Верховные

  • Верховные | Светлана Демина

    Светлана Демина Верховные

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  22


Создатель мертв. Его убили собственные творения. Те, кто был верен Ему когда-то, оказались предателями. Они возжелали свободы и ее получили. Однако никто из них не был готов к последствиям. Перед уходом Отец проклял своих детей, которыми гордился все безвременье, лишив того могущества, что у них когда-то было, и заключив их силу в определенные рамки. Таким образом появилось двенадцать магических рас, что назвали себя магами. Если бы все было так просто… но Отец никогда не отличался ни пониманием, ни милосердием, приготовив для непокорных детей особый подарок.

Доступные форматы:
PDF

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Верховные» ознакомительный фрагмент книги

Верховные

Вступление.

Создатель… говорят, Он был великим существом. Кто-то утверждает, что Он был не один – Их было много, ведь Отец многолик. Другие считают, что Творец в одиночку создал Мидгард-землю и населил ее всевозможными существами. Как бы то ни было, мы тут – дети Земли!

Предыстория нашей цивилизации гласит, что Создатель изначально сотворил БеЗвольных по своему образу и подобию. Его дети были идеальны и во всем схожи с Отцом. Они являлись Его марионетками. Однако ни одному мастеру не нравятся послушные куклы. В скором времени эти существа Ему наскучили – слишком простые, слишком покорные. Создатель вновь принялся за работу. Эксперименты проходили мучительно для всех. Творцу было неприятно снова ломать тело и дух, которые Он так трепетно собирал по кусочкам, и строить из них новое существо. БеЗвольным казалась невыносима телесная и душевная боль. Но результат превзошел даже самые смелые ожидания Создателя. Так появились БеЗсмертные[1]. По чувствам, переживаниям, душевным терзаниям, думам, желаниям они были схожи с тем, Кто вдохнул в них жизнь. В их крови текла река магии, что поддерживала их жизни. Магия – сама кровь Создателя. Эта жертва оправдала себя. БеЗсмертные могли подобно своему Отцу творить собственную реальность силой мысли. То были наши праотцы. Но Творца недолго забавляла новая игрушка. БеЗсмертные освоили азы магии, и стали превосходить Отца в своей изобретательности. Создатель был неприятно поражен этим. Он не мог допустить того, что кто-то будет лучше Него. Его самолюбие и гордыня оказались поколеблены. Создатель сильно осерчал на своих детей. Запреты на Них не действовали. Управлять Ими не получалось. Существа получились слишком независимы и своевольны. Между Отцом и детьми развязалось противостояние. Именно в этот период и были созданы Смертные или, как они сами себя назвали, люди. Часть выловленных Творцом БеЗсмертных была лишена своей магии и этим стала зависима от воли Создателя. Создание людей – последнее творение в Его жизни. Такого предательства БеЗсмертные вытерпеть не смогли. Они сплотились и убили Отца. Создателя больше не стало. Но перед своим уходом Он успел проклясть собственное чадо, которым гордился всё безвременье. С этого момента и начинается отсчет наших лет.

Творец был не только умным существом, но и хитрым. Он создал систему: свой небольшой мирок. Проклятье послужило ключом-активатором, что запустило механизм. Магия разбилась на три вида, а затем на двенадцать частей. Она стала менять БеЗсмертных. Процесс был достаточно болезненным. Когда рвутся уже сформированные ткани, что-то исчезает, где-то образовываются новые структуры, тело вновь сшивается и заживляется – это мучительно; не все организмы выжили после подобной трансформации. Так образовались двенадцать магических рас. Смертные же пережили обращение легко. У них не менялся внутренний мир, лишь немного преобразовалась внешность. Люди разделились на четыре расы по цвету кожи.

Позже обнаружилось, что появилось такое понятие, как время. БеЗсмертные начали стареть. Время – совершенно обособленная инертная субстанция. Она не поддается ни магии, ни физическому воздействию, ни мысленным приказам или просьбам. Каждой расе был отмерен определенный промежуток времени, после которого существо начинало стариться и умирать. У людей времени было в десять раз меньше, чем у магических организмов. Сказывалось отсутствие в крови магии Создателя. Но это не утешило БеЗсмертных.

Еще одним подарком Отца, который Он так полюбовно оставил своим чадам после смерти, была невозможность творить новые реальности. БеЗсмертные могли колдовать, создавать физические вещи, но их магия оказалась строго ограничена. Рамки, что накладывало проклятие, ужаснули всех. БеЗсмертные стали зависимы от собственной силы и резерва. Появилась иерархия. Самый сильный – правитель и Бог. Ему дозволено все.

Такова наша историческая хроника начала времен.

Глава 1

1000 лет спустя, совет магов

За круглым столом каждый на своем троне, высеченном из дерева, сидели двенадцать магических существ. Они напряженно о чем-то думали. Их мысли витали над определенной сложной проблемой, выхода из которой никто не видел.

Наконец, подбородок поднял черный маг Алистрат. Его смольные пряди вновь упали на глаза, закрыв обзор собравшихся.

- И долго мы тут будем сидеть, в молчанку играть? Где идеи? Где хотя бы мысли? Мы должны отсюда уйти. Это не обсуждается! Смертные лично у меня уже постоянное несварение вызывают! И я предлагаю создать свой небольшой мир. Не понимаю, почему вы не поддерживаете мою мысль.

Мужчины угрюмо переглянулись. Светлый эльф неодобрительно покачал головой.

- Мы не можем этого сделать. Наших сил хватит на создание кармана потусторонней реальности, но на целый мир – нет.

- А кто сказал, что мы не можем обойти проклятие?

Все одиннадцать пар глаз удивленно посмотрели на Алистрата. Мужчина лишь передернул плечами.

- Прошла тысяча лет со смерти Создателя. Мы с вами выглядим немолодо. Кто-то уже покинул нас, кто-то остался старой закалки. За это время мы узнали, что любое заклятие можно если не нейтрализовать, то изменить структуру – точно.

- Но не проклятие Отца, - подал голос Странник.

- А ты пытался?

Фигура в дырявом черном балахоне покачнулась с пятки на носок.

- Пробовал. Я думаю, что пробовал каждый.

- Каждый по отдельности, но не все вместе! – внес свежую идею светлый маг.

Все взоры обратились на его белоснежную одежду и золотистую холку волос.

- Считаете, могущественный Создатель не предусмотрел подобный ход событий? – ядовито поинтересовался дьявол. Его сильный хвост качнулся из стороны в сторону, выдавая раздражение хозяина.

- У тебя есть другое предложение? – сощурился Серафим.

- Представь себе, да!

Последнее время отношение двух сильнейших рас складывались не лучшим образом. Каждый знал, отчего оба правителя друг друга недолюбливают, но вмешиваться в их ссоры, рискуя своим здоровьем, никто не желал. 

- Прекратите немедленно! Мы тут собрались не для выяснения кто кого лучше. Серхат, если тебе есть что сказать – говори! – прикрикнул Странник. Только ему все было нипочем.

Верховный в ответ фыркнул, но продолжать свою мысль почему-то не стал.

- Все бы вам поцапаться. Было бы из-за чего! Забудьте, наконец, эту историю и начните все с начала.

Взгляды двух мужчин пересеклись в последний раз. В их глазах читалась только ненависть и презрение друг к другу. Затем зал снова погрузился в тишину.

- Беда какая-то! И вот так каждый раз, как собираемся. Половина молчит, как воды в рот набрала, остальная часть ругается, - пожаловался Алистрат Страннику.

Тот оценивающе посмотрел на каждого из присутствующих.

За столом сидели четверо стихийников – вода, огонь, земля и воздух. Их можно было отличить только по цвету одежды или по характерной для каждой расы ауре. Чего-то интересного от этой четверки ждать не приходилось. Они только недавно стали правителями и мало что понимали. Рядом вольготно расположился черный маг, обводивший недовольным взором всех участников. Холодный взгляд голубых глаз не останавливался ни на минуту, прикидывая, от кого что можно ожидать. Блеклые морщины и небольшая седина в черных волосах придавали грозному лицу правителя некую мудрость и понимание. В этом возрасте мужчины еще казались мужественными. Следующий стул пустовал. Белый маг расхаживал по комнате, заложив руки за спину. Он что-то бубнил про себя, явно пытаясь вспомнить какую-то важную вещь. Чуть пухлое отрешенное от всего лицо и печальные стальные глаза говорили только о том, что Верховный совершенно не интересовался происходящим и был сам себе на уме. Странник мог только ему посочувствовать. Отпечаток подбирающийся на цыпочках смерти не миновал и белого мага, оставив свой след на его теле. Чуть далее разместился Путник, названный брат Странника. Губы мужчины тронула едва заметная печальная улыбка. Брат был совсем плох. Ему осталось от силы несколько месяцев. Однако Странник, не смотря на свой не молодой возраст, будет с ним до самого конца. Он обещал. Следом за Путником сидел Серафим и крутил в руках свернутый пергамент. Сложно дать описание шестикрылому сияющему созданию, лик которого был скрыт многочисленными перьями и светом. Небольшой магический фонарик в предзакатной комнате был даже очень кстати. Кто знает, насколько затянется собрание. Ходить в темноте, постоянно натыкаясь на углы, ни у кого желания не было. По другую руку от самого Странника расположились два эльфа – темный и светлый. Они также старались не обращать друг на друга внимания. Сами длинные, настороженные с непривычно рыбьими глазами и острыми ушами. Их тело будто было вытянуто, а объема почти не имелось. Отличие состояло лишь в том, что светлый эльф был темнокожим, но с белым даром, тогда как темный – наоборот. И последним на своем троне восседал Серхат. Он всю концентрацию направлял только на собственный хвост, делая вид, что ничего другое, кроме своей конечности, его не волнует. Внешность правителя была достаточно необычна – красный толстокожий гигант с вертикальными желтыми зрачками, абсолютно черными волосами и жестким неестественно хищным лицом, а на губах то и дело мелькали острые клыки. И этот образец первоклассного хищника заинтересованно теребил смольную кисточку на хвосте. Подобная картина смотрелось бы мило, если вся обстановка не была бы так печальна.  

