ДНЕВНИК ПСИХОЛОГА ВОВД Октябрьского района г. Грозного ЧР

или КОМАНДИРОВКА НА ВОЙНУ

  • ДНЕВНИК ПСИХОЛОГА ВОВД Октябрьского района г. Грозного ЧР
    или КОМАНДИРОВКА НА ВОЙНУ
    Гера Щёкин
    ДНЕВНИК ПСИХОЛОГА ВОВД Октябрьского района г. Грозного ЧР | Гера Щёкин

    Гера Щёкин ДНЕВНИК ПСИХОЛОГА ВОВД Октябрьского района г. Грозного ЧР

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  42


«Дневник психолога ВОВД (временного отдела внутренних дел)», прежде всего, является документом. Это фиксирование определённого отрезка времени в виде дневниковых записей в экстремальной ситуации, становящейся обыденной, на территории ведения боевых действий. Автор, будучи командированным психологом в составе федеральных силовых структур, старался описывать окружающую его действительность, свой взгляд на происходящие события, свой внутренний мир переживаний.

Доступные форматы:
PDF DOC

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «ДНЕВНИК ПСИХОЛОГА ВОВД Октябрьского района г. Грозного ЧР» ознакомительный фрагмент книги

ДНЕВНИК ПСИХОЛОГА ВОВД Октябрьского района г. Грозного ЧР

 

Посвящается:

прапорщику милиции Волохову Андрею,

прапорщику милиции Куренёву Эдуарду,

старшему сержанту милиции Смирнову Анатолию,

старшине милиции Соболеву Александру.

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ!

 

_____________________________________________

                              "Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет,

                                не останется памяти у тех, которые будут после."

Книга Екклесиаста  1, 11

_____________________________________________

 

ЧАСТЬ I. 

Прибытие в Чечню, Грозный.

ВОВД Октябрьского района.

         ЧП: стрельба по своим.    

         Работа с Лёшей.

 

23.12.2001 (вс)

Вот и границы южной территории России.

Проснулся первым в нашем купе. В 6.25 вооружился: получил автомат Калашникова и подсумок с тремя магазинами патронов. Часам к восьми будем на месте.

Моздок. Сильный туман. Час дня. Мы застряли на аэродроме. Из-за непогоды отменены все полёты. Располагаемся под открытым небом в отведённой для ожидания зоне. Костры, выпивка, разговоры. Настроение у личного состава не очень-то – перспектива ночёвки не воодушевляет.  

Вылетели только в 15.30. Перелёт с промежуточной посадкой на знаменитом аэродроме «Северный Грозный»: вокзал разрушен, видны следы войны ещё первой кампании 95-го года. Перекур полчаса и опять на борт «Коровы» (грузовой вертолёт Ми-24К). С Моздока до «Северного» 30 минут лёта, и ещё 15 минут до н/п Ханкала – окраины Грозного. Нас в «Корове» человек 150.

  Внутри вертолёта как в ангаре, стоит сильный гул мотора. Хочется смотреть в иллюминатор. Пасмурно и промозгло. Внизу равнинная часть Чечни, она  холмообразна: земля чистенькая, серая, в населённых пунктах ровно разделённые наделы, признаков жизни не видно. Поднялись над облаками, а там солнце. Красанулся Сунженский хребет.

 

В 17.10 едем уже в автоколонне.  Грязно, слякоть, моросит дождь. Начало смеркаться. Прибыть надо на место до темноты, иначе никакие блокпосты не пропустят: операция «Стоп колёса» подразумевает прекращение движения любого транспорта в городе в тёмное время суток. Темнеет быстро. 

Я следую в предпоследней машине набитой битком и еле удерживаюсь за борт кузова, чтобы не выпасть на дорогу. Автоколонна останавливается, нас ослепляет фарами следующая за нами машина. Из темноты появляется ответственный. Указывает на четверых бойцов, в том числе и на меня, чётко и громко командует: 

– Бегом в первую машину!

