Дыхание на двоих

Дыхание на двоих

  • Дыхание на двоих | Наталья Цикоза

    Наталья Цикоза Дыхание на двоих

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аудиокнига
  Аннотация     
  457
Добавить в Избранное


Если вы попали в чужой мир, в чужое тело, оказались на краю жизни, не спешите прощаться с ней, возможно это не конец её, а только начало.

Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Дыхание на двоих» ознакомительный фрагмент аудиокниги


Дыхание на двоих

                                     Дыхание на двоих. 

Глава 1

   Все тело обожгло холодом. Взвизгнув я, подскочила и сразу же провалилась по колено в снег. Снег, странно, вроде лето. Обернулась кругом, сколько хватает взгляда, снежная равнина. Ой, до чего же холодно. Почему я раздета, абсолютно, не клочка одежды. Обняла себя за плечи, потерла их, пытаясь разогреть кровь – бесполезно. Ветер обдал холодом и отогнал от лица рыжий локон. Рыжий? Провела по волосам - почти до талии. Никогда не носила длинных волос, за ними ведь уход нужен, а на себя времени вечно не хватало. Взглянула  на руки -  тонкие запястья, длинные, ухоженные пальцы.  Как могла, осмотрела себя.  Ноги стройные, плоский живот, аккуратная девичья грудь. Ну и кто я? Где? И почему, наконец, голая? Осмотрелась   вокруг, ни души, ни хоть каких, ни будь строений, ни - че - го. Ступни практически потеряли чувствительность. О странностях жизни подумаю позже, сейчас надо двигаться, иначе – смерть. Перекинула часть волос на грудь, хоть какая- то защита от ветра, поёжилась, ещё раз огляделась. И в какую же  сторону мне направится?         

      Пошла туда, где, над горизонтом поднималось солнце, яркое, веселое, заставляющие искрится снежинки.  Я родилась на севере и всегда любовалась этим блеском серебреных искр, сколько хватает глаз. Вот только сейчас было не до красот природы, я по колено в снегу и судя по всему не в своем теле. Пытаясь отвлечься от холода, пробирающего до костей, от порывов ветра, норовящего  отогнать от груди последнюю защиту, дающую хоть намек на тепло, мои волосы, если кто не понял, восстанавливала в памяти последнее, что помнила до того как провалилась в снег.

  Итак, мы с семьёй ехали на машине на дачу. Семья – это муж дочь и собственно-я. У нас есть еще двое старших детей, но они  несколько лет  женаты.  И  уже имеются два с половиной внука, с половиной, это потому что дочка ждет пополнения. Собственно кого ждет еще не известно, да, срок приличный и узи делали, но этот маленький проказник вовсе не хотел показывать свой пол, вот и ждем, кто родится. От воспоминаний потеплело на душе. Но не будем отвлекаться:  Я - Наталья Аркадьевна Васнецова, мне  сорок семь лет, живу в маленьком городе на севере страны. Внешность совершенно обычная – русый волос, средний рост, лишний вес, все как у среднестатистических россиян. Старшие дети  разъехались учиться, ну и обзавелись семьями. Мы то же думали последовать за ними, но дом продать сразу не получилось, да и до пенсии вроде не далеко, вот и живём в своем маленьком мире, удаленном от суеты больших городов. Дети приезжают, конечно, но не часто, дорого, да и что они забыли на севере. Зато мы теперь ездим к ним в отпуск. Младшей дочке двенадцать, еще несколько лет и то же поедет учиться.

   Боже, как холодно! Зубы давно отбивают чечетку, тело трясет в напрасной попытке согреться. Я уже не обнимаю себя, бессмысленно, да и идти легче, когда руки свободны. Впереди появляются скалы. Я в горах – попала!  Понимаю, что иду вверх, но направление не меняю, какая разница, где мерзнуть. Интересно сколько градусов, по ощущениям  восемь – десять было бы меньше, уж бы всё тело свело. У нас говорят: северяне не те, кто не мерзнут, а  те, кто хорошо одевается. Вот только с одеждой у меня проблема. Нет, надо думать о другом.

