Дефективные

Новый мир

  • Дефективные | Лия Виата

    Лия Виата Дефективные

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 30
Добавить в Избранное


246 год нового мира, который живёт по правилам полезности личности для общества после экологической катастрофы. Всё твоё будущее определяет компьютер, превращая личность в цифры на экране. Равенство? Точно не так! Определённо не для таких, как мы. Уроды, искажённые, немощные. Одним словом - инвалиды или «Дефективные». В этом мире вынуждена существовать и расти Кессиди и другие дети, которые отчаянно не хотят мириться со стереотипами. Правда и ложь, вера и предательство, сила и слабость. Одни сплошные противоречия. Возможно, новый мир просто дефективный?

Доступно:
DOC
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Дефективные» ознакомительный фрагмент книги


Дефективные


Пролог

Сидя в камере, задавалась одним единственным вопросом: «Когда моя жизнь пошла под откос?».

Свет проходил через полупрозрачную стенку, показывая, насколько пыльной была маленькая комнатка, которую можно было обойти кругом шагов за шесть.

Платье от Рафа было здесь совсем ни к месту. Я и раньше чувствовала себя в нем, как колба в шелках, а сейчас это было уже до абсурда смешным зрелищем. События последних дней одежда пережила с трудом и уже начала представлять из себя то, что носила обычно в своём секторе. Оно стало грязным, одного рукава не хватало, а подол сама порвала, чтобы не мешал двигаться. Туфли неизвестно где потеряла, да и вспоминать не хотелось. На голове было гнездо из волос, но всё это волновало меня сейчас в самую последнюю очередь. Нет, конечно, есть девушки, которых очень волнует, умрут они в красном нижнем белье или в розовом, но я точно не была одной из них.

Возвращаясь к моему вопросу… Может, это был тот момент, когда решила помочь, зная, что мне это выйдет боком? Может, когда сунула нос куда не следует? Или ещё раньше, когда закончилось моё распределение? Может, дело даже не в событиях в столице? Насколько помню, в своем секторе тоже дел натворила… Может, дело в моей первой любви? Хотя, может, и во второй… Нет, не думаю, что второй что-то мог сильно испортить. Мы старались держаться друг от друга на расстоянии. Лишь бы теперь не пожалеть об этом.

Если вот так сидеть и просматривать свою жизнь, то начинало тошнить, как от долгого катания на машинах без магнитных дорог. Хорошо подумав, дала себе ответ на свой мысленный вопрос: «Моя жизнь пошла к чертям в момент моего рождения». Значит, это случилось почти двадцать один год назад в секторе 999. Самом внешнем кругу из всех.

Тяжело вздохнула. Вспоминать дальше не хотелось, но и ждать принца, который вытащит меня отсюда было крайне глупо с моей стороны. Во-первых, на эти грабли уже наступала, а, во-вторых, если хочешь что-то сделать, то сделай это сама! Хотя положение у меня сейчас было не сильно располагающее к решительным действиям.

Меня тут, в общем то, покаяться оставили. Не то, чтобы было не в чем… Если так подумать, то нарушила законов десять точно, а за один из них вполне могли расстрелять. Хотя у нас здесь цивилизованное общество, так что мне скорее яд предложат, что тоже не радовало.

Услышала, как наверху открылась дверь. Стук тяжёлых ботинок прошелся по каменному полу, отражаясь эхом от стен. К моей камере подошёл парень с серьезной миной на лице, и я демонстративно отвернулась.

Он присел, сделав так, чтобы наш взгляд оказался примерно на одном уровне.

— Я знаю, что ты злишься на меня, — выдохнул он, чуть слышно.

— Правда? — саркастично уточнила, вспомнив, что меня обвинили в госизмене, а он и пальцем не пошевелил, либо не удосужился уверить меня в обратном.

— У тебя есть право на это, — более смело сказал Эйн, пытаясь поймать мой взгляд.

На это ничего ему не ответила.

— Пожалуйста, дай помочь тебе, — попросил он, но я снова проигнорировала. — Просто доверься мне.

— Довериться? — взорвалась хохотом. — Можно подумать, что я тут оказалась не из-за помощи вам, выше высочество.

— Чтобы я сейчас не сказал, всё прозвучит, как оправдание. — Он печально покачал головой.

Посмотрела на него. Выглядел принц грустным, но это не являлось для меня поводом прощать его. Если поверю ему, а он предаст, то это меня это просто уничтожит.

— Кесси, я знаю, что тебе страшно. Как бы ты не пряталась за своей язвительностью, знаю, какая ты. Скажи им правду. Обещаю, что никто тебя не тронет. Я сделаю для этого всё, даже если мне придется принять условия Валленберга. — Его голос вновь отразился от стен и остался без ответа висеть в воздухе.

Эйн встал, кинул на меня ещё один удрученный взгляд и ушел, оставив наедине со своими мыслями. Появился новый вопрос: «Смогу ли я довериться ему?». Благо времени для размышлений было у меня предостаточно…


Новый мир

Глава 1

Кессиди

Утро было пасмурным, собственно, как и всегда, в нашем секторе. Сегодня намечался день уборки, поэтому мне очень хотелось улизнуть на улицу, чтобы поиграть с дворовыми ребятами, но меня поймала Вивьен и впихнула вместо завтрака веник.

Устало вздохнула. Хоть дом и рушился на глазах, но всё ещё занимал приличную площадь, которая, по её мнению, нуждалась в уборке раз в три-четыре дня.

Вив была нам тут вместо мамы. В основном она была милейшим созданием, которое занималось с младшими и помогало старшим, но, когда дело доходило до уборки, то из неё вылезали внутренние демоны. Она была всего на три года старше меня, хотя порой казалось, что на все десять.

 Её любили намного больше, чем управляющую. Честно говоря, даже не помню, как её там зовут, ибо она к нам приходила, только когда приезжала проверка, что было на моей памяти один раз, или присылали счета. Во втором случае ей было просто необходимо отругать нас за транжирство.

