Заклятые подруги

  • Заклятые подруги | Анна Рожкова

    Анна Рожкова Заклятые подруги

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 27
Добавить в Избранное


Рассказ о двух подругах. Их пути давно разошлись, у каждой из них свой путь, но судьба снова сталкивается их. Смогут ли они забыть прошлые обиды и простить друг друга?

Доступно:
DOC
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Заклятые подруги» ознакомительный фрагмент книги


Заклятые подруги


Ира наконец-то укачала Семёна и обессиленно упала рядом. Разбудил её кружащийся по поверхности тумбочки телефон. Она и не заметила, как уснула. Семён забирал все силы. Ира взяла в руки телефон, зевнув, глянула на экран: Таня Пименова. "Эта не отстанет", - сокрушенно подумала Ира, нехотя поднялась с кровати и потащилась в соседнюю комнату, чтобы ответить.

- Ирка, привет, - раздался бодрый голос Тани в трубке, - спишь, что ли? - И, не дав Ире вставить ни слова, продолжила, - У нас тут встреча выпускников намечается двадцатого февраля. Придёшь?

- Не знаю, - вяло ответила ещё до конца не проснувшаяся Ира.

- Топорова будет, вы же вроде дружили, - тараторила Таня, не обращая внимания на состояние собеседницы.

- Дружили, - подтвердила Ира и добавила, - когда-то.

- В общем, ждём, в том же месте, в то же время, - Таня хохотнула своей шутке. В трубке раздались короткие гудки. "Вечно она так, - с раздражением подумала Ира, - .опа в мыле. Ни поговорить нормально, ни узнать, как у человека дела. Пойти, прилечь что ли? - Ира глянула на часы. - Нет, поздно уже. Скоро Вика из школы придёт". Ира тяжело вздохнула и поплелась на кухню. Нажала на кнопку электрического чайника, насыпала в чашку ложку растворимого кофе и две сахара. Пока гудел греющийся чайник, подошла к окну. В стекле отразилась полная неопрятная женщина средних лет с синяками под глазами и "дулькой" на голове. Раздался щелчок выключившегося чайника, Ира залила в чашку кипяток и устало опустилась на стул. "Топорова приезжает, - вспомнила Ира. - Сколько я её не видела? Со школы, семнадцать лет, - Ира покачала головой. - Вот время-то летит". Она посмотрела в окно, на не радостный пейзаж, серое небо с сердитыми тучами, чахлые деревца, тонувшие в грязи, неопрятные островки слежавшегося снега. Их район был новый, неблагоустроенный. "Зато площадка детская под окнами и школа в шаговой доступности", - увещевал риелтор. Это и стало решающим фактором. Внизу показалась Викина макушка с высоким хвостом, рассыпающимся по узеньким детским плечикам. Громоздкий портфель был едва ли не больше маленькой худенькой фигурки. Ира подошла к окну и помахала дочери, но она шла, глядя под ноги и не видела маму высоко в окне.

За делами Ира совершенно забыла про Топорову и намечающуюся встречу одноклассников. Сначала надо было накормить Вику, потом с громкими криками проснулся Семён. Затем Ира помогала дочке с уроками, одновременно развлекая Семёна. Вечером пришёл уставший муж.

- Голодный, как волк, - заявил он с порога.

Отправив Вику спать под громкие стенания: "Мамочка, рано ещё, ну чуть-чуть, пожалуйста" и уложив Семёна, Ира присоединилась к мужу, с аппетитом трескавшим яичницу с беконом.

- Как дела? Что нового на работе? - 

Игорь с набитым ртом повествовал о своих делах и проблемах, Ира с интересом слушала, иногда кивала, подбадривая мужа.

- А ты как? - задал Игорь встречный вопрос, когда закончил.

- Как обычно, - пожала плечами Ира. - гуляла с Семой, делала с Викой уроки, готовила. Ничего интересного. А, - вспомнила Ира. - Пименова звонила.

- Пименова? - Игорь нахмурился, силясь вспомнить, о ком говорит жена.

- Таня Пименова, одноклассница, - напомнила Ира.

- Ааааа, - Игорь от досады стукнул себя по лбу. - Она ещё на нашей свадьбе была, маленькая такая.

- Ага, - подтвердила Ира.

- И что она хотела?

- На встречу выпускников звала, - сообщила Ира.

- Когда? - спросил Игорь.

- Двадцатого февраля, как обычно.

- Какие вы молодцы, регулярно встречаетесь, - позавидовал Игорь. - А мы как школу закончили, так ни разу и не виделись. Так ты идёшь?

- Не знаю, хотела с тобой посоветоваться.

- Конечно, иди, - искренне ответил Игорь. - Ты и так все дома, да дома, развеешься немного. От нас отдохнешь, - улыбнулся он. 