  Итак, ехали на машине – хлопок, её закрутило, я еще подумала, что колесо на выстрел пошло. Дальше все смешалось, машина подпрыгнула, и перевернулась. Я успела подтянуть дочку к себе и затолкать её между передними и задними сиденьями, накрыла собой. Что- то  больно врезалось в левое плечо и в спину, еще один удар, резкая боль в области шеи, потом все прошло. Боли больше не было и только   слышно, как подо мной, пытаясь выбраться, крутится дочка, зовет, а я ответить не могу. В голове медленно плывет  мысль – она жива. Машина больше не двигается. Где то впереди стонет муж. Сознание медленно заполняется чернотой. Всё! Дальше мягкий удар о снег и холод. Да куда же я попала?  Кто я? И наконец,  надолго ли я жива?

  Не думала, что моих сил хватит,  так долго брести по калено в снегу. Солнце перевалило свой зенит. Идти оказалось не так уж трудно, наста не было, а тело, выполняя однообразные движения, как то приноровилось и уже не протестовало. Даже появилось ощущение тепла: или это мозг так реагирует, или солнце все- таки чуть-чуть греет, а может, просто в этом месте нет ветра. Вернее всего последнее.

   Долго ли еще идти? Куда? Кто встретится, друзья или враги? И вообще есть ли здесь люди?  А вот звери, наверное, есть, а  я даже без одежды, мысленно хихикнула, вспомнив анекдот, где встречаются две акулы, одна другой  жалуется, что съела дайвера и теперь отрыжка резиной, а другая говорит: ты что, его же надо было сначала почистить.

  Остановилась перевести дух и оглядеться, тут же обдало холодом, нет останавливаться нельзя, вздохнула, снова однообразные движения руками, ногами. Время от времени спотыкаюсь, зарываюсь в снег. Отмечаю, что ледяные касания уже воспринимаются не так болезненно. Странно, что нет наста, как это? Но вскоре вопрос отпал, потому, что наст появился вместе с ветром, когда обогнула высокий холм. Что ж рано расслабилась, наст уплотнился и вскоре стал резать кожу. Сначала я даже не поняла, почему так потеплело в районе колен, пока не опустила глаза. Ой, ой натуральные порезы, плохо. Провела рукой по ране, боли не было, но вот на руке остались следы крови. Что я там думала про животных, если хищники даже искать не придется, просто принюхаются и вот она я.

   На солнце набежала тучка, порыв ветра ударил в лицо, и повалил снег. Зубы опять застучали, а тело снова начало трясти. Мысли о кровоточащих коленях ушли, ровно, как и все остальные, нет, пожалуй, одна осталась – надо идти! Шаг, шаг, шаг холода почти не было только усталость. День клонился к вечеру. Эту ночь я не переживу – пришла безразличная мысль.

  Раньше, не считала себя пессимисткой,  для меня стакан был всегда на половину полон, что ж сейчас? Все равно, устала…  Пока могу идти   - иду, а когда силы  кончатся, просто лягу в этот пушистый снег, потом, очень скоро, перестану мерзнуть,  усталость сделает своё дело, и я усну, что бы уже никогда не проснутся. Холод не самая страшная смерть. А пока я еще могу переставлять ноги, с трудом ломая, уже сильно израненными коленями  плотный наст. Завьюжило, снег забивает глаза, не вижу куда иду, да и насколько это важно, иду себе да иду. Ветер усилился, очередной шаг, и мысль – а может ну его, хватит, здесь место не чем не хуже, чем дальше. Но в этот момент,  за стеною снега, что то мелькнуло, какое то движение, слишком стремительное для человека. Мозг  отметил - бежать не могу, совсем. Могу только методично переставлять, уже ничего не чувствующие конечности. Снова движение, уже гораздо ближе – плевать, иду.  Лениво заворочались мысли: здесь могут быть только хищники, а значит, о сне в мягкой холодной постели можно забыть. Большая тень, где то рядом, плохо видно кто это, все сливается со снежной пеленой, кто то крупный, очень, очень крупный и, наверное, очень, очень голодный. Я шла целый день и не видела никаких следов, даже  маленьких. Наверное, сожрал всех вокруг, а тут такое блюдо само идет в пасть. Может, стоит остановиться, но ноги уже не слышат мысленного приказа, они как будто живут своей жизнью, идут себе дальше.