- Да, ты прав. Мы только теряем время. Эх, были бы у нас книги Создателя!

- Не стоит думать о несбыточном. Он их сжег раньше, чем мы Его убили.

- И все же… тогда бы мы непременно нашли способ.

- Да! Книги!!! – воскликнул светлый маг, резко остановился и безумными глазами посмотрел на Алистрата. Смертные его допекли больше остальных. – Я знаю! Я читал. Ты был прав, нам нужно объединить силы, но сделать это не так, как мы думаем.

- А как? – все тут же оживились.

- Вы в заклинания вкладываете слишком много сил. Происходит быстрое опустошение резерва. Оголяются так называемые «рамки». Часть сил расходуется на быстроту получаемого предмета, часть – на качество, структуру, форму и все что с этим связано, и оставшаяся толика уходит на посредственные качества предмета – цвет, вкус, запах и прочее. Это незыблемые параметры. Мы не можем их сократить. И чем больше масса создаваемого объекта, тем больше тратится энергии, тем выше расход. Откуда брал Создатель столько энергии? Никто из вас не задумывался?! Он ведь забирал ее откуда-то и этим поддерживал и свою форму – имеется ввиду ту, что сам задумывал.

- Космос? – шепотом предположил Алистрат.

В тишине зала одинокий вопрос услышали все.

- Знаешь, я тоже так думаю. Больше негде. В этот мир он только вкладывал энергию, ничего не забирал. Да и у нас не было ограниченного доступа до тех пор, пока Он нас не покинул. Соответственно, мы брали энергию у Него.

- А точнее из Него, - мрачно продолжил черный маг, белый только кивнул.

- Я даже больше скажу, у Создателя был постоянный приток силы. Абсолютный! Понимаешь? Без ограничений.

- Считаешь, нужно найти источник?

- Нет. Я знаю источник. Я читал! Это его творения. Миры до нас. Тысячи и тысячи существ рождаются. На их оживление затрачивается минимальное количество силы – одна искра. Затем организмы размножаются и погибают. Вот тут в процессе жизни нарабатывается, а затем и выделяется огромное количество энергии. Часть рассеивается в природе и переходит только с телом в свое абстрактное состояние. Перегной, воздух, все, что вы употребляете из еды – жалкие крохи остаточной энергии. Да, она пополняет ваш резерв, придает сил. Но это всего лишь мизерная часть по сравнению с тем, что уходит к Создателю постоянно! А теперь представьте эти объемы!!! Отец предусмотрел все. Вся энергия должна была достаться Ему, поэтому Он не дал нам развиться, обрубив корни изначально. Мы не можем сотворить живой организм, наша магия разбита по кусочкам и заключена в каждом из нас, соединить ее снова не получиться и преодолеть барьер не выйдет. Это все равно, что пытаться оживить мертвеца. Вроде все части есть – руки, ноги, голова. Все они собраны в одном месте, как мы в этом зале, но не сшиты и постоянно чего-то не хватает.

- Это обычное потребление! – возмутился Серафим. Он был об Отце более высокого мнения.

- Нет. Это хорошая сделка. Я тебе жизнь, ты мне энергию. Способ выживания организмов, не более. А так эта энергия все равно бы ушла, но ушла бы она не на создание новых миров, а просто в никуда – в Космос. – Серхат вновь заинтересовано посмотрел на белого мага. – Продолжай!

- Так вот, источник нам создать или найти не получится. Возможно только со временем, и то не факт. Ничего мы не можем сделать. И что у нас остается? Даже не так. Что в результате получается? Мы сами по себе источники! Мы прожили тысячу лет, как вы думаете, сколько в нас собралось энергии? И сколько мы отдадим Космосу после своей смерти? Огромные объемы нерастраченной силы! Я слышал о древнем ритуале, который поможет нам уподобиться Создателю, вновь соединив разделенные части нашей магии.

- Откуда слышал? Лично я не припомню, чтобы Творец перед смертью созывал нас в кружок и рассказывал о таком нашем «светлом» и «радужном» будущем. Насколько я знаю, обращение для нас было абсолютной неожиданностью, – Серхат подозрительно прищурился и протянул. – И какие-такие интересные книжки ты у нас стал читать? А главное-то как вовремя! Когда половина наших уже канула в не бытье.

Светлый маг недовольно покосился на дьявола и умоляюще посмотрел на Алистрата. Черный кивнул. Он всегда старался выручать друга в любых ситуациях.

- Серхат, это сейчас не имеет никакого значения. Или ты не хочешь сбежать с этой планеты?

- Хочу больше кого бы то ни было. Однако все это как-то лично для меня темно. Мне вообще кажется, что ваша сладкая парочка что-то скрывает, слишком хорошо вы спелись.

- Зависть тебя не красит! Нет ничего такого важного, что я или Лирн могли бы скрыть от совета.

- Конечно. Сделаю вид, что уверовал в это, - хмыкнул дьявол.

Алистрат лишь тяжело вздохнул. Магия разделилась на двенадцать частей. Каждая ее часть действовала на представителей рас по-своему. Она изменила не только физическую оболочку, но и поменяла характер, оголила одни ощущения и притупила другие. У каждой расы имелись свои особенности. Алистрат знал их все. И сейчас, как и во многие разу до этого, он молча проигнорировал сарказм дьявола и снова вернулся к обсуждению давно засевшей поперек горла проблемы.

- И так, Лирн, где говоришь можно найти упоминания об этом ритуале?

- Я не знаю.  Ритуал ведь древний, значит хранится у самой древней расы. Наверное, у мудрецов. Кто из нас самый мудрый?

В тишине зала раздались дикий хохот дьявола, вторивший ему слабый смех темного эльфа и каркающий хрип Путника. Все смотрели на таких похожих друг на друга магов и откровенно не понимали, с чего вдруг случился приступ веселья. Алистрат обречено прикрыл глаза, понимая, что собрание может затянуться.

- Серхат! Успокойся. Он просто предположил.

- О-о-о-очень логичное предположение, - выдавил сквозь смех Верховный. – А главное то – не поспоришь! Наверное, в этой кучке слабоумных я один самый мудрый. Но все свои книги я знаю наизусть. Никаких подозрительных ритуалов среди них нет. У-ху-ху-х. Это же надо было так сказануть то, а!

- Говорят, самые мудрые – это драконы. Если пойти к ним … - начал говорить светлый маг, но быстро осекся, заметив на лицах собравшихся выражение неописуемого ужаса.

Серхат обвел всех взглядом своих змеиных глаз и вновь загоготал.

- Только не говорите мне, что ВЫ боитесь этих ящеров! Пф-ф-ф… да в них ни капли нет магии Отца! Серьезно?! У сильнейших Верховных магов, детей самого Создателя дрожат поджилки при упоминании о ящерицах с крыльями и куриными мозгами?! Смех, да и только.

- Раз такой смелый, сам к ним и иди с поклоном! – высказался Серафим.

- Вот еще. Слишком много чести. Да, и поссорился я не так давно с их представителем.

- Территорию не поделили? – хмыкнул небесный слуга.

- Нет. Горящих в огне шестикрылых рабов, - огрызнулся в ответ дьявол.

- Достаточно, - холодно отозвался Странник. Он как никто другой понимал, что стоит только дать им волю, как словесные баталии тут же перейдут в драку. И предсказать исход битвы не сможет ни один провидец. – Вы вдвоем держитесь друг от друга подальше. У нас сейчас и так проблем навалом, еще вас не хватало для полного счастья. Путник, кто пойдет к драконам?

Старое испещрённое морщинами лицо устало поднялось. Он давно уже был в таком состоянии – на грани жизни и смерти. Но что-то задерживало его в этой живой оболочке. Предсказывать судьбу, видеть пути, знать, как их пройти – он многое мог, многое умел. Однако от смерти эти знания его спасти не смогут.

- Алистрат. Он точно должен идти. Сможет договориться. Еще… может взять с собой кого-нибудь. Так будет выглядеть более официально, - старик закашлялся. Он очень давно не говорил. – Друга. Пути разные. У него много общего с драконом. По душе, очень похожи.

Путник прикрыл сонные глаза, будто хотел заснуть. Под веками зрачки его бегали, словно он просматривал ленту быстро спешащих картинок. Наконец, мужчина снова открыл глаза и улыбнулся. Желтые острые зубы испугали бы любого, кто их увидел. Путник не являлся человеком, хоть и отдаленно напоминал его. Внешность старика была до омерзения обманчива.

- Да, жребий брошен.

Странник выглядевший чуть моложе своего брата легко кивнул. Алистрат нецензурно выругался. Идти к драконам на поклон ему явно не улыбалось.

- Может Путник удостоит нас милостью и подскажет выход из этой большой проблемы под названием Мидгард-Земля? – съехидничал Серхат.

- Он имеет право показать только выбор и наиболее вероятный исход желанного результата. Не в его власти говорить о будущем. К тому же, оно изменчиво, и может поменяться в любое мгновение, - отозвался за брата Странник.

- Интересно, каково это видеть всю историю, как на ладони, включая и собственную смерть. Тяжело?

Когти старика, что были длиннее самих пальцев, накарябали на столе символ бесконечности.

