Потомок Чингисхана

  • Потомок Чингисхана | Сергей Эдуардович Воронин

    Сергей Эдуардович Воронин Потомок Чингисхана

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аудиокнига
  Аннотация     
  259
Добавить в Избранное


Рассказ о непростой судьбе молодого тувинца Сайдаша. Второй рассказ "Звезда и смерть Алеши Негодяева"

Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Смотреть видео «Потомок Чингисхана»



Читать бесплатно «Потомок Чингисхана» ознакомительный фрагмент аудиокниги


Потомок Чингисхана

Вашему  вниманию  предлагается  новелла  писателя Сергея Эдуардовича Воронина,  широко известного в России и за рубежом по автобиографическому роману «Сын Ра», а также приключенческой повести «Одиссей из Поднебесной». Это - подлинная история,  рассказанная автору повести «Потомок Чингисхана»  25 мая 2013 года в ирландском пабе города Красноярска молодым тувинцем по имени Сайдаш.

     Вторая  новелла  «Звезда и смерть Алеши Негодяева» о непростой судьбе известного сибирского ученого, проживающего в настоящее время на  озере  Байкал. Имена и фамилии литературных персонажей изменены по морально - этическим соображениям.

Здравствуйте, однако! Вот и пришла пора нам познакомиться, читатель  - меня зовут Сайдаш, по фамилии  Саян - оол. «Саян - оол» в переводе с тувинского означает «рожденный в Саянах». Все же  это очень и очень странно, по-моему: я – чистопородный тувинец, настоящий степной кочевник по духу и крови, а родился в Саянах – в этих самых величественных и загадочных  горах Южной Сибири, овеянных удивительными вековыми тайнами  и  не менее  удивительными легендами  моего такого великого и одновременно такого малочисленного  народа.

Родился я 5 мая 1975 года в семье простого охотничьего егеря, который всю жизнь прожил в лесу и к дарам цивилизации относился всегда иронично-скептически, как, впрочем, и все люди, подобные ему, кто очень тесно общается с природой и которым, вероятно, со временем стало известно нечто такое, что  совершенно недоступно другим людям. Кстати, буддисты всего мира считают, что если у вас в дате рождения присутствуют 3 пятерки, как у меня, то это значит - вы реально родились под «счастливой звездой». И ведь действительно: грядущие события в моей «развеселой» жизни очень скоро покажут всему миру, что я – на самом деле, редкостный  «везунчик».

По натуре отец был всегда очень жестким и властным человеком. Мне кажется, что моя мать (по - тувински «авай») с самого замужества побаивалась его, стараясь по возможности ни в чем ему не перечить и  чутко прислушиваясь к перепадам отцовского настроения. Крутой нрав отца, а также  его невероятная азиатская вспыльчивость достаточно часто приводили к тому, что я от всей души получал от него  увесистые оплеухи, иногда, на мой взгляд, по совершенно  ничтожному поводу.

Охотничье хозяйство, в котором всю жизнь трудился, не покладая рук,  мой  агай (по - тувински означает «папа»),  расположено в Тес-Хемском районе (кожууне) Республики Тыва –  на мой взгляд,  в  самом  живописном   уголке у нас,- месте слияния двух могучих  рек  Пихэм и Улукэм (в переводе с тувинского означает «малая» и «большая река»), которые, здесь, как – раз в этом самом месте,  и образуют  в своем союзе  великий Енисей - Батюшку. Именно этот сакральный момент «зачатия» Енисея символически запечатлен на  государственном  флаге Республики Тыва: три линии на нем изображают  соответственно три   сибирские реки, дающие жизнь всему Сущему, начиная от монгольской границы  и  до самого Северного Ледовитого Океана. Кстати, в Тес-Хемском кожууне находится  и  тщательно охраняемый  ЮНЕСКО  знаменитый биосферный заповедник – так называемая Убсунурская котловина,  образовавшаяся  на Земле несколько миллионов лет  тому назад в результате какого-то природного катаклизма. В общем, друзья, у нас, в Тыве, в самом деле, есть на что посмотреть, отвечаю!


Дело свое егерское мой агай всегда «знал очень туго»: пожалуй, вряд  ли  во всей России  вчера и сегодня можно  еще найти такого охотника и следопыта, как отец – ну, за исключением, разве что,  легендарного уссурийского гольда Дерсу Узалы; да и тот уже давно «почил в бозе» - «земля ему пухом»! Так что на сегодняшний день в России, да что там, думаю, даже во всем  мире, просто-напросто,  не существует достойных конкурентов моему отцу! Все охоты высшего представительского класса всегда поручались Главным охотничьим управлением Республики Тыва исключительно моему агаю.

