190
  • Врата
    2 часть
    Вера Васильевна Забелина
    Врата | Вера Васильевна Забелина

    Вера Васильевна Забелина Врата

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине.

Аннотация

Женя Светлова, 13-ти лет, проучившись 30 дней в Школе волшебного мира, возвращается на Землю. И на Земле продолжается волшебная жизнь. Женя и её друзья основывают Орден Справедливости, чтобы помогать своим ровесникам и детям, нуждающимся в помощи. На эту мысль Женю натолкнула история с Денисом Калязиным. Денис в прошлом году поступил в Школу, но потом его наказали за неразрешённое использование Дара на Земле и исключили. Мальчик живёт в глубочайшей депрессии. Волшебники Земли просят руководство Школы пересмотреть решение о таком строгом наказании. Решение пересмотрено, Денис возвращается в Школу.


Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Врата

Врата

Автор Забелина Вера Васильевна

 


Повесть-сказка

 

Часть вторая

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ЗЕМЛЮ

 

8 сентября, воскресенье

 

Утром я проснулась в хорошем настроении, размялась, надела свою походную одежду, но завтракать отказалась.

- Все проснутся голодные, - пояснила я огорчённой Нонне, - а я вдруг завтракать не стану. Подозрительно будет. Не огорчайся, - попыталась я её утешить, - ребята меня сейчас отправят и вернутся завтракать. Вон у тебя какой любитель твоей стряпни, - указала я на довольно улыбающегося Микса.

Я вызвала Дину по ментальной связи.

«Готова к переходу?»

«Готова», - откликнулась подруга, - «мы уже выходим. Не беспокойся, сумку с Тяпой и подарками я дяде Толе сейчас отдам».

«Тогда до встречи завтра в школе», - попрощалась я.

Нонна протянула мне небольшую коробочку и пояснила:

- Это контейнер для зубных пластинок. Не смотри, что небольшой, он будет постоянно пополняться, так что пластинок хватит на всю твою семью.

- Здорово! – восхитилась я, убирая коробочку в карман. – Спасибо большущее, Нонна, самый замечательный подарок нашей семье. Если честно, я боялась у тебя их просить, думала, что на Землю их брать нельзя. У нас ведь утилизаторов нет, а вдруг кому-нибудь попадутся использованные пластинки, привлечём к себе внимание.

- А ты домового попроси утилизировать пластинки, - посоветовала Нонна. – Да и ты сама уже можешь отправлять использованные пластинки в почву у себя дома, ты же научилась устанавливать контакт со стихией земли.

- Здесь-то я хорошо этот контакт устанавливаю, - вздохнула я, - а вот Слава говорит, что на Земле это намного труднее.

- Да уж, это точно, - подтвердила Линни, - в мирах, лишённых магии, Стихийникам трудно приходится. – И поторопила: - Пойдём, Женя, пора.

- Ну, пошли, - повернулась я к опекунам, обняв на прощание Нонну.

Микс и Линни взяли меня за руки, и вот мы уже стоим на той поляне, откуда начался мой путь в волшебный мир. Линни создала портал, нырнула в него и тут же вернулась обратно.

- Женя, подожди минуту, - попросила она. – Я чувствую дистанционное внимание к камню. Сейчас я сдвину портал, ты выйдешь, будет такое ощущение, что ты просто ходила в кустики, - озорно улыбнулась она. - Выйдешь и спокойно возвращайся на своё спальное место.

- А вас не заметят? – озабоченно спросила я.

- Наши костюмы делают нас невидимыми для любой аппаратуры, - успокоил меня Микс. – Наблюдение наверняка ведётся через спутник, на Земле установлена слежка за каждым Местом Силы. Мы это давно знаем и убираем нежелательные записи.

- Ладно, до свидания, ребята. Жду вас через четыре недели, не опаздывайте, - пошутила я, скрывая подступившие к глазам слёзы, и вышла из портала в кустах недалеко от места нашего ночлега. Я неторопливо подошла к своей подстилке и улеглась на неё, убрав подаренную Нонной коробочку в рюкзак. Спать не хотелось, я лежала и вспоминала события прошедшего месяца. И с каждой минутой эти события, произошедшие со мной, отодвигались всё дальше и дальше в моей памяти. Я снова на Земле. Вот лежат мои одноклассники, вот наш лес, совсем не такой живой, как на Острове, а измученный и усталый. Я вспомнила, как обещала Нонне, что сразу же постараюсь установить связь со своим Миром, когда вернусь на Землю. Этим я и занялась.

Я представила себе нашу Землю и послала ей свою любовь, внимание и желание помочь ей всеми своими небольшими силами. Я ощутила всю огромность нашего Мира, но при этом не чувствовала себя чем-то ничтожным, незначимым. Наоборот, во мне росла радость от ощущения того, что я часть этого Мира, любимая часть. Так же, как я посылала ему свою любовь и радость от возможности общения, я получала эти чувства от него многократно усиленными. Я просто купалась в волнах любви и заботы, которые возвращались ко мне. Эх, разве словами это можно выразить?! И вдруг, в какое-то мгновение, когда от переполнявших меня эмоций мне вдруг страстно захотелось сделать что-то необыкновенное, замечательное, что поможет моей любимой страдающей Планете, я осознала, что этим своим стремлением я сделала что-то нужное для неё, очень нужное, чего она давно ждала, но не могла сделать сама, без нашей помощи. Именно без «нашей», я это поняла. Просто моя помощь добавилась к помощи всех волшебников Земли, явилась той каплей, которая была необходима для переполнения чаши ожидания. Я вовсе не хвастаюсь и не собираюсь выставлять себя благодетелем человечества, или ещё как-то выпячивать свою роль в том, что произошло. Просто я осознала, что мою любовь и стремление помочь приняли и происходит что-то очень хорошее для Земли, что-то долгожданное. Мне было так хорошо, я продолжала изливать свою любовь, получать её многократно усиленной и снова отдавать.

Из этой эйфории меня вывело ласковое прикосновение к моему плечу. Я открыла глаза и в рассветных сумерках увидела рядом с собой Инессу Степановну.

«Женечка», - ласково прозвучал её голос в моей голове, - «пока достаточно, не увлекайся, это может быть даже опасно. Ты и так сделала очень многое, спасибо!»

«А что я сделала?» - спросила я. – «Я ещё не поняла, что произошло. Я постаралась установить контакт с нашим Миром, а потом что-то очень хорошее случилось. Ой, доброе утро, Инесса Степановна», - спохватилась я. – «Спасибо большое, что дали мне возможность поступить в Школу».

Я села на подстилке, освобождая место для Инессы Степановны.

«Доброе утро, Женечка», - ответила учительница и устроилась рядом со мной, тоже прижавшись к тёплому камню. – «А произошло самое замечательное, чего мы давно ждали. Мы – это волшебники Земли», - пояснила она. – «Ваше возвращение действительно явилось той каплей, которая переполнила чашу ожидания Земли. Вот эти эфирные волны, в которых ты блаженствуешь, - это возвращение магии на Землю. Тысячелетия назад, когда волшебники уходили из мира Земли и запечатывали Врата на Местах Силы, всю магию мира они убрали в накопители у Врат, где она и содержалась это время. А сейчас Места Силы пробуждаются, и магия начала возвращаться в наш Мир. Отсюда и радость».

«Ой, как хорошо», - восторженно воскликнула я. – «Значит, начинается возрождение нашего Мира?»

«Да, теперь оно пойдёт быстрее», - подтвердила Инесса Степановна. – «Я особенно рада, что ты поступила на отделение Координаторов, вижу по твоей ауре», - пояснила она.

Я пригляделась к ауре Инессы Степановны. Её контур светился терракотово-синим цветом.

«А Вы Стихийник земли и воды?» - определила я. – «У меня в школе подруга такой же Стихийник, только она с Барруша».

«Да, я Стихийник», - подтвердила Инесса Степановна. – «Пробуждение Мест Силы особенно благоприятно как раз для Стихийников. Теперь нам намного легче будет взаимодействовать со стихиями Земли, помогать им освобождаться от агрессии. Жаль вот только, что Дина Лескова с нами не пошла», - вздохнула учительница, - «Её тоже могли принять».