- Нет. Я знаю, ради чего я жил и зачем. Как только я выполню свою миссию, то уйду, - проскрежетал он, и снова смолк, погрузившись в полудрему.

Серхат лишь тяжело вздохнул.

- Придется нам с этой проблемой возиться самостоятельно. Печально, однако. Зато повеселимся! Никогда не любил легкие победы. Они навивают скуку. Как думаешь, Алистрат, пора бы нам закругляться, а? А то я уже домой хочу. Меня жена ждет.

- Которая из? – хмыкнул Серафим.

- Все! – промурлыкал дьявол, уже витая мыслями где-то около своей кровати.

- Да, ты прав. Соберемся ровно через неделю. Думаю, до этого момента я что-нибудь узнаю о ритуале. А там уже и подумаем, как быть. Доброго времени суток, господа, - с этими словами черный маг покинул совет.

Следом за ним вышли остальные расы и разбрелись по своим домам. Завтра предстоял очередной сложный день. Обязанности Верховных никто не отменял.

Глава 2

Алистрат

Мужчина выбежал из здания совета первым. Ему катастрофически не хватало воздуха.

 - Драконы! Драконы?! С ума сойти можно! Это чем же я с ними могу быть похож, хотелось бы мне знать?! Между нами вообще ничего общего нет и никогда не было! Это же словно искать схожесть Серхата и Серафима – абсолютные противоположности! Хотя… - Алистрат чуть сбавил шаг. Негоже Верховному бегать, точно маленькому дитяти – не солидно это, - хотя… что-то общее между ними все же есть. Оба друг друга на дух не переносят и язвят при первой же возможности.

Губы мужчины изогнуло некое подобие улыбки. Сейчас его как никогда грела душу мысль, что кому-то может быть хуже, чем ему. Думы Верховного медленно свернули в сторону своих ежедневных дел.

«Так, это я сделал. На завтра свора душ должна быть переправлена в чистилище. Присутствовать на разборке их низменных грехов я не планирую. Пусть этим мой заместитель занимается. Все равно баклуши целый день бьет! Хоть чем-то полезным займется, кроме разбора этих всех ненужных никому бумажек! Своих я тоже выслушивать не буду. Каждый день одно и то же! То, видите ли, на черного не так другая раса посмотрела, то люди обнаглели в край и требуют невозможного всеми способами, то какой-то новичок вновь поднял целое кладбище ценой своей жизни, хотя хотел-то всего лишь оживить любимую собачку! Бр-р-р-р… нет, с меня хватит этой ахинеи. Один бедлам! Беру отпуск. Надоело! А все спихну на кого? Пра-а-а-а-а-авильно! На своего заместителя! Пусть теперь у него голова поболит. Как же его зовут то…».

Алистрат оглянулся. Здание совета находилось на приличном расстоянии. Магия Создателя не долетала до мужчины, блокируя его способности. Теперь можно было смело использовать телепорт.

Черный маг вывалился из портала, как прожженный пьяница. Его качало, обед с неудержимой силой просился наружу, резерв снова оказался опустошен. Разрывать пространство, делая его плоским и податливым, само по себе стоило больших усилий, а уж перенести туда тело без риска повредить и оставить какую-либо часть вне пространства – было сродни героизму или самоубийству. Кто как это видел. Часто между эти понятия приравнивают. Поэтому порталы могли использовать только Верховные и то не так часто, как им хотелось бы. Лишний раз маги старались не изгибать пространство. Обычно для них это заканчивалось неблагоприятно. Алистрат снова вспомнил своего друга, обожающего путешествовать через телепорты. Бедолага скончался так глупо – слишком большая потеря крови. Правая рука и левая нога в один прекрасный день к нему не вернулись. Резерва не хватило, чтобы переправить и их. Конечности так и не нашли ни на том месте, откуда отправлялся маг, ни там, куда он прибыл. Зато тот поставил рекорд – одиннадцать прыжков за день.

Алистрат хмыкнул. С трудом подавив рвотный позыв, мужчина выпрямился и вздохнул всей грудью. Свежий холодный воздух на границе зимнего леса был как нельзя кстати. В глазах мага все троилось. Это – уже седьмой портал за день. Нужно переждать истощение организма несколько минут. В город идти с видом только недавно восставшего мертвяка было опасно. Черные власть любят больше собственной жизни. Они с радостью рискнут своими животами, чтобы заполучить более ценный трофей. Алистрат сел на корточки, облокотившись о дерево и прикрыл глаза. Было зябко, но стоило немножко потерпеть. В который раз маг возблагодарил судьбу за то, что его город стоял не в центре широкого поля, а среди леса. Тут он может спокойно спрятаться от ненужных глаз и восстановить силы.

Ветки деревьев утопали в снегу. Ветер осторожно покачивал их, стараясь случайно не уронить столь ценный белоснежный груз. С блестящих позолоченных холмов, дюнами расположившихся на земле, сдувались мелкие сверкающие песчинки, что кружились в хороводе по всему лесу. Тишина. Близился закат. Небо из светло-голубого медленно превращалось в темно-синее. А по земле неохотно расползалась темень. Все блестящее днем оборачивалось тусклым ночью. Алистрат вовремя вернулся. С последними лучами солнца деревянные ворота с железными решетками наглухо запирались. И будь он хоть трижды Верховным, внешние врата в город ему бы все равно никто не открыл. Они отпираются только с рассветом. Так что еще бы совет задержался на полчаса, и черному магу пришлось бы просить Лирна приютить его на ночь. Алистрат улыбнулся, представив лицо друга после подобной просьбы. Тогда бы мужчина не отделался от любопытного белого мага, пока не выложил все тонкости ночной охраны.

Верховный со вздохом поднялся, отряхнул утепленные на зиму штаны от снега и отправился в сторону родного города. Большой мегаполис встретил своего правителя перезвоном колоколов, предвещавших окончание рабочей смены в теплицах и в мастерских лавках. Теплая улыбка на некоторое время отразилась на лице Алистрата. С высоты город смотрелся восхитительно. Первый ярус, самый большой – бедные селения крестьян и рабочих. Их небольшие хаты, сделанные из соломы и глины, невольно восхищали. Так искусно мастерить собственные убежища могли только они. От архитектора свежих идей не всегда добьешься. И ведь откуда-то народ их берет! Вторым ярусом шли более зажиточные дома, в которые входили дерево и камень. Воображение у этого слоя населения было в десятки раз хуже, чем у низших. То ли они ленились, что-то новое выдумывать, то ли некогда им было – все время занимали деньги, то ли просто никто из них не задавался вопросом оформления своего жилища. Хоть эти ярусы были не четкими, составлены вразнобой – что-то сносилось, где-то ставилось новое, но они определенно наводили на некоторые мысли о разделении каст. А в середине города виднелся маленькой точкой темный каменный замок. Алистрат скривился. Это была его берлога. Сказать об этом здании он ничего не мог, кроме одного – абсолютная безвкусица! И строители этого «шедевра» были явно с чувством юмора – камень совершенно черный. Мужчину, каждый день постоянно видевшего черный цвет, уже начинало перекашивать от одного темного тона. Замок выделялся на фоне остальных домов, как клякса на белом листе, что Алистрата злило все больше. Приказ перекрасить строение местными был наглым образом проигнорирован. Они привыкли приравнивать темных магов ко всему черному. Пара строителей, отказавшихся выполнять маленькую прихоть своего повелителя, была казнена. Убеждения народа оказались непоколебимы даже на пороге смерти.

Алистрат перевел взор на большие заснеженные участки внутри мегаполиса, где расчищались только небольшие тропинки среди деревьев. Там были парки и скверы. Он сам любил отдыхать в них от государственных дел, которые, порой, выматывали. Конечно, приходилось надевать обычные лохмотья, чтобы его никто не узнал. Хотя, даже если он там появится в парадной одежде одного из своих советников, вряд ли кто-то признает в нем правителя. На счет своей внешности Алистрат был очень осторожен.

Мужчина вздрогнул, вспомнив незначительную деталь своей одежки, с которой он почти не расставался. Маска темно-синего цвета сразу же оказалась надета, а капюшон, закрывающий голову, тут же был накинут. Одна из особенностей магов – нежелание быть опознанными. К каким последствиям это может привести – всем давно было известно. Смертные достаточно хитрые существа. Они воспользуются любым козырем в своем рукаве, чтобы достичь выгоды. Хотя это можно было отнести ко всем магическим расам. Никто из них никогда своего не упустил бы. Но большую проблему в его стране, как и у всех остальных правителей, вызывали все же люди. Их стоило опасаться в первую очередь. Верховный предпочитал лишний раз остеречься, чем быть обманутым или высмеянным, или того хуже – убитым.

- Ненавижу Смертных, - тихо проговорил он. Его глаза заволокло тьмой всего лишь на долю секунды. Правитель мгновенно взял себя в руки, заглушив эмоции, и неспешно пошел к воротам.

***

Алистрат остановился возле блочной трехэтажки. Тут устраивались прослушивания, совещания, собиралась вся местная знать. Обычное, ничем не примечательное здание из желтого камня, больше напоминавший песок, никак не приковывала взгляды прохожих. Мало кто знал, почему данное ветхое сооружение располагается на площади в центре города. Многие жаждали снести его или перестроить, но правитель был слишком уперт в этом вопросе. Чем-то Алистрату нравилось это здание. То ли притягивала его магия старого дома, еще носившая отклик Создателя, то ли сооружение поднимало в нем давно уснувшие светлые воспоминания, а возможно ему просто нравилась загадочная красота древних строений. Верховный вновь обвел здание тяжелым взглядом. В лучах заходящего солнца блоки отливали цветом расплавленного золота с медью, а в сочетании со снегом на крышах домов создавалась иллюзия сказки. На верхних этажах загорелся свет. Алистрат хмыкнул. Его заместитель, видимо, даже и не думал собираться домой. Еще бы! Когда правитель уходил, он взгромоздил на хрупкие плечи помощника все свои обязанности. Возможно, поэтому его подручные менялись каждый месяц. Многие не выдерживали такого груза, и сами уходили. А Верховный всегда со всех спрашивал, как с себя.