— Рафаэль, возьми тряпку, пожалуйста, — с угрозой проворковала Вия, держа её в правой руке.

— Она склизкая. — С отвращением скривил нос он и отпрянул.

— Ра-фа-эль, — по слогам произнесла Вия, не убирая с лица улыбку.

— Да понял я. — Пошел он на попятную, беря тряпку двумя пальцами.

— Спасибо. — Искренне улыбнулась она и взяла его за свободную руку в знак поддержки.

Для них двоих прикосновения были способом особого общения, и наблюдать за этим было занятно. Вия и Раф, который был младше её на год, были абсолютно слепыми от рождения. Я смела мусор в длинном коридоре и, увидев, что оставила совок внизу в кладовке, шустро затолкала мусор под ковер.

— Закончила. — Улыбнулась я, надеясь, что меня выпустят на улицу.

— Молодец, — похвалила меня Вия. — Только, пожалуйста, убери мусор из-под ковра.

Вия развернулась и убежала проверять других. Чак разразился хохотом.

— И кто вообще решил, что Вия у нас слепая? — высказался он, пока я выметала мусор из-под ковра.

Он сидел на подоконнике в комнате мальчиков и стирал с него пыль. Рядом стоял его костыль, который он любовно обклеил разноцветной изолентой. С его отсутствующей стопы уже давно слетел ботинок и валялся рядом. Работать Чак не любил, но с Вивьен было очень сложно спорить.

— Так говорят только глупцы. У неё точно есть глаза на затылке, — подтвердила я, плавно перемещаясь ближе к Чаку.

В комнату следом за мной вошла расстроенная Ханна и плюхнулась на одну из четырех кроватей, что занимали почти всё свободное место.

— Эй, я только её застелил, — воскликнул Раф, заканчивая с последним покрывалом.

Тряпка, которую ему дала Вив, уже успела успешно перекочевать на шкаф. Уверена, что уже через десять минут Раф будет делать вид, что потерял её и Вивьен придется смириться.

— «Прости», — озвучила я ответ Ханны Рафу.

Она ничего не слышала, поэтому и ответить сама не могла. Зато на языке жестов Ханна разговаривала просто отлично. С чтением по губам у неё не всегда ладилось, но это был единственный способ для неё понимать таких, как Шерия, которая родилась без рук. Должна заметить, ногами та могла делать порою больше, чем другие руками.

Ханна встала и наспех заправила кровать.

— Что-то случилось? — уточнила я у неё.

— «Вия попросила меня присмотреть за младшими, но они совсем не слушаются», — огорчённо жестикулировала она.

— И почему старшие не помогают с уборкой? — надулся Чак.

В доме было всего трое ребят старше Вии: Паул, Кира и Джена. Паулу было уже почти девятнадцать. Приближалось время его распределения. Церемонию проходят все молодые люди начиная с двадцати лет в середине апреля. Проходит она просто: прикладываешь руку к огромному экрану, подключенному к неизвестно где находящейся машине, которая вычисляет твою полезность для общества. Говоря проще, буквально определяет твоё дальнейшее будущее.

Если повезёт, то можно стать чиновником или изобретателем. Если нет, то тебе прямая дорога разгребать свалку. Для таких, как мы - смертный приговор. Больше двух месяцев инвалид там просто не протянет. Чтобы не называть нас инвалидами, общество придумало менее обидный термин «дефектные». Как будто от этого менялся смысл. Так вот, я не была дефектной в привычном смысле слова. Руки, ноги, глаза, рот, уши и органы работали у меня как надо. Единственный вопрос, который мне задавали не разбирающиеся в инвалидах люди: «Что я забыла в приюте для дефектных?». Ответ мой был прост: «Меня подкинули сюда, когда ещё почти ничего не соображала». Никому не нужны были дополнительные подробности, которые я старалась скрыть.

— Говори тише, мало ли, услышат ещё. — Прижал палец к губам Раф.

Со старшими мы ладили плохо. Они отвечали только за самих себя, а на нас большую часть времени не обращали внимания. Однако, когда всё же мы попадались им на глаза, то могли получить пару подзатыльников.

Наконец, расквиталась с этим огромным ковром. Шустро сбежав вниз по лестнице, крикнула Вие, что закончила. Схватила со стола не самую вкусную галету и выбежала наружу. Свобода. Мне до распределения ждать ещё целых одиннадцать лет. Это же целая жизнь.

Воздух сегодня был чище, чем обычно, так что решила не брать с собой маску и очки. Довольная, сбежала вниз с пригорка, направляясь в центр сектора. На центральной площади было шумно. Лавочники зазывали к себе, толпились люди и шумели дети, что-то где-то падало, звенело и скрипело.

— Опаздываешь, — надменно произнес Жан, ожидая меня около бакалейной лавки.

Он был сыном главы сектора и считался нашей элитой, от того и был главным в команде.

— Припахали дома, — буркнула я в ответ, подходя ближе.

На слове «дом» прыщавый Сэм рассмеялся, за что наградила его толчком в бок.

— Это приют, а не дом, сопля, — возмутился он.

— Хватит, — не дал мне ничего сказать Жан. — Иначе мы никогда отсюда не уйдем, а мне надо вернуться до обеда.

— Значит, всё по плану? — загорелись глаза у Ширли.

— Ага. — Улыбнулся он и мы начали протискиваться через толпу, направляясь к окраине.

Там стоял маленький покосившийся домик из пластиковых панелей. Из-за непосредственной близости к свалке и отдаленности от лавок в центре сектора, он уже давно пустовал, однако пару дней назад пошел слух, что там завелось приведение. Что мы, собственно, и хотели проверить.

— Ну что? Кто пойдет первым? — спросил Жан, осматривая дом.

— Кесси провинилась - пусть шурует первая. — Нервно сглотнул Сэм, поежившись.

— Согласна, — поддакнула ему Ширли.