  Внезапно прямо передо мной – огромная морда. Белая с черными пятнами, желтые глаза, разинутая пасть и предупреждающий рык. Надо остановиться, ну да, ноги то не слышат, они продолжают двигаться. Рык повторяется уже с угрозой, запинаюсь о скрытый под снегом камень и останавливаюсь. Ну не совсем останавливаюсь, точнее сказать падаю, инстинктивно  выбросив вперёд руки, которые опять- таки инстинктивно цепляются за белую шерсть, не давая упасть окончательно. Сообразив кого, схватила за морду, разжимаю пальцы. С головой ухожу в снег и замираю. Все я больше не могу двигаться, ешьте меня здесь, мне всё равно! Темнота!

Глава 2

Сознание вернулось резко. Тело охватило огнем, я забилась, пытаясь выбраться из кипятка, брыкаясь и хватаясь за чьи то руки. Какая сволочь решила меня заживо сварить!

- Терпи - голос сверху, мужской, властный, сильный не дающий не намека на возражения.

Стало жутко обидно и жалко себя, авария, холод, теперь вот-кипяток, с трудом выдавила из себя хрип:

- Го - ря - чо - почувствовала, как потекли слёзы.

- Вода не горячая, это ты замерзла, терпи, скоро все пройдет - сочувствующий, но твердый голос, приятный, чуть с хрипотцой.

Прислушалась к себе, вода  перестала жечь. К губам прислонился край кружки, вдохнула, аромат мясного бульона. Сделала глоток, еще один, вкусно, и  внутри сразу стало теплей.

- Как  она попала в горы, бедная девочка, заблудилась, наверное, не смогла обернуться, но так далеко от своего клана… - тихий женский голос то же звучал, откуда-то  сверху.

  Большими глотками допила предложенный бульон, тепло разливалось внутри. А вот вода действительно оказалась не такая уж горячая, тело начало трясти. В ванну добавляют  горячей воды. Тепло. Мысли шевелятся очень медленно – девочка, спасибо конечно за комплимент, хотя… узкая талия, тонкие запястья, совсем маленькая грудь, наверное, и правда, девочка.

  Кто - то в небесах решил дать мне ещё одну жизнь, ну и юмор у богов. А что, прожила одну жизнь, вырастила детей, дождалась внуков, о чем еще мечтать?

  Еще несколько раз подливали горячую воду и давали питьё. Еще несколько раз проваливалась то ли в сон толи в забытье. Глаза открывать не было сил, да и желания. Так с закрытыми глазами и лежала. С удовольствием принимала тепло и заботу. Чью- то заботу, интересно кому надо со мной так возиться. Все равно, отдохну и все выясню, потом.

  Многострадальное тело расслабилось и требовало сна. А вот сознание проснулось и потребовало ответов. С трудом подняла тяжелые веки и тут же встретилась взглядом с темно-карими глазами, какими то необычными с желтым ободком по краю радужки. Глаза располагались  на мужском лице, чётко отчерченные скулы, прямой нос, почти квадратный, жесткий подбородок, смуглая кожа, пепельные волосы, перетянутые сзади шнурком.  Надо же, какая не обычная внешность, он, пожалуй, даже симпатичен.

- Согрелась?- и голос приятный.

  Он также рассматривал моё лицо, как и я его и, не знаю, может мне показалось, но золотой ободок, в его глазах, стал увеличиваться.

- Да, спасибо – вместо моего голоса тихий хрип.

  Легкая полуулыбка и его взгляд заскользил с глаз на губы потом ниже.  То же опускаю глаза и с ужасом наблюдаю свою обнаженную грудь, я по-прежнему голая!!! Руки, с трудом поднимаясь, накрывают предмет моего беспокойства. А глаза начинают шарить вокруг в попытке найти, чем прикрыться. Слава богу, он отвернулся, заметив мои метания. Встал. Извлек откуда то огромное полотенце.

- Встать сможешь? – снова взглянул на меня, а я почувствовала, что лицо пылает и вовсе не от горячей воды, сжалась, сильнее прижимая руки к груди и судорожно вдыхая.

