Мулёля

Рассказ без прикрас, или повесть про нас

  • Мулёля | Сергей Аман

    Сергей Аман Мулёля

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 45
Добавить в Избранное


Казалось бы, банальная история. Встретились мужчина и женщина. Он не самый модный или успешный писатель, она вообще непонятно чем занимающаяся особа. Однако, несмотря на странное развитие их отношений, суть повествование оказывается совсем не в этом. Автор «подлавливает» нас на ожидании обычного любовного финала, но в реальности мы видим развязку, что обнажает человеческую сущность. Как говорится, у всех у нас свой скелет в шкафу. В общем – рассказ без прикрас. Или повесть про нас.

Доступно:
DOC
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Мулёля» ознакомительный фрагмент книги


Мулёля



Она улыбалась ему так, будто была знакома с ним давным-давно, но они много лет по каким-то причинам не виделись. И теперь она не знала: то ли броситься к нему с объятиями, то ли соблюсти приличия и просто протянуть свою руку. А писатель взглядывал на неё во время выступления и всё думал, где же он с ней виделся. Никак он не припоминал это улыбающееся ему как старому знакомому лицо.

А они и не были знакомы. Она его впервые увидела на этом поэтическом вечере, где он читал стихи и фрагменты своего романа. Только писатель об этом не догадывался и всё ломал голову, откуда он её знает. Было неловко – он никак не мог вспомнить момента их знакомства. И когда литературная встреча закончилась, он от неловкости поторопился в общую комнату в конце коридора, где были навешаны друг на друга пальто и куртки зрителей и выступающих. На этой встрече с читателями он выступал не один.

Когда он уже натянул свою коротенькую куртку и застёгивал молнию, ему сзади на плечи вдруг накинули прозрачный плащ-дождевик. Он резко обернулся. Это была она.

– Смотри, какой дождь на улице! Промокнешь.

Окно действительно было затянуто сплошной пеленой влаги. Наступала весна, а дождь зарядил какой-то нудный, осенний.

– Спасибо! Извините, вижу, что мы знакомы, но никак не вспомню, как мы познакомились.

– Это неважно, – она поправила ему воротник дождевика и вдруг притянулась к нему и поцеловала его в губы.

Вот это номер! На него пахнуло душными духами и губной помадой. Ну, значит, точно, он с нею знаком! И что теперь делать? Пригласить её куда-нибудь? Или здесь расспросить? Неудобно. Стоишь, как дуболом, и не знаешь, чего делать.

– А как же Вы без дождевика?

– Не беспокойся, у меня тут целый запас таких дождевиков, – и она, подняв со скамьи, показала ему прозрачный пакет, действительно набитый такими простенькими плащами. – Я тебе его дарю.

Может, она всем преподносит такие сюрпризы? А что, если она не в себе? Уж больно странно она себя ведёт. И никак не вспоминается, откуда он её знает. А дождь и правда как из ведра.

– Спасибо, я Вам его верну. Или давайте заплачу.

– Ещё чего! Должен будешь. Знаешь что, дай мне перо. – Он достал из сумки авторучку. – А теперь протяни  ладонь.

Он протянул, и она, схватив её крепкими пальцами, нацарапала прямо на коже номер телефона:

– Позвони мне. Я подумала, что заберу дождевик.

Он озадаченно смотрел на свою ладонь.      

– А как Вас зовут? Кому звонить?

– Лёля.

– Спасибо, Лёля!

– Что ж ты всё спасибо да спасибо! За что?

– Ну-у… – он сначала замялся, а потом облегчённо рассмеялся, – дурацкая привычка интеллигентская.

– Со мной не надо по привычке.

– А как надо, Лёля?

– Душой.

– Во как! Ну хорошо. Спаси… ой, извините, Лёля, до встречи!

И он ушёл, провожаемый её радостным взглядом. Дождевик пригодился. На улице по-прежнему лило, он зябко переминался на остановке, поджидая автобус, потом отогревался в метро, затем шёл пешком. А перед самым домом дождь перестал лить свои бесконечные струи. В холостяцкой квартире, стягивая мокрый плащик, он наткнулся глазами на её телефон на руке. И решил: а чего ждать-то, позвоню прямо сейчас. И, раздевшись, набрал её номер.

– Здравствуй, Лёля! – Он обратился к ней на ты и сразу почувствовал, как она стала ему ближе. – Я уже дома. Готов вернуть плащ. Дождь наконец закончился, могу привезти его куда скажешь.

– Зачем? Пригласи меня к себе!

– Во как! Прямо сейчас?

Она ответила его словами:

– А чего ждать-то?

– Хорошо, я тебя встречу у метро.

Он назвал станцию, и она проговорила:

– Буду через полчаса.

Приехала она почти через час, но он почему-то был готов к этому и даже внутренне не психовал. По дороге они зашли в сетевой магазин, и он, спросив, чего она хочет, накупил всякой снеди. Дома, в прихожей, помогая снять с неё на удивление тяжёлое пальто, он хотел притянуть её к себе и поцеловать. Но сдержал себя, сам не зная почему. Обычно он так и делал с женщинами, которых приводил в свою квартиру. И она не тянулась к нему, как ещё недавно, а сразу, сунув ноги в предложенные тапочки, прошла в комнату и села на диван.