Так, в 2010 году отец обслуживал очередную «царскую» охоту Владимира Путина и моего знаменитого земляка, нынешнего министра обороны  России, Сергея Шойгу. В перерыве между охотой в настоящей монгольской юрте, специально установленной в лесу по просьбе  Президента России, столь высоких и дорогих  гостей ублажал, не жалея своих волшебных голосовых связок, тувинский мастер горлового пения Конгар-оол. Потрясенный Путин скажет потом журналистам: «Я просто в шоке от всего услышанного! Никогда не думал, что такие космические звуки может производить обычное человеческое горло!»[1]

Когда мне исполнилось 11 лет, агай стал регулярно брать меня с собой на охоту. Как – раз на одной из таких охот я и познакомился с этим, на редкость, удивительным и интересным человеком - Сергеем Федоровичем Кирюшкиным, который вскоре станет моим  лучшим другом и  очень круто, практически на всю жизнь, изменит  мое, тогда еще незрелое, юношеское мировоззрение.

Сергей Федорович Кирюшкин –  достаточно известный в научном мире профессор Красноярского государственного университета, доктор исторических наук, до беспамятства, просто до какого-то болезненного фанатизма влюбленный в свою археологию. Худощавый мужчина 55-ти  лет, спортивного телосложения, как и все страстные натуры, он был, к тому же, заядлым охотником и именно на этой почве через общих знакомых  однажды вышел на моего отца. С тех пор, а именно с памятного 1980 года, Кирюшкин стал постоянным визитером  в  наши края.

Как сейчас, вспоминаю эти чудные мгновения, достойные кисти великого художника Василия Перова: уставшие, но счастливые охотники после удачной охоты собираются на привале возле костра, пускают по кругу котелок со спиртом, разбавленным водой (у нас в Тыве это называется «пить на чечот») и предаются сладостным воспоминанием – кто во что горазд!

С особым нетерпением и каким-то странным вожделением охотники ждут научных откровений подвыпившего профессора Кирюшкина. Когда котелок со спиртом, наконец,  доходит до него, он опускает обрубок своего указательного пальца на правой руке в «огненную воду»  и произносит вполголоса странные, похожие на магическое заклинание, слова: «Бурхан, Бурхан, не дай мне сегодня загнуться!»

Сергей Федорович Кирюшкин  сам был родом из Бурятии, где Бурхан всегда являлся и до сих пор является верховным Божеством в бурханизме,  а также  одним из божественных существ в буддизме, который традиционно исповедуют буряты. С этим обрубком указательного пальца связана одна крайне неприятная история, которая, тем не менее, добавляет еще один яркий штрих к психологическому портрету и без того  харизматичного профессора Кирюшкина.

Эта драматическая история произошла осенью 1981 года. Как всегда, Сергей Федорович отправился вместе с моим отцом на очередную охоту, которая, как назло, оказалась  в этот раз на редкость удачной: охотникам удалось подстрелить здоровенного оленя. И вот тут случилось то, чего не любят вспоминать до сих пор ни мой агай, ни Кирюшкин – во время разделки туши оленя профессор случайно поранил себе правую руку. Началось заражение, причем стремительное - трупный яд зверя попал в кровь человека. «Хреново дело! – мрачно констатировал Кирюшкин. – Пока доедем до поселка, пока найдем фельдшера,  почернеет вся рука. Делать нечего – пока не поздно, надо пожертвовать пальцем». Он  смачно глотнул из фляжки со спиртом, перевязал жгутом основание указательного пальца правой руки, и, нисколько не сомневаясь в правильности своего поступка, решительно взмахнул топором…