- Не знаю, - с сомнением ответила Ира. - Денег лишних нет, да и надеть нечего. 

- Лишних никогда нет, - согласился, Игорь, - но это же не значит, что теперь нужно запереться в четырёх стенах. Деньги найдём. 

- А взнос по ипотеке? - все ещё сомневалась Ира.

- Мне премию дали, так что вперёд и с песней, - Игорь схватил Иру в охапку и закружил по кухне.

- Поставь, дурачок, мы же что-нибудь перевернем, - хохотала Ира. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся, она упала на стул и снова задумалась.

- Чего грузишься? - спросил Игорь, внимательно наблюдавший за женой.

- Да, так, ничего, вспомнила просто, что Топрова приезжает.

- Кто?

- Да, ты не знаешь, Олеся Топорова, одноклассница и бывшая подруга.

- А должен? - Игорь поднял одну бровь.

- Да, нет, конечно, так, вспомнилось просто.

- Поругались, что ли? Обычное дело, - прокомментировал муж. 

- Да, в том-то и дело, что нет, - задумчиво ответила Ира. - Говорят, она головокружительную карьеру в Москве сделала, вроде банком управляет.

- Ну, и бог с ней, - махнул рукой, Игорь. - Всё равно ты у меня самая умная и красивая.

Игорь с Ирой хоть и легли поздно, Ира никак не могла уснуть. Лежала в темноте, глядя на очертания потолка и слушая ровное дыхание мужа. Из головы не шла Олеся Топорова, их далёкое полузабытое детство и недолгая дружба.

Ирина

Ира училась в восьмом классе обычной образовательной школы, когда к ним пришла новенькая.

- Знакомьтесь, это Олеся, - бодро представила новенькую "классуха". - Олеся приехала к нам из Москвы. - Из Москвы прозвучало словно с другой планеты.

Все с интересом изучали новоприбывшую. Новенькие в их провинциальном городке были редкостью, а уж из Москвы - вообще невиданным делом. По рядам понеслись шепотки и сдавленный смех. Надо отдать должное, Олеся держалась молодцом, невозмутимо стояла рядом с "классухой", едва достававшей ей до плеча, равнодушно обвела всех задумчивым взглядом светлых глаз и твёрдым шагом двинулась к Ире. Впрочем, выбора у неё особо не было, Ира сидела за последней партой и рядом с ней было единственное свободное место.

- Здесь свободно? - поинтересовалась Олеся.

- Садись, - не особо дружелюбно ответила Ира, подвигая учебники. Не то, чтобы Олеся ей не понравилась, просто Ира знала, что новенькая вызовет интерес и перетянет все внимание на себя. А конкуренток Ира не жаловала, в конце концов, разве не она первая красавица класса? "Классуха" что-то бубнила про деление клеток, потом вызвала к доске Шапкина - долговязого двоечника с копной рыжих волос.

- Ну, это... - выдал Шапкин. В классе раздались смешки.

- Тихо, - "классуха" постучала ручкой по столу. - Шапкин, учил?

- Ну... Я...

- Садись, два.

"И зачем каждый раз его спрашивать, если каждый раз повторяется то же самое? - рассуждала про себя Ира. - Тоска смертная". Она широко зевнула и стала тайком изучать новенькую. Это было куда интересней клеток и Шапкина. Ира отметила интересную белую блузку, купленную не как у всех, в магазине "Детский мир", а явно сшитую на заказ. Юбка была такая же синяя, но из более качественного материала. На ногах аккуратные лодочки, а не грубые ботинки, как почти у всех в классе. Даже ручка не простая шариковая, а с ярким рисунком и большим колпаком. Писала она тонко и изящно, словно пером, в чем позже убедилась Ира. С обратной стороны карандаша красовалась маленькая розовая стерка. Ира почувствовала укол зависти. За что этой замухрышке столько красивых вещей, а ей, Ире, первой красавице класса, все, как у всех, словно из инкубатора? Ира представила себя в этой блузочке, да с той разноцветной резиночкой с мишкой, как у новенькой в волосах. Тем более, волосы у неё в разы лучше, а не три пера, как у этой дурацкой Олеси.

- Матвеева, - произнесла "классуха", но Ира её не слышала, в мечтах она сидела в новой форме, с чудесной резиночкой в густых, кудрявых волосах, и весь класс восхищённо смотрел на неё, их королеву. - Матвеева, - повторила "классуха" - Уснула, что ли? - Ира очнулась и заметила, что весь класс действительно смотрит не неё, только не восхищённо, а с насмешкой, готовой превратиться в смех. Красная, как рак, Ира поднялась, понятия не имея, что от неё требуется. - Готова рассказать про клетку? - десятки пар глаз выжидательно смотрели на неё. Она стушевалась, все вылетело из головы и, сдавшись, Ира помотала головой. - Садись, два. - Ира опустилась на стул и со злостью подумала, что это новенькая виновата в её фиаско.