«Её приняли, Инесса Степановна», - радостно сообщила я. – «Мы за ней приходили, только она прошла через другие Врата».

«А, тогда понятно, почему я под утро не могла проснуться», - догадалась Инесса Степановна. – «Это нас усыпили на то время, пока вы за Диной ходили?».

Я пакетом передала Инессе Степановне описание событий сегодняшнего утра. Я имею в виду утро на Земле, как мы приходили за Диной. И потом мы с Инессой Степановной долго ещё сидели на подстилке, прислонившись к тёплому камню. Я ей рассказывала о своём обучении в Школе, она мне о том, как работают волшебники Земли. Кстати, оказывается, все выпускники Школы каждое лето проводят по месяцу на Острове, совершенствуя свои навыки и координируя свою деятельность на Земле. Вот в том пространстве около Школы, где проходили наши вечеринки, большое место отведено именно для встреч волшебников Земли. Но теперь, с возвращением магии, как сказала Инесса Степановна, волшебники будут себя чувствовать свободнее и на родной Планете.

«С Ростиком моим ты тоже познакомилась?» - спросила Инесса Степановна.

«С Ростиком?» - переспросила я. – «А, со Славой?» - дошло до меня. Я смутилась и торопливо сказала, пытаясь скрыть моё смущение: – «Да, мы подружились со всеми учениками из нашего города, только мало нас пока», - вздохнула я.  

Наша мысленная беседа внезапно была прервана возмущённым бормотанием.

«Да что же это творится?!» - послышался у нас в головах скрипучий голос. – «Деревья кто-то губит, земля больная, растения больные, воздух больной, про воду уж и не говорю. Это куда же я попал?»

Продолжая бормотать, из-за камня вывернулась какая-то нелепая фигура, напоминающая небольшую корягу с ветками-конечностями, и ошарашено замерла перед нами.

«А вот и леший пробудился», - сообщила мне Инесса Степановна. – «Теперь и волшебный народец вернётся к жизни».

«Глянь, волшебница!», - обрадовался леший. – «Не скажешь ли мне, милая, где это я очутился? Мир вроде наш, а природу не узнаю».

«Мир наш», - подтвердила Инесса Степановна. – «А что ты помнишь?»

«Помню, уходили волшебники с Земли через Места Силы», - задумался леший. – «Звали нас собой, говорили, жизни нам не будет с озлобившимися людьми. Часть наших ушла, а я не смог. На мне же лес, как я его брошу? А как ушли они, силы у меня и начали убывать. Так быстро ушли, не больше тысячелетия я один и продержался. Потом беспамятство, а сейчас вот пришёл в себя и ничего понять не могу».

«Силы прибывают?» - спросила Инесса Степановна.

«Силы прибывают», - довольно подтвердил леший.

«Вот и займись заботой о лесе», - посоветовала Инесса Степановна. – «У Мира узнаешь, что на Земле творилось, пока вы все спали. Магия возвращается, будете помогать нам мир возрождать».

«Это мы с радостью», - заверил нас леший. – «Спасибо за совет, милая, пойду смотреть, кто ещё из нашего народа поблизости есть, да и лес осмотреть надо».

Леший скрылся в лесу, а мы ещё молча посидели, встречая солнышко, которое вышло из-за гор. Вскоре проснулись все остальные. Мы вскипятили воду для чая, позавтракали и начали собираться в обратную дорогу.

- Слушай, Светлова, а где ты свои скобки потеряла? – привычно прицепилась ко мне Маша Дубова.

Нет, ну вот какое ей дело до моих скобок? Ей что, больше заняться нечем, как за моими скобками следить?

- Они в речку упали, когда я умывалась, - спокойно сообщила я, в который раз поражаясь, что же я ей такое сделала, что она так и кипит ненавистью ко мне.

- Придётся новые заказывать, - притворно посочувствовал мне Ваня Филатов.

- С доходами её папеньки она хоть каждый день может эти скобки менять, - почти прошипела Маша.

- А кто твоему папе не даёт получать такие доходы? – нарочито удивилась я.

Маша не нашла, что сказать.

В обратный путь мы тронулись уже после 10 часов. Во-первых, проснулись поздно. Потом провозились с умыванием, «туалетом» и завтраком. Когда мы уже вышли на тропинку, и место ночлега скрылось за деревьями, я «увидела», как Инесса Степановна вошла в контакт с почвой, и следы нашего пребывания (остатки костра, мусор и прочее) скрылись в земле.

«Инесса Степановна, Вас земля и вода легче слушаются?» - спросила я.

 «Да, теперь стало намного легче», - подтвердила учительница и поинтересовалась: - «А Дина на какое отделение попала?».

«Дина к Целителям», - сообщила я, и мне сразу стало теплее на сердце от искренней радости Инессы Степановны. Мне было так неуютно ощущать эмоции моих одноклассников, особенно после Городка. А здесь! Вот мне пришло в голову такое сравнение: представьте, что вы живёте в тёплой, уютной комнате, чистой, обставленной удобной мебелью, и вдруг оказываетесь в пустой пыльной комнате с обшарпанными стенами, грязным полом и потолком. Вот примерно так я себя ощущала после перехода из уюта Острова на нашу многострадальную Землю.

Потом я вспомнила наше с Диной решение: помогать нашим одноклассникам проявлять всё лучшее, что есть в них. Решила начать с песни, песня ведь объединяет людей.

- Инесса Степановна, - обратилась я к учительнице, - Вы рассказывали, что в годы студенчества часто ходили в походы и пели походные песни. Научите нас?

«Молодец, девочка», - мысленно похвалила меня Инесса Степановна. – «Гораздо лучше петь песни, чем обмениваться гадостями».

Это она к тому, что ребята на ходу то и дело делали замечания друг другу, пытаясь обидеть или выделиться какой-нибудь обидной для другого шуткой, мигом подмечая, кто споткнулся или поскользнулся, ветку не так отвёл, колючек больше всех нахватал.

- И правда, ребята, - сказала Инесса Степановна, - давайте лучше споём, с песней и шагать легче.

И мы начали петь. Особенно мне понравилась песня:

Нам песня строить и жить помогает.

Она как друг и зовёт и ведёт,

И тот, кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадёт.

Инесса Степановна предложила немного изменить слова, так что мы пели:

Шагай вперёд, молодёжное племя,

Шути и пой, чтоб улыбки цвели,

Мы покоряем Пространство и Время,

Мы молодые хозяева Земли!

Я решила, когда вернусь в Школу, то на вечеринке первокурсников Земли предложу сделать эту песню нашим гимном.

И вот ещё что я заметила. Слова песен и то, что мы шагали в такт музыке, меняли ауры и эмоции моих одноклассников. Не только шагать стало легче, но и эмоциональный фон стал намного лучше. Отодвинулись в сторону обида, зависть, желание уколоть, а на их место появились радость от хорошего дня, чистого воздуха, ощущения общности. И усталость чувствовалась гораздо меньше, тем более, что сегодня мы больше спускались, чем поднимались. Часа через три мы остановились на привал. Инесса Степановна предложила организовать «общий стол», чтобы доесть, что у кого осталось. А оставшиеся всё-таки продукты мы разместили на пеньке около тропки. Инесса Степановна сказала, что по ней ещё пройдёт немало туристов, кому-то пригодится оставленная нами еда. Еду мы накрыли листом бумаги, на котором написали: «Люди, это хорошая еда. Просто мы всё не съели. Кушайте на здоровье». И от того, что мы проявили заботу о каких-то неизвестных нам людях, нам и самим радости добавилось.

Мы успели на пятичасовой автобус. Других пассажиров в нём было мало, так что мест хватило и нам.

Когда до города было около десяти километров (я смотрела на указатели), у меня получилось наладить ментальную связь с Диной.

«Всё хорошо?» - спросила я.

«Всё замечательно!», - с энтузиазмом откликнулась подруга. – «Вещи твои сразу отдала дяде Толе, он обещал не трогать их до твоего приезда. А когда он подвёз меня к нашему дому, во дворе был мой папа, машину в рейс готовил».