Алистрат вошел в здание, гордо носившее звание Капитолий, и поднялся к своему заместителю. Двери везде были открыты – одно из правил этого сооружения. Так Верховный, проходя в очередной раз мимо подчиненных, мог видеть кто, чем занимается. А ходил правитель как тать – его вообще мало кто замечал.

Мужчина сидел над бумагами с безумным взглядом и пытался вникнуть в их содержимое уже который час. Ему явно не везло. Взлохмаченные волосы говорили о многом. Алистрат против воли улыбнулся. Паренек все же пытался разобраться, хоть для него это и было непосильной задачей. Жаль, что надолго его не хватит.

- Ты подготовил приказы? – строгий голос своего повелителя было сложно спутать с каким-либо другим. Мужчина вздрогнул и поднял умоляющие глаза на черную фигуру.

Алистрат готов был поспорить на собственную жизнь, парнишка думал о слабовольном побеге. Его косой взгляд на открытое окно это доказывал.

- Д-д-д-да, мессир.

- И? Где? – ледяной тон правителя заставил заместителя мгновенно начать рыться в многочисленных бумагах и свитках в поиске приказов.

- Бардак какой! Ты посмотри, что ты тут устроил! Нормальное рабочее место должно быть чистым, а у тебя оно завалено!

- П-п-простите, мессир.

- П-п-простите, мессир, - передразнил своего незадачливого заместителя Верховный, - твое п-п-простите ничего не стоит, даже твоей жалкой жизни. Где приказы, я спрашиваю?

- Вот они, - паренек протянул стопку бумаг, перевязанную голубой ленточкой.

- Это что? – правитель покрутил в руках бантик.

- П-п-приказы. Их стянули лентой, чтобы не потерялись. Другой не нашлось. Бечевка вся израсходовалась.

- Ты бы еще розовой перевязал, напудрил и надушил для большей убедительности, - фыркнул правитель. – Вот уж подарочек то, а! Ни за что бы не догадался, что это приказы на смертную казнь отступников. Такое впечатление, что в Капитолии работают одни бабы. Поувольняю всех к дьяволу! Ладно, этот… «подарочек» отступникам завтра сразу же обнародуешь. Представляю, как они радоваться будут. Из штанов повылезают от эдакого сюрприза. Не забудь на топорик тоже голубой бантик повесить, а то, боюсь, не поймут юмора. Ты нашел данные об обрядах на крови?

- Нет, мессир. Мы всю библиотеку перерыли. Ничего нет.

- В смысле «мы»? Я ТЕБЕ это поручил, а не всему Капитолию! Вот так и раскрываются государственные тайны.

- Библиотека очень большая. Я думал, что не справлюсь к вашему приходу и взял проверенного человека, своего друга.

- А на свою первую брачную ночь ты тоже брал этого друга, боясь, что один не справишься?

- Нет, мессир.

- А зря-я-я-я. Иначе узнал бы, что не такой уж он и проверенный, если поможет, и не такой хороший друг, если откажет.

- Извините, мессир, такого больше не повторится.

- Заседание глав Домов было?

- Да. Я передал им ваше пожелание.

- Интересно, что же ты им такого сказал, если мои элементарные просьбы выполняешь через пятую точку.

- Все в точности, как вы говорили. Я записал.

 Алистрат поднял лицо от бумаг и удивленно посмотрел на своего молодого заместителя.

- Это то и пугает. У тебя проблемы с памятью? Ты же маг - не человек.

- Простите, мессир. Вы просто много чего говорили, и я решил, что запись будет понадежнее памяти.

- Жаль я упустил тот момент, где ты зачитывал с бумажки сильным мира сего, постоянно краснея и повторяясь. Значит так, меня не будет пару дней, может неделю. Все зависит от обстоятельств. Ты за это время казнишь отступников. Какая им там казнь по закону полагается в соответствии с их прегрешениями разберешься сам. Может кого-то и помилуешь, кого захочет народ. Далее, нужно разобраться с душами. Они и так долго ждут своего часа на реинкарнацию. Кого-то отправишь в чистилище на повторную жизнь, кого-то уничтожишь, а кто-то пойдет на «вечную жизнь». Присутствие черного мага там обязательно, как и белого тоже. Так что будь готов работать в паре. Хотя… зря напоминаю, ты любишь трудиться не один. Судить вы не будете – этим занимаются другие, вам только надо отделять моменты жизни существа. Ты отбираешь все темное на одну сторону жизни, твой напарник – все светлое на другую. Повторяю, судят другие! И судят они не по количеству темного и светлого, так что ставить на ту или иную душу неразумно. А то у меня был один такой обалдуй. Доспорился до того, что его душа пошла на «вечную жизнь» к одному из дьяволов. Азартный очень был. Был-был, да и сплыл. В общем, я тебя предупредил, книга – вторая по счету на верхней полке. Там все написано про это дело. Почитаешь, осознаешь. Вопросы будут – снова откроешь книгу и начнешь читать заново. Ты понял? Приду, проверю всю терминологию. И не дай Создатель на что-нибудь не ответишь! И да, когда придет время, тебя самого перенесут, куда надо, так что будь готов в любое мгновение пропасть на пару дней. Кроме того, у меня на столе должны лежать отчеты о строительных работах в цифрах, пожалуйста, а не как в прошлый раз!

- А как в прошлый раз было?

Алистрат бросил на своего заместителя красноречивый взгляд.

- Мемуары о том, как тяжело на стройке, мне не нужны, и докладные на начальников тоже, как и объяснительные от рабочих, а в конце самое интересное – одна заоблачная цифра. Еще раз мне такой фантазер попадется, плаха ему обеспечена. Иногда такое впечатление создается, что вы меня за идиота держите.

- Я понял, все перепроверю.

- Вот и славно. Далее уставные от пограничников тоже должны быть на моем рабочем столе, плюсом идут так же документы на разработки. Прошения местных рассмотришь самостоятельно. Тебе все. С остальным пусть разбираются другие отделы. Часть тех бумаг, которыми я займусь сегодня ночью, будут уже заверены, распределишь их по секциям. В целом все. Да, и приберись тут! В Капитолии должна быть идеальная чистота. А у тебя все так, как будто тут был сам дьявол в своей боевой ипостаси.

- Да, мессир. Все будет сделано.

- Надеюсь. И еще одна маленькая просьба. Если я еще раз увижу вот это, - Алистрат махнул рукой на перевязанные листки с приказами, - на моем рабочем столе, ты отправишься на реинкарнацию в то же мгновение, учел?

- Да, Верховный.

- Что ж, хорошо. Если что, я в своем кабинете. Работай.

Паренек тяжело вздохнул и окинул взглядом заваленное стопками бумаг помещение. Он сейчас как раз думал сменить работу.

***

Алистрат лениво потянулся в своем мягком кресле и открыл глаза. На столе лежал пергамент с недописанным приказом. В конце листа красовалась большая жирная клякса. Легкое движение руки, и испорченный документ полетел в урну. Темный маг глубоко вздохнул и протер заспанное лицо.

За окном лил дождь. Мерное постукивание капель окончательно испортило настроение Верховному.

- Замечательно, - протянул Алистрат. – Вчера же было морозно и солнечно, а теперь тепло и слякотно! Опять природники чудят. Ох, и доиграются они у меня. Снесу их Академию, будут знать. Тоже мне всесильные уникумы.

Черный маг обвел взглядом свой кабинет. С двух сторон стены представляли собой стеллажи, на которых располагались толстые фолианты – любимая коллекция темного. Тут находились книги со всего континента. По-настоящему ценных экземпляров – немного. Большая часть хоть и была достойна некоторого внимания, но не представляла особого интереса с научной точки зрения. Над дверью висел портрет грозного правителя. Алистрат усмехнулся, встретившись с презрительным взглядом себя самого. Художник слишком сильно приукрасил свой шедевр. На картине, казалось, изображен молодой Бог – сила, стать, красота, могущество – каждая черточка кричала об этом. Некоторые штрихи даже были похожи, но все же, маг, изображенный на полотне, казался абсолютно чужим. Алистрат не узнал бы себя, если бы не был точно уверен, что портрет рисовали с него. Именно поэтому Верховный и решил повесить его в своем кабинете, чтобы не казаться своим подчиненным совсем уж призракам.

Возле окна на возвышении располагался письменный стол, занимающий полкомнаты. Неподалеку находился небольшой столик с шахматными фигурками и два роскошный кресла, обитых соболем. Никаких цветов и прочей ненужной мишуры в кабинете не было.

В дверь постучали. Хозяин комнаты мгновенно надел маску и накинул капюшон.

- Входите!

- С добрым утром, мессир, - в дверях показалась рыжая макушка.

Алистрат тяжело вздохнул. Глаза подернула темная дымка силы. Опять он.

- Ты выполнил все, что я тебе приказал?

Заместитель закрыл за собой дверь и чуть замялся.

- Нет, мессир.

- Тогда какого … ты тут забыл?

Злость поднималась в душе Верховного. Глаза еще больше стали походить на два черных омута. Сила в них уже плескалась во всю. Темная сила.

- П-п-простите меня, я не хотел разбудить. Но Вас просит командир одного из сегодняшних ночных патрулей. Он говорит, что это срочно.

- Зови.

