26
Нора Райт
30.10.2019 - 15:26:26
  • Новый роман готов (на суд читателя)

  • Ура! Свершилось! Я закончила работу над новым романом. Меня переполняют смешанные чувства: я рада, что он увидит свет, но мне жаль прощаться с миром грёз и тайн, в котором я жила, пока писала его. Два с половиной года я вынашивала его, как дитя, и сейчас мне предстоит отправить его в свободное плавание. Надеюсь, путешествие будет долгим и удачным.

    Моим близким посвящается:

    Как хрупка надежда без поддержки родных людей,

    и только их любовь и вера в тебя творят чудеса.

    Нора Райт

     

    От автора

                              

    Меня часто спрашивают, как я начала писать книги? Фантазии, мечты, поиски ответов на вечные вопросы – вот что вело меня.

    Роман «Облако надежд» - это попытка обывателя добавить смысла в свою никчёмную жизнь. Что это? Фэнтези? Мистика? Философско-религиозный роман? Это признание в любви жизни. Не задавайтесь вопросом, что здесь правда, а что вымысел. События ли определяли развитие сюжета или то, что я писала воплощалось в реальность, я так и не разобралась. Для меня это жизнь, какой она была до, и какой стала после…

    Жизнь – самое прекрасное, что подарил Господь человечеству. Рождение - в этом таинство, непостижимость жизни. Смерть - расплата за жизнь. Как можно смириться со смертью родного человека?

    В детстве бабушка поучала:

    - Будь хорошей девочкой, и тогда Боженька заберёт тебя к себе на небо в рай.

    - А что будет с теми, кто плохо вёл себя? – спрашивала я.

    - Их заберёт чудище рогатое и будет мучить до скончания веков.

    Ещё при жизни мы познаём, что такое рай и ад. Значит ли, что рай от ада неотделим? Смерть во имя жизни. Жизнь во имя смерти. Парадоксы. Ими наполнено человеческое бытие. Само наше существование и есть самый большой парадокс. Задумайтесь, мы все живём, чтобы умереть. А потом возродиться и жить в Царствии Небесном. Получается жизнь во имя жизни.

    Предваряя мою историю, расскажу вам короткую сказку про Смерть и Жизнь.

    Когда-то весь мир делился на два государства. В одном правила Жизнь, в другом – Смерть. С незапамятных времён так повелось, что Жизнь и Смерть враждовали между собой. Жизнь командовала армией белых всадников, Смерть – чёрными. И было их несметное количество. В каждой битве стороны несли огромные потери. Смерть и Жизнь пополняли свои ряды новыми всадниками. Бесконечными были их войны. Много всадников теряла одна и другая сторона. Белые шли в бой с девизом: «Во имя Жизни!», чёрные кричали: «За Смерть!».

    Однажды на поле брани сошлись в бою два лучших всадника. Бились они долго. Никто не уступал. Оба равны были по силе и ловкости. В пылу битвы чёрный всадник сбил с коня белого. Во время падения с головы воина слетел шлем. И увидел чёрный всадник златокудрую девушку с нежной белой кожей. Чистый взгляд её голубых глаз пронзил его сердце. Скинул тогда чёрный всадник свой шлем. И предстал перед девой прекрасный черноокий юноша. Полюбили они друг друга и не хотели больше убивать. Долго влюблённые уговаривали своих правителей прекратить войны, но не смогли. Тогда они сбежали и создали своё царство, где жили счастливо. Нарекли они свои владения Облаком надежд. Весть о чудесном месте разнеслась по свету.

    Так и повелось с тех пор, кто уставал от борьбы за Жизнь и Смерть, кто хотел обрести надежду на счастье, попадал на Облако надежд.

    Теперь и я знаю.         

    С любовью, ваша Нора.


    Облако надежд

    Пролог

     

    Рваные серые тучи нависли над кладбищем. Раскаты грома заглушали траурную музыку. Ветер срывал шляпки с женских голов и выворачивал зонтики, ломая спицы. В одну секунду стало темно, тут же яркая молния разрезала небо пополам, осветив группу людей, собравшихся у могилы. И потоки воды хлынули из разверзшейся ниши, заливая всё вокруг. Казалось, сама природа оплакивает покойницу.