Папа Дины работал в одном из таксопарков, работал с выручки, так что выходных у него не было. Какие могут быть выходные, когда в семье пять детей, причём один серьёзно болен, а он единственный кормилец. Это мне Дина так сказала, я не сама придумала.

«И что?», - поторопила я, чувствуя, что рассказ Дины не закончен.

«А то!», - ликующе сказала Дина. – «Твой папа предложил новую работу моему папе. Я не слышала их разговор, потом папа сказал маме, что едет сегодня в последний раз, вечером уволится, а завтра начинает новую работу. Будет работать на грузовом фургоне, экспедитором, так что и наша машина сохраннее будет, и сам отдохнёт от вождения».

«А что с Серёжей?» - спросила я.

«Володя приходил к нам после обеда», - торопилась рассказать Дина. – «Посмотрел Серёжу, мы вместе обсудили программу лечения. Он будет приходить к нам время от времени, следить, как оно продвигается. Одобрил конструктор, что я из Школы привезла, сказал, очень поможет».

«Здорово!» - порадовалась я.

«А всё благодаря тебе, Женя», - вдруг высказалась Дина. – «Если бы не ты, ничего бы этого не было. Не думай, что я такая неблагодарная. Я никогда не забуду, что ты для нас сделала».

«Только вот этого не надо!» - взмолилась я. – «Если хочешь быть кому благодарной, благодари Инессу Степановну. Если бы не она, не видать бы нам новой жизни!»

«И правда», - растерянно призналась Дина.

Но тут в наш мысленный разговор вмешалась Инесса Степановна.

«Во-первых, девочки, не надо выяснять, кто кому должен быть благодарен. Мне ведь тоже в своё время помогли найти Врата. А во-вторых, будьте пока осторожнее с мысленным общением. Вы ещё не умеете создавать узконаправленную связь, поэтому вас каждый телепат может слышать. Завтра, как придёте в школу, свяжитесь со мной, я вам покажу, как можно общаться друг с другом, чтобы другие не слышали».

Мы попрощались и перестали общаться. Мыслями я уже была дома. Поскольку мы жили недалеко от въезда в город, до автостанции мы, конечно, не поехали, водитель высадил нас недалеко от школы. До дома я уже бежала.

Первыми, кого я увидела, ворвавшись в прихожую, были близнецы. С хитрыми мордахами они спускались по лестнице, цепляясь за нижнюю часть перил. Это мы с Мариком учили их спуску, после того как они пару раз скатились по ступенькам, не удержавшись на лестнице.

«Сбежали от мамы», - догадалась я.

От мамы легко можно было сбежать, если ей попадалась интересная книга. Она тогда никого не видела и ничего не слышала. Близнецы уставились на меня.

- Зеня, - удивлённо и радостно сказал Димулька.

- Зенетя, - подтвердил Михась.

- Братики мои, - подскочила я к ним и сгребла в охапку. Как же я по ним соскучилась! Я это только сейчас осознала. Но мои «мужички» долгих объятий не переносили.

- Иглать?! – полуутвердительно-полувопросительно осведомился Димулька.

- Иглать! – эхом отозвался Михась.

- Играть, - подтвердила я и негромко позвала: - Тяпа, сюда.

Не знаю, куда папа убрал сумку с Тяпой и подарками (сумку я обнаружила потом в своей комнате), но появилась Тяпа на ступеньках чуть выше нас моментально.

- Киса, - восторженно сказал Димулька.

- Киса, - согласился его близнец.

- Это Тяпа, - представила я.

- Киса, - не согласился со мной Димулька, погладив подошедшую к нему кошку, и восторженно взвизгнул, когда она лизнула ему руку.

- Киса, - позвал Михась, тоже протягивая ручки к кошке.

Тяпа отошла в сторонку и вопросительно посмотрела на меня.

- Это Тяпа, - пояснила я. – Это её имя. Будете звать её Тяпа, она будет с вами играть. Вот скажи, - обратилась я к стоящему с упрямым выражением лица Димульке, - ты мальчик?

- Да, - подтвердил он.

- Но зовут тебя Дима, да? – продолжала я.

Он кивнул, соглашаясь.

- А тебе понравится, если все будут звать тебя мальчик? – задала я провокационный вопрос.

- Неть, - мотнул головой братишка. – Я Дима.

- Вот и Тяпе не нравится, когда её зовут киса, - терпеливо объяснила я. – Кис много, а Тяпа одна такая, понятно?

На этот раз первым сориентировался Михась.

- Тяпа, - позвал он и в следующий момент заливался счастливым смехом, обнимая облизывающую его кошку.

- Тяпа, - сдался и наш упрямец и тут же получил свою долю ласки.

Не знаю, как это удавалось Тяпе, но она одновременно занималась каждым из близнецов.

- Играть и охранять, - поручила я кошке. Та согласно мяукнула.

На шум из кухни выглянула бабушка Тоня.

- Женечка, вернулась, - обрадовалась она. – Как раз к ужину.

И тут она заметила играющую с близнецами Тяпу.

- Кошка чья-то в дом пробралась, - ахнула бабушка. – Гони её, Женечка, убери от братиков. Может, она заразная. Да и поцарапать может.

- Не надо, бабуля, - удержала я устремившуюся к нам бабушку. – Это теперь наша кошка, её Тяпой зовут.

- Кошка, значит, - немного огорчилась бабушка Тоня. – Раз уж решила кошку завести, надо было котика брать, с кошкой проблем не оберёшься. Куда котят девать будем?

- У неё не будет котят, - попыталась я успокоить бабушку.

Теперь она смотрела на Тяпу с жалостью.

- Стерилизовали, значит, - с осуждением сказала бабушка. – Нельзя так с живыми созданиями поступать.

- А остальные где? – спросила я.

- Толя с Мариком в мастерской, - сообщила бабушка, - а Ксенечка наверху с малышами была…

- Только они от неё опять сбежали, - со смехом сказала я.

- Она сегодня твоим подарком увлеклась, - пояснила бабуля.

Мы понимающе переглянулись. Значит, мама читает новую книгу. Вчера у неё был день рождения, и я утром, перед выходом в поход, вручила ей мой подарок. Надо сказать, что хотя у нас всех (кроме близнецов) были и электронные книги, но мы все предпочитали «настоящие», бумажные книги. Читать бумажную книгу – это совсем другое, чем читать с монитора.  

В это время хлопнула входная дверь, и на меня налетел сзади Марик.

- Женя вернулась! – завопил он и тут же начал хвастаться: - А ты знаешь, что мы с папой делали? Закончили модель катера, в следующие выходные испытывать будем.

- Здравствуй, Женюрка, - поцеловал меня папа. – Ну как поход, удался?

- Удался, - подтвердила я. – После ужина всё расскажу.

- Ой, ужин, - спохватилась бабушка Тоня. – Мойте руки, зовите Ксану, а я пока на стол соберу.

- Тебе помочь? – привычно предложила я.

Бабуля обычно принимала мою помощь, но сейчас покачала головой.

- Тебе ещё умыться с дороги надо и переодеться, - пояснила она. – Я сама справлюсь.

- Откуда кошка? – удивился папа.

Он только сейчас заметил играющую с близнецами Тяпу. Я догадывалась, почему он не обратил внимания на неё раньше – у малышей были похожие меховые игрушки, вот он, наверное, и подумал, что они притащили одну из них. Ну, и я подозревала, что Тяпа ему и глаза до этого отводила.

- Женечка принесла, - сообщила бабушка Тоня, прежде чем исчезнуть в дверях кухни.

Папа вопросительно посмотрел на меня. У нас в семье было не принято приносить в дом живность, не получив согласия старших.

- Кошка тоже часть моей истории, - сообщила я. – Всё расскажу после ужина, - повторила я.

Марик кошкой тоже заинтересовался больше, чем моей историей, так что после ужина Марик с близнецами устроился на ковре у камина, где Тяпа вполне успешно отвлекала их внимание полностью на себя. Я с родителями и бабулей устроилась в мягком уголке на другом конце гостиной. Там я и поведала им свою «историю». Надо отдать должное моим родным – они слушали молча, не перебивая и не вставляя дурацких замечаний типа «Что ты выдумываешь?», «Этого не может быть!» и других. Я уверена, многие взрослые вели бы себя именно так.