Статный воин вошел в кабинет Верховного точно по команде. Сильное мускулистое тело в доспехе из намагиченной стали заполнило собой все немаленькое пространство комнаты. По сравнению с ним даже сам Верховный казался небольшой букашечкой. В нос тут же ударил зловонный запах нечистот. Алистрат чуть не подавился новой порцией воздуха.

- Тебе знакомо такое слово, как вода? Давно мылся?

- Вчера, - пробасил детина.

- Кхм… а такое впечатление, как будто еще до моего рождения.

- Не обращайте внимания. У нас ночь была очень насыщенной. Мы шпиона ловили.

- В мусоре?

- А как вы догадались?

Алистрат терпеливо выдохнул и перевел взгляд на уже зеленого помощника. Пора заканчивать с этим. Иначе это будет уже рекорд по самой глупой смерти своего заместителя.

- Рассказывай, что за важное дело.

- Так, это с, - черные глаза Верховного воина нисколько не пугали. Он и не такое видел в закоулках мегаполиса. – Вчера мы патрулировали южную часть города. Как вдруг на нас выскочил какой-то странный тип.

- Странный тип? У нас целый город – одни сплошные странные типы. Если так каждого хватать, от столицы ничего не останется.

- Не-е-е-е, - протянул бравый вояка. – Это был темный эльф. В нашем городе! Вы представляете? Темный эльф!!! Насколько я знаю, они живут замкнуто и строго на своей территории.

- Ты уверен?

На лице Алистрата проскользнуло мрачное любопытство.

- Жизнью клянусь! Их сложно спутать с другими расами. Тощие, как жерди, длинные. Волосы длинню-ю-ю-ющие! Лица узкие, какие-то даже отталкивающе хищные. Уши на концах острые, хотя вот у этого экземпляра я так и не рассмотрел их в темноте. И глаза… разрез очень необычный. Не наш, больше даже на рыбий похож, чем на человеческий.

- Почему ты уверен, что это был темный эльф, может, светлый?

- Не-е-е-е. У него в глазах плескалась тьма. Вот как у Вас. Мне показалось, что он был чем-то раздосадован, злился на что-то. И в руках держал какой-то странный прибор. Мне он не знаком. Но это еще не все. Когда он наткнулся на нас, то припустил со всех ног. Этот шпион явно что-то скрывал. Не даром ведь бежал, как будто за ним свора гонится. Так мы за этим поганцем-то и помчались. Не смогли поймать. В пригороде в бедных кварталах на свалке он будто бы исчез. Мы всю ночь в мусоре возились. Под утро нашли подземный вход в канализацию. Начали было там все осматривать, только что толку. За то время, что мы провели в мусоре, он успел бы уже десять раз удрать.

Командир развел руки в стороны и печально вздохнул.

- Где он вам попался?

- Да, вот неподалеку от Капитолия. Саженей 30-40 к югу.

- Так. Усилить патрули. В Академию нужно будет отправить письмо с распределением на практику. В каждый патруль дополнительно будет включаться по студенту-выпускнику из каждого факультета.

- У нас будут маги? – командир чуть ли не потирал руки от этой новости.

- Будут-будут. С магами вы быстрее станете искать темных эльфов. И ловить тоже. Кого поймаете тут же без разбора в тюрьму. Я сам лично буду с ними беседовать.

- Но, Верховный, студенты не станут работать еще и ночами дополнительно! – подал голос конопатый заместитель.

- Куда они денутся! – кровожадно отозвался Алистрат. – Нечего было погоду портить. А так, хоть делом займутся. Все равно ночами дебоширят. Я знаю. Я видел. Так что я думаю раз в месяц каждый из них сможет одну ночку посвятить своему любимому правителю на благо и процветание страны. А для особо своенравных есть плеть и публика. За каждого упущенного преступника ленивые будут наказаны на площади. Мера воспитания народа – кнут и пряник. Кнут все же наиболее стимулирует.

Алистрат написал несколько указов, поставив роспись, и со своей жирной печатью передал их заместителю.

- Один должен попасть в Академию на стол ректору, а копия второго разослана по разным областям города лично в руки главнокомандующим. Чтобы завтра же новые патрули были готовы. Давно пора было что-то предпринять. А то запустил я как-то это дело. Вот и повод появился. И еще. Надо проверить Капитолий. Хотя, это бесполезно. У темных эльфов плохая репутация. Только они могут ограбить дом и провернуть все так, что хозяин в итоге сам отдаст им свой особняк, да еще и прилежащие территории всучит в подарок, и что самое странное, будет при этом абсолютно счастлив. Лучше вот что сделать. На все прямые канализационные выходы в подземку наложить большой хороший-такой замочек. А свалку разобрать! Весь мусор рассортировать и отправить темным на переработку. И чтобы я больше не слышал об этих завалах. Город должен быть городом, а не гниющими помоями. Все запомнил?

Заместитель обреченно кивнул.

Черный маг вышел из кабинета и спустя несколько долгих минут парень увидел, как правителя поглотило окно портала.

- Он не боится так все оставлять на распашку? – вояка проследил за скрывшимся силуэтом Верховного.

- Тут все у него завязано на крови. Если в тебе не течет его кровь, то можешь даже и не пытаться взять что-то. Кара мгновенная – смерть. Пожалуй, единственное, что отсюда можно унести – это бумаги, но без его подписи, магического знака и печати Верховного, они ничего не стоят.

-  Как у вас тут все строго.

Заместитель лишь дернул головой.

- Я третью ночь провожу не с семьей, - в его голосе звучала неприкрытая горечь. – Скоро дети не будут знать меня в лицо. Нужно уходить. Лучше я другим чем-нибудь займусь, чем буду пытаться быть похожим на него.

- Да, он без семьи совсем. Одинокий, недосягаемый, жестокий. У него просто нет времени даже на себя. Что говорить о семье! Многие хотят быть как Верховный, но как только пытаются – начинаются проблемы. Вот взять хотя бы моего главного. Он мечтал о власти. Получил ее, но пожертвовал в итоге куда более весомым. Только спустя года он понял это. Теперь как пес цепной ко всем бросается, придирается.

- Ты бы помылся что ли, - сморщился черный маг от того, что благоухающий всеми ароматами помойки командир подошел к нему слишком близко.

- Держись, парень, - воин похлопал заместителя по плечу, вздохнул и отправился домой.

Глава 3

Лирн

Светлый маг напряженно думал. В его голове бродили мрачные мысли, а настроение казалось слишком паршивым. Никогда еще ему не было так плохо. Недавняя новость о предательстве собственной жены потрясла мага сильнее, чем он думал.

- Дурак! – Лирн швырнул чару с недопитым красным вином об стенку. Раздался звон рассыпающегося хрусталя. Этот звук немного отрезвил мага.

«А чего я ожидал? Брак по расчету. С чего ей хранить мне верность? Я же ей даже детей сделать не могу, чтоб Отец вечно мучился в пытках!».

Белая пелена спадала с глаз мага по мере того, как он успокаивался. Показываться народу в таком состоянии было нельзя.

Случайный взгляд на мутное зеркало, и светлый маг вздрогнул. Белые одежды были безнадежно испорчены вином и грязью. Копна золотистых волос оказалась взъерошена, будто Верховный рвал их на себе. Лицо с небольшими морщинами все же выглядело немолодо. Случайный прохожий дал бы ему лет сорок, если бы не знал, что перед ним маг. Голубые глаза сочились грустью и усталостью. Все говорило об обреченности.

Неуловимое движение ауры здания, холодный ветерок. Обостренное чувство мага давало о себе знать легким оттенком интуиции. Лирн ощутил в пространстве темную силу. Она сочилась из определенного места, все увеличиваясь. Вкус, запах, цвет – обычный человек не уловил бы ничего, но маг, в котором есть частичка крови Создателя, не мог не заметить изменений. Мгновение, и Верховный уже знал, кто заявился к нему в замок. Лирн вскочил, чтобы тут же подхватить своего друга, усадить в кресло и подать воды. Только один маг мог решиться на такое безумие – прорывать пространство в магически защищенном месте.

- Прекращай это делать.

- Что делать?

- То! Сколько раз я тебе говорил, мой замок пропитан светлой магией до глубоких подвалов! Даже я тут колдовать опасаюсь, чтобы случайно не сместить защитную ауру здания. Не смей больше заявляться ко мне без приглашения порталами! – подумав, белый маг добавил, прекрасно понимая, что о безопасности говорить своему другу бесполезно. – К тому же, а если бы я мылся? Или в постели с женой развлекался? Думай головой в следующий раз, когда будешь настраивать портал на меня.

- Да, ладно тебе! Подумаешь, что я голых мужиков что ли не видел. Или ты стесняешься? А твоя женушка вообще будет рада-радехонька. Хоть какое-то разнообразие в семейной жизни.

Лирн передернул плечами.

- Прекращай. И правда Путник говорил, ты с драконами очень схож по характеру. Быстро общий язык найдете.

- С чего это?

- Что они язвы, что ты!

- Ты чего такой нервный-то сегодня. Я прибыл к лучшему другу, а его словно подменили. Что-то произошло?

Хозяин замка глубоко вздохнул и развалился в кресле неподалеку. Голубые глаза собеседника изучали его с придирчивостью отца, разглядывающего непослушного сына.

- Да. Моя жена беременна.

Брови гостя поползли вверх, а глаза стали точно круглые монеты.

- Ты… ты ведь… как ты обошел проклятие Отца???

Лирн покачал головой.

- Нет, не от меня.

Черный маг лишь передернул плечами.

- Именно поэтому у меня и нет жены.