— Трусы, — вздохнув, бросила я им и пошла вперёд.

Свет в окнах дома не горел, а за слоем пыли не было ничего видно. Осторожно подергала за ручку. Дверь послушно отворилась. Внутри было довольно темно. Зажгла лампу справа от себя, покрутив колёсико. Оказывается, здесь была мастерская или что-то типа того. Повсюду стояли какие-то механизмы, аккуратно лежали пластиковые пыльные прямоугольники и валялись промасленные тряпки. Рассмотрев ближе, поняла, что эти прямоугольники представляли собой книги старой версии. Дорогая вещь, но сбыть её у нас не выйдет. Чуть в отдалении заметила инструменты. В отличие от всего остального они выглядели совершенно новыми и очень ярко блестели даже при совсем тусклом освещении.

Моё внимание привлек маленький складной ножик. Взяла его в руки и уже хотела уйти, как неожиданно натянулась леска, которая была прикреплена к ножу и ранее осталась мною не замеченной. Я дернула за леску, слева от меня упала палочка, которая держала шар. Он прокатился по выемке почти у самого потолка, упал на деревяшку, которая захлопнула дверь и толкнула лопату. Та в свою очередь тоже упала, практически отрезав ручку от двери.

— Черт… — прошептала я, осмотрев место трагедии.

Выйти через дверь теперь не представлялось возможным. Кинулась к окнам. Естественно, закрыты. В мастерской валялось много металлических предметов, так что разбить стекло было бы просто. Однако, со своим ростом я бы не забралась так высоко, чтобы выбраться. Глаза мигом нашли подходящий ящик. Шустро подвинула его к окну, схватила ближайшую ко мне небольшую ржавую трубу, забралась на ящик и уже замахнулась, как кто-то стащил меня вниз за шиворот.

— Мамочка, — пискнула я, оказавшись на полу.

На меня хмуро смотрел довольно молодой мужчина, который, явно, не напоминал собой приведение.

— Не думаю, что похож на твою мамочку, маленькая воровка, — буркнул он, нагнувшись ко мне.

— Я не воровала, — возмутилась я, уперев руки в бока.

— Тогда что мой нож делает в твоём кармане? — с усмешкой спросил он.

— Хотела показать его ребятам, — честно ответила я.

— А потом? — ещё шире усмехнулся он.

— Ладно, может и воровка, — задумчиво, согласилась я. — Простите.

Вытащила нож из кармана и протянула его ему. Он ловко выхватил его у меня из рук.

— Почему ты решила разбить окно? — неожиданно спросил он, выпрямляясь.

— Дверь то закрыта, как бы я ещё смогла выйти? — посмотрела я на него, как на идиота.

— Через вторую комнату. Там тоже есть выход на улицу. — Кивнул он в сторону другой двери, из которой вышел.

— Так вы же там были. — Снова совершенно не поняла его.

— Ты этого не знала, — упрямо продолжил он.

— Это было логичным предположением. — Скрестила я на груди руки.

Этот разговор мне надоел.

— Стой здесь и ничего не трогай. — Задумчиво произнес он и прошел через проход в другую комнату.

— Будто у меня есть выбор. — Скривилась я.

Мужчина пришел обратно с каким-то странным сооружением в руках, которое представляло из себя деревянную дощечку, к которой были присоединены довольно тонкие стеклянные трубки, по которым ездил шарик.

— Если хочешь, чтобы я открыл дверь, то достань для меня шарик отсюда, — сказал он и протянул мне эту штуку.

— Старик, а ты точно дверь откроешь? — уточнила я, совсем ему не доверяя.

— Тоже мне старик, мне всего тридцать пять… Открою. Шарик доставай как хочешь. — Махнул он на меня рукой.

Осмотрела конструкцию. Она была довольно сложной. У меня точно не один час займет это задание… Если только…

— Как хочу? — снова уточнила я и, как только он кивнул, с размаху кинула конструкцию в стену.

Трубки сразу разбились, а шарик тут же отлетел в сторону. Я шустро подняла его и гордо продемонстрировала мужчине. На моё удивление, он заливисто рассмеялся.

— В стену… — на его глазах выступили слезы, а он всё никак не мог успокоиться.

Я почувствовала себя неловко.

— Дверь, — напомнила ему.

Он быстро преодолел расстояние до двери, поднял ручку, покрутил её в проеме и, с легким щелчком, вставил на место. Дверь послушно открылась. Пошла на выход, но меня опять схватили за шиворот.

— Вы обещали! — воскликнула я, вырываясь.

— Да, обещал открыть дверь, а не выпустить тебя, маленькая воровка. — Улыбнулся он.

— У меня имя есть. Кессиди! — возмутилась я, переставая брыкаться.

— А я Саймон, — спокойно ответил он.

— Лживый старик больше подходит, — фыркнула в ответ я.

— Как скажешь, маленькая воровка, — согласился он и отпустил меня. — Ты испортила мне конструкцию, а значит должна её отработать. Жду тебя завтра здесь в то же время. Не придёшь сама, притащу за шкирку, как преступницу. Свободна.

Показала ему язык и убежала. Если он пойдет к управляющей это будет катастрофа. Значит, придется прийти к нему самостоятельно. Вот же влипла!

Глава 2

Кессиди

Я постаралась выбраться из дома ещё до того, как кто-нибудь проснётся. Очень мне не хотелось отвечать на вопросы ребят. Лестница противно скрипела под ногами и даже старый ковер её не заглушал. К счастью, меня никто не услышал.

Солнце только-только показало свои лучи на востоке. Прищурилась от смога. Сегодня он был на удивление густым. Думаю, даже до центра сектора скоро дойдёт. Шустро надела маску и очки. С нашего пригорка открывался отличный вид на огромную свалку, чем точно не приходилось хвастаться. Люди старались веками, чтобы создать её, а нам приходилось теперь разгребать. Вернее, не совсем нам, до двадцати лет мы не имели права на самостоятельную работу без одобренной опекуном и правительством лицензии. Можно, конечно, устроиться на подработку сортировщиком, но туда мало кому хотелось.