Выполняешь беспрекословно и бегом. Чувствуешь, что так и надо, что это необходимые условия выживания. В общем, с ходу, обстановка резко переменилась, «климат» иной. Воспринимается всё по-другому, то есть без пререкания, без лишних уточнений. 

Тентовый кузов 1-го грузовика оказывается пустым, только мы четверо. Ко мне обращается с другой стороны кузова боец:

– Дай автомат, свой в спешке оставил в той машине. Я в группе прикрытия. 

– Нет, свой автомат я не дам: если что, мне самому пригодится. И потом, как я могу отдать своё оружие другому? – «Вот так крендель», думаю.

В темноте еле различимы разрушенные дома или их остовы. Обращаю внимание, что дорога петляющая: посередине дороги специально размещены поперёк железобетонные конструкции, чтобы машины сильно не разгонялись, хотя скорость кажется приличной. Миновали несколько блокпостов. Выехали на какую-то площадь. Потом узнал, что это печально известная Минутка. Пусто: ни людей, ни машин, ни света, ни звуков.   

________________________________

Минутка – площадь в Грозном, где шли ожесточённые бои в 1-ю и 2-ю кампанию.

 

24.12. (пн)

Осваиваюсь на местности. ВОВД (временный отдел внутренних дел) находится на территории, в мирное время принадлежавшей дому-интернату для детей с ослабленным слухом. Основное здание прямоугольное трёхэтажное, разрушенное по бокам, с большими подвальными помещениями. На 1-м и 2-м этажах в обустроенной левой части разместились сотрудники по службам, в подвале находится ИВС для задержанных, 3-й этаж разрушен и в запустении. Крыша кое-где зияет дырами, но присутствует. Я живу в этом здании на 1-м этаже, где и расположен медицинский пункт. Напротив, в 20-ти метрах, второе Г-образное здание в два этажа. Там находятся помещения оперативных служб, дежурная часть, кухня со столовой, расположение ППСМ. На плоской крыше имеются два замаскированных поста охраны с зенитной установкой. Между зданиями слева на территорию отдела въезд, закрывающийся высокими железными воротами. Чуть поодаль справа от второго здания стоит дизельная машина, наполняющая воздух гудящей вибрацией. От её бесперебойного тарахтения зависит наше тепло в комнатах, освещение и работа компьютеров. Есть баня-лачуга, несколько подсобных сараев, три уличных туалета. Имеется центральная площадь, посередине которой растёт одинокое дерево. «Встретимся под деревом» означает, – увидимся на площади. Ухоженные памятники-обелиски в специально отведённом огороженном месте с именами погибших здесь ребят. По периметру посты охраны отдела, один выставлен снаружи на шлагбауме (на ночь пост снимают). Вместо окон кирпичная кладка втолщинустен и набитые песком мешки. 

На прилегающей к нам «неживой» территории в некоторых местах раскиданы мины. Из бойниц просматривается с одной стороны брошенный частный сектор с садами, с другой – район разрушенных разбитых пятиэтажек. Рядом проходит асфальтированная дорога. Мы находимся на окраине города, в северо-западнойегочасти. Во вторую кампанию здесь располагался штаб Шамиля Басаева. 

Через колючую проволоку примыкает ярославский ОМОН, а ещё далее районная комендатура. В их числе солдаты срочной службы внутренних войск и контрактники, которые службу проходят по найму. На местном жаргоне последних называют «контрабасами». В целом получается достаточно сильное войсковое формирование.

__________________________________

ИВС – изолятор временного содержания.

ППСМ – патрульно-постовая служба милиции.

ОМОН – отряд милиции особого назначения.

 

25.12. (вт)

День прошёл в заботах и хлопотах по обживанию нового места. После долгих разговоров с доктором выкурил перед сном в половине второго ночи сигарету и собирался уже укладываться спать, как вбегает  разводящий постов с округленными глазами:

– Психолог, кажется, твоя работа нужна!