    Работники кладбища засуетились и попросили побыстрее закончить церемонию прощания, пока вода не затопила могилу.  Мужчина с седыми волосами, в строгом чёрном костюме стал растерянно озираться по сторонам. Разглядев в толпе у другого края, фигуры двух хрупких женщин, промокающих платочком не просыхающие от слёз глаза, он ринулся к ним, спотыкаясь и извиняясь перед присутствующими. Подойдя ближе, мужчина замешкался. Дамы были похожи друг на друга, как две капли воды. Наконец, одна из них, укоризненно покачав головой, протянула ему платок.

    - Лика, что же делать, - пробормотал он, нервно вытирая платком мокрое лицо, - надо же по-человечески попрощаться с Анной. Нехорошо как-то второпях.

    - Вадим, возьми себя в руки, пусть батюшка начинает отпевание, а перед тем, как гроб опустят, приоткроем для прощания, - ответила женщина, поглаживая его по плечу.

    - Но ведь все промокнут, - переживал Вадим.

    - Не сахарные, не растают, простимся, как положено, - твёрдо, с нажимом произнесла дама.

    Мужчина махнул музыкантам, чтоб те прекратили играть и кивнул головой отцу Николаю.

    А дождь всё не прекращался и лил сплошной стеной, словно подталкивая всех побыстрей закончить церемонию прощания. Порывом ветра сломало большой чёрный зонт, который держал над батюшкой высокий молодой мужчина со скорбным выражением, застывшем на лице, словно маска. Он производил впечатление статуи и даже не пошевелился, когда кто-то из присутствующих выдернул из его рук сломанный зонт и вложил другой. Молодой человек продолжал стоять неподвижно, будто всё происходившее его мало трогало.

    Отец Николай уже заканчивал отпевание, когда на словах: «Во блаженном успении вечный покой подай, Господи, усопшей рабе Твоей Анне, и сотвори ей вечную память!» внезапно прекратился ливень, и яркий луч солнца, растворив в своём жарком сиянии тучи, осветил погост. Уже через пять минут всё высохло под палящими лучами, будто и вовсе не было грозы.

    Если бы кто-то поднял сейчас голову, то, к невероятному своему удивлению, увидел на небе белое пушистое, словно перина, облако, на котором, как на качелях сидела красивая женщина, с неподдельным интересом следившая за происходящим. Ослепительное сияние исходило от неё. Казалось, что именно она, а не солнце, озарила этот печальный приют скорби.


    Часть I

    Глава 1

    Дежавю или тайное послание души

     

    Женщина стояла посреди огромной залы и удивлённо оглядывалась вокруг. «Где я и что здесь делаю?» – спрашивала она себя. Ей овладело удивительное, сильное ощущение, что все это уже было. Казалось, каждый звук, каждый элемент окружающей обстановки знаком ей. И она даже, как будто, догадывалась, что произойдет через несколько секунд. Словно, воспоминание о настоящем, которое она уже когда-то прожила.

    Возникшие мысли вызвали растерянность, но тут их прервал шум, доносящийся снизу. Он довольно быстро приближался, и вот уже женщина стала различать чьи-то весёлые голоса и смех. Ей захотелось посмотреть, что там происходит. Она инстинктивно попыталась нащупать пульт, но провалилась рукой в пустоту и чуть не упала, потеряв равновесие. Только сейчас, взглянув вниз, женщина с удивлением обнаружила, что стоит на обеих ногах. Ошарашенная этим открытием, она застыла на месте, боясь сделать хотя бы маленький шажок по направлению к выходу. Именно в этот момент в комнату, весело переговариваясь, вбежали несколько человек. Увидев её, они закричали:

    - Анна здесь. Идите все сюда!

    Зала вмиг заполнилась людьми. Их было так много, они то и дело что-то выкрикивали и, наконец, толкая друг друга, выстроились полукругом возле неё.

    «Откуда эта галдящая компания?», - задавалась вопросом обескураженная женщина, пытаясь найти хоть одно знакомое лицо. В эту минуту она увидела, как позади гостей появилось несколько тёмных фигур. Они резко выделялись на фоне празднично разодетой толпы в своих траурных нарядах, со скорбным выражением на лицах. Ей показалось, что эти люди кого-то напоминают. Неожиданно женщина почувствовала сильное волнение и слабость в ногах. Она уже вознамерилась подойти к этой группе, чтобы поближе рассмотреть, но тут из полукруга к ней направился высокий мужчина с благородными чертами лица и густой шевелюрой, чуть тронутой сединой. Строгий чёрный фрак выгодно подчёркивал его сухопарую статную фигуру.