У некоторых с непривычки от запаха сектора даже глаза режет, но я прожила здесь всю жизнь, так что он уже приелся. Свалка была окружена высоким забором, но перелезть через него было совсем не трудно. Иногда выкидывали вполне интересные вещицы с первых секторов, и я изредка туда заглядывала. Впрочем, сегодня шла совсем не туда. Хижина Саймона выглядела так же, как и вчера. Мне от неё стало ка-то совсем не по себе.

— Лучше бы сдал копам. Детский труд запрещён! — угрюмо буркнула я себе под нос, когда подошла к двери.

Постучала. Мне никто не ответил. На радостях хотела свалить, но тут открылось окно соседствующей мастерской комнаты.

— Вчера ты стуком не удосуживалась, — сонно произнёс уже знакомый мне мужчина.

Его волосы были в беспорядке, а на лице образовалась щетина.

— Что мне теперь, просто вваливаться? — дерзко спросила я.

— Именно, как ты там сказала… вваливайся и приступай к работе. — Он зевнул и закрыл окно.

Зашла внутрь, отметив про себя, что всё вернулось на свои места. В том числе нож и привязанная к нему леска.

— Старик, что мне надо делать? — громко спросила, решив, что если начну раньше, то и закончу тоже раньше.

Ответом меня удостоили только через пять минут. Саймон вышел из другой комнаты уже с прилизанными волосами и полностью выбритый. Попытался закатать рукава на рубашке, которая была ему большевата, но быстро сдался.

Что-то в нём сильно отличалось от здешних, но понять, что именно я не могла. Не удивительно, что местные приняли его за привидение, хотя я в сверхъестественное совсем не верю. Уже слишком взрослая для подобных сказок.

Ещё раз зевнув, он что-то нацарапал на эластичном пластике ручкой и всучил карточку мне. Там были написаны какие-то слова.

— Собери всё это здесь и положи на стол, — произнёс он и уже хотел уйти, когда поймал мой отрешенный взгляд. — Что не так?

— Ничего, — попыталась соврать, но голос меня выдал.

Саймон сложил руки на груди и испытующе на меня посмотрел.

— Вранье явно не входит в число твоих талантов. Прочитать можешь? — серьёзно произнёс он и кивнул на записку.

— Нет. — Решила побыстрее отмучиться.

— Понятно. — Саймон закатил глаза.

Уже было приготовилась огрызаться. В нашем секторе из детей моего возраста хорошо умел читать только Жан. Родители дают ему образцовое образование элитного ребенка. Саймон ничего не сказал, порылся среди книг и вытащил одну с довольно яркой и облезлой обложкой.

— Учись, — просто сказал он, впихнул мне в руки книгу и вышел.

Признала в ней обычную азбуку и разозлилась. Вия уже год как выучила меня буквам. Только вот это мне не сильно помогало. В приюте не было книг, чтобы читать, а в секторе многие обходились вообще без этого знания. В итоге, я с трудом смогла складывать буквы в слова, а его каракули так тем более не поддавались расшифровке.

С усилием, подавила желание кинуть азбуку в стену.

— Я знаю все буквы. — Вместо этого действия холодно прозвучал мой голос.

— Тогда в чем проблема? — раздался голос Саймона из другой комнаты.

— В твоих письменах! — зло воскликнула, тряся в руке записку.

— Возьми ближайшую к тебе книгу и открой на пятнадцатой странице. — Проигнорировал он мой выпад.

Послушно взяла в руки толстую книжку с потрепанным тёмно-коричневом переплётом, название которой стерло время. Открыла и чуть не задохнулась от пыли. Встряхнула её, мысленно провела в уме счёт от одного до пятнадцати, чтобы успокоиться. Опять же, спасибо Вив за познания в математике. С этой наукой у меня всё было уже не так плохо, как с чтением. Даже самые бедные люди любят считать свои деньги.

Нашла нужную страницу и только открыла рот, чтобы уточнить задание, как снова услышала голос Саймона.

— Зачитай вслух третий абзац сверху, — потребовал он.

— Всё три закона Ньмю… Ньи… Ну… — начала читать и тут же столкнулась со сложностью.

— Ньютона, — нетерпеливо сказал Саймон. — Великий учёный прошлого.

— Ньютона, — послушно повторила я и продолжила: — для широ-кого класса мех.. меха… механических систем связаны с различными вар… вари… варить?

— Попробуй по слогам, — вздохнул он.

— Ва-риа-ци-он-ны-ми прин-ци-па-ми. — Я устало вздохнула в конце.

— Не так плохо, как могло бы быть, — буркнул Саймон, возвращаясь в комнату.

Он снова порылся среди книг и вытащил мне одну, потоньше той, что я читала.

— Тренируйся. Про себя, а то к концу дня мои уши отвалятся, — буркнул он, поставил тёмно-коричневую книгу на место и начал сам собирать себе инструменты.

Я устроилась на табурете в углу комнаты и постаралась слиться со стенкой. Читать было сложно. Мне нестерпимо хотелось выйти на улицу и поиграть с друзьями. Однако через пару часов история в книге показалась мне вполне интересной. Хотя вполне неплохо понимала смысл того, что читала.

Саймон всё это время сидел за столом и ковырялся в старом нагревателе, представляющем собой цепь каких-то металлических спиралей. Выглядел он при этом крайне умиротворенно. Когда время уже подошло к обеду, он вышел в соседнюю комнату и принёс бутерброды. К моему удивлению, один из них перекочевал в мои руки.

Уже успела забыть каков был на вкус свежий хлеб, а мясо или его заменитель на нём был вообще в новинку. Проглотила еду на одном дыхании. В целом, если он собирается меня кормить, то я не против здесь иногда сидеть. Интересно, а можно ли будет что-нибудь для приютских стащить?

