?

-   Я много чего слышала.

-   Что ты об этом думаешь?

-   Что ты ещё молод такие вещи спрашивать, - сказала она, и легонько ткнула его вытянутыми пальцами в лоб.

Пальцы девушки были упругие и холодные. Непостижимым образом Крис не успел увернуться. Тиму даже стало смешно.

-   Я пойду, что ли, - сказал он, поднимаясь.

-   Ты чего?.. - сказала Ирина.

Уже ставшая привычной чуть туманная звёздная ночь средне-русской равнины Ильмы пропала и вместо неё оказалась уютно освещенная каюта-купе в натуральную величину. Как будто её с кухней разделяло только окно.

Ирина остановилась от неожиданности.

С двух сторон были видны аккуратно застеленные кровати с зелёными одеялами вместо по­крывал, между ними обычный столик с лампой под зелёным абажуром, а за ним - доктор Уэрр в белой гимнастёрке.

Он смотрел на неё и улыбался своим длинным лицом.

-   Добрый вечер, Ира, - сказал он. - Добрый вечер, молодые люди. Что у вас приключилось?

-   Ментор, мы нашли бревно со следами обработки. Культура второго уровня, - доложил Крис.

-   Без чинов, Крис.

-   Они на нём сидели, - пояснила Ирина.

Вообще-то, она просто хотела рассказать доктору, как это случилось. Но не так начала. Тим взглянул на неё, слегка удивлённый её тоном. Он сидел слева и чуть позади. Но доктор видел её глаза.

  В них было что-то новое для него.

-      Выкладывайте, Крис, - сказал он и помешкав, посмотрел на Криса.

  Крис нажал кнопку, переведя данные на экран Уэрра.

- Ага, - сказал Уэрр, взглянув чуть пониже. - Возможно ли естественное передвижение, как по-вашему?

-  Только по реке, - сказал Крис, машинально пожав плечами.

-  Значит, нашли на берегу?

-  Да, доктор.

-  Там же, где сейчас, - предположил доктор Уэрр.

-  Да.

-  А есть ли следы на берегу?

-  По-моему, нет, доктор. Мы не смотрели.

-  А что, было уже поздновато?

-  Ага.

-  Так-так

  Доктор Уэрр потёр двумя пальцами лоб и внимательно взглянул на Ирину синими как море глазами. Длинное лицо с рыжими бакенбардами было серьёзно.

-  Ира, что вы думаете о назначении бревна?

-  Постройка, - сказала она коротко.

-  Ну а... вообще, так сказать?

-  Я не знаю, - сказала Ирина, запнувшись.

  В воздухе повеяло тайной.

-  А вы? - обратился он к Крису и Тиму.

-  Наверно, культивация? - ответил Крис как на уроке.

  Его никак не покидало ощущение учения.

-  Орудие - сталь, - добавил он. - Но мы ещё не всё проверили.

  Только один кусок.

- Хм... Похоже, вы правы, Крис, - сказал рассеянно доктор Уэрр. - А почему вы сразу не позвонили? - спросил он, посмотрев в нижний угол экрана.

- Да мы сразу, - сказал Крис.

-   После анализа, - кивнула Ирина.

-   Но понимаете, - добавил Уэрр, чуть задержав свой задумчивый взгляд на Тиме, - эта планета у нас в разряде „А".

Он посмотрел на Ирину в тёмно-синем джемпере грубой вязки.

-   А девять лет - довольно большой срок. На стереографии, как вы знаете, ничего не обна­ружили. Придётся вам перейти на боевой режим, ребята.

У Криса с Тимом вытянулись лица.

- Я приму меры и буду двигаться к вам. Походным порядком. - То есть, маршевым, - попра­вился он. - Действуйте в боевом режиме. По обстановке.

Крис кивнул.

-   Ну, что скажете, Ирочка? - спросил Уэрр, встретившись с ней взглядом, но как-то не так, как ожидал.

  Вернее, как совсем не ожидал.

-   Сама не знаю, - сказала она.

-   А о чём вы думаете, Ирочка? Как вас лучше звать, Ирочка или Ира?

-   Наверно, Ира, - смутилась она.

-   С удовольствием, - сказал доктор Уэрр. - О чём же вы думаете, Ира?

-   Сама не знаю... - сказала она.

-   А как настроение? Наши молодцы вас не обижают? Не очень непривычно?

-   Нет, доктор, - сказала Ирина с немного озадаченным лицом. - Они смирные.

-   Ага, - неприветливо подтвердил Крис.

-   Тогда у меня всё, молодые люди, - сказал Уэрр. - Пойду будить своих товарищей. Что им передать?

-   Привет, - сказал за всех Крис.

-   Спокойной ночи, - сказал Уэрр и отключив связь, потеребил свой бакенбард с чувством глухого неудовлетворения.

  Он посмотрел на свою кровать и задумался.

Вместо стены снова блестели звёзды. Половина луны поднялась выше над тёмным лесом. Зе­лёные стрелки в углу обзора показывали без пятнадцати девять.

-   Что он, не спал, что ли? - спросил Тим.    

-   Догадайся, - сказала Ирина, сложив губы трубочкой и беззастенчиво округлив зелёные глаза.

  Как будто в ожидании гениального ответа. Она сидела и смотрела на него, положив локти на стол и подперев руками голову.

Тим мигнул.