Я рассказала, как я попала в Школу волшебников, чему научилась там за месяц и откуда у меня Тяпа. Когда я закончила рассказ, папа обнял меня (я сидела рядом) и весело признался:

- И рад за тебя, дочурка, и завидую тебе со страшной силой. Значит, говоришь, Жанно у нас тоже волшебник? Это хорошо. Теперь понятно, почему он себе такую профессию выбрал, раз учится на Координатора.

Надо сказать, что Жан-Жак после окончания школы решил изучать международное право. Я помню, как его отговаривали, просили продолжать семейную традицию. У дедушки Жерара была крупная компьютерная фирма. Шарль и Николь, а также её дети, занимались программным обеспечением, а Гастон с детьми разрабатывали аппаратуру.

- Ой, - спохватилась я, - я же из волшебного мира, кроме Тяпы, ещё два подарка взяла. Подождите, я сейчас.

Я сбегала в свою комнату и принесла мешочек с кристаллом и рулон картины.

- Мамочка, - протянула я мешочек маме, - это тебе ещё один подарок ко дню рождения. Это диагностический кристалл, там в мешочке и инструкция, как им пользоваться. А тебе, бабуля, общеукрепляющее лекарство, - сказала я, разворачивая картину перед родными. Развернула, нажала на края – и вот перед нами картина в рамке.

- Ой, какая прелесть, - умилилась бабуля. – Так и веет покоем и умиротворением. На эту картину глянешь, и жить становится легче.

На картине было изображено большое озеро, окаймлённое густыми лесами. Я ведь знаю, как бабуля любит пейзажи.

- Чисто русский пейзаж, - подтвердил папа.

- А что ты говорила про лекарство? – вспомнила мама.

- Это картина волшебная, - пояснила я. – От неё исходят эманации здоровья. Повесь эту картину в своей комнате, - сказала я, отдавая картину бабуле, - она тебе здоровье будет укреплять. А скоро и я научусь других лечить, с тебя первой и начну, - пообещала я.

- То-то я смотрю, у меня сестра так помолодела за последние годы, - сказала бабушка Тоня, радостно принимая подарок. – Я ей о своих недомоганиях рассказываю, а она только сочувственно кивает. А ведь она на три года старше меня. Теперь понятно, раз внук волшебник.

- А теперь и я на волшебницу учусь, - подбодрила я её. – Так что и у тебя скоро проблем со здоровьем не будет.

- А ты мне подробно расскажешь, чему тебя учат в плане здоровья? – загорелась мама.

- Обязательно и расскажу и покажу, - пообещала я. – Может, сначала расскажете, как вы вчера отпраздновали?

Я ведь ещё почему вчера (неужели это было только вчера?!) не хотела в поход идти? У мамы же был день рождения. Если бы не настоятельная просьба Инессы Степановны, я бы осталась дома! Представляете, какой ужас?! Тогда бы мы с Диной не получили шанса стать волшебницами! Папа тоже об этом вспомнил.

- Видишь, а ты не хотела идти в поход, - напомнил он мне. – Такую бы возможность упустила. А празднование я заснял на видео, потом посмотришь.

- Вот, правильно говорят: «Что ни делается, всё к лучшему», - поучительно сказала бабушка.

- Ой, - спохватилась я, - у меня же ещё подарок от Нонны для всего нашего семейства.

Я снова сбегала в свою комнату, достала из рюкзака коробочку и вернулась в гостиную. Там я достала из коробочки одну пластинку и показала всем.

- Что это? – спросил папа, с недоумением разглядывая тонкую пластинку.

- Это зубные пластинки, - пояснила я. – При утреннем и вечернем туалете зубы не надо чистить пастой. Просто берёте пластинку в рот и прижимаете зубами. Она от слюны разбухает, становится пористой и начинает лечить полость рта, зубы и дёсны. Достаточно двух пластинок в день и можно забыть о болезнях зубов. А у Марика вон зубы молочные выпадают, сколько он уже с ними намучился. А теперь пластинки без всякой боли будут ему молочные зубы удалять, когда время придёт. И новые зубы будут расти крепкие, ровные и здоровые, нам теперь и скобки не нужны.

- То-то я смотрю, что ты свои скобки куда-то задевала, - сказала мама. – Думала, что завтра надо ехать, новые устанавливать.

- Хорошая вещь, - одобрительно сказал папа, который внимательно слушал мои объяснения.

- Хорошая-то хорошая, - вздохнула бабуля, - только сколько там этих пластинок? Если нам всем пользоваться, то и на неделю не хватит.

- Хватит, бабуля, не волнуйся, - заверила я её. – Нонна обещала, что пластинки в коробочке будут пополняться каждый день. Так что дорогу в стоматологию нам всем можно забыть, - пошутила я.

- Давайте решим, где эту коробочку поместить, - предложила мама.

- А что тут решать? – усмехнулся папа. – У ребят в ванной пусть и хранится. Мы-то взрослые, не забудем про пластинки, а Марик, если они у него перед глазами не будут, и не вспомнит про них, пока зубы не заболят.

На том и порешили. 

 

9 сентября, понедельник.

 

В понедельник утром я с родителями не побежала – мама просила остаться дома, присмотреть за братишками. Близнецы уже проснулись, а мама не хотела «нагружать» бабулю ещё присмотром за ними по утрам. Наши озорники и молодого и здорового могут легко утомить. Я ограничилась пока своей гимнастикой. Помогла малышне умыться, одеться, мы с бабулей их покормили и оставили в детской на попечении Тяпы.

Когда Марик проснулся и пошёл в ванную, я поспешила напомнить:

- Марик, перед тем как умываться положи эту пластинку, - я вынула одну из коробки и протянула ему, - на нижние зубки и прижми верхними. Пока умываешься, пластинка тебя полечит. Только не пугайся, как закроешь рот, она распухнет во рту и охватит твои зубки.

- А это не больно? – испуганно спросил братишка.

- Нисколько, - уверила я его. – Даже приятно. Зато, представляешь, тебе больше не придётся ходить в стоматологию на лечение и удаление.

Это были самые нужные слова, чтобы убедить братишку пользоваться пластинками. У него уже был печальный опыт посещения стоматологии. Дважды ему удаляли молочные зубы, которые мешали расти новым, и оба раза Марик плакал и жаловался на боль. Так что сейчас он охотно взял пластинку, положил её на нижние зубы и старательно прикусил верхними. По тому, как он ошарашено глянул на меня, я поняла, что пластинка разбухла и охватила его зубы.

- Не пугайся, - я ласково погладила его по плечу. – Спокойно умывайся, а потом откроешь ротик и достанешь тот комок, в который пластинка превратилась. Ведь совсем не больно, правда?

Марик согласно кивнул головой и начал умываться. Когда он вытерся, то вопросительно посмотрел на меня.

- Да, уже можно, - поняла я его вопрос. – Доставай.

Марик вынул изо рта пористую массу с отпечатками зубов и радостно возопил:

- Ура, зуб выпал! Представляешь, - захлёбываясь от восторга, говорил он, - зуб уже несколько дней шатался, я боялся, что мама меня поведёт его удалять, опять будет больно. А теперь не надо никуда ходить, ведь правда, Женя?

Он с такой горячей надеждой посмотрел на меня, что у меня сердце перевернулось. Я представила, как он эти дни мучился, ожидая, что шатающийся зуб обнаружат и его поведут на экзекуцию. А сейчас чувствовала его облегчение, радость и огромную благодарность тому, кто дал нам эти чудесные пластинки. Братишка прижался ко мне, я обняла его, гладила и утешала:

- Теперь ничего не бойся, Марик. Мы больше не будем лечиться в больницах. Я ведь учусь на волшебника, буду тебя волшебством лечить, когда понадобится.

В это время в нашу ванную заглянули родители. Вернулись с пробежки и по пути к себе зашли за чудо-пластинками, как назвал их папа.