Следующим уроком был английский, один из самых нелюбимых предметов многих, включая Иру. Язык вела бесцветная старая дева по кличке "Челюсть". Её выцветший плащ, который она носила почти круглый год и выдвинутую вперёд челюсть не обсуждал только ленивый. Олеся, по закону подлости, оказалась в одной группе с Ирой. "Челюсть" писала что-то на доске. Ира рисовала на полях смешные рожицы, кто-то переговаривался вполголоса, в общем, развлекали себя, как могли. Только Олеся заинтересованно смотрела на доску. Потом подняла руку:

- Скажите, пожалуйста, почему in school, а не at school? - Ира не поняла ни слова из того, что спросила новенькая. С таким же успехом она могла говорить на суахили. Судя по возгласам, Ира была такая не одна.

"Челюсть" замерла, наверное, впервые с начала "карьеры" в школе, кто-то заинтересовался её предметом. На её анемичных скулах появился румянец, к удивлению присутствующих, её губы дрогнули в улыбке, она словно помолодела. "Челюсть" пустилась в пространные рассуждения, понятные только Олесе, если судить по её сосредоточенному виду, и Ира снова заскучала. Новенькая оказалась серой лошадкой, а не мышью. Каких ещё сюрпризов от неё ждать?

Правда, сюрпризов Олеся больше не преподносила, держалась особняком, ни с кем не сблизилась, вела себя тихо, не высовывалась. Училась хорошо, Ира иногда украдкой бросала взгляд в её тетрадь, где каллиграфическим почерком были выведены аккуратные ряды букв, заголовки непременно красной ручкой, дополнительно подчеркнутые волнистой линией. "Заучка", - вынесла вердикт Ира и даже намного разочаровалась. Она думала, у неё появилась достойная соперница, а, оказалось, всё-таки мышь. Постепенно Олеся перестала быть диковинкой, превратившись в такую же ученицу, как и все остальные. Учеба не была Ириной сильной стороной, на уроках она часто отвлекалась, домашку делала через раз и из-под палки. 

- Дай списать, - потребовала однажды Ира у соседки по парте, с вызовом глядя в глаза. "Сейчас откажет", - с усмешкой подумала она. Несколько минут девочки смотрели друг на друга, потом Олеся молча протянула Ире тетрадь. Ира, не веря своим глазам, взяла тетрадь и выдавила из себя слова благодарности. Она бы предпочла, чтобы Олеся ей отказала, и она облила бы её своим презрением. Новенькая не переставала удивлять. 

Теперь Ира без зазрения совести списывала у Олеси. Все бы хорошо, но по контрольным Ира по-прежнему получала то неуд, то, в лучшем случае, уд. Особенно по ненавистному английскому. Челюсть вызвала в школу маму. 

- Не понимаю, как так получается, все домашнее задание выполнено, а по контрольной двойка, - разводила она руками. 

Дома провели воспитательную беседу, но Ира лишь фыркала и закатывала глаза. 

- Ещё раз принесёшь двойку, выпорю, - пригрозил отец. 

Ира задумалась. В голову ей пришла гениальная мысль. И как она не додумалась раньше?

- Слушай, - обратилась она на следующий день к Олесе. - А ты не можешь писать за меня контрольные?

Олеся нехотя оторвалась от книги и рассеяно взглянула на соседку по парте. 

- Ну, уж нет, - покачала она головой и снова уткнулась в книгу. 

- Почему? - с вызовом спросила оскорбленная в лучших чувствах Ира. Олеся не отвечала. Ира начала раздражаться. - Да что ты там читаешь? - чуть не крикнула она. 

Олеся молча закрыла книгу, чтобы Ира могла прочесть название, но и автор, и название были написаны на английском. Ира застонала. 

- Уильям Теккерей "Ярмарка тщеславия", - пояснила Олеся, заметив замешательство одноклассницы. 

- Почему ты отказываешься мне помочь? - зло зашипела Ира, сжимая кулаки. 

- Потому что это не помощь, - неохотно отозвалась Олеся. 

- А что, по-твоему, помощь? - ехидно поинтересовалась Ира. 

- Знаешь притчу про рыбака и удочку? - Олеся отложила книгу и поправила съехавшие очки. 

- Нет, и знать не хочу, - отрезала Ира. 

- Как хочешь, - Олеся пожала плечами и снова взяла в руки книгу. Ира отвернулась, но, заметив, что её уловки не действуют, нехотя процедила:

- Давай свою притчу. 

- Мудрец отказался дать голодному рыбу. Бедняк удивился, а мудрец сказал: "Я не дам тебе рыбу, но дам удочку и научу ловить рыбу". 