- Насколько я знаю, у тебя даже любовницы нет. Как ты справляешься вообще? И который раз я тебе этот вопрос задаю, но ты все не отвечаешь – почему ты избегаешь женщин? Я ни разу не видел тебя с девушкой.

- Концентрация. Она помогает мне справится со своими желаниями. К тому же я принимаю настойку эльфов.

- Твое поведение с девушками как-то связано с Отцом?

- Да. Но я пока еще не готов говорить об этом. Возможно, позже. Я прибыл, чтобы спросить тебя кое о чем.

- Я весь во внимании, - Лирн разлил по чарам красное вино и протянул один из кубков другу.

- Откуда тебе стало известно о ритуале, о котором ты рассказал совету?

- Книги. Неделю назад умер один из моих подчиненных. В прошлом он прислуживал Отцу, смотрел за его библиотекой. Его друг поделился с ним предчувствием, что книги будут сожжены.

- Этот друг стал путником?

- Да.

- Значит ли это, что наши изменения возникли еще до смерти Отца? Но… у меня нет объяснений.

- Я тоже над этим тогда задумался. Мне кажется, что Отец запустил механизм преобразований до своей смерти, а с Его кончиной он просто ускорился и стал более явным.

- Ладно. Оставим это предположение, как наиболее подходящее. И твой подчиненный спас библиотеку?

- Нет. Он не смог вытащить все книги. Его сил хватило лишь на малую часть. В его завещании гласило, что мне передается это сокровище. Он сказал, что там я найду ответ, который мы все так упорно и долго ищем последнюю сотню лет. Именно тогда я и наткнулся на первое упоминание о ритуалах на крови.

- Я знаю о привязке на крови. Темные часто его используют. О ритуалах на крови я слышу впервые.

- Я ведь не ошибся. Там ссылались на самую древнюю и мудрую расу. Это драконы. Наши магические расы появились одновременно вместе с людскими, а вот драконы были постоянно. Пожалуй, это единственный народец, который охраняет свои тайны с фанатичным остервенением. Единственное, что нам известно о драконах так это то, что у них у всех поголовно скверный характер и абсолютно черное чувство юмора, да еще и пошлое к тому же. Плюс, хотя в нашем случае скорее минус – к магии они устойчивы. Хитро Создатель придумал. Мы возвышаемся над людьми, драконы – над нами, при том что они совершенно беззащитны против людей. Замкнутый круг. Сколько еще таких кругов существует с другими народами – их просто, наверное, не счесть.

- Что планируешь дальше с книгами делать?

- Сжечь. Там есть знания, которые опасны не только для читающего, но и для всех окружающих. Этот мир пока к ним не готов. У меня волосы дыбом вставали от этих книг. Рукописи Создателя должны быть уничтожены. А ты хотел бы их прочесть, Алистрат?

Черный маг равнодушно передернул плечами, но алчный взгляд, направленный на полки шкафов выдавал его с головой. Лирн лишь усмехнулся.

- Не надо. Ты ведь мне веришь? Я тебя никогда не обманывал. И сейчас не вру. Тебе это не нужно.

Алистрат уловил напряжение друга и перевел разговор в другое русло.

- Я хочу, чтобы ты отправился со мной к драконам. Мне так будет спокойнее.

- Я, конечно, все понимаю, но я – белый маг! С темными-то не могу найти точек соприкосновения, и ладно бы с ними, но цветные – это вообще за гранью моего понимания. А ты хочешь меня к драконам отправить!

- Это нормально. Разные виды магии. Ее противоположности не дают тебе понять других.

- Но с тобой-то особых проблем нет.

- Дань старой дружбы. Она чего-то да стоит. Магия все равно отталкивает. Она в крови и с ней уже ничего не сделаешь. Живой пример тому – твоя Виктория. Она темный маг, Лирн!

- Я знаю. Но дело не только в этом. Виктория которую сотню лет ждала, что я подарю ей ребенка. Материнский инстинкт просто так не вытравишь. А когда она поняла, что я старею и от меня уже можно ничего не ждать, то взяла все в свои руки. А я…, - Лирн прикрыл рукой глаза, не желая настораживать друга. – я… что я мог сделать? Теперь мне даже подходить к ней нельзя!

- То есть?

- Ребенок темный. При соитии происходит обмен энергиями. Малыш потребляет силу за двоих. Часто нужна подпитка от мужчины. Если ее не будет, женщина может умереть еще на ранних сроках. Она просто теряет свою силу. Ребенок в отсутствии энергии пожирает фактически жизнь матери. Нет, это не чудовище. Организм просто очень хочет жить. Разумеется, это бессознательный процесс. Моя магия – светлая. Для питания темного младенца она не пригодна. Но матери, способной потреблять мою энергию благодаря брачному обряду, магия не причинит ни малейшего вреда.  И что мы имеем? Большое количество светлой магии для темного младенца. Он ведь не соображает, что можно потреблять, а что – нельзя. Его смерть растягивается на неопределённый срок. Таким образом, пару моих вторжений и ребенок будет мертвым уже через неделю.

Лирн грустно наблюдал, как вытягивается лицо у Алистрата с каждым его словом. Тут он не в силах был ничего поделать. Книги, украденные из личной библиотеки Создателя вместе с рукописями, на многое проливали свет.

- Это ты…, - Алистрат вновь взглянул на стопку емких хранилищ знаний, расположенных в уголке комнаты, и в его взгляде проскользнуло вожделение.

- Даже не думай! – Лирн правильно прочитал выражение лица своего друга. – Поверь, это не самое жуткое, о чем там написано. Дальше все намного хуже. Я их сожгу. Сегодня же. Я уже несколько раз жалел, что взялся читать это убожество.

- Ты – белый. Для тебя это – убожество. А вот я – темный. Для меня это может быть божественным.

- Алистрат, нет!

Лирн вздохнул, понимая, что друг просто так не отступится. Небольшая искорка, и книги запылали. Огонь давался ему с трудом, как и вся остальная стихийная магия. Это прерогатива цветных магов – управлять первоначалами бытия. У светлых имелась другая сила.

- Знаешь, ну, ты и собственнический гад! Можно сказать, ГлавГад! Даже Серхат по сравнению с тобой ангелочек!

- Спасибо, я тоже рад тебя видеть снова.

Лирн отвел взгляд, не желая ссориться с другом. Последнее время стычки братьев стали происходить чаще. Магия укореняется.

- И это все, что ты мне можешь сказать? Зачем ты это сделал?! Если бы мы знали эти проблемы, сколько бы смертей можно было предотвратить! – глаза Алистрата вновь стали непроглядно черными. Они пугали, но и притягивали одновременно какой-то хищной и потусторонней красотой. Лирн внимательно смотрел на друга. Похоже, только сейчас он начал понимать, почему женщины вешались на Алистрата толпой. В нем чувствовалась магия. Дикая необузданная энергия. В нем самом столько силы не было. Ни в ком не было. А маги так падки на мощную энергию, особенно маги женского пола.

- Что ты молчишь??? Я с тобой разговариваю или со стенкой? Хотя она и то посговорчивее тебя будет!

Мысль, что неожиданно взбрела в голову светлому, заставила того ужаснуться. Все существо воспротивилось ей. Эта идея была несвойственна «правильному» образу белого мага. Может быть это старость, а может проклятие Создателя начало давать трещины, ведь подобная мысль могла возникнуть у кого угодно, но только не у светлых. Лирн пересилил свою душевную боль и тихо проговорил:

- Алистрат, я хочу, чтобы ты дал часть своей силы моей жене, - мужчина выдохнул. По телу разлилась слабость. Против своей сути идти было сложно. Но всегда жизни близких перевешивают устои.

Черный маг замер, словно ослышался. Его злость прошла, вернув глазам обычный голубой цвет.

- Что-о-о-о??? – прошептал он, не веря в то, что услышал. – Я не буду марать свои органы об эту потаскушку! Кто ее там оплодотворил, тот пусть и выкручивается! С чего это мне все за этим быком-осеменителем разгребать?

Лирн скривился, но пытаться доказать что-то другу не решился.

- Алистрат, я прошу. Виктории нужна подпитка. Я не могу. Ты сам все слышал.

- Ну, и пусть помирает! Беда какая! Миру будет полегче – на одну зависимую меньше. В следующей жизни будет повнимательнее со своими ухажерами.

- Так нельзя. Я ее люблю.

- Значит, избавь ее от ребенка, раз любишь.

- Нет. Это противоречит моей природе. Я не могу просто так взять и убить невинное дитя!

- Почему я? Найди кого-нибудь на своей земле.

- На земле белых искать темного? Это плохая шутка.

Алистрат прикрыл глаза и тихо рассмеялся.

- Знаешь, белый, ты просто уникум. Наверное, в курсе, что с тобой одни проблемы? Сколько раз я тебя вытаскивал из всякого дерь… кхм… нехорошего окружения. Только с тобой могло такое случиться, правильный ты наш. Но эта ситуация уже из ряда вон выходящая! Ни в какие ворота! Тебя самого не коробит от собственной просьбы?

- Коробит, - мрачно кивнул Лирн. – Но жизни важнее моего мнения.

- Вот он – философский подход светлых, - картинно вздохнул Алистрат.

- По-моему тебе давно уже хочется женщину. У тебя ее не было со смерти Создателя. Вот он и случай.

- У меня есть свои причины, почему я не знаюсь с девушками. Я просто очень жадный и себялюбивый. Мне не охота отдавать свою силу, какому-то второму лицу.

- Ложь, - твердо проговорил Лирн. – Количество силы не зависит от наличия или отсутствия партнера. Она как кровь, восстанавливается со временем. Исключения составляют только беременные женщины. Если уж на то пошло, девушки не производители энергии, они – потребители, и именно это и делает их мужчину сильнее. Чем больше они забирают себе, тем мощнее становится дающий.