  Устало вздохнул, отложил полотенце, взял за плечи, поставил на пол и одним ловким движением обернул полотенце вокруг меня два раза. Руки я так и не отняла от груди и чувствовала  себя сейчас мумией из музея. В растерянности посмотрела на него, ноги подгибались от слабости, а может еще от чего. Он чуть улыбнулся, поддерживая меня, утер капельки воды   краем полотенца и, подхватив на руки, вышел  из ванной. Несколько  шагов и меня водрузили на кровать, на немаленькую такую кровать  с тяжелым балдахином из вишневого бархата. Мужчина повернулся к шкафу, молча достал рубаху переоделся. Я, не отрываясь, наблюдала за ним, довольно крупный, широкая спина с перекатывающимися под кожей мускулами, сильные руки, узкие бедра, в общем, мечта, а не мужчина. Повернулся ко мне лицом, застегиваясь, внимательно посмотрел. Я по-прежнему лежала спелёнатая полотенцем и старалась не дышать, боясь, даже подумать о том, что будет дальше. Проследила за его пальцами,  и решилась заговорить.

- У меня нет одежды, – голос прозвучал так  жалобно и тихо, что казалось, он его не услышит.

  Но видимо слух у моего спасителя был отменным.

- Сейчас придет служанка, принесет все необходимое и поможет тебе, потом я осмотрю твои ноги, – он, снова  не отрываясь, смотрел мне в глаза.

- А? - у меня в голове метались заполошные мысли, в каком смысле осмотрю ноги?

- Твои ноги, ты порезала их, руки я подлечил, а ноги в воде были.

- А что было с руками? – я растерялась, не помню, что б ещё и руки повредила, хотя всё может быть.

- То же что и с ногами, порезала об наст, – он вздохнул – почему не обернулась? И идти было бы легче, и не поранилась бы.

- В смысле, обернулась? – о чём он?

- Слушай, лисичка, не играй со мной, – он устало качнул головой, - неужели думаешь,  я поверю, что ты случайно забрела в горы, да еще и абсолютно раздетая. У меня нет  никакого желания перепираться с тобой. Ты и жива только потому, что смогла удивить меня.

- Удивить? – я уже ничего не понимала.

- Да, ещё никто не решался схватить  барса за усы, – со смехом ответил барс.

  Барс! Я хлопала глазами, не в силах переварить  то, что только что услышала. Он - барс! Та огромная белая кошка, с желтыми глазами и оскаленной пастью. Ну да я нечаянно схватила его за морду.

- Из какого ты клана?- он стоял совсем рядом – и почему тебя не сопровождали старшие при первом обороте? Это ведь был твой первый оборот? – он ждал ответа.

А я пыталась разложить  по полочкам полученную информацию:

Первое – он барс, оборотень, перевёртыш, что я знаю о них? Достоверно - ничего,  фантастика, книги фильмы. И что там – люди, имеющие еще одну ипостась – звериную.

Второе  - он считает меня то же оборотнем, только другой э… породы, судя по тому, что сказал ранее – лисой, и в общем, это всё.

Подняла на него ошарашенный взгляд, рано или поздно он узнает, что я даже элементарными знаниями этого мира не владею. Придётся ему  рассказать всю правду и, хотя так будет правильно,  вряд ли он поверит.

- Не бойся - заминку в ответе он расценил по своему - я не для того с тобой столько возился что б теперь убить, просто скажи из какого ты клана, нужно послать  в клан весточку, думаю молодая самка пропавшая при первом обороте это не та весть которая обрадует твоих родителей.

 От ответа меня избавили две женщины, вошедшие в спальню. Одна  в теплом, насыщенного сливового цвета платье, украшенного по рукавам, декольте и низу серебряной вышивкой. Высокая, стройная, красивое лицо, каштановые локоны забраны в аккуратную прическу, карие, внимательные, глаза. В руках склянка с мутной зелёной жидкостью. Другая, по-видимому, служанка  в чепце, сером платье, довольно миленькая, с живыми любопытными глазами, совсем  юная, со свертком одежды.

- Рэн, выйди, девочке надо одеться - грудной, с очень приятным тембром голос.

Буркнув что- то типа, что я там еще не видел, мужчина все- таки направился к двери. Я  невольно перевела дух.  В его присутствии  было как то не по себе. Ещё предстояло обдумать свой рассказ. Всё должно звучать четко лаконично и по возможности натурально.  Какое там натурально, кто мне поверит, и что меня потом ждет – вопрос.