— Дочитала? — Саймон заметил, что я витаю в облаках.

— Да, — бодро отозвалась в ответ.

— О чем была книга? — без особого интереса спросил он.

— Про то, что люди очень глупые. — Вздохнула, перекладывая книгу из одной руки в другую.

— Занятный вывод. — Он, наконец-то, посмотрел на меня. — Аргументы?

— Раньше у нас было всё. Растения, пресная вода, чистый воздух, но им было всего мало… В итоге сейчас мы имеем только одну большую свалку. А растения правда были зелёными? — задумчиво произнесла я.

— Вынужден согласиться с твоим мнением. — Саймон вздохнул. — Растения и сейчас зеленые. В столице ещё сохранилась небольшая теплица. Туда, правда, сложно попасть, но может быть, когда-нибудь… В целом, ответ на твой вопрос положительный.

— Ты был в столице? — по-настоящему удивилась я.

Столица или, по-другому, первый сектор. Туда нельзя было попасть просто так. Всё зависело от твоей полезности обществу. Если машина говорила, что тебе суждено быть портным, то как ни крути дальше внешнего круга среднего уровня тебя жить не пустят, а если назовут мусорщиком, то и за пределы тысячного сектора не выпустят.

— Там всё далеко не так, как ты себе это представляешь. — Скривился Саймон и снова от меня отвернулся.

Видимо, отвечать на мои вопросы он больше не собирался. Голова разболелась от большого количества букв. Ноги и руки затекли. Я встала и потянулась. Саймон всё ещё возился с древним на вид чайником. Он так ловко откручивал и закручивал обратно болты, скреплял провода и протирал детали, что это вызывало почти гипнотическое действие на меня.

— Не стой над душой, — минут через десять буркнул он.

— Мне нечем заняться-я-я, — протянула я в надежде, что он меня отпустит.

— Знаешь, что такое шахматы? — спросил Саймон.

В ответ отрицательно покачала головой.

— Это настольная игра. Поищи доску с белыми и чёрными квадратиками, она должна где-то здесь валяться, — не отрываясь от работы, сказал он.

На поиски ушло минут двадцать, по прошествии которых я гордо продемонстрировала ему найденную доску. Внутри лежали разные деревянные фигурки и лист с правилами, которые Саймон сказал мне прочитать и запомнить.

Почти к темноте, худо-бедно разобралась с написанным. Проверив меня, Саймон, наконец-то, меня отпустил и сказал прийти завтра. В целом всё прошло не так плохо, как я это себе представляла, так что решила не спорить с ним. Домой пришла как раз к концу ужина.

— Опаздываешь, — вздохнула Вия, ставя полную тарелку с супом на поднос.

— Прости, меня задержали. У меня вроде как появился новый… — я на секунду запнулась, размышляя, — друг?

— Это хорошо, — дружелюбно улыбнулась она.

— Помочь отнести? — спросила, глядя на её тяжёлый поднос.

— Если тебе не сложно, — смущённо ответила она.

Ловко подхватила её ношу и поднялась по лестнице. Преодолела два поворота и буквально упёрлась в нужную дверь. Она была чуть-чуть приоткрыта. Подцепила её ногой и осторожно открыла.

— Привет, Дан, — широко улыбнулась я.

— Привет, Кесси, — ответил он мне такой же улыбкой.

Вия вошла вслед за мной. Я поставила поднос на тумбочку, что стояла у кровати, ловко смахнув с неё провода от аппарата жизнеобеспечения.

— Что сегодня на ужин? — с интересом спросил Дан.

— Консервированный суп. — Насмешливо скривилась Вия.

— Ух ты! Прямо, как и всегда, — наигранно удивлённо сказал Дан. — Есть что-то новое?

— У Кесси появился новый друг, — проворковала Вия.

— Не то, чтобы прям друг… Я ему немного задолжала, но там ничего плохого, честно. — Я почувствовала, как отчаянно начала краснеть.

— Чем вы занимались? — Дан проигнорировал моё смущение, чему я была очень рада.

— Он что-то мастерил, а я читала книги, — ответила я.

— Книги? — удивлённо переспросила Вия.

— Да. Хоть они и редкость, но у него их довольно много. Они, правда, жутко старые. — Скривилась я от воспоминания о пыли.

Вивьен нахмурилась и открыла рот для новых вопросов.

— Тебе стоит спуститься и поесть, тебя же не было на обеде, — шустро сказал Дан, прерывая возможный допрос от Вии.

— Да, но я не сильно голодная. Он меня покормил, — сказала я.

— Кажется, он не плохой человек. — Улыбнулся Дан, не давая Вие вставить хоть слово в наш диалог.

— Да, и завтра я тоже к нему пойду, — так же быстро протараторила в ответ я.

— Ладно, я поняла, что не стоит ничего спрашивать, не старайтесь. Кесси… Просто будь осторожнее, — вздохнув, попросила Вив.

Она села на стул, взяла в руки тарелку, убрала трубки в сторону и начала потихоньку кормить Дана.

— Хорошо. — Я улыбнулась и вышла из комнаты.

Из всех обитателей приюта мне всегда было больше всего жалко именно Дана. Быть парализованным от шеи и прикованным к аппаратам - полный отстой.

Съев почти безвкусный ужин на кухне, поднялась наверх, легла на кровать и тут же уснула. Всё-таки вставать до рассвета явный перебор для моего организма.

Глава 3

Кессиди

Рутина вошла в мою жизнь. По будням до самого вечера торчала у Саймона, а в выходные помогала Вие и ребятам. Целый месяц только и делала, что читала, играла в шахматы со стариком и наблюдала за его разнообразной работой. Кажется, он брался за всё. Будь то сломанный прибор или чья-то разбитая голова. Поражало только наличие у него лицензии на такую разную деятельность и наполненность его холодильника. Несмотря на его недовольство, я смогла осилить только две не особо толстые книги по истории.