- Просто обнимаетесь или повод есть? – шутливо осведомился папа, увидев нас.

- Есть повод! – торжественно объявила я и обратилась к братишке: - Марик, предъяви доказательство.

- Вот, - Марик с ликованием протянул родителям пористый слепок с торчащим в нём зубом. – Мне пластинка зуб шатающийся удалила. И нисколько не больно. И в стоматологию мы не пойдём, правда, мама? – он посмотрел на маму с надеждой и небольшим испугом.

Мама вопросительно посмотрела на меня.

- Конечно, в стоматологию идти нет надобности, - уверенно заявила я. – Я же вам сказала, что при регулярном использовании пластинок про стоматологию можно забыть.

- Ладно, малыш, успокойся, - теперь уже мама обняла Марика. – Мы не пойдём в стоматологию. Только учти, что в школе каждый год всех учеников туда отводят для осмотра полости рта. На проверки ходить надо, а вот лечиться там ты больше не будешь, я тебе обещаю. Раз у тебя сестра учится на волшебницу, другие доктора тебе не нужны.

- Только, сынок, ещё одно, - серьёзно обратился папа к обрадовавшемуся Марику.  – О том, что Женя учится на волшебницу, нельзя никому рассказывать.

- Почему? – жалобно спросил Марик. – Я, наоборот, хотел ребятам похвастаться.

- Во-первых, хвастаться нехорошо, ребята не любят тех, кто хвастается. Во-вторых, это наша семейная тайна, об этом можно говорить только с родными. Так как, сына, сможешь тайну сохранить?

- Постараюсь, - уныло пообещал Марик. – А про пластинки волшебные можно рассказывать? – оживился он.

- Пластинки – это тоже часть семейной тайны, - объяснил папа. – Женя ведь привезла пластинки только для нас. Вот представь, расскажешь ты про пластинки, твои товарищи попросят у тебя, чтобы ты и им дал эти пластинки. А у нас нет такого количества. Значит, они к тебе будут хуже относиться, потому что ты хвастаешься и не делишься. Ты поставь себя на их место. Представь, что приходит в школу Саша и говорит, что у него сестра волшебница и у них есть чудо-вещи. Ты как, порадуешься за него или позавидуешь, захочешь, чтобы и у тебя они были?

- Позавидую, - вздохнул Марик. И пообещал: - Я очень постараюсь не хвастаться.

А я слушала их и втайне веселилась. Знаете, какого Сашу папа привёл в пример? Сашу Лескова, младшего брата Дины. Папа просто забыл, что Дина тоже поступила в Школу. А Саша с Мариком в одном классе учится, и они ещё с детского сада дружат.

Родители похвалили брата за понимание, взяли себе по пластинке и пошли на свой этаж. Марик тоже пошёл к себе, а я принялась умываться, ругая себя мысленно на все корки. Ведь ещё вчера заметила в ауре братишки опасения и страхи, но решила, что это что-то в школе, обычные отношения у мальчишек. А он, бедненький, из-за шатающегося зуба переживал.  Вчера вечером надо было поучить его пользоваться пластинкой!

Когда я умылась, то заглянула в комнату братишки.

- Марик, - позвала я его, - давай сюда слепок с твоим зубом. Я его утилизирую. В землю спрячу, - пояснила я в ответ на недоумение брата.

- Не дам, - Марик отвёл за спину руку, в которой был зажат комок с зубом. – Я его помещу в свою коллекцию.

Надо сказать, что Марик, как всякий мальчишка, вечно собирал что-то в свои коллекции: красивые камушки, ракушки, модельки, монетки и прочее. Папа заказал специальный шкаф в его комнату для этих коллекций. Вот туда братишка и спрятал очередной экспонат. Я не стала настаивать, пусть там хранится.

Перед уроками, когда мы встретились с Диной, она похвасталась:

- Я вчера, когда вернулась, первым делом с нашим домовым познакомилась. Его Тиша зовут. Он так обрадовался, что я его вижу, и мы можем с ним разговаривать. Он и Володе помогал Серёжу обследовать. А уж как он благодарил, когда я пообещала, что мы обязательно будем ему еду оставлять. Он мне сказал, когда хозяева дома помнят о домовом и кормят его, у домового магических сил прибавляется, он тогда гораздо больше может сделать для дома и домашних.

- Ой, а я совсем забыла про домового, - покраснела я, со стыдом вспоминая, что обещала Нонне обязательно найти нашего домового и позаботиться о нём.

- Да ладно, не переживай, - постаралась утешить меня Дина. – Столько событий, разве всё упомнишь. Я же почти сразу дома оказалась благодаря твоему папе, вот и не забыла про домового. А ты ведь целый день ещё домой добиралась, вот и забыла.

- Как только вернусь домой, сразу же позову домового, - решила я.

- Слушай, Женя, - озабоченно сказала Дина. – А ведь ваш дом новостройка. А вдруг в нём домовой не поселился?

- Ты меня не пугай, - на самом деле испугалась я. – Тогда я поищу домового, который в бабушкином доме жил. У нас ведь на участке ничего не разваливается, всё крепкое – должен быть домовой.

- Конечно, должен, - подбодрила меня подруга. – Володя рассказывал, что когда он первый раз вернулся из Школы, то обнаружил, что у них в квартире домового нет. Папа у него всегда говорил, что уюта в квартире нет потому, что двое мужиков его создать не могут. А Володя на соседней улице дом под снос обнаружил, там домовой горевал, что хозяева участок продали, уехали и его с собой не позвали. Володя его к себе пригласил, сейчас у них в квартире так хорошо и уютно, его папа не нарадуется.

- Ой, Дина, - спохватилась я, - нам же ещё к Инессе Степановне нужно, она нас обещала поучить, как узконаправленную связь создавать.

Мы мысленно позвали Инессу Степановну. Она попросила нас зайти в кабинет биологии, где ещё было пусто, первого урока у неё не было. Это я потом поняла, что она из-за нас раньше в школу пришла. Обучение длилось недолго, учительница показала нам основы и сказала, что остальное вырабатывается тренировкой.  

Первым уроком была физкультура. Мы с Диной ещё на Острове договорились, что не будем «высовываться» со своей физической подготовкой. Будем ориентироваться на лучших спортсменок класса, но не показывать лучшие, чем у них, результаты. Пятёрки по физкультуре желательны, а вот участие в соревнованиях и привлечение внимания к себе – нет. Так мы и сделали. Погода была хорошая, занимались на школьном стадионе. И тут Дина чуть не «прокололась» на беге. Она хоть и бежала следом за нашими признанными лучшими бегунами, но бежала так легко, что физрук заподозрил неладное.

- Лескова, - крикнул он, - а ну не спать на бегу, давай в полную силу.

Тогда только Дина осознала свою ошибку. Она обогнала всех, пробежала впереди метров сто, а потом позволила другим снова обогнать себя. К финишу она уже тяжело дышала и имела усталый вид.

- Тренироваться тебе больше надо, Лескова, - назидательно сказал физрук, отмечая время, показанное всеми нами.

- Мне некогда, Виталий Михайлович, - как всегда, отказалась Дина.

Учителя знали об их многодетной семье, так что физрук только вздохнул и не стал настаивать. А я исподтишка показала Дине кулак. Она только виновато кивнула.

«Расслабилась» - призналась она.

Ко мне у физрука претензий и предложений не было, хотя мы обе с Диной уложились в норматив на пятёрку. Дело в том, что папа его в начале каждого учебного года предупреждал, что я ни в каких соревнованиях вне школы участвовать не буду. Папа был за занятия спортом, но против соревнований.

Следующим уроком был русский. Александра Николаевна была одной из немногих любимых мной учителей. Она всегда старалась что-то придумать, чтобы заинтересовать нас своим предметом. Ну, сознайтесь, мало у кого в школе русский язык был любимым предметом.

Меня вызвали к доске, остальные работали в тетрадях. Я проводила анализ по членам предложения, Александра Николаевна ходила по рядам. Вот она повернулась ко мне.

- Ты что-то замолчала, Женя, - поощрила она меня. – Какие-то проблемы?