  Когда вернулся Рэн, меня уже переодели в теплую ночную сорочку почти до пола и тёплые шерстяные носки. Женщины вздыхали, что надо бы еще и волос в порядок привести, но я и сидела то с трудом, глаза то и дело норовили закрыться, мне  снова и снова с  приходилось их открывать. Прежде чем уложить заставили выпить ту зелёную гадость с мерзким вкусом, которую принесла хозяйка. Но, не смотря на ужасный вкус,  горлу сразу стало легче. Приняв горизонтальное положение  я, наконец, закрыла глаза.

- Как тебя зовут?  - раздалось, откуда то сверху.

- Наталья…

- Наталья, странное имя, На - та - лия -  Рэй перекатывал на языке не привычное слово, одновременно вслушиваясь в звуки.

  Он спрашивал еще что то, но я уже не понимала, что он говорит, стремительно погружаясь в объятия морфея. Почувствовала, как подняли одеяло, приподняли сорочку, оголяя колени, подумала, что надо бы запротестовать, но шевелиться сил не было.

Закончив втирать заживляющую мазь Рэн, опустил сорочку, подоткнул одеяло со всех сторон. Поймал себя на мысли, что так делала мама, когда он был маленьким. Вот и он сейчас относится к этой лисичке как к маленькой.  Женщина, его мать стояла тут же и с любопытством рассматривала девушку. Очень светлая кожа, не свойственная оборотням, рыжий волос с красноватым отливам, аккуратный носик, слегка пухлые губы, не высокая, худенькая, совсем молоденькая.

- Девочка едва не погибла. Она не говорила, как попала на земли нашего клана? Её же могли просто убить - женщина говорила очень тихо, как будто боялась разбудить гостью.

- Её и так чуть не убили.  Мальчишки, учуяв кровь, решили поохотиться. Если бы она побежала…- он вздохнул, по-прежнему не отводя от девушки глаз - вот только бегать она не могла, как двигалась то не понятно, ноги, руки отморожены в лице не кровинки, я, когда её на руки взял, думал всё, холодная как кусок льда, только сердечко бьется, еле слышно. Фески отправил в замок за конём и одеждой. Барни и Жиго со мной, хорошо уже возвращались. Пока нес, грел, как мог - он вздохнул и взял в руку рыжую прядь – до сих пор не верю, что выжила.

- Рэн, ты уверен, что это она? - Мать с тревогой посмотрела на сына -  она ведь лиса и маленькая такая, хрупкая.

 - Да мама, я уверен. - Снова вздох.

 - Сложно вам будет – она помолчала - Как думаешь, из какого она клана, Бурых или Огненных.

- Я отправил одного из наших в трактир, на границе, так что скоро узнаем, или сама скажет, когда отдохнет. Меня другое беспокоит – Рэн устало потёр глаза – она боится, и, похоже, меня,- снова потер глаза.

 Рэн не спал уже четверо суток. Сначала молодняк, в горах их одних оставлять нельзя, первый оборот,  не шутки, это он знал по себе. Резко обостряются все чувства, адреналин в крови бушует, хочется нестись во весь опор, куда глаза глядят, пока не кончатся силы, да самое опасное время для молодых оборотней.  Помнится, отец его одного ели догнал. А Рэну пришлось гонять по горам троих своих братьев. И угораздило же остаться  в замке одному из пяти опытных барсов, когда пришло время обращаться мальчишкам. Сначала он догнал Фески, тому хватило одного грозного рыка, что бы он пришел в себя и дальше следовал за Рэем. Потом нагнали Барки, он не хотел, подчинятся, но Фески старший из тройни немного помял бока своего среднего брата и тот успокоился. За Жиго они гонялись почти пять часов, этот неугомонный бесшабашный юнец ловко уходил от погони. Будь  Рэн один, конечно  нагнал бы его раньше, но позволил Фески и Барки применить на практике, то  о чём  только рассказывал, обучая их. Несомненно, у Жиго самый хитрый и юркий зверь, не смотря на то, что в размерах он не догонял своих старших братьев. Жаль отец не дожил до времени их обращения. Все трое такие разные:

Фески - серьёзный, рассудительный и зверь у него очень сильный. Барки – с Фески они почти равны в размерах и силе, разве что в скорости немного его превосходит, хотя порой не хватает вдумчивости брата. Жиго, самый младший, когда он родился, думали, не выживет, хорошо в то время в замке уже жил маг, да, обыкновенный человеческий маг. Для оборотней не свойственно делить кров с людьми, конечно если это не женщина, выбранная в жены.