- Чушь какая-то, - недовольно заметила Ира. Но тут прозвенел звонок, и девочки были вынуждены прекратить беседу. 

Ира весь урок раздумывала, как заставить Олесю писать за неё контрольные, хотя бы по английскому. "Нужно втереться в доверие, а там жизнь подскажет, - решила она. - Пусть думает, что я сдалась. Ещё посмотрим кто кого". 

На перемене она снисходительно разрешила:

- Ладно, давай свою удочку. 

- Хорошо, завтра начнём, - кивнула Олеся. 

"Буду прикидываться полной идиоткой, надолго ли тебя хватит?", - подумала Ира. 

На следующий день Олеся притащила учебник английского. 

- Начнём с глагола to be, - авторитетно заявила она. 

- С чего-чего? - захлопала глазами Ира, воплощая в жизнь свой план. 

- Не надо казаться глупее, чем ты есть, - строго сказала Олеся. Ира насупилась, но проглотила обиду.

Учить Ире было лень, и она бы и дальше сражалась с глаголом to be, если бы не счастливая случайность. Близился конец четверти, и Челюсть поручила Ире сдать тему: "Great Britain". Ира вызубрила тему из которой понимала эти самые пресловутые два слова: "Great Britain", и, без всякого энтузиазма, поплелась после уроков доказывать, что заслужила твёрдую "тройку". Она постучала в дверь кабинета и, не дожидаясь ответа, заглянула внутрь. К её изумлению, Челюсть была не одна. Она попивала чай из изящной фарфоровой чашки в компании с Олесей. Обе о чем-то мило беседовали на английском и были так поглощены друг другом, что даже не заметили Иру.

- Извините, - проблеяла она, оторвав учительницу и ученицу от чаепития, - я выучила тему, как вы сказали.

- Проходите, Ира, - пригласила Челюсть, и Ира бочком протиснулась в эту священную обитель английского языка. Все здесь казалось новым, не таким, как раньше. Ира с удивлением рассматривала плакаты на стенах с видами Лондона, как будто впервые заметила милый сувенир в виде знаменитого двухэтажного автобуса, даже Челюсть в её глазах преобразилась, оживив видавший виды плащ ярким шарфиком, задорно оттенившим её скромный румянец.

- Ну, я пойду, Валентина Олеговна, - попрощалась Олеся.

- Конечно, Олеся, жду вас в пятницу.

Эта фраза кольнула Ирину в самое сердце, ей тоже ужасно захотелось пить ароматный чай из фарфоровых чашечек, деликатно звякнуть маленькой золотистой ложечкой о чудесное, словно игрушечное блюдце, отламывать маленькие кусочки пирожного и отправлять в рот, приправляя трапезу отрывками из этого... как его? Терклея, Куклея. Челюсть, вернее, Валентина Олеговна, вернула Иру на грешную землю, вернее, в кабинет, на жёсткий, неудобный стул, о который вечно рвались колготки.

- Ирина, начинайте, - даже привычка Челюсти называть учеников на "вы" не казалась более смешной и нелепой, а, наоборот, придавала ей неведомый доселе шарм и очарование. Ира набрала в лёгкие побольше воздуха и затараторила:

- London is the capital of Great Britain... - 

Валентина Олеговна морщилась, но держалась стоически, дослушав тему до конца. - Would you like to visit this country? - спросила она.

- Чево? - вытаращилась Ира.

- Ничего, Ирина, идите, тройку я вам нарисую, - вздохнула Челюсть.

- Спасибо, Валентина Олеговна, - обрадовалась Ира, и, счастливая, выпорхнула из кабинета.

К следующему занятию Ира выучила глагол to be и даже от себя to have, немало удивив Олесю.

- Можешь ведь, когда хочешь, - назидательно заметила Олеся, гордая успехами своей первой ученицы.

Ира даже взяла в библиотеке "Ярмарку тщеславия", правда, пока на русском, но после пятой страницы уснула.

- О чем вы беседовали с Челюстью? - с любопытством спросила Ира Олесю во время очередного занятия.

- С кем? - нахмурилась Олеся.

- Ну, с Валентиной Олеговной, - отмахнулась Ира.

- Нельзя давать людям прозвища из-за физических недостатков, это не делает тебе чести, - вспыхнула Олеся.

- Ой, а что это мы так её защищаем, - поддразнила Ира. Красная от злости Олеся шумно отодвинула стул и молча встала, не удостоив Ирину даже взглядом.

Ира понимала, что не права, но извиниться не хватило духу. Наконец не выдержав бойкот Олеси, Ира накарябала на бумажке: "Прости" и пододвинула Олесе, но она даже не взглянула. После урока Ира буркнула:

- Прости, пожалуйста.

- Принято.