Не сказала бы, что узнала много нового. Свалку и так вижу каждый день из окна, и запах, увы, тоже чувствую отлично. Наличие королевской семьи тоже не удивило. Всё-таки мы не настолько тупы и глухи. Наше королевство одно из немногих оставшихся и занимает вполне приличную территорию, на которой по большей части царит голод. Еда выдаётся в строго определённом количестве, но где-то там, в столице, ситуация явно иная.

Монархия процветает уже лет так двести, а вместе с ней и зажиточная аристократия. Забавно было читать, что мы от практически абсолютного равноправия скатились обратно в патриархат. Хорошо хоть, что от власти ушла религия. Нет, люди не перестали резко терять веру в некое всемогущее существо. Его просто в какой-то степени заменила распределительная машина. Информация о том, кто и как её сделал, потерялась со времен взрыва. Писали, что тогда люди жили под куполами и дышали через очистители свежим воздухом. Увы, под центральным куполом, который и взорвался, были ученые со всего мира. Никто не выжил.

С того момента пошло новое времяисчисление и откат цивилизации, до того что имеем на данный момент. Почему произошел взрыв простые люди так и не узнали. Меня злил и раздражал факт того, что люди сами довели экологию до катастрофы. Загрязнение - это не ураган или цунами. Оно накапливается столетиями и не уходит в никуда через пару суток.

Одно радует: люди более живучие, чем тараканы, о которых теперь могла только прочитать. Ко всему они приспосабливаются. Вот и к свалке тоже, маскам, грязной воде, отсутствию растений и недостатку еды.

Картинка за окном, как обычно, не радовала. С рассветом больше не вставала, да и от ребят не пряталась. К моему удивлению, они приняли мои отлучки спокойно, хотя Вия умела и любила паниковать раньше времени.

— На обед вернёшься? — спросил у меня Чак, когда я спускалась по лестнице.

— Нет, старик, как обычно, даст что-нибудь, — уклончиво ответила я.

— Ага, что-то типа жареной покрышки. — Скривил нос появившийся за Чаком Раф, намекая на расположение мастерской.

— Не тебе же её жевать. — Упрямо сложила руки на груди.

— «Возвращайся к ужину».  — Проигнорировала нашу перепалку Ханна, бесцеремонно выйдя из комнаты девочек и встав между нами.

— Конечно-конечно, — быстро прощебетала, махнула рукой пронесшимся мимо младшим и шустро выбежала на улицу.

Привычный маршрут к мастерской сегодня пришлось изменить. Ещё издалека я заметила уборщиков. Эти люди больше напоминали скелеты, которые шатались по свалке, жевали что найдут и сортировали мусор. Надо ли говорить, что жили они недолго? Любая судьба хороша, пока тебя не определяют к ним. Нулевая полезность для общества означает, что и оно тебе помогать не будет. Уборщикам не полагалось ни нормальной работы, ни денег, ни жилья. Можно было только на еду обменять несколько килограммов перерабатываемого мусора, а всё это было для того, чтобы хоть немного сократить количество голодных людей.

Бывало, они дрались за мусор. Иногда на смерть. Собственно, поэтому свалка и была окружена забором, который патрулировала полиция. Не то чтобы это останавливало любопытных детей, но уборщиков лучше было обходить за пару километров.

Скривившись, проложила себе новый маршрут через центр. Если пару недель назад мне отчаянно хотелось выбраться погулять, то сейчас какофония звуков давила на уши.

— Гляньте-ка кто это у нас здесь. — Задорно улыбнулась мне крайне высокая для своего возраста Ширли.

Ребята в полном составе перехватили меня у лавки с подержанными вещами, когда я проходила мимо.

— Мы уже думали, что тебя призрак съел, — хмыкнул Сэм.

— Не призрак он вовсе. Просто самовлюблённый старик. — Раздраженно пожала плечами. — И, между прочим, это из-за вас я там теперь торчу.

— Обещал сдать полиции? — поинтересовался Жан.

— Он ничего не говорил на этот счёт, но взгляд у него был такой, что, если не приду, то меня ни один уборщик на этой свалке не найдёт. — Сморщила нос, отгоняя неприятное воспоминание.

— Когда он собирается тебя из рабства выпустить? — продолжил допрос Жан.

Резко к нему развернулась. Они всё ещё не давали мне пройти вперед.

— Если так интересно пойди и спроси сам. Тоже мне друзья. Слиняли при первой возможности! — гневно воскликнула я и шустро протолкалась вбок через толпу.

Несмотря на моё убеждение, преследовать меня никто не стал. На душе стало противно. Вот что им стоило сказать одно простое «прости»? Я же не так и сильно злилась на них.

К мастерской дошла в прескверном настроении. Зашла, как обычно, без стука. В доме было тихо. Саймон не любил вставать рано, зато засиживался до поздней ночи. К своему удивлению, увидела на столе листок с его каракулями.

Взяла его в руки и победно улыбнулась. Я так долго за ним наблюдала, что успела запомнить его почерк. Сегодня смогла даже разобрать все размашистые слова. Настроение сразу же улучшилось, правда, ненадолго. Неожиданно поняла, что помню инструменты на вид, но их написанные названия мне ни о чем не говорили.

Как может выглядеть крестообразная отвёртка среднего размера? Обругав себя за недогадливость, ведь просто стоило спросить старика об этом ранее, осмотрела привычную мастерскую. Мой взгляд зацепился за маленький вещатель. Выглядел он сломанным, и вчера его тут не было. Значит, чинить будем его. Взяла небольшой кружочек в руки и повертела. Осмотрев со всех сторон, полезла за инструментами. Разложила свою добычу на стол и удовлетворённо кивнула. Это было очень похоже на то, чем Саймон чинил небольшие вещи.