   Отец привел его,  за пару месяцев до рождения тройни, привел, представил своей жене и  сыну как  Настариуса Квейта. Его поселили в западной башне, предлагали покои,  но он отказался.  Никто не спрашивал, почему маг остался жить в замке,  тем более что тот оказался очень хорошим лекарем. Мать Рэя, Клаудиа человеческая женщина ей было сложно выносить  тройню, да и роды были очень тяжелыми. Насториус  провел у постели женщины два дня, облегчая боль и потом делясь силой с маленьким Жиго. Но все обошлось, и с матерью все в порядке и братик выжил.

  Да, если бы не появился этот несносный хулиган,  сейчас  в замке было бы скучно.  Рэн любил своих братьев. Эх, если бы в тот день, когда отец попал в западню, они были бы уже взрослые.… Полтора года назад Рэн не успел, совсем немного, он застал труп своего отца ещё тёплым, там, на границе с огненными лисами. Что произошло, точно не мог сказать никто. Рэн услышал зов о помощи, когда возвращался из людских земель, бросил коня и даже не стал терять время на то что бы раздеться, плевать на одежду, он торопился  и всё- таки опоздал. Увидел остывающее тело отца и его убийц пятерых магов и двоих из клана Огненных лис. Убил всех.

  Насториус,  услышав о произошедшие, молча ушел в свою башню и не выходил несколько дней, даже не открывал прислуге. Потом спустился к обеду, но не сел за стол, просто обвел всех потемневшими глазами, низко поклонился, матери Рэя и ушел, молча.

  Рэй догнал его позже и Насториус  рассказал всё. Он рассказал о дальних островах, с которых он родом, о том, какая у него была дружная, большая, семья. Любимая жена и  четверо детей две девочки и два мальчика, о том, как счастлив он  был. В своей стране магом он был со средним даром, а вот лекарем очень даже не плохим.  Со всех островов к нему ехали за помощью и нужды он не знал. Но пришла страшная болезнь, чёрная лихорадка. Сначала ушла самая младшая дочка, и каким бы хорошим лекарем Насториус не был помочь он не смог ни ей, ни остальным своим детям, ни любимой жене. Его самые близкие, дорогие люди уходили один за другим, а он был бессилен им помочь.  Смерть обошла стороной только его самого, и  он молил о том, что б скорее присоединиться  к своей семье, но боги видимо не слышали его молитв. Тогда гибли целые поселения, Насториус опустил руки, он не чего уже не ждал от жизни и нечего не просил.

  Однажды  на пороге своего дома  нашел старика без сознания, очень сильного мага, но даже его ослабила проклятая  болезнь. Нсториус  знал, что не сможет помочь несчастному, потому только ухаживал, облегчая  страдания. На второй день  маг открыл глаза и сообщил, что есть спасение от болезни – некий артефакт. Хранится он  в сокровищнице правителя дальних земель, маг показал рисунок плоский камень с замысловатым орнаментом. Следующей ночью старика не стало, а Насториус проснулся сильным магом. Похоронив своего нежданного гостя, он отправился на дальний материк.

 Пришлось поменять несколько судов, и ещё потерять пару дней, что б пройти карантин в порту столицы. Наконец он достиг цели и тут выяснил, что просто так артефакт он добыть не сможет. Правитель Оскольд Дунский не хотел, и слышать, даже о возможности передать кому либо, столь ценный предмет, пусть даже и временно, пусть даже и во спасение жителей островов.  Существовала только одна возможность достигнуть желаемого, заменить собой главного придворного мага, то есть вызвать того на поединок. Чем кончится поединок, Настуриус думать не хотел. Он, всю свою жизнь спасающий людей, теперь должен сразится и скорее всего, убить. Или погибнуть самому. Другого выхода не было. И, да, он сразился и убил королевского мага.  По условиям поединка Насториусу предложили занять место побежденного. Теперь он получил доступ в сокровищницу и при первом удобном  случае выкрал артефакт.

  К тому времени, как обнаружилась пропажа, и выяснилось, что новый, главный маг пропал,  Насториус успел передать камень и инструкции, для доставки на острова надёжному человеку. Сам он ехать не мог, его след привел бы в родной край, что грозило бы вылиться в  войну. Он отправился вглубь материка, изо всех сил молясь, что бы болезнь отступила. Насториус переезжал из одного поселения в другое, жил тем, что подрабатывал лекарем. Ни в одном поселении, ни задерживался надолго, как только чувствовал опасность, отправлялся дальше. Благо дар, доставшийся ему, вовремя предупреждал об опасности.