– Уютно тут у тебя.

Юбка натянулась, открыв её круглые колени. Он увидел это из двери, проходя с покупками на кухню. И крикнул уже из кухни, где разгружался:

– Да брось, Лёля, что тут может быть уютного. Женской руки явно не хватает.

И осёкся, иметь дома постоянные женские руки в его планы не входило. Но она не воспользовалась моментом, чтобы предложить свои. «Слава богу», – подумал он. Любая бы сразу, пусть и шутливо, но спросила: «Ты делаешь мне предложение?» И пришлось бы как-нибудь отшучиваться, стирая неловкость момента. Лёля просто спросила:

– Хочешь, я уберусь у тебя?

– Потом-потом, помоги мне на стол собрать.

Он разложил на кухне всяческую нарезку. На плите пузырилась в сковородке яичница. Из холодильника он достал водку. Она уже сидела рядом:

– Ой, мне совсем чуть-чуть, а то я пьяная дурная.

Да ты и трезвая странненькая, подумалось ему. Может, не надо с ней связываться? Когда выпили и закусили под тост за встречу, повисла неловкая пауза. Он тогда сразу налил по второй, она чуть отпила. И тут её прорвало. Она стала говорить, какой он гений, какие у него великолепные стихи и что она пишет тоже и читает тоже в их литобъединении. Тогда он встал и, нагнувшись, накрыл ей рот поцелуем. Провёл ладонями по груди, отчего она напряглась, выгнув спину, и, заведя свои руки ей под мышки, поднял её и прижал к стенке всем своим большим телом. Она чуть дрожала.

Он повёл её к постели. Ещё стоя, расстегнул кофточку и молнию сзади юбки. Стал, присев,  стягивать с бёдер тугую ткань, но она схватилась за пояс и прошептала:

– Я стесняюсь!

Во как! – подумал он, и вновь потянул за подол. Она отпустила руки и, держась за его плечи, переступила через спущенную юбку. И тут до него дошло, чего она стесняется. На ней под колготками были розовые панталоны. Таких уже сто лет как никто не носит. Он такие видел только в своём детстве развешанными на верёвке да в кино про прежние времена. Именно такие привёз когда-то французский актёр и певец Ив Монтан из своих гастролей по Советскому Союзу и высмеял перед всеми эту интимную принадлежность, оставшуюся в ходу только среди советских женщин.

Ему вдруг стало смешно и пропало желание к ней прикасаться. Он молча снял с себя всё вплоть до трусов и повалился на постель. Она тут же притулилась рядом. Он без энтузиазма расстегнул и снял с неё белый бюстгальтер, но не дотронулся до колготок и розовых панталон. Его младший брат, как он представлял женщинам свой член, не проявлял никакого интереса. И что теперь делать? Это была нетипичная ситуация.

– Лежи-лежи, я всё сделаю сама, – тихо проговорила она и опустилась к его паху.

Вялыми губами и языком она осторожно ласкала головку его члена, который наконец-то стал просыпаться. Чувствовалось, что она делает это впервые или, во всяком случае, это для неё очень редкий процесс. Он обеими руками нагнул её голову, чтобы член вошёл глубже, и стал ритмично опускать и поднимать её. Наконец его сотрясла волна оргазма, и она, замерев, приняла его сперму в рот. Когда его «брат» перестал дёргаться, выбрасывая скользкую жидкость, она вскочила и, морщась, понесла её за сомкнутыми губами в ванную.

Вернувшись, она не нырнула к нему под одеяло, а стала быстро и неловко одеваться.

– Ты чего, Лёля? Торопишься?

– Да, мне пора.

– Ну ты даёшь, Лёля-Мулёля! Полежи отдышись, потом пойдёшь.

– Нет-нет, мне надо.

Он встал и, накинув халат, проводил её до двери. Вечером, в двенадцатом часу, она прислала ему смс-ку: Спокойной ночи милый

Он уже засыпал и потому ничего не ответил. Но на следующий день на аналогичную вечернюю смс-ку: Спокойной ночи родной – он уже написал: Спок ночи! И получил сразу ответ: Спасибо дружок

Дружком он до «брата» называл свой член, потому он хмыкнул и перевернулся на другой бок. Его разбудил пискнувший мобильник: Вчера упала, бежала на автобус. Разбила коленку и очки, обидно.

Он вспомнил её круглые колени и посмотрел на светящиеся в темноте часы. Было без десяти два. Пока он решал, проснулся он уже или нет, прилетела следующая смс-ка: Завтра у нас концерт, я буду петь, читать стихи свои, приглашаю тебя. Время укажу позже.

Он понял, что уже проснулся. Это подтвердила следующая смс-ка: Буду ждать с букетом цветов.

Ну, влип, подумал он. Теперь и не поспишь. И будто отвечая на его ночные думы вновь пискнул мобильник: Счастье ты моё.

И через минуту ещё раз: Счастье ты моё.

(Продолжение следует)