- Хорошие умные книжки, - сощурил глаза черный маг, - которыми ты, нехорошее такое существо, пожадничал и с другом не поделился!

- Я не жадный. Я о тебе забочусь.

- Ну, да, конечно, - хмыкнул Алистрат. - Кто еще может обо мне, тысячелетнем старике позаботится, как не очередной тысячелетний старик!

- Твой сарказм дела не меняет. Так что, на счет жены?

Алистрат показал неприличный жест и отвернулся.

- Поня-я-ятно. А если так, давай сделку? Ты ведь любишь сделки? Лю-ю-ю-юбишь! Какой темный их не любит. Ты поможешь моей жене, а я взамен отправлюсь с тобой к драконам, идет?

- Мало!

- Хорошо, что еще ты хочешь?

- То, что я хочу, ты уже сжег!

Лирн глубоко вздохнул. Его терпение тоже было далеко не бесконечным.

- Что ты хочешь из того, что есть, чтобы уравнять сделку?

Алистрат задумчиво посмотрел на светлого мага.

- Информацию. Ты больше ничего не будешь скрывать от меня. Что знаешь, рассказываешь мне и разъясняешь, почему. Если то, что я сейчас услышал от тебя, это только часть, то даже не представляю, что еще там написано. Будет любопытно тебя послушать. К тому же, ты соглашаешься на все мои предложения и всячески поддерживаешь их. Согласен?

- А если это будет что-то безумное?

- А вот в таком плане уже тебе решать, чья шкура дороже – твоя или жены? Конечно, жены, кто бы сомневался! – черный маг мгновенно прочитал ответ по лицу светлого. - Хотя после того, как я ею воспользуюсь, вряд ли ты останешься при том же мнении.

Лирн насупился, но для него жизнь близких была превыше всего.

- Я согласен.

Алистрат достал кинжал и разрезал им себе руку. Окровавленный предмет тут же был передан другу.

- Не доверяешь мне?

- Доверяю, но страховка будет не лишней. Клятва на крови никогда еще не подводила при случае.

Лирн усмехнулся, взяв кинжал. В этом был весь Алистрат. Близко он к себе не подпускал никого, даже самых родных, отгородившись от всех стеной неприязни и иронии. И на то у него были свои причины.

Глава 4

Виктория

Женщина ходила из угла в угол. Как наяву она помнила лицо мужа, как только его рука коснулась еще плоского живота – удивление, неверие, ужас, разочарование и, наконец, презрение. Он ее не понял. Даже не пытался понять. Один единственный вопрос, что он задал, перед тем как уйти прочно засел у нее в голове.

- Какой срок? – надломленный, полный отчаяния вопрос.

- Два-три месяца, точно не знаю, - тихий ответ.

Сил у мужа было не так много, чтобы обнаружить плод раньше. Ребенок с каждым днем забирал у женщины все больше энергии. Она еле могла использовать свой дар. Получалось у нее все хуже. Виктория боялась, что со временем, она и передвигаться не сможет. Ее тело сильно ослабело, выкачивая силу, точно проклятие. Она и не думала, что ребенок потребует столько энергии. Появись сейчас Лирн на пороге ее комнаты, женщина не смогла бы себя удержать в руках. Путница тихо застонала, вспомнив крепкое тело мужа и сладкую силу, питающую его светлую ауру. Слишком вкусную сейчас. Хотя она предпочла бы темный источник, но такая мечта явью быть никак не могла.

Словно в ответ на ее мысли защитный периметр замка поколебался и в воздухе женщина уловила темную родную энергию. Мужскую черную магию. Кровь с новой силой разогналась по венам. Голова соображала плохо, остались только инстинкты.

- Хочу-у-у-у! – женщина поскребла удлинившимися когтями по стенке, оставив глубокие борозды на камне. – У-у-у-у-ы-ы-ы-ы!

Магиня застонала. Активность тела возросла. Силы уходили в разы быстрее.

Виктория запоздало сообразила, что нужно собрать хотя бы те жалкие крохи, что остались после портала, и экономить собственную энергию. Она легла на кровать и приготовилась впитывать темную магию. Ее оказалось очень мало, но каждая крупинка силы была на счету. Путница непроизвольно сглотнула, уже представив огромное количество родной темной энергии, окутывающей ее своим теплом с головы до ног. Если бы только темный маг чуть ошибся с местом и угодил в ее комнату... женщина предвкушающее улыбнулась побелевшими губами. Уж она бы его пригрела. Путница прислушалась к такому недосягаемо далекому темному источнику. Ошибки быть не могло. Это оказался Алистрат. Ее любимый черный маг, такой вку-у-у-у-у-усный!

- У-у-у-у-у-у-э-э-э-э.

При мысли о его силе, женщину вновь скрутило.

Темный маг появлялся у друга часто. Его ауру и исходящую от него энергию путница запомнила досконально. Сложно забыть мага, когда тот постоянно крутится рядом с ее мужем. От Лирна часто исходили отголоски его энергии. Сейчас женщина продала бы за эту силу свою душу, если бы это хоть чем-то ей помогло.

Сколько магиня так мучилась, частичку за частичкой впитывая то, что еще не забрал замок, она не помнила. Мыслей никаких не было. Все существо обратилось в концентрацию.

Отворилась дверь. И вошел ОН! Женщину окутала теплая сила. Она мгновенно поднялась и встретилась взглядом с черными глазами темного мага. В обычном состоянии они бы напугали путницу. Мужчина открыл свой источник. А черный маг просто так никому никогда не показывает свою силу, и уж точно не раздает ее. В таком состоянии он убивает. И делает это медленно, со вкусом. Но сейчас в женщине почти не осталось ничего, что напоминало бы разумное существо. Возобладали низменные инстинкты. Виктория кинулась к мужчине и с непередаваемой жаждой впилась ему в губы, поглощая потоки темной силы.

- Мое! Хочу! Больше! Хочу!

Женщина попыталась освободить своего неожиданного гостя от одежды, но руки не слушались, занятые исследованием тела, а в голове царил кавардак. Разум ушел, сознание помутилось, в глазах все расплывалось. Единственное, что запомнилось четко – искаженное отвращением и брезгливостью лицо черного мага. Путница попыталась воспользоваться магией, чтобы ощутить, наконец, желанное тело, но не смогла. Вся получаемая энергия уходила на питание плода. Почувствовав приток силы, запросы ребенка увеличились в разы.

- Дай! – взмолилась Виктория, и на ее глазах выступили слезы. - Хочу! Дай!

Алистрат стоял и смотрел на женщину. Она почти висела у него на шее и от ее веса ему было не комфортно. Казалось, он и не думал снимать ни плащ, ни льняную рубашку свободного покроя, ни штаны, ни тем более разоружаться. Униформа всех темных магов по стандарту была черной. Цвет одежды не обсуждался. Так их легко везде узнавали, не прибегая к магическому зрению.

- Я не твой раб. И прихоти блудной девки выполнять не намерен. Попроси нормально.

Женщина взвыла. Мужчина даже бровью не повел, терпеливо дожидаясь возвращения разума путницы. Он спокойно наблюдал за ломкой женщины. Наконец, толика сознания возобладала над инстинктами. В безумных глазах появилась искорка разума.

- Пожалуйста, я п-п-п-прошу, дай мне.

- Что тебе дать? – тихо произнес он, будто бы издеваясь.

Женщина снова чуть не ударилась в слезы, но все же смогла вымолвить:

- Пожалуйста, дай мне больше силы. Я очень хочу ее сейчас.

Алистрат усмехнулся.

- Ну, хотя бы честно. Не стала врать про любовь и про желания тела. Уже радует. Отойди, я разденусь. Когда на мне висят, это как минимум не удобно.

Виктория всхлипнула и просто неимоверным усилием заставила себя сесть на кровать. Она точно зачарованная смотрела, как мужчина снимает плащ, достает кинжалы и откладывает их. Затем его руки развязали рубашку. Она была снята через голову, оголив натренированный торс. Путница затаила дыхание. Сила потекла быстрее. Ее стало больше. Потом в ход пошли штаны. Спустя время перед ней предстал обнажённый темный маг. Женщина только хотела приблизиться к нему, как повелительный окрик: «Сидеть!» - пригвоздил ее обратно.

- Я сам все сделаю, ясно? Ты не потратишь ни частички своей силы. Я у тебя ее просто не возьму.

Путница мысленно возмутилась таким пренебрежением и попыталась перенаправить часть уже успевшей выработаться своей энергии мужчине, но получила сильный откат. Руки мелко задрожали. Женщину замутило. В глазах все задвоилось и затроилось. Алистраты единодушно покачали головами, точно болванчики, и проговорили:

- Мне вот интересно, все бабы дуры, или все же нет? Похоже, что да. Ты себя угробить решила, ненормальная? Я же ясно сказал, что твоя сила мне не нужна. Даже входы на время заблокировал, чтобы случайно не взять. Э-э-э-эх, Создатель, дай мне терпения!

Алистрат быстро стянул с путницы платье и уложил на кровать, нависнув сверху.

- Ну, что ж, - осмотрел он свой сомнительный приз, - так-то вроде все есть – низ в порядке, верх, конечно, на любителя, но я не привередлив сегодня. Дареному коню в зубы не смотрят. Тогда, раз все на месте, можно и приступить к делу. Надеюсь, твой муж не заглянет посмотреть, как у нас тут дела обстоят, иначе мне и его нужно будет лечить. Хорошо еще, что не этим же способом.

Алистрат усмехнулся, представив вмиг побелевшее лицо друга, а затем картинка сменилась на красивую полуобнаженную блондинку, и дело сдвинулось с мертвой точки.