  Вот так в одном из трактиров он и встретил отца Рэя, сам не понял, как разговорились. Наверное, долгие месяцы скитаний, постоянная необходимость скрываться сделали своё дело,  Насториус поведал барсу свою историю. А тот, вдруг, предложил ему кров и защиту. Оборотни, конечно, подчиняются людским законам, но всё ж на территории клана куда более безопасно опальному магу.

  Узнав, что  убийцами отца Рэя были маги - наёмники Насториус всё понял. Пару недель назад он спас жену местного торговца, женщину, умирающую при родах. Местный целитель был довольно слабеньким магом, и не смог помочь. Плод лежал не правильно, открылось кровотечение, обоим и матери и ребенку предстояло погибнуть.  На их счастье неподалёку оказался Насториус, навещал своего старого знакомого, торгующего снадобьями и травами. Пришла жена, и со слезами рассказала о  подруге, которая вот- вот умрёт. Конечно, Насториус не мог не помочь женщине. Его сил и лекарского  таланта хватило, что б спасти обоих. Маг просил, что бы о случившимся не рассказывали, но ведь шила в мешке не утаишь. Кто проболтался неизвестно, да и неважно уже. Его нашли.

  Как на границе оказался его друг, почему один, что там делали лисы... Возможно, лис наняли как следопытов те самые маги, что охотились за Насториусом. Слишком много вопросов, а итог один, тот, кто приютил его погиб.

  Рэн выслушал мага, помолчал, потом поднял на него глаза и тихо, но твёрдо сказал:

- У тебя теперь есть дом и семья, тебя там любят и ждут, пойдем домой. Если бы отец  не хотел защитить,  он не останавливал бы твоих преследователей.

  Маг еще пытался возражать, но  Рэн твёрдо сказал, что охотится за магом теперь некому, здесь слишком далеко от столицы. А Насториус теперь член семьи.

  Насториус вернулся и это хорошо, Рэн не смог бы вылечить  девушку без опыта целителя и силы мага. Теперь она спит, набираясь сил от волшебного эликсира. Увидев, принесённое Рэем, тело целитель горько покачал головой, но взглянул на барса и влил свои силы. Потом приказал наполнить ванну холодной водой, сам каждые десять минут капал в приоткрытый рот, почти безжизненного тела, по пять капель эликсира, затем его сменил Рэн, больше никого не подпуская к своей девушке. Время от времени подливали горячий отвар целебных трав. И так двое суток. Мать предлагала помощь, но Рэн знал, что после гибели отца она до сих пор не оправилась,  не смотря на усилия Насториуса, а допускать ещё кого - то… ну нет, эта его девушка, его избранница!  Насториус опять что- то химичил в своей лаборатории, которую оборудовал в башне, еще, когда был жив отец. Составлял снадобье для быстрого восстановления. Он  сообщил, что  теперь девушка не умрет, а когда очнётся, ей надо будет помочь восстановиться.  Барс, не знал верить ли в слова мага, минуты сменялись часами, но ничего не менялось в её состоянии.

  Но на третий день случилось чудо, маленькая лисичка вдруг забилась, пытаясь вырваться из своей купели. Рэн едва не закричал от радости,  но держал крепко, не давая ударится или погрузится под воду, а она вдруг обмякла, видимо вычерпав все силы и тихо - тихо всхлипнула:

- Горячо.

  Бедная моя малышка. Рэн не считал себя синтементальным, но сердце сжалось, два дня она ходила по краю и выжила, теперь надо только набраться сил. Она снова впала в забытьё. Приходила мама принесла горячего бульона. Прибежал запыхавшийся Насториус, он почти, что не плясал от радости. Рэн никогда не видел мага таким счастливым. Тот осмотрел руки и ноги, нащупал пульс, распорядился продолжать добавлять горячий отвар и поить горячим же бульоном, а когда девочка сможет двигаться перенести в тёплую постель и пусть отдыхает, сколько потребуется и снова убежал в башню.