Мне объясняют вкратце суть дела: один наш боец открыл с поста стрельбу из автомата (очередью) по своим же проверяющим, странно себя ведёт, при этом  трезв. 

 – Раньше приходилось слышать как пуля над головой просвистывала, но чтоб между ног – первый раз, – взволнованно говорит всё тот же разводящий. – Может ему конфету дать, чего-нибудь сладенького, чтоб почувствовал себя в обстановке безопасности, успокоился немного.

Алексея – виновника ЧП, разоружили, дали по морде, привели под конвоем в медпункт. Молчит, внутренне закрылся. Начинаю с ним работать (два часа ночи) – проводить собеседование. Чай, сигареты, разговор на равных. Начинаю понимать, что случай тяжёлый: пациентик-то не мой, а скорее психиатра и нарколога. Хорошо хоть не буйный, без агрессии.

А предыстория такова. Дома Алексей выпивал постоянно и не помалу. К примеру, последнее время за просмотром фильма (где-то за полтора-два часа) «уговаривал» три полторашки пива, т.е. 4,5 литра, полведра за здорово живёшь. Со слов ребят, в поезде, в пути до Грозного, пил много, закусывал мало, его даже уговаривали поесть. Держался обособлено. Как прибыли в отдел пить перестал. Выглядел угнетённым, вдобавок ко всему подействовала и окружающая обстановка. Через сутки заступил один на пост с часу ночи до пяти утра.   

Одним словом, составляю на него психологическое заключение:

« . . .   . . .   . . .   . . .    . . .   . . .   . . .   . . .

С учетом стрессового состояния Н.А.В. психологическое обследование проводилось в виде индивидуального собеседования, наблюдения и сбора дополнительной информации.

Понимает, что случившееся с ним происшествие является чрезвычайным, но не отдаёт себе отчёта в странности своего поведения. Отвечает односложно, избегает прямого контакта глаз, не проявляет резких движений, старается выглядеть спокойным. При этом скован и внешне напряжён. Ориентируется во времени и местонахождении, понимает с кем разговаривает, узнает окружающих. На продолжительное время задумывается, гладит и почёсывает подбородок, наблюдается подёргивание ног, подолгу находится в закрытой позе (сложенные на груди руки), замыкается в себе.

Произошедшее помнит хорошо, внешний вид посторонних в количестве четырёх человек описывает не четко: на головах шапки с кокардами, в их числе были женщины, вооружены либо автоматами, либо ружьями. Подходили к посту подкрадываясь – по двое (одни залягут, другие идут). При этом, команд Н., согласно инструкции, не подавал, но сообщил по радиостанции руководству. Далее указанные им посторонние проникли на пост, каким образом объяснить не может. В увиденном не сомневается, стоит на своём.

При появлении на объекте руководства и попытки забрать у него оружие, Н. произвёл очередь в сторону видимых им посторонних.

После собеседования не может уснуть – мешают посторонние голоса. Находился в течении четырёх часов под наблюдением инспекторов группы кадров, врача и психолога ВОВД. В основном сидит неподвижно, инициативу в общении не проявляет, разговор не поддерживает. На предложение пойти отдохнуть и постараться уснуть, отказывается, проявляет желание находиться в данной группе. В 6.45 захотел лечь спать, но не в расположении своего подразделения СОГ – не хочет видеться с сослуживцами. Лёг отдыхать в медицинской части, сон чуткий.

По признакам поведения и реагирования на ситуацию во время несения службы на посту, дальнейшее наблюдение за Н. выявляет выраженное нарушение адаптации и неадекватных действий с признаками низкой нервно-психической устойчивости. Высока вероятность рецидива в экстремальной ситуации и последующего срыва.

 . . .   . . .   . . .   . . .   . . .   . . . . . .   . . .   . . .   . . .   . . .»

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет