В тайгу на ПМЖ

  • В тайгу на ПМЖ | Сергей Степочкин

    Сергей Степочкин В тайгу на ПМЖ

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  258


Увлекательный, остросюжетный криминальный роман рассказывает о жизни людей, волею судьбы попавших в нестандартную ситуацию. В тайгу на ПМЖ одновременно попадают как бежавшие из зоны осужденные, так и люди, которых судьба вычеркнула из списка добропорядочных членов общества и которые стали людьми без определенного места жительства. Но человек должен оставаться человеком всегда. Однако для одних создание проблем себе и другим — это смысл жизни. Для других — преодоление разного рода проблем, жизненное испытание.

Доступные форматы:
PDF EPUB

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «В тайгу на ПМЖ» ознакомительный фрагмент книги

В тайгу на ПМЖ

          Часть 1.

 

 

                             ИТК – 9 (строгого режима).

 

 

       Не все спали сегодня во многих отрядах ИТК  - 9 строгого режима после отбоя. Еще днем пришел большой этап осужденных, которых распределили и направили по отрядам. Почти в каждый отряд попало по несколько человек, и авторитеты отрядов проводили первое знакомство со вновь прибывшими осужденными. В каптерке второго отряда собралось семеро осужденных, вместе с авторитетом по кличке Валдай.

            Перед ужином Валдай побывал у смотрящего зоны. У зоновского авторитета он справился в отношении вновь прибывших в его отряд осужденных. В одной из сопроводительных записок, именуемых на зоне малявами, пришедших смотрящему зоны, говорилось о неком прорицателе, предсказания которого сбываются со стопроцентной точностью. В маляве было предостережение, чтобы этого человека не сердить, ибо он может наговорить всякого плохого, но которое в последующем может иметь весьма плачевные последствия для его обидчика. И вот этот прорицатель как раз и попал к Валдаю во второй отряд. Смотрящий зоны попросил Валдая наладить дружеские отношения с этим человеком и присмотреться к нему.

     -      Он будет моим советником, моей правой рукой,   -   сказал Арсен,   -   а обижать свою правую руку я не позволю никому. Со временем я добьюсь его перевода в свой отряд, а пока пусть поживет у тебя. Присмотрись к нему, сведи дружбу, а потом расскажешь мне о его фокусах. Когда представить его мне для знакомства   -   решу позже, а пока он в полном твоем распоряжении. Подготовь его для встречи со мной. Растолкуй все.

            Смутные сомнения закрались в голову Валдая во время, и особенно после разговора с Арсеном в отношении всего этого. Почему смотрящий не хочет забрать его в свой отряд? Почему я сначала должен определить, что это за человек, а уж затем представить его смотрящему? Неужели он может оказаться опасным даже для самого Арсена, раз в отношении его предприняты такие меры предосторожности? Как не стать паровозом в отношении всей этой истории?   -   такие, и другие вопросы задавал себе Валдай перед тем и в то время, когда нужно было по мастям распределить вновь прибывших в отряд осужденных.

            Прорицателя он решил вызвать последним. Он подумал, что у него, по крайней мере, будет время, чтобы что-то решить в отношении всего этого.

 

            Все ближайшее окружение Валдая, с которым он всегда советовался и решал все дела в отряде, состояло из девяти человек, включая его самого. Но сегодня двое из них находились в больничке на лечении, так что их осталось только семеро. Все они расселись вокруг стола и попивали крепкий чай. Моцарт тихонько перебирал струны на гитаре, что-то мурлыча себе под нос.

        -   Штырь!   -   негромко сказал Валдай,   -   Арташева заведешь последним, а остальных без разбора, заводи по одному.

            Через пару минут Штырь завел в каптерку первого. С ним проблем не было. Валдай определил его к мужикам.

        -   Иди, пополняй рабочий класс,   -   напоследок сказал ему Валдай.

        -   Штырь, зови следующего!

            Следующим оказался постоянный сиделец, которого Валдай знал и раньше. Да и малява подтвердила, что он не скурвился. Валдай и его без труда определил с кем ему придется жить.

            Третьим оказался осужденный Второв.  Всех собравшихся заинтересовала не его история, из-за которой он оказался здесь, а то, что он раньше работал старателем на прииске и мыл золото.

            Интерес к золоту у воров в крови, и они попросили его рассказать что-нибудь из старательской жизни.