    - Дорогая, позволь мне на правах главы семейства открыть наш праздник, - при этих словах его лицо озарила улыбка. Глаза светились добротой. В уголках их, словно лучики, расходились мимические морщинки. – Друзья, мы собрались сегодня на замечательное торжество – юбилей нашей любимой писательницы Анны Рид! Дата, я вам скажу, знаменательная в жизни каждой женщины - сорок пять, - он сделал многозначительную паузу, и все дружно подхватили:

    - Баба ягодка опять! По-здра-вля-ем! По-здра-вля-ем! По-здра-вля-ем! – скандировали гости.

    Зазвучал вальс. Раздались возгласы:

    - Анна и Роберт, Анна и Роберт!

    Сильные руки подхватили её за талию и закружили в танце.

    - Любимая, ты вся, как струна. Расслабься, ты в надёжных руках, - шептал ей на ушко красавец.

    Смущённая женщина не могла оторвать взгляда от его лица. На секунду у неё возникло чувство, что все идет так, как должно. «Мои ноги, я могу двигаться, я танцую! – мысленно повторяла она про себя. - Что это – сон? Вот бы не просыпаться никогда!»

     – Ущипни меня, – попросила она Роберта.

    - Что, дорогая? – не расслышал он.

    Анна прильнула к его уху и настойчиво повторила:

    - Ущипни меня, пожалуйста.

    - Ты думаешь, что спишь? – добродушно рассмеялся он. - Это не мираж. Твой муж обещал тебе сказку – так вот, наслаждайся. Я слов на ветер не бросаю, - Роберт нежно сжал её в своих объятиях и наклонился к губам.

    И тут в звуках вальса зазвучали ноты траурной мелодии. Анна испуганно отшатнулась и, заметив, как из залы выходит та самая группа в чёрном, выбежала за ними.

    Стоя посреди просторного холла, женщина беспомощно озиралась по сторонам, пытаясь сообразить, куда делись эти люди. Она прислушалась, силясь различить их шаги, но кроме шума из залы ничего не услышала. Анна чувствовала, что должна их найти, но группа словно растворилась в воздухе. Увидев справа дверь, женщина кинулась туда и, прежде чем кто-либо заметил, скрылась за ней. Прислонившись к двери, писательница осмотрела помещение. Это оказалась туалетная комната для дам. Прямо напротив висело огромное, во всю стену, зеркало. Оттуда на неё глядела испуганная женщина в шикарном платье глубокого синего цвета, с декольте и с широким поясом того же оттенка, отделанном вышивкой из серебряной нити. Струящиеся складки подола чуть прикрывали щиколотки. Весь наряд завершали светло-серые лаковые лодочки на шпильке.

    - Боже, мои ноги! - изумлённо воскликнула Анна. - Я сто лет не видела свои ноги в туфлях.

    Озадаченная женщина приблизилась к зеркалу и внимательно рассматривала изображение, будто видела себя впервые. Вдоволь наглядевшись, она ущипнула себя. Потирая руку, женщина потрясла головой, словно стряхивая с себя сон. Потом открыла кран и, умывшись холодной водой, снова посмотрелась в зеркало и вскрикнула. Там, в инвалидном кресле сидела другая Анна, больная, с распухшими ногами. Её голова склонилась набок, взгляд остановился. Видно было, что она мертва. Анна замерла, зажав рот рукой. В глазах застыл ужас. Она зажмурилась, открыла глаза, но наваждение не исчезло.

    - Господи, что со мной, где я? – взмолилась сбитая с толку женщина, воздев руки к потолку, как будто ждала, что оттуда ей кто-то ответит.

    Ничто не нарушило безразличной тишины комнаты. Лишь из залы доносились звуки музыки и гомон голосов. Анна потёрла зеркало рукой, словно пыталась уничтожить картинку, но видение не исчезало. Ноги сделались ватными, и женщина медленно опустилась на кушетку, стоявшую около туалетного столика. Неизвестно, сколько бы она так просидела, если бы стук в дверь не вывел её из транса.

    продолжение следует...

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет