110

Игорь Галеев

Калуга Первая

книга-спектр

  • Калуга Первая | Игорь Галеев

    Игорь Галеев Калуга Первая

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине.

Аннотация

Действие происходит и внутри и вне времени. Кузьма Бенедиктович изобретатель, он занят какими-то опытами, в которые и его друзья вовлечены непостижимым образом. И вот однажды время смещается – Кузьме Бенедиктовичу удалось овладеть тайной Спектра. К примеру, он восстановил события, произошедшие после истории с распятием Иисуса. И в Москве и в Калуге на улицах теперь можно встретить то Гоголя, то торжественное шествие приматов-воинов, а то и увидеть сцены самопоедания… Друг Бенедиктовича писатель Строев потерял дар речи, потому как был возвращён к своему естеству. Пошли слухи, что создана «машина времени и воплощений» и что воссоздан некий Седьмой континент, попасть на который удаётся далеко не каждому, тем более таким персонажам как человек-Пуп, тайный чемпион по Сексуальной Возне, человек-всегда-говорящий-«хмы», как женщина-Фирма, голодная-Кажись-девушка… Как и что видит человек Познавший – об этом повествование.К книге прилагаются цветная таблица вечных типов людей и «Последняя схема жизни» философа Нектония, бывшего собакой и постигшего фундаментальные смыслы бытия.


Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Калуга Первая

Калуга Первая

«Однозубый полураздетый Раджик ловил чертей на привокзальной площади. Он выкрикивал «бяки!» и делал два пальца над головой. Где-то там же он откусил от колеса поливочной машины кусок резины, изжевал его и, быть может, проглотил. Прокричав «я не отец!», он превратился на глазах у онемевшей публики в быстроногую газель и на четвереньках поскакал с огромной скоростью по центральной улице к себе домой, где и уснул на листе газеты, свернувшись калачиком».


 

    Помнится, когда я прочел этот экстренный выпуск, то глазам своим не поверил. Теряясь в догадках, я бросился к дому Раджа. Там уже собралась вся Калуга. Народ гудел и строил  домыслы - один невероятнее другого. Самым умным, на мой взгляд, было предположение, что Раджик получил сотрясение мозга.

    Калужане знали, что я на короткой ноге с Бенедиктычем и Зинаидой, и потому пропустили меня к квартире. Оказалось, что прибывшие врачи так и не выяснили в чем тут дело. Раджик все еще не подавал признаки рассудочности. Послали за Кузьмой Бенедиктовичем, а тем временем в соседнем помещении, где была мастерская, обнаружили странный аппарат, от которого исходило страшное зловоние. Никто не мог уразуметь, что это за сооружение, и почему оно излучает такой резкий запах. И благодаря чистейшей случайности удалось определить название и назначение аппарата. В моей памяти возникла безобидная ассоциация, ибо из-за рассказов калужан, толпившихся на улице и видевших проделки Раджика у вокзала, я живо представил, что он  с а м  себя куда-то  г н а л.  Сам гнал.  И еще у меня выплыло из памяти слово «гон». Между «сам» и «гон» я поставил восклицание «о!», так как без эмоций этот гон не обошелся. И тогда я вспомнил о самогоне. Меня попросили объяснить. Что же слово «самогон» обозначает. Стараясь не углубляться в не совсем мне понятную сферу, я объяснил, что у Раджика простейшее отравление от аква витэ или иначе от химического состава под названием этиловый спирт, формулу которого я так и не вспомнил. Врачи покопались в старом справочнике и поставили предварительный диагноз: белая горячка, хотя и сомневались в правильности его. Тем временем, спящего Раджика увезли в больницу и приставили к нему двух сиделок и опытного врача, готовящегося к защите ученой степени по теме: «Болезни прошлого».

    Кузьма Бенедиктович переживал, и я не отходил от него ни на минуту. «Так и кричал: я не отец время от времени спрашивал он и вновь уходил в состояние задумчивости. И все калужане были углублены и подавлены. Только у врача по болезням прошлого наблюдался творческий подъем. Раджик медленно возвращался из небытия, и врач смог во всех тонкостях проследить последствия отравления самогоном. Были описаны и лихорадка, и нежелание жить, и просьбы о глоточке, об избавлении от мук, оскорбления, и клевета, и благодушие. Весь город принял живое участие в трагедии, могу с уверенностью сказать, что не было человека не посетившего квартиру молодоженов и не увидевшего нерукотворный аппарат, приводивший одних в ужас, а иных в изумление от такой вычурной изобретательности. Находились молодцы, желающие рассмотреть аппарат в действии, кто-то даже пытался вынести банку с остатками вонючей жидкости. Прозвучали предложения сдать аппарат в музей истории. И неизвестно, до чего бы договорились, если бы не пришла Зинаида и не разогнала всех по домам. В комнате остались я и Бенедиктыч, когда Зинаида дала волю своим чувствам.

    Она «подозревала!» Она «чувствовала», что этот «никчемный человечишко» задумал что-то «нечистое»! Проклятия и упреки сыпались на голову бедного Раджика и тогда, когда Зинаида принялась громить выдающееся сооружение  мужа.

    Мочалка! Жижа! Слюнтяй! доносилось из мастерской.

    Я вздрагивал, а Бенедиктыч выпускал густые облака дыма. Мне было видно, как Зинаида сгибает металлические части и рвет резиновые шланги, она искрошила стекло до порошка, спрессовала в одну жалкую кучу творческое достижение мужа. Остатки ядовитой влаги и какую-то жалкую кашицу поглотил унитаз. Зинаида налила в ведро воды, и на этом ее очистительный порыв иссяк, она вспомнила о рукописях и отправилась что-то там дописать.

    Я посмотрел на Бенедиктыча. Он пыхнул трубкой, так что из-за дыма не было видно его глаз, и снова спросил:

    Значит, так и кричал: я не отец?

    Я еще раз подтвердил, не придавая значение его любопытству. Ибо в своем воображении я предвосхитил события, пытаясь с гостеприимным сожалением увидеть, как Зинаида покидает мой дом, чтобы ухаживать за Раджиком и возобновить должные семейные отношения. Об этом же затаенно мечтала вся Калуга. В 1997 году люди еще более внимательно и сочувственно, чем раньше, относились к личной жизни ближних. Все понимали, как ей хочется сделаться сестрой милосердия для мужа. Но какова же была воля этой женщины, если она изумила своей высокой самоотреченностью всех нас! «Каких усилий бедняжке это стоило!» с изумлением шептали самые волевые женщины Калуги. Ради высшего она пренебрегла благородной потребностью в милосердии. Она не только не перебралась к Раджику, она еще пуще углубилась в дело создания романа «Истина». И, исходя из примера исключительной личности, никто уже, в том числе и выздоравливающий Радж, не сомневался, что истина восторжествует и что наконец-то женщина достигнет и обойдет мужчину и его мыслительный уровень. То, что не удалось объять Жорж, Веронике, Анне, Марине, Агате и другим творческим женщинам, теперь уже наверняка удастся ей рыжей и жизнелюбивой Зинаиде. Калуга замерла в напряженном ожидании. А мне оставалось только гордиться, что выдающаяся личность получила приют в моем доме. Что поделать, в 1997 году еще имела место туманность мнений на счет того, какое положение должна занимать женщина по отношению к природному назначению мужчины.

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет

  • Создадим под ключ вашу аудиокнигу за 2500 ₽
    Создадим под ключ вашу аудиокнигу за 2500 ₽
  • Сделаем вас известным автором за 1980 ₽
    Сделаем вас известным автором за 1980 ₽
  • Заведите свой блог и становитесь популярнее
    Заведите свой блог и становитесь популярнее
  • Получайте деньги напрямую из любой точки мира
    Получайте деньги напрямую из любой точки мира