От вида книг немного поплохело. Всё-таки сегодня лучше просто посмотреть за работой старика. Шахматы тоже лежали на своём месте, заняв небольшую нишу у стены. Они меня удручали. Несмотря на то, что все правила я выучила, и мы даже довольно часто играли со стариком, но у меня ни разу не получилось победить.

Провела пальцами по тонкому пластику. Доска была небольшой. Все клетки пронумерованы по горизонтали от А до Н, а по вертикали от 1 до 8. Потерла ногтем выпуклую и почти стертую цифру 5.

— Вот чего тебе не спится. — Высунул голову из другой комнаты Саймон.

Как обычно, по утрам на его голове красовался ворох торчащих проводов вместо волос.

— Доброе утро, — живо и немного язвительно отозвалась я.

— Доброе утро начинается в обед! — буркнул Саймон и скрылся в проеме.

Минут через десять он вышел обратно, отчаянно зевая. Волосы у него уже были уложены, а в руках он держал чашку с кофе. Не глядя на меня, он сел на стул и уставился в стену. Предусмотрительно не разговаривала с ним ещё следующие минут тридцать. Это было его состоянием - встал, но не проснулся. Саймон медленно осмотрел инструменты, которые я разложила, некоторые повертел в руках.

— Почему маленькая? — спросил он. — Я точно писал, что нужна средняя.

— Может, маразм начался, — чуть слышно произнесла я, но он услышал.

— Если у меня начался маразм, то этот мир точно обречён, — траурно произнёс он, но в конце усмехнулся.

— Мне показалось, что ей будет удобнее, — покраснев, протараторила я.

— Когда что-то кажется, то дыши реже, возможно, в воздухе плавает галлюциноген, — буркнул он.

Однако отвёртку он не заменил. Вместо этого попробовал открутить ею крышку вещателя. Получилось, как всегда, ловко.

— Правда, удобнее, хотя разъем побольше будет, — задумчиво произнёс он. — Скажи честно, ты прочитала записи?

— Прочитала, — гордо ответила и поймала на себе испытующий взгляд Саймона.

— И всё поняла? — поднял он одну бровь.

— Совершенно точно ничего не поняла! — радостно улыбнулась ему в ответ.

— Я так и понял, — так же радостно ответил он.

— Что-то не то ещё достала? — уже без наигранного энтузиазма спросила я.

— Не совсем… В целом взаимозаменяемо. — Саймон вздохнул и начал работать.

Через час мне стало скучно и мой взгляд упал на доску.

— Может, сыграем в шахматы? — спросила я.

— Хочешь добить свой рекорд до ста поражений? — хитро улыбнулся старик.

— Вдруг мне сегодня повезёт? — без надежды произнесла я.

— Всегда рад составить тебе компанию, — увлечённо работая, ответил Саймон.

Я разложила доску и поставила фигуры. По обыкновению, Саймон оставил мне играть белыми.

— Пешка на G4, — сказала я и передвинула фигуру на нужную клеточку.

— Пешка на С5, — не колеблясь, отозвался он.

Ровно через четыре хода я уже начала сдавать позиции.

— Слон на G4, шах, — без интереса, сказал Саймон.

Уныло осмотрела свои варианты. Конечно, можно было передвинуть короля и заставить старика гонять его по всему полю, но Саймона это жутко бесило, а сегодня я уже накосячила. Когда уже хотела защититься своим слоном, в голову пришла одна идея. Умирать, так с музыкой.

— Конь на К4, — постаралась я сказать, как можно более будничным тоном.

Саймон впервые за все наши игры задумался. Я тем временем отсчитала клеточки и переместила коня на пол за пределы шахматной доски, в уме дорисовав нужные ячейки.

— Слон на Е5, — настороженно отозвался Саймон.

Широко улыбнулась. Старик напрягся и начал отступать. Правда, моя маленькая победа длилась всего три хода.

— Королева на С3, шах и мат. — Если бы плохо знала Саймона, то решила бы, что он сейчас выдохнул с облегчением.

— Ну вот, теперь сотое поражение. — Устало откинулась на пол.

Удивительно, но старик в этот раз не язвил. Может, заболел? Покосилась на него. Он все ещё работал с вещателем. Через пару секунд мне пришлось буквально подскочить на ноги. Саймон в последний раз осмотрел вещатель и нажал на кнопку включения. В первую секунду прибор воспроизвёл нужный звук, а во вторую уже заискрился.

— Твою ж… — Саймон выронил его из рук и кинулся за перчатками.

Я вскочила на стул с ногами, от греха подальше. Впервые увидела, как старик облажался. Хороший всё-таки сегодня день. Поймав вещатель, Саймон его выключил, объявил, что сегодня объявляется выходной и сказал мне свалить отсюда. Долго меня уговаривать не пришлось, и уже через пять минут бежала домой. Интересно, чем я буду заниматься, когда Саймон решит больше не усложнять себе жизнь и вышвырнет меня из мастерской?

Глава 4

Кессиди

Время шло. Сезоны сменяли друг друга. День распределения старшего Паула всё приближался. В обычных семьях по этому поводу устраивали праздник, у нас же хорошо было если не проводились похороны. Я и так видела Паула редко, а теперь он совсем закрылся на чердаке.

Настроение у всех начало убывать. В том году у нас никто не ходил на церемонию, но помню, что за два года до этого именно Паул вытаскивал из петли Криса. Я этого не видела, потому что Вия заперла всех, кто младше неё, в своих комнатах. Однако, завывания более старших Киры и Джены всё ещё стояли в ушах.

Все предчувствовали новый инцидент. Полагаю, столько трупов было только у нас. Если бы у нас был обычный приют, то, возможно, всё было бы не так плохо, однако, всегда есть «но». Вероятность, что дефектного признают полезным, была почти неотличима от нуля. Да, конечно, не все действуют так кардинально, но на моей памяти ещё никто не смог избежать участи уборщика в приюте в случае своего присутствия на распределении.