            Второв рассказал, что золото есть практически везде, даже у нас под ногами. Но в одном месте его количество может быть настолько мало, что золото, ни в каждый микроскоп увидеть можно. А в другом месте встречаются даже самородки. Второв поведал, что за рабочую смену только дедовским способом, то есть с помощью лотка, можно намыть три – пять граммов чистого золота. Он похвастался, что на прииске у них даже и техника была, так что золота они куда больше добывали.

        -   А что ж ты бросил такую выгодную работу?   -   спросил его Лось,   -   Работал бы себе, да в ус бы не дул.

        -   А я не сам ушел,   -   ответил Второв,   -   Перестройка все переиначила. Как раз перед самой перестройкой зачастили к нам проверяльщики из Москвы. Ну, один за другим – так и прут. А потом решение из Москвы приходит, что мол, закрыть прииск  «Надежный» в связи с нерентабельностью дальнейшего использования. Это «Надежный» - то не рентабельный? Да там золота еще на несколько сотен лет хватит. Вместе с нашим прииском еще несколько приисков позакрывали. Теперь там  частные владения. Эти нерентабельные прииски выкупили богатенькие Буратины и пользуют их в свое удовольствие. Даже старателей и то своих привезли,  -  ответил Второв.

        -   Во гады!   -   возмутился Изот.

        -   И что, которые позакрывали, все выкупили?   -   спросил Серый.

        -   Про все не знаю, а вот наш и соседний выкупили точно. Самые богатые золотом прииски были. На других приисках золота меньше, но и там оно есть,   -   ответил Второв.

        -   Вот кто деньжищи лопатой гребет. Штырь, это тебе не мелочь по карманам тырить,   -   сказал Лось,   -   Тебе такое, наверное, и не снилось.

        -    А что я? Чуть что, так сразу Косой,   -   ответил Штырь поговоркой из известного кинофильма.

            Штырь был самым молодым из всей свиты Валдая, и поэтому больше других подвергался всякого рода шуткам. Для Валдая они были все равны между собой и имели одинаковое право голоса при принятии каких-либо решений, если это требовалось от них. Сам же Валдай мог, выслушав их всех, принять свое, ни кем не подсказанное решение. Но ослушаться Валдая, для них означало бы нажить себе кучу неприятностей. Его все слушались безоговорочно. Все знали, что как Валдай скажет, то так оно и будет.

-   Ладно, хватит бакланить!   -   сказал Валдай,   -   Кто хочет развить эту тему дальше, может остаться после нашего сходняка и слушать сказки Бажова хоть до самого утра. Возражать не буду. А ты, мил человек, иди и живи мужиком.

            Второв вышел. Многие повставали со своих мест, чтобы поразмять свои засиделые косточки. Некоторые потянулись к чайнику, чтобы налить себе крепкого, уже остывшего чая.

-   Ну, мля!   -   хотел, было что-то сказать Чубайс, но Валдай его перебил.

-   Нам еще одного попытать нужно, так, что не будем отвлекаться, и как говорится, приступим к делу,   -   сказал Валдай,   -   а то так и до утра можно прокалякать. Штырь зови последнего.

            Через минуту вместе со Штырем в каптерку зашел низкорослый мужичок, возрастом, чуть больше сорока лет. Он остановился у двери и отрешенным взглядом осмотрел всю собравшуюся компанию. У всех присутствующих создалось впечатление, что сам он сейчас находится где-то далеко, в другом  месте. Наступила пауза. Мужичок безучастно глядел на них. Они разглядывали его.

            Штырь, не выдержав, подошел к нему и помаячил рукой перед глазами, пытаясь вернуть того к действительности.

-   Эй, малохольный!  -   произнес Штырь,   -   Ты далеко отъехал? Опустись на землю. Тебя вся наша честная компания хочет послушать. Расскажи нам, кто ты такой? За что сюда попал? Спой нам свою заунывную песню, о том, как жил, что делал, что умеешь делать? Не стесняйся. Давай, здесь следователей нет. Здесь все свои.

            Мужичок медленно отстранил Штыря рукой и, не глядя на него, тихим голосом сказал,   -   С покойником я не желаю разговаривать.

            Он сделал несколько шагов вперед и остановился возле стола.

            Штырь возмущенно схватил его за плечо и развернул к себе лицом. С такой наглостью и таким поведением вновь прибывшего осужденного Штырь встретился впервые. Он  сделал удивленные глаза и не нашелся сразу что сказать такому наглецу. Штырь впился своими глазами в его глаза и нахмурил брови.