  И вот она открыла глаза, Рэн едва не задохнулся от нахлынувших чувств. Изумрудные глаза смотрели прямо в душу, заставляя всё внутри переворачиваться. Он с трудом заставил себя отвести взгляд, а она, глупышка решила, что он просто пялится на её грудь. Конечно, откуда её знать, что он больше двух суток смотрел на все её женские прелести и отгонял от себя страх, что она может, и не очнутся.

  Теперь она жива. Жива!!! Не хотелось и мысли допускать, что бы  оставить её хоть на минуту.  Он отнёс её в  постель и с удовольствием ощущал  взгляд, когда переодевался. Её тихий, хрипловатый голос:

- У меня нет одежды.

  Милая, у тебя будет всё, самые шикарные платья, дорогие украшения и моя жизнь, только поправляйся скорей и главное не бойся меня.  Да, он, похоже, уже напугал её, Рэн сжал кулаки, изо всех сил, впиваясь  ногтями в ладони. Голова кружилась от желания броситься, сжать в объятиях, почувствовать тепло её тела, запах волос, не-е-т, только не сейчас.

   Вошла мама и выставила его из комнаты. И как не хотелось остаться, он вышел беззлобно огрызнувшись. Вышел и тут же столкнулся с Жиго.

- Братик, слышал твоя лисичка, очнулась и идёт на поправку, скоро познакомишь? - он озорно блеснул глазами.

- С тобой, охламон, в последнюю очередь, кто предлагал загнать её на скалу? - Рэн взъерошил и так не послушные, торчащие во все стороны, каштановые волосы брата.

 - Ну, я же не знал, что это твоя пара - нарочито обиженно парировал Жиго - вот, Настуриус передал,- он сунул склянку с мазью в руки Рэя – знаешь, у него глаза блестят как у сумасшедшего.

 - Знаю, это же его заслуга, что девушка жива - Рэн устало улыбнулся.

  В конце коридора открылась дверь, и выглянул Барни, увидел братьев и пошел на встречу, его глаза то же счастливо горели, улыбнулся, протянул руку:

 - Поздравляю, а какого она клана?

- Не знаю, - Рэн пожал плечами - мы ещё не говорили, сами понимаете.

- Ну, прими и мои поздравления -    хлопнул по плечу Феске - не каждому суждено найти свою пару.

  Рэн вдохнул и сгрёб братьев в охапку, он был счастлив и семья его поддерживал. Эта лисичка принесла радость в их дом впервые после гибели отца.

- Эй, молодняк - вышла из дверей мама и потрепала по голове Барни - марш по комнатам, Рэю надо отдохнуть девочке то же. И оденьтесь к завтраку.

Братья замялись, но мать грозно глянула на них:

- Я сказала марш по комнатам!- обернулась к старшему сыну,- Рэн?

-  Хочу быть рядом, когда она проснётся, - он качнул головой.

 -Ложись, отдыхай, опасности больше нет - мать погладила его по плечу.

- Да, раны только намажу.

Они вошли в комнату и Рэн, залюбовался своей избранницей, она уже почти спала

- Как тебя зовут?

- Наталья, - она не открывала глаз.

- К какому клану ты принадлежишь?

Ответа не было, уже спит. Рэн смазал её колени, странно,  что они до сих пор не зажили, хотя Насториус говорил, что девушка сильно ослабла, регенерация замедлилась. Он лёг рядом с ней, уговаривая себя не касаться, не тревожить малышку, только чуть - чуть полежу рядом, подышу ароматом её волос и обязательно отодвинусь, но стоило на минуту закрыть глаза, как сон навалился тяжелой волной. Проснулся резко как от толчка, всё вспомнил, подскочил  как ужаленный. Слава богу, девушка спала, он успокоился, ещё раз вдохнул её запах и с трудом поднялся, перебираясь в кресло. Нельзя торопиться, он не простит себе, если отпугнёт её сейчас. Глаза снова закрылись, и снова он видел перед собой совсем белое лицо, запорошенные снегом волосы, чувствовал холод её пальцев. Рэн застонал от безысходности и проснулся, взглянул на кровать.  Нет, всё хорошо, спит, румянец на щеках, чуть подрагивающие веки, мерное дыхание. День уже перевалил за середину. Выглянул в коридор, попросил, пробегавшую мимо служанку принести чаю. Снова сел в кресло, взглянул на девушку и потерялся в зелени её глаз.