Пробовали сбегать, но это жёсткое нарушение закона и карается оно расстрелом на месте. Да и куда бежать? Мы жили в предпоследнем секторе. Границы отлично охраняются. Человек с дефектом не сможет пройти незамеченным мимо нескольких десятков тренированных стражей.

Чувствовала себя вдвойне отвратительно в последнее время. В отличие от других у меня не было выраженных дефектов, за что каждый день благодарила жизнь. Тем не менее, смотреть на ребят было больно. В такое время начинала ощущать себя отвратительным человеком, который считает себя лучше других. В чем они провинились? За что страдают? Почему всё вышло именно так?

Ответов не было и не будет. Их ненавидят только потому, что они отличаются от других. Нелогичный и тошнотворный факт. Атмосфера давила, и мне хотелось просто сбежать. Благо, у меня такая возможность имелась. Стала оставаться у Саймона на выходных, засиживаясь до позднего вечера. Он ничего не спрашивал, я же старалась вести себя тихо, поглощая одну из его книг за другой.

Историю сменила физика, за ней последовали химия и биология. Старик иногда проверял меня, и я с удовольствием рассказывала о том, что прочитала. В шахматы мы с того времени больше с ним не играли. Саймон сказал, что ему надо на что-то жить, а я, увы, мешаю. Правда, выглядел он при этом довольным. Редко его понимала. Мне в целом, квантовая механика начинала казаться проще, чем логика, которой порой руководствовался старик.

Как по мне, я приносила ему больше проблем, нежели пользы. Каждое утро раскладывала инструменты. В первый из выходных убиралась в мастерской, и на этом все мои дела ограничивались. Зато меня вполне вкусно кормили и давали читать книги. Не очень равноценно, но не мне жаловаться, ведь я получала больше, чем отдавала.

С прошлыми друзьями больше не виделась. Пару раз в голову приходила мысль о том были ли они моими друзьями, однако решила не заморачиваться над этим вопросом. Меня вполне устраивала моя жизнь сейчас.

В день распределения дождь лил, как из ведра. До того, как мы добрались к закрытой площади, на нас не было почти ни одной сухой нитки. Хорошо, что на улице было тепло. Я впервые посещала зал для распределения. Вернее, зал наблюдения. В зал распределения можно было зайти только один раз в свою двадцатую весну.

Для того, чтобы посетить зал наблюдения не нужны были какие-то особые требования. Он представлял собой огромную площадь с экраном на всю стену. Люди вокруг смеялись и перешептывались. Царила атмосфера волнительного праздника. От нашей небольшой группы, которая состояла из Паула, Вив, Ханны, Рафа, меня и Чака все шарахались. Кира и Джена присутствовать в грубой форме отказались, младших Вия решила не брать.

— Глянь, как стараются, я прям кожей чувствую их отвращение. — Усмехнулся Раф.

— Это ты ещё приуменьшаешь, — вздохнул Чак.

— Интересно, а если я сейчас до кого-нибудь дотронусь, то он сразу врачей вызовет или после того, как придёт в себя после обморока, — довольно громко спросил Раф, заставив группу справа, что на нас косилась, притихнуть.

— «Хватит». — Дёрнула его за рубашку Ханна.

— Не вижу смысла быть с ними вежливым, — проворчал Раф, догадавшись, что хотела ему передать Ханна.

— Мы здесь не за ссорами. — Покачала головой Вив.

— Хорошо, считайте я уже заткнулся, — буркнул Раф.

Надо отдать ему должное, он не проронил больше ни слова. Порадовалась, что Паул почти не слышал всего происходящего из-за своей глухоты.

Церемония началась. Свет приглушили. Паул небрежно махнул нам рукой и пошёл к кандидатам на распределение. На экране появилась совершенно белая комната.

— Сюзанна Сехвот, — объявил роботизированный голос, заставив меня поёжится.

Юная низенькая девушка появилась за экраном. У неё немного тряслись руки.

— Приложите ладонь, — снова раскатился по залу тот же голос.

Она вытерла руку о штаны, судорожно вздохнула и выполнила команду. По экрану пошла волна трещин. Они светились и пульсировали словно вены. Утраченная технология во всей красе. Эта машина была единственной в своём роде и имела всего три подобных экрана в высшем, среднем и низшем кругу. Считывание информации завершилось спустя несколько минут. На экране появилась проекция девушки и множество различных цифр и параметров, начиная от роста и веса девушки и заканчивая её цифровым кодом ДНК.

— Обработка завершена. Полезность обществу 17,544476 %. Рекомендуема работа в социальной службе по защите воздуха. Сектор 796.

— Поднялась на двести выше. Клёво, — присвистнул Чак.

— Но всё ещё за чертой среднего класса, — фыркнул Раф.

— «Чтобы попасть в средний класс нужно хотя бы 50 % полезности, а в верхний 70 %. Недостижимые цифры». — Ханна печально вздохнула, припомнив факты.

Паула долго ждать не пришлось. Он уверенно занял своё место после объявления. Внешне он выглядел совсем нормально. Только смотрел себе под ноги, как будто, если бы поднял голову, царившая атмосфера могла придавила его к земле.

— Приложите ладонь, — прозвучал тот же безучастный голос.

Никаких колебаний от Паула не последовало. Пошла та же реакция по экрану. Только в этот раз она показалась мне куда более жуткой. Она словно бы высасывала его жизнь.

— Обработка завершена. Полезность обществу 1,821542 %. Рекомендуема работа по уборке и сортировке мусора. Сектор 1000.

В зале послышались смешки.

— Что ещё можно было ждать от дефектного?

— Он сам такой же мусор!

— Зачем вообще тратить деньги на их содержание до двадцати лет?

Вия взяла меня и Ханну за руки.

— Пойдёмте, — тихо произнесла она и потащила нас к выходу.

Пока мы ехали домой на общественном транспорте Ханна беззвучно плакала, Вия её утешала, Раф смотрел в окно, а Чак ушёл в свои мысли. Я же чувствовала внутри себя всепоглощающую пустоту.