- Только одна, - сообщила я. – Анализ предложения я уже закончила, вот теперь думаю: сейчас дать в лоб Филатову, чтобы не сбивал неправильными подсказками или подождать до перемены.

- Лучше подожди до перемены, - посоветовала Александра Николаевна, присоединяясь к смеху класса. - Тогда у него шанс будет – отбиться или убежать.

- Очень мне надо связываться с этими айкидошницами, - проворчал Филатов, непроизвольно потирая лоб, чем вызвал новый взрыв веселья.

Я забыла упомянуть, что папа записал меня, а потом и Марика в Клуб боевых искусств, в секцию айкидо. Я там уже несколько лет тренировалась, Марик только начал.

- Очень хорошо, Женя, садись, - похвалила меня Александра Николаевна, проверив на доске результаты моих трудов.

- А я вообще не понимаю, зачем нам это учить, - с вызовом сказал Филатов. – Зачем мне нужно определять эти части речи и члены предложения, и вообще грамматику?

- Я вам сейчас покажу, как, зная грамматику, можно понять смысл сказанного, - с таинственной улыбкой, которую мы все любили, потому что она всегда предваряла что-то интересное, сказала Александра Николаевна. – Филатов, к доске! Остальным разрешается помогать с места.

Пока Филатов выбирался из-за своего стола и шёл к доске, Александра Николаевна быстро стёрла с доски разобранное мной предложение и написала что-то непонятное.

- Всем записать в тетради, - сказала она, не поворачивая головы. – Будете разбирать письменно. – Потом отошла от доски и предложила: - Ваня, прочти вслух.

Мы послушно начали переписывать, пока Ваня читал.

«Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка». Ничего не понятно, - в заключение сказал он.

- А вот сейчас мы тебе докажем, что ты ошибаешься, и кое-что ты здесь можешь понять, - сказала Александра Николаевна. – С чего начинается анализ предложения?

- С главных членов, - подсказал кто-то.

- С главных членов предложения, - повторил Ваня.

- Можешь определить подлежащее?

- Ну, это легко, - сказал Филатов. – Вот эта куздра и есть подлежащее.

- Охарактеризуй как часть речи, - подсказала Александра Николаевна.

- Имя существительное, женского рода, единственного числа, именительный падеж, - перечислил Филатов.

- Молодец, - одобрила Александра Николаевна. – Закончил с группой подлежащего?

- К нему определение есть, - подсказали из класса.

- И правда, - спохватился Филатов, - вот определение, «глокая».

- Ты подчёркивай, не забывай, - напомнила Александра Николаевна. – Чем выражено определение?

Ваня послушно определил. Потом начался анализ сказуемых, перешли к второстепенным членам предложения. Все увлеклись таким необычным анализом.

- Что мы имеем в итоге? – сказала, наконец, Александра Николаевна. – Не зная значения слов, мы, тем не менее, можем понять смысл предложения: «Какая-то (определяется, глокая) особа женского рода что-то каким-то образом (штеко) проделала с существом мужского рода и теперь что-то делает с его детёнышем (уменьшительный суффикс)». Ну, как, полезно знать грамматику? – спросила она у класса и в ответ получила дружное «Да!».

Звонок прозвучал совершенно неожиданно, мы даже не успели дописать домашнее задание. Но Александра Николаевна нас задерживать не стала, поскольку следующим уроком была литература. И тогда в начале урока она сразу нам продиктовала задания по обоим предметам.

Когда мы вышли на перемену, я поделилась с Диной возникшей у меня мыслью:

«Расскажем ребятам про глокую куздру, когда вернёмся?»

«Расскажем», - согласилась она, - «я думаю, им тоже интересно будет».

(Между прочим, когда я папе рассказала дома об этой «глокой куздре», он мне сказал, что у нас есть книга, из которой Александра Николаевна взяла этот пример. Книга называется «Слово о словах», я решила обязательно её почитать).

После литературы мы пообедали в школьной столовой (после Острова пища была совсем невкусной), потом были математика и музыка. Последним уроком была биология, Инесса Степановна нас ещё немного потренировала в ментальной связи. Было немного необычно, но очень приятно общаться с учительницей мысленно. Я вот только сожалела, что Александра Николаевна не училась в Школе, судя по её ауре, она вполне могла туда поступить. И мне теперь стало понятно, почему Инесса Степановна так интересно преподавала биологию. После её объяснений нам даже учебник можно было не читать, всё запоминалось без усилий.  

*

Из школы я пришла домой в 2 часа. У близнецов был послеобеденный сон, за который мама особенно благодарила Тяпу. В последнее время малыши неохотно засыпали днём, и было очень утомительно укладывать их вновь и вновь. А сегодня они дружно заснули прямо на ковре среди игрушек, а Тяпа сидела около них, как бы сторожа их сон. Мама раздела малышей, уложила в кроватки и опять оставила их на попечении Тяпы. А сама пошла читать подаренную мной книгу.

Марик тоже уже отдохнул после прихода из школы (в школу его отводила я, а забирала бабушка). Сейчас он собирался делать домашние задания, бабушка пошла к нему в комнату.

Я только успела переодеться и спуститься на кухню, чтобы подогреть обед, как позвонил папа.

- Женюрка, ты уже дома? – обрадовался он.

- Да, только что пришла, - сообщила я.

- Разогрей обед на двоих, - попросил папа. – Я сейчас буду.

Я обрадовалась. Хотя у нас в семье во время еды не принято было разговаривать, но всё-таки веселее есть не одной. А поговорить можно и после еды.

Папа действительно пришёл скоро, вероятно, звонил из офиса. Мы дружно поели, убрали со стола, я загрузила посуду в посудомоечную машину.

- Пойдём в гостиную, - позвал папа, - мне надо с тобой поговорить.

В это время на пороге появилась Тяпа. Раздражённо шипя, она с разгону заскочила на папу, вскарабкалась на его плечо, что-то сковырнула там, показала мне, разгрызла и … проглотила.

«Подслушивающее устройство», - получила я её сообщение.

Забыла упомянуть, что Нонна настроила её не только на мысленное общение со мной, но и научила разговаривать.

- Что это она? – опешил папа.

- Погоди, - остановила я его и обратилась к Тяпе: - Больше нет?

Кошка отрицательно помотала головой.

- У тебя на плече жучок был, - сообщила я. – Ну, подслушивающее устройство, понял?

- А Тяпа что, умеет их находить? – с удивлением и радостью спросил папа.

- И находить, и обезвреживать, - подтвердила я.

- Так это мне надо в офис не тебя, а Тяпу брать! – воскликнул папа. И пояснил: - Ко мне сегодня приходили два бизнесмена из соседнего города. Предложили сотрудничество. Вроде бы условия заманчивые, но что-то они крутят. Я ответа пока не дал, обещал подумать. А сам решил попросить тебя зайти, как бы случайно, ко мне в кабинет, когда мы с ними снова будем разговаривать, чтобы ты посмотрела на их ауры. Ты же говоришь, что уже хорошо разбираешься в чувствах других людей? – вопросительно посмотрел он на меня.

- Разбираюсь, - подтвердила я. – Только я ведь мысли читать не умею, только эмоции вижу в аурах.

- Даже их ауры меня уже не интересуют, - махнул рукой папа. – Раз они так непорядочно себя со мной повели, то ни о каком сотрудничестве речи быть не может. Это, когда мы прощались, один из них меня по плечу хлопнул и сказал: «Соглашайтесь, Анатолий Владимирович, выгода ведь очевидная». Тогда, наверное, и жучка посадил.

- Теперь, когда домой приходишь, зови первым делом Тяпу, - посоветовала я. – Она тебя будет проверять на такие сюрпризы.

- Не нравится мне что-то эта возня вокруг меня, - помрачнел папа. – Вроде бы уже не бандитские девяностые годы, пора уже цивилизованно дела вести, а вот поди ж ты. Просто шпионские игры какие-то.

- Папа, - предложила я. – А хочешь, я могу прийти к тебе в офис и посмотреть ауры твоих сотрудников?