***

Женщина сыто свернулась клубочком под боком у черного мага. Она, наконец, ощутила счастье. Сила переполняла ее, бурлила темным потоком. Алистрат был слишком щедр. Он полностью открыл свой источник, влив в женщину приличное количество энергии. Силы в нем было немеряно. Женщина забрала столько, сколько смогла. Лишнее растворилось в окружающем пространстве. Комната стала душной. Виктория прислушалась к себе. Дивное умиротворение царило не только в ее душе, но и теле. Она перевела взгляд на Алистрата. Мужчина был хмур и задумчив. Его руки машинально гладили пряди женщины. Черный маг ничего не получил, даже физического удовольствия. Это было заметно по его лицу. Он все отдавал, но ничего не брал. Виктория припомнила их соитие, длившееся от силу минуту до ее первого и единственного удовлетворения. Потом он резко прекратил и успокоился, хотя в его взгляде явственно читалось желание. Очень большое самообладание. Путница даже позавидовала. Живя среди белых, она привыкла за добро платить добром, даже если оно было сделано безвозмездно. Озорная мысль посетила ее головку. Женщина приподнялась на локтях и, улыбаясь, чмокнула своего спасителя. Алистрат посмотрел на Викторию, как на вконец больную.

- Ты не наелась что ли еще?

- О чем думаешь?

- Ты не ответила на вопрос.

- Наелась. Благодарю, было очень вкусно.

- Тогда ЧТО тебе от меня надо?

- Внимание.

- Не ко мне. К своему мужу обращайся. Этот повернутый за тебя удавиться готов. Давно подозревал, что он не излечим, но чтобы настолько…

Женщина насупилась.

-  Я твоего внимания хочу!

- Больно многого хочешь. Хотя… допустим, я обратил на тебя внимание, что дальше?

- Поцелуешь?

- Дверной косяк? Да с радостью!

Виктория стукнула кулачком о грудь мужчины и засмеялась. Темный, он темным и останется, чтобы ты с ним не делал.

- Али, ты меня любишь?

Мужчина в ужасе взглянул на путницу. На его лице проступил гнев.

- Не смей со мной фамильярничать!!! Никогда! Ты мне никто, никем и останешься. Я, кажется, случайно стукнул тебя о деревянные перекладины кровати, или я, наверное, уши компотом мою, но ты сейчас серьезно сказала «любишь»? Дорогая, открою тебе глаза на мир. Любит тебя твой уже дважды рогатый муж, который женился демон знает на ком, а я так мимо просто проходил!

- Ага, и случайно зашел в мою комнату!

- Именно! А теперь мне пора идти. Лирн там с ума сходит. Я почти уверен, уже напридумывал себе всякого, веревку на шее затягивает.

Алистрат встал и хотел было добраться до одежды, как его тут же схватили и с силой дернули обратно. Он с мрачной решимостью скинул уже успевшее взгромоздиться на него тело и все же достал одежку.

- Прекращай этот балаган. Не смешно уже.

- Я хочу, чтобы ты остался, - обиженно проговорила Виктория.

Ее образ являл собой вселенское раскаяние, даже глазки были приопущены. Алистрат даже не взглянул на нее. Он за свою жизнь и более удачных актрис видел.

- А, ты придешь снова?

- Приду. Одного раза тебе будет недостаточно. Носить ребенка еще долго. Чем больше срок, тем больше силы нужно плоду. Ты не справишься одна. От кого хоть понесла?

- Секрет, - Виктория лучезарно улыбнулась. Мужчина лишь передернул плечами, мол не больно то и хотелось знать, и вышел. За дверью его ждал бледный и осунувшийся Лирн с бутылкой коллекционного. Алистрат так и подозревал, что его друг засядет возле комнаты «любимой» жены, а потому заранее поставил блок на звуки. Их не слышал никто за пределами спальни.

- Просто прекрасно! Мы собрались к драконам, а ты в дюпель пьяный! Хватит надираться! Для Верховного – это не позволительная роскошь! – с этими словами Алистрат вырвал из рук Лирна бутылку и допил оставшуюся жидкость. – А, неплохо. Хорошее вино. У тебя отличный вкус.

Белый маг печально усмехнулся, смотря на друга снизу-вверх. А друг ли он вообще? Мужчина мгновенно выкинул ненужные мысли из головы.

- Вся проблема в том, что я почти не пьянею. У магов оказался до противности устойчивый организм. Мы быстро трезвеем. Так что… толку-то в этом вине…

- Тем более нечего зазря свои погреба переводить!  Лучше бы мне отдал. Мне оно все же нужнее будет.

Только сейчас светлый обратил внимания на подавленный вид темного.

- Чего такой кислый?

- Вот ты знаешь…

- Не надо мне свои впечатление описывать. Я этого не выдержу! – вторая бутылка была незамедлительно им откупорена.

Алистрат ее мгновенно отобрал и осушил до половины.

- Ну, и наглость! Заявился ко мне домой без приглашения, воспользовался моей женой, а теперь еще и старое коллекционное отбираешь!

- Ну, не такое уж оно и старое – всего двести лет. Ты постарее будешь раз в пять. А на счет жены – я был против. И ты это знаешь. И вообще, тебе нельзя. Очень вредно! Я о тебе забочусь! – вернул черный маг колкость друга.

- И все же выглядишь ты не лучшим образом. Может отложим визит к драконам на завтра?

- Нет. С этим нужно заканчивать, да побыстрее. У меня остался мальчишка править, кто знает, что этому сорванцу в голову взбредет!

- Ты своих замов меняешь, как перчатки.

- А что делать, если они все тупые! Все! Поголовно! Нет, ну, например, как можно перепутать синюю печать с красной? А ведь кто-то из них попутал, слепые, так их раз так! А потом этот несчастный листочек отправился не на стол повару для организации праздничного ужина, а в психлечебницу с особо буйными. Там еще держат полоумных магов, не справляющихся со своими силами. А теперь представь. Приходит приказ. Светлый, мать его, эльф, наш главный целитель, открывает грамоту, а там – к столу Верховного отрезать несколько пудов мяса, подать в фаршированном виде с зеленью и фруктами… и прочее в том же духе. Бедолагу откачивали всей психлечебницей. Но там же светлые работают! Они юмора не понимают, то есть совсем не понимают! И им невдомек было, что кто-то мог просто ошибиться и отправить письмо не туда. Эти верят всему и всем. И, почесав репу, приказ они восприняли буквально. А теперь самое интересное. Приезжаю я, одеваюсь на бал, вхожу в главную залу. Смотрю, стоит повар и в крайнем изумлении рассматривает новое блюдо. Фаршированный маг под подливой с яблоком в зубах, обильно покрытый укропчиком. Меня чуть не вывернуло наизнанку, когда я под этой зеленью рассмотрел глаза. Я побил все рекорды по бегу на особо длинные дистанции, а по ору точно стал самым первым. Так вот мораль такова – если бы один крайне невнимательный тип не перепутал печати, вечер у меня прошел бы успешно, а пару психов были бы живы и коротали свое время в лечебнице. С тех пор все печати я держу при себе. Мало еще кто, что попутает.

Отсмеявшись, Лирн произнес:

- Что-то эту историю я не слышал раньше.

- Повода рассказать не было. А вот ты спросил, и я припомнил. Это тебе смешно сейчас, а тогда – было страшно. Целители меня до сих пор стороной обходят по кривой дуге. Сколько я не пытался светлым эльфам доказать, что произошла ошибка – напрасно. Для них все просто, как дважды два. Приказ есть – есть, роспись стоит – стоит, печать имеется – имеется. Все! Какие вопросы? Но, конечно, мнение о своем правители у них сложилось…, и оно точно мне не льстит.

- Возможно ты просто перегрузил парнишку. Дело было ночью, вот он и перепутал – заработался.

- Заработался, - фыркнул Алистрат. – Таким слабовольным и бесхарактерным точно не место на троне.

- Если бы ты нагружал их не сразу, а постепенно, то вышел бы толк.

Алистрат тяжело посмотрел на своего собеседника.

- Ты мне еще укажи, как растить молодое поколение! Нашелся учитель! Помниться, мне никто не организовывал проблемы строгими порциями четко по ходу жизни. Они навалились сразу всем скопом, да еще приплюсуй процесс перестройки. Легко мне тогда не было, но именно это меня и воспитало, как личность.

Лирн передернул плечами, сделав еще один глоток из горла.

- Как знаешь. Мое дело предложить.

- Что-то мы тут с тобой засиделись. Давай порталом к драконам. На удивление я уже почти восстановился.

- Я же говорил, что восстановишься. В смысле порталом? Сейчас? Мы выглядим с тобой на пару как двое забулдыг. К тому же, я не знаю, куда.

- Я знаю. Когда-то в молодости мне приходилось там попутешествовать, искал драконье золото. Придурком был в общем-то знатным.

- И как? Нашел?

- Ага… десять раз успел. Еле ноги унес от одной мстительной и злопамятной твари. Тоже занятная история. Но уже потом. Поднимайся. Я открою портал, приготовься к неприятным ощущениям.  

- Мой плащ, маска… они в кабинете остались.

- Не надо. Драконы не любят, когда скрытничают. К ним лучше идти открытыми и без оружия. Эти ящерицы слишком мнительны и подозрительны. Пальнут еще огоньком, будешь с красным пупырчатым лицом до конца жизни расхаживать.

Лирн молча кивнул, приготовившись телепортироваться. Алистрат так же молча разрезал пространство.


[1] БеЗсмертные – уникальные существа, обладающие неограниченными возможностями. Над ними не властно время.

Отзывы о произведении


Отзывов пока нет