            Мужичок, смотря отрешенными глазами на Штыря, словно сквозь него, тихо произнес,   -   Тебе осталось не долго коптить небо. Твоя смерть придет со следующим этапом. Осталось совсем немного.

-   Это кто ж так решил?   -   гневно и возмущенно спросил Штырь,   -   Уж не ты ли, сморчок?

            Штырь схватил его за грудки и занес кулак над головой для удара.

-   Стоять!   -   громко и требовательно крикнул Валдай.

            Штырь замер с поднятым возле своего виска кулаком и вопросительно посмотрел на Валдая.

-   Валдай, бля буду!   -   все еще держа у виска, занесенный для удара кулак, сказал Штырь,   -   Такого нахала надо проучить сразу, а то он тут всех нас  заживо похоронит.

-   Штырь, угомонись, я сказал, и не распускай руки,   -   повторил свое требование Валдай,   -   Человек к нам, можно сказать, в гости пришел, а ты ему сразу пятак чистить собрался, даже не спросив,  как его зовут.

-   А за что он меня сразу в покойники определил?   -   обиженно промямлил Штырь, опуская вниз руку,   -   В гости с повесткой о смерти не ходят. Тоже мне провидец, мля.

-   Угомонись, я сказал!   -   еще резче сказал Валдай,   -   Ты лучше спроси его, откуда он это знает. Может быть, человек тебе весточку притаранил, а ты на него с кулаками.

            Штырь, все еще с обиженным видом, что ему не дали разобраться с этим сморчком, отошел от него, сел на табурет возле стола, взял со стола кружку с чаем и сделал несколько жадных глотков.

            Все присутствующие недоуменно смотрели на неказистого мужичка, удивляясь его, только что высказанной откровенностью. Опять наступила короткая пауза, которую вскоре нарушил Валдай.

-   Ну, расскажи, мил человек, откуда ты узнал про то, что ты тут сказал моему человеку? Кто это решил, что ему пришла пора умирать, и за что? Ты что-то знаешь?

-   Ничего я не узнавал про это, а просто знаю,   -   ответил мужичок.   -  Никто еще пока его не собирается убивать.

Все это сложится само собой. У кого-то возникнут обстоятельства сделать это, и он это сделает. Он сам еще пока про это не знает.

-   Ага!   -   со злобой выкрикнул Штырь,   -   Он не знает, а ты знаешь?

-   А я знаю!   -   твердо и уверенно ответил мужичок.

            Опять наступила короткая пауза, которую нарушил Изот.

-   Я где-то слышал, что если ведьму или предсказателя убить, то их козни и предсказания не сбудутся. Штырь, тебе дорога твоя жизнь? Тогда возьми это на заметку и не жди следующего этапа.

-   А я что, я хоть сейчас!   -   ответил Штырь, поглядывая на Валдая,   -   Валдай, отдай мне этого малохольного. Я …

-   Я разве похож на попугая?   -   повышая тон, перебил его Валдай,   -   Сколько раз мне еще говорить, чтобы вы все здесь угомонились?

            Наступила полная тишина, нарушать которую никто не осмеливался. Нарушил ее сам Валдай, уже более спокойным тоном. Он обратился к мужичку.

-   Расскажи, мил человек, кто ты такой, чем раньше занимался, и за что попал на зону?

            Мужичок уже начал выходить из того отрешенного состояния, в котором пребывал раньше. Взгляд его стал уже более осмысленным. Вернувшись к действительности, он стал озираться по сторонам и, найдя взглядом того, кто задал ему вопрос, стал рассказывать, не торопясь, взвешивая каждое, произнесенное им слово.

-   Арташев Юрий Игнатьевич,   -   тихо начал он,   -   1953 года рождения, осужден по статье 105 часть вторая, пункт А.  Срок  -  четырнадцать лет, начало срока  -  14 декабря 1997 года.

-   Да это мы знаем,   -   перебил его Валдай,   -   А кого и за что ты убил?

-   Был в командировке,   -   продолжал Арташев,   -   начальство отозвало раньше. Прихожу домой рано утром, прямо с вокзала, а там,   -   он сглотнул комок, который образовался у него в горле, и продолжил,   - на кровати жена с любовником. Они спали. Ну, я их сонных ножом и …

            Все с удивлением смотрели на человека, сумевшего двоих человек лишить жизни только за то, что одна ему изменила, а другой наставил ему рога.