Кирюшкин в очередной раз от души  отхлебнул  из  котелка, который ему передали по эстафете уже изрядно «повеселевшие» охотники, громко крякнул при этом, и, поглаживая свою окладистую ученую бородку, начал свою наукообразную речь: «Вот что я вам хочу сказать, мужики – власть предержащие нарочно дурят  русский народ, чтобы не допустить его национальной самоидентификации. Это очень опасно для власти, когда народ знает себе истинную цену и свое реальное место в Мировой  Истории. Гораздо легче управлять населением, которое уже давно смирилось с тем, что оно – пьяное, никчемное быдло и ничего больше». От  употребленного внутрь медицинского спирта у профессора смешно вылупились, как у рака,  глаза и  густо покраснел самый кончик носа, придавая этим самым Сергею Федоровичу  довольно  комичный  и  даже  немного  маргинальный  вид. «К тому же властям активно подыгрывают и некоторые известные деятели науки, которые подводят под  продолжающуюся деградацию народа псевдонаучную основу, - все более распаляясь, продолжал Кирюшкин.- Вот, например, есть такой чудак на букву «м» в нашем научном сообществе – целый доктор исторических наук, профессор Современной гуманитарной академии Масецкий Николай Александрович. Вы бы только послушали, какой бред несет этот горе – деятель от науки. Договорился уже до того, что без монголов и татаро-монгольского ига не было бы вообще русской государственности. По словам Масецкого (да  чтоб его, козла, замучил метеоризм во время лекции по Истории Отечества!), монголы дали нам письменность, финансовую систему, таможню, армию и даже …баню! Вот так вот, мужики: оказывается до нашествия хана Батыя мы не  то, что читать не умели, но даже не мылись никогда! И этот чересчур  важный  господин, так сказать,  на полном «сурьезе»  чревовещает с высокой трибуны профессора СГА! А вот археология, скажу я вам, сегодня совершает подлинную революцию в ученых умах. Судите сами: одна только находка скифской принцессы в 90-х годах в Горном Алтае перевернула все наши представления о скифах, как о народе. Всегда считалось, что скифы – это монголоиды, а, оказалось, они – абсолютные индоевропейцы, то есть, как и мы с вами, представители арийской  группы. Причем самым близким к скифам современным народом по ДНК оказались…кто бы вы думали? – азербайджанцы! Что, съели?!  Или вот возьмем такого очень грозного и очень харизматичного  предводителя гуннов Атиллу. Считалось, что этот жестокий завоеватель такой же монголоид, как и скифы. Последние археологические раскопки убедительно показали, что и это -  абсолютно не так. Гунны – такие же индоевропейцы, как и скифы. Кроме того, есть еще один поразительный факт – в Центральном Китае недавно обнаружили племя белокурых, голубоглазых китайцев - потомков  тех самых гуннов, которые дошли под предводительством  Атиллы  до этих  мест и решили больше никогда не возвращаться в степь. Выходит:  Атилла - славянин? Пища для мозгов, одним словом, господа!» После рассказа Сергея Федоровича я еще долго сидел возле костра, размышляя об услышанном. Все охотники, в том числе мой отец, уже давно отправились спать в свои палатки, а я все сидел и сидел, тупо уставившись на огонь – в голове  моей царил абсолютный  хаос. Если до этого рассказа профессора  в моей голове  была хоть какая-то примитивная система, то теперь это была самая настоящая «каша» из  совершенно разрозненных знаний и мыслей, разобраться в которой не было ни сил, ни желания.

Два сезона до призыва в армию я отработал рабочим - копателем в археологической экспедиции профессора Кирюшкина. Оба раза работали в Горном Алтае в районе Кош-Агача, вскрывая  скифские курганы. Причем нам необычайно везло - в обеих экспедициях мы нашли много чего ценного, представляющего несомненный  научный интерес и с точки зрения истории,  и с точки зрения археологии.

«Археология, Сайдаш – это довольно точная наука! – любил повторять Сергей Федорович. - Не математика, конечно, но все-таки очень точная. И вот вам,  пожалуйста:  последние данные о происхождении Чингисхана. Достоверно установлено: праматерью Тэмуджина (а это -  настоящее имя Чингисхана)  являлась некая госпожа Алан - гоа  родом из племени хори - туматов, одной из тувинской ветвей в древней Монголии. Учитывая, что у Чингисхана было более тысячи детей, можно со стопроцентной  уверенностью утверждать, что у тебя, Сайдаш, в жилах тоже течет кровь великого полководца, а, значит, ты вполне можешь называть себя потомком Чингисхана!»

Очень меня тогда обрадовали и, буквально, вознесли до Небес эти слова уважаемого профессора Кирюшкина. В глубине души я, конечно, подозревал нечто подобное, но вслух все же боялся выразить эти свои, как мне казалось тогда, крамольные  для окружающих  мысли. Может быть, именно поэтому  монголы, которые всегда себя считали прямыми потомками Чингисхана, традиционно так не любят тувинцев, видимо, чувствуя в нас потенциальных конкурентов на исторической авансцене. Да и сам Чингисхан, на мой взгляд, по описанию, все-таки,  был больше похож на тувинца, нежели на монгола. Взять хотя бы тот известный исторический факт, что, в отличие от большинства монголов, Тэмуджин совершенно не боялся грозы и дремучего леса, что давало ему в тактике ведения войны  огромные  преимущества над монгольскими степными племенами.

По окончанию средней школы я уже вполне определился с выбором своей будущей профессии, однозначно решив для себя поступать на исторический факультет Красноярского госуниверситета. Однако Судьбе было угодно распорядиться  иначе – осенью 1994 года меня призвали в армию.

Мой призыв по времени   совпал со «знаменательным» историческим событием – началом первой  чеченской компании. Как и следовало ожидать, я  почти сразу же «загремел» в «горячую» точку. Однако  Судьба,  по-прежнему, меня  довольно  бережно хранила – почти весь срок моей службы прошел в относительно безопасных районах Чечни, достаточно далеко от районов активных боевых действий. Но…за все в этой жизни надо платить, а за относительное спокойствие на войне  солдаты во все времена и во всех армиях мира вообще  всегда платили по особому счету. В 1996 году я попал в страшную «переделку», которую военные эксперты иначе, как «ярыш-мардынской мясорубкой» сегодня и не называют.