- Мы лучше по-другому сделаем, - сказал папа. – Ты говорила, что, кроме тебя и Дины, в городе есть и другие ученики вашей Школы?

- Я знаю ещё троих, - подтвердила я.

- Пойдём ко мне в кабинет, обсудим, - предложил папа.

Мы поднялись на третий этаж в кабинет-библиотеку. Тяпа нас сопровождала. Внезапно она встрепенулась, предупредила меня «Внешнее наблюдение» и выскочила в открытую форточку. Там она ухватила лапой какой-то прилипший к стеклу комочек, похожий на насекомое, и проглотила его. «Прилепили видеокамеру. Теперь чисто», - сообщила она. Я сказала об этом папе. Тот только головой помотал.

- Плотно обкладывают, - вздохнул он. – Ну ничего, мы ещё поборемся.

Папа достал из сейфа какой-то блокнот и начал записывать на чистой странице: «Жан-Жак, координатор, 6-й курс, Женюрка, координатор, 1-й курс, Дина, целитель, 1-й курс».

- Кто ещё? – спросил он у меня.

Я продиктовала: «Соня Морозова, целитель, 2-й курс, Володя Марков, целитель, 3-й курс, Марина Никонова, психолог, 5-й курс».

Когда он записал, я попросила:

- Ты этот блокнот из дома не выноси, не хочу ребят подставлять. А дома у нас Тяпа надёжную защиту обеспечит.

- Ты, когда на следующий месяц на учёбу отправишься, Тяпу с собой возьмёшь? – озабоченно спросил папа.

- Даже если с собой, здесь-то это будет незаметно, - напомнила я ему.

- Забыл, - признался папа. – Да и честно говоря, даже трудно поверить в то, что ты рассказала.

- Мне самой кажется, что это мне всё приснилось, - с грустью призналась я. - Второй день дома, а кажется, что и не уходила.

- Ладно, будем использовать возможности, которые у нас появляются, - сказал папа. – Скажи, Женечка, у тебя со всеми ментальная связь работает?

- С Жани только тогда, когда он близко, - пояснила я. – А с остальными, когда они на расстоянии в пределах десяти километров.

- С Жанно я сам договорюсь, - сказал папа, - а ты поможешь мне поговорить с остальными?

- А что ты хочешь им сказать? – удивилась я.

- Я хочу вам всем предложить работу, - объяснил папа. – Не затратную по времени и хорошо оплачиваемую. Внимания это не привлечёт, у нас же многие школьники подрабатывают.

Подозрений, действительно, не должно было быть. В папином офисе любой школьник города мог получить возможность подзаработать. В отделе кадров у него работал инспектор по делам молодёжи, который и распределял работу между желающими. Я сама обращалась к нему, когда мне нужны были деньги. Да, мой папа богат, но это его деньги, а не мои. В нашей семье не было принято тянуть деньги с родителей на свои прихоти или развлечения. Или обоснуй необходимость покупки с оплатой из семейного бюджета, или заработай сам. Уже второй год я предпочитала зарабатывать. Это укрепляет моё чувство собственного достоинства. А возможностей заработать, особенно в курортном городе, более чем достаточно. Обычно я бралась за опросы или за распространение каких-либо рекламных листков, иногда выбирала другую работу.

- Что ты им хочешь предложить? – спросила я.

- Передай Марине, что я заплачу ей две тысячи долларов за составление психологических характеристик на сотрудников моего главного офиса, а потом по тысяче долларов за сотрудников каждого филиала.

Я послала вызов Марине. «Не отвлекаю?» - прежде всего поинтересовалась я.

«Не отвлекаешь», - весело откликнулась Марина.

Я передала ей предложение папы и сразу ощутила её восторг. «Ура, это же я в каникулы могу к родителям за границу съездить!»

Я уже знала от Жан-Жака, что Марина живёт с дедушкой и бабушкой, а её родители работают за границей. Сейчас я сообщила папе о согласии Марины.

- Спроси, сможет ли она через полчаса быть у меня в офисе, мы с ней договоримся о сроках и условиях оплаты.

Марина ответила, что время её устраивает, только она не знает, как выглядит мой папа. Я ей послала его образ, она подтвердила, что запомнила.

- Она будет в офисе через полчаса, - сообщила я папе, - а ты возьми с собой Тяпу, пусть она твой офис проверит.

- Хорошая идея, - похвалил папа. – Только как я узнаю результаты её проверки?

Я объяснила:

- Её Нонна научила разговаривать.

- Правда, что ли? – не поверил папа.

- Учила, - раздался мурлыкающий голос кошки.

Папа вздрогнул от неожиданности и изумлённо посмотрел на кошку.

- Тогда расскажешь папе, если что найдёшь в офисе, - попросила я.

- Расскажу, - пообещала Тяпа.

- Ну и чудеса, - восхитился папа, - никак не могу поверить, что мне всё это не снится. Тогда мы идём в офис. А ты чем займёшься?

- Сейчас сделаю домашку, к 17 часам идём с Мариком на айкидо, в 20 часов у меня урок французского с Жани. Слушай, папа, мне какая идея в голову пришла! Жани ведь может посоветовать, как тебе отвязаться от этих деятелей, которые к тебе цепляются.

- Скажи ему, что мы ждём его в конце недели. Сможешь дать понять, что это очень важно?

- Я постараюсь, - пообещала я. – А какую работу ты планируешь для нас с Диной и Володи с Соней?

- Володю я хочу просить проверять поступающие на склад лекарства для наших аптек, Соню – проверять на безопасность одежду, обувь, игрушки и подобные изделия, которые мы продаём, а Дину и тебя – проверять закупаемые продукты.

Я уже говорила, что папа организовал много частных предприятий. А чем могут заниматься частные предприятия в курортном городе? Обслуживанием отдыхающих, в первую очередь. Так что папины предприятия занимались и экскурсионным обслуживанием, и общественным питанием (это столовые, кафе и прочие заведения), у него были места на рынках и в торговых центрах, а всё это снабжалось с огромных складов, тоже принадлежащих в основном нашей семье. Честно говоря, я особенно не вникала пока в семейный бизнес.

- Я с ними завтра в школе свяжусь и поговорю, а потом сообщу тебе, хорошо? – предложила я папе.

Тот кивнул и они с Тяпой отправились проверять главный офис на безопасность. А я занялась поиском домового. В доме его явно не было, так что я вышла на участок и почувствовала слабый отклик со стороны гаража. Я вошла в прежний домик бабушки Тони, меня потянуло наверх, в мастерскую. Там они меня и ждали. Почему они? Да потому что на верстаке сидело целое семейство домовых. Не описать их и мою радость, что мы нашли друг друга. Оказалось, что в доме бабушки Тони жила домовушка, её дедушка Сеня (это муж бабушки Тони) называл шутливо Фёклой, вот она это имя и приняла. Когда построили большой дом, бабушка Тоня тоже в шутку папе сказала, что надо бы домового из старого дома в новый пригласить. Папа шутку поддержал, согласился, но процедуру переноса не сделали. Зато этот разговор позволил Фёкле остаться на участке и в перестроенном старом домике. А тут соседи снесли старый дом и ничего на его месте не построили, вот их домовой, Лавр, и стал бездомным. Тогда Фёкла его и приютила. Восемь лет они прожили вдвоём, а два года назад, когда у мамы близнецы родились, и у них Фролушка появился. Самое интересное – бабуля может считаться «крёстной» Фролушки. Он родился весной, раньше близнецов (те родились 20 июня), и был, естественно, без имени. А когда близнецы родились, начали думать над именами, как назвать. Бабуля и высказалась, что можно продолжить традицию (!) называть детей краткими именами, вот как у нас Марик. Он же Марк по документам.

- Ну, и какие ты короткие имена предлагаешь? – скептически спросил папа.

- Вот в святцах Лавр и Фрол, - перелистывая страницы книги, сообщила бабуля. – Именины 31 августа, как раз и окрестить тогда можно.

Надо сказать, что хотя бабуля и росла в «обществе воинствующего атеизма», как она это называла, но на неё большое влияние оказала бабушка, растившая их с бабушкой Женей. Их бабушка была вдовой священника, которого убили в 1919 году. Бабуля и бабушка Женя были и пионерками, и комсомолками, но свою бабушку очень любили и уважали её религиозность. Ну, это я отвлеклась. Папа в ответ на её предложение покачал головой и сказал.