-   Ну и правильно сделал!   -   воскликнул Серый,   -   Они оба это заслужили. Я, за таких, условный срок бы давал.

-   А где и кем ты работал?   -   спросил Валдай.

-   Торговым представителем одной фирмы. Часто бывал в командировках. Вот жена и загуляла. Любовник-то ее оказался коллегой по работе. Вот они и снюхались.

-   А прорицать, как научился?   -   задал очередной вопрос Валдай,   -   Ты тут одному из нас предсказал незавидную судьбу, определив его в покойники. Так что поясни.

            Все присутствующие впились глазами в Арташева. А тот, опустив голову, уставился в пол.

-   А это произошло в следственном изоляторе,   -   начал свои пояснения Арташев, слегка смущенным голосом,   -  Меня поместили в камеру к каким-то отморозкам, которые наехали на меня, как только я вошел. Это у меня первая судимость, и правил поведения в таком заведении как следственный изолятор, я знать не мог, и поэтому сразу же пошел и улегся на свободное место. Ко мне подошли четверо и начали мне разъяснять эти правила, вдалбливая их руками и ногами мне в голову. Они не стали слушать моих извинений и били меня до тех пор, пока я не отключился. А может быть еще и после отключки они меня били, я не знаю.

Только очнулся я в тюремной больнице. Когда я пришел в себя, мне рассказали, что я пробыл в коме четыре дня. Я умер во время операции,

но врачи вытащили меня с того света. И вот после этого и появился он, тот, который иногда говорит вместо меня. Он дает о себе знать, когда я попадаю в неприятную для себя ситуацию, когда окружающая меня обстановка грозит опасностью для меня. Иногда он разговаривает лично со мной. Это какая-то сущность, которая живет внутри меня. В нужный ему момент он, как бы отключает меня и говорит сам, но через меня. Все, что он в такие моменты говорит, всегда сбывается. Проколов еще не было.

            У всех присутствующих от этих слов поотвисали челюсти, а Чубайсу сигарета обожгла пальцы и он, стряхнув ее на пол, затушил ногой.

        -   Ни хрена себе припарки после баньки,   -   оправившись от удивления, произнес Моцарт.

            Все вокруг загалдели, начав друг  другу что-то объяснять.

 Выждав, когда галдеж немного поутихнет, Валдай задал очередной вопрос.

-   Может быть, это твой Ангел-Хранитель в тебе говорит? Он не говорил тебе – кто он?

-   Про себя он ничего не говорит,   -   ответил  Арташев,    -   но когда я беседовал с ним, находясь на больничной койке, он сказал мне, чтобы я, ни о чем не беспокоился. Еще он сказал, что я буду отомщен. А когда я вернулся опять в камеру, правда уже в другую, то узнал, что из той четверки, которая меня попинала, никого не осталось в живых. Один сам повесился ночью на оконной решетке. Другой упал с верхней полки головой вниз и сломал себе шею. Третий попытался бежать при конвоировании в суд и его шлепнули. Ну а четвертый был обнаружен утром с перерезанными венами. Никто из них до суда даже не дожил.

            Челюсти у присутствующих отвисли еще больше. Все заворожено слушали рассказ Арташева. Арташев замолчал.

 -   Хорошего товарища ты себе приобрел,   -   после некоторой паузы произнес Моцарт,   -   Мне бы такого. Я бы …

            Его перебил Валдай.

-   А откуда ты узнал, что погибли именно твои обидчики? Может, это кто другие были?

-   Да нет, это точно они,    -   ответил Арташев,   -   Когда я узнал, что в моей бывшей камере произошло такое, я рассказал сокамерникам, как меня в той камере два месяца назад встретили. По арестантской почте и выяснили, что погибли именно те, кто меня избивал. Сокамерники меня зауважали еще больше, когда я предсказал своему соседу по нарам, что суд его оправдает, и он выйдет на свободу. Предсказывал же конечно тот, кто во мне. Другому сокамернику я предсказал, что тот получит длительный срок, даже не смотря на то, что он этого преступления не совершал. Он так всем говорил, что не совершал, и в глубине души надеялся, что суд его оправдает. Были и другие предсказания, но рано или поздно они все сбывались. Но самые плохие предсказания получались тем, кто делал мне плохо. Один прапорщик в следственном изоляторе пару раз, шутки ради, слегка приложился ко мне дубинкой. Это ему казалось, что слегка, а на самом деле было больно. Я в спину ему сказал, чтоб он перевернулся. Так оно и вышло. Он попал в аварию на своей машине. Машина перевернулась несколько раз. Он и сейчас еще, наверно, залечивает свои переломы.