- Лучше я продолжу другую традицию, назову сыновей в честь прадедов. Старшего – Дмитрием, младшего – Михаилом. Согласны?

Все согласились, но бабуля ещё несколько раз проговаривала «Лавр и Фрол, Лавр и Фрол», проходя мимо старого дома. Домовые услышали и решили домовёнка назвать Фролом, раз уж хозяйке это имя нравится.

Выслушала я их историю, быстро сбегала домой, пересказала её бабуле и Марику, и мы занялись процедурой переезда домовых в большой дом. Нашли уже изношенную обувь папы и мамы и тапок Марика, принесли всё в мастерскую, поставили рядом три обувки. Сказали слова приглашения, домовые разместились в предложенной обуви, и мы втроём перенесли их в наш большой дом. Бабушка Тоня просила меня передать домовым, как она рада, что они на неё не обиделись за её незнание. Я сказала, что она может сама с ними разговаривать, они-то её и видят, и слышат. Бабушка спросила у них, что они любят из еды, а они через меня сообщили, что мечтают о молочной диете, давно не пробовали. А Фролушка вообще пищи от хозяев не получал, даже не знает, как это вкусно и полезно.

Потом домовые распределили свои обязанности. Лавр взял на себя заботу обо всём участке, Фёкла занялась домом, а Фролушка попросил разрешения обосноваться в детской, уж очень ему там понравилось, он ведь игрушек раньше и не видел.

 Устроив домовых, я уже с лёгким сердцем села за «домашку», вернее, за выполнение домашних заданий. За час справилась. Почему так долго, при моих-то новых способностях? Писанины было много. По русскому сегодня было задано два упражнения, а бабушка меня научила письменные делать в тот же день, когда задали. Задание по математике и незаконченное задание по английскому с прошлой недели. Вы думаете, если я знаю английский, как родной, то мне и учить его не надо? Ещё как надо! Русский ведь я учу. Вот и по английскому Борис Натанович (это наш учитель английского) даёт мне индивидуальные задания, как в английских школах. Между прочим, папа ему за занятия со мной платит дополнительно. Я считаю, что это правильно, всякая работа должна оплачиваться.

Пока я занималась, заглянула Тяпа, сообщила: «Всё очистила» и отправилась на 3-й этаж, к проснувшимся близнецам. Когда я закончила с домашним заданием, пришёл вызов по Скайпу. Когда я поняла, кто меня вызывает, меня и жаром опять обдало и в то же время так хорошо на душе стало. Догадались, конечно? Да, это был Слава.

- Привет, - сказал он по-английски. – Договорённость остаётся в силе?

- В силе, - подтвердила я, не скрывая своей радости при виде друга. А чего скрывать? Я же вижу, что он не меньше рад меня видеть.

- Ты моей маме сказала, что мы познакомились? – спросил Слава.

- Она сама спросила, я первая сказать бы постеснялась, - призналась я. – Неудобно как-то. Она ведь учительница для всех, а тут я высовываюсь с сообщением, что с тобой встретилась.

- Ну что ты, - Слава покачал головой. – Мама бы всё правильно поняла.

«Может, и правильно», - подумала я. – «Я ещё плохо разбираюсь в том, что могут подумать взрослые».

- Ты уже рассказала родителям, где была? – спросил Слава, прерывая мои размышления.

- Сказала, - кивнула я. – Вроде бы поверили. Во всяком случае, не стали меня уверять, что мне всё приснилось. Есть ведь и кошка, и картина, и кристалл.

- Мне легче было, - признал Слава. – Родители меня сами привели к Вратам…

В это время за спиной Славы появилась какая-то фигура.

- Нахимовец Веснин, - прозвучала русская речь, - чем это вы занимаетесь?

- Английским языком, товарищ преподаватель, - вскочил Слава. – Практикуюсь в разговорной речи.

- Ладно, продолжайте, - снисходительно прозвучал голос преподавателя, и его фигура исчезла с экрана.

- Есть, продолжать, - вдогонку ответил Слава, снова уселся за стол и улыбнулся мне. – Это я в лингафонный кабинет забрался, вот меня и разыскали. Приучу постепенно. Да, - оживился он, - а как насчёт французского?

- Сегодня после 20 часов будем с Жан-Жаком заниматься, - сообщила я.

- Спроси его заодно, можно мне к вам на французский присоединиться, если вы не против, - попросил Слава. – А то я сам занимаюсь, а хотелось бы для практики с другими. У нас на курсе больше никто французский учить не хочет, считают, для них английского достаточно.

- Я-то точно не против, - обрадовалась я. – Да и Жани наверняка не будет возражать. А тебя время устроит? Мы с ним в 20 часов обычно занимаемся. В Канаде это утро, у него утренние часы свободны.

- И меня время устраивает, - заверил Слава. – У нас после ужина свободное время, воспитатели даже поощряют дополнительные занятия.

- Тогда давай не будем откладывать, - предложила я. – Я поговорю с Жани, а ты в 20.15 посылай нам вызов, мы тебя примем в нашу компанию.

- Хорошо, спасибо, тогда до вечера, - попрощался повеселевший Слава.

И у меня настроение стало ещё лучше. 

Потом я пошла в детскую. Тяпа с Фролушкой уже познакомилась, но, самое интересное, близнецы тоже видели домовёнка. Домовёнок был ростом с мою ладонь, пушистый и мохнатый. Димулька указал мне на него и спросил:

- Киса?

- Его зовут Фролушка, Фролик, - сказала я.

Димулька подумал и решил:

- Лолик!

- Лолик, - согласился с братом Михась.

Я спросила домовёнка:

- Ничего, что они тебя Лоликом будут звать. Они ещё маленькие, не все звуки выговаривают.

- Наоборот, мне очень нравится, - пропищал домовёнок. И гордо добавил: - ни у кого такого имени нет.

- Ну, тогда играйте, - согласилась я.

Потом я заглянула в комнату Марика. С уроками он давно закончил и сейчас увлечённо выслеживал кого-то на экране монитора. Марик у нас увлекается стрелялками, или шутерами по-английски. Между прочим, игры ему присылает дядя Шарль (это отец Жан-Жака, если вы помните). Он очень известный на Западе разработчик компьютерных игр, только я вам не буду называть, каких именно.

- Марик, - позвала я братишку, - через 15 минут собираемся на айкидо, рассчитай время.

- Хорошо, - вздохнул Марик.

Вздохнул потому, что и прерывать игру не хотелось, и к дисциплине всё-таки привыкал. Занятия по айкидо ему очень нравились, а был уже случай, когда он увлёкся игрой и на мои призывы не отреагировал. Я ушла одна, а он пропустил занятие, потому что, когда спохватился, вести его было некому, а одного не пустили. Марику было стыдно перед его сэнсеем, теперь он старался слушать мои напоминания.

Вскоре мы вышли из дома с рюкзаками, в которых находилась наша форма, и пошли вверх по улице к Клубу боевых искусств. По дороге я рассказывала Марику сказку на английском. Такие сказки и волшебные истории мне когда-то рассказывала бабушка Варя. Марик учил английский пока дома, в основном с ним занимались папа и я. Папа даже в то время, когда они что-нибудь мастерили, иногда переходил на английский. А по вечерам он рассказывал Марику сказки, попеременно: один вечер на русском, второй – на английском. Я занималась с Мариком, когда играла или гуляла с ним. Ну и через Скайп канадские родственники вносили свой вклад в наше обучение. 

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет

  • Создадим под ключ вашу аудиокнигу за 2500 ₽
    Создадим под ключ вашу аудиокнигу за 2500 ₽
  • Сделаем вас известным автором за 1980 ₽
    Сделаем вас известным автором за 1980 ₽
  • Заведите свой блог и становитесь популярнее
    Заведите свой блог и становитесь популярнее
  • Получайте деньги напрямую из любой точки мира
    Получайте деньги напрямую из любой точки мира