-   А как об этом узнал ты?   -   спросил Изот.

-   Так вся тюрьма об этом происшествии неделю говорила, -   ответил Арташев,   -   Только вот мало кто знает, из-за чего все это произошло.

-   Так Штырь-то тебе ничего плохого не сделал. За что ты его-то в покойники записал?   -   спросил Лось.

-   Значит, его и без моего участия ожидает такая участь. И, кроме того, это ведь не я говорил, а тот, кто во мне. Видно судьба у него такая. Тот, кто во мне знает все наперед,  -   ответил Арташев.

            Штырь сидел смирно, понурив голову и уставившись в пол. Что сейчас творилось в его душе, не знал ни кто. А он мысленно повторял про себя одно и то же.   -   Неужели мне скоро придет звездец. Но я ведь еще молод. Я хочу еще жить. Даже убив этого мужика,  дело не поправишь. Это мой рок, моя судьба. Малохольный здесь не при делах. Он ведь сам это сказал.

            Все это, как заведенная пластинка, крутилось у него в голове все снова и снова. Он встал.

-   Но ведь можно что-нибудь сделать, чтобы этого не произошло?   -   задал сам себе вопрос Штырь, и сам себе, же ответил на него,   -   Можно! Но для этого нужно будет поубивать весь следующий этап. Время немного есть. Нужно что-нибудь  придумать. Я не хочу умирать. Мне рано еще умирать. Не хочу ….

            Пока он так думал, Арташев ответил на все вопросы и его отпустили спать.

-   Ну что вы об этом думаете?   -   спросил Валдай, когда дверь за Арташевым закрылась.

            Почти все одновременно потянулись за сигаретами. Все молчали. Никто не знал что ответить.

-   Я думаю, он не врет,   -   нарушив молчание, сказал Моцарт,   -   Нет смысла ему врать. Рано или поздно ведь все выяснится, какой он прорицатель.

-   Я тоже так думаю,   -   сказал Изот.

-   И я,   -   поддакнул Лось.

-   И я, и я, и я того же мнения,   -   передразнил их Валдай,   -   А Штырю-то, что делать? Ему ведь не досрочное освобождение напророчили, а смерть, которая придет со следующим этапом. Парню скоро ласты склеивать, ему нужен дельный совет.

Штырь встрепенулся, сделал несколько глотков из кружки, сел на табурет и затянулся сигаретой. Все уставились на него.

-   Братцы, выручайте!   -   тихим голосом воскликнул Штырь,   -   По гроб жизни обязан буду,   -   он замолк, не в силах больше что-нибудь говорить.

-   Не ссы, братан!   -  похлопывая Штыря по плечу, произнес, сидевший рядом с ним Лось,   -  Что-нибудь придумаем.

-   Если все это правда, то, что тут можно придумать?   -   еле слышным голосом произнес Штырь.

-   А вот что можно придумать в данной ситуации, то и будем придумывать,   -   сказал Валдай,   -   А сейчас всем спать. Утро вечера мудренее. И так до часа ночи засиделись. И подумайте, как можно помочь Штырю.

            Присутствующие допили остатки уже остывшего крепкого чая из своих кружек и потянулись к двери.

-   Чубайс, останься на минутку!   -   воскликнул Валдай.

            Чубайс остановился почти у самой двери. Когда дверь за последним  закрылась, Валдай спросил.

-   Я слышал, что у вас на объекте две новенькие симпатичные шлюшки появились. Это так?

-   Да, точно. Одна красивей другой,   -   ответил Чубайс.

-   Узнай-ка, когда они будут там, и сделай заказ Сутенеру для меня на самую симпатичную из них. Засиделся я что-то в отряде. Развеяться надо.

            Чубайс посмотрел Валдаю в глаза и лукаво улыбнулся.

-   Ну, как всегда?

-   Да, как всегда!   -   подтвердил Валдай.

-   Будет сделано! С выпивкой или без?

-   А у нас когда-нибудь было без выпивки? Я же тебе сказал все сделать как всегда.

            И они направились к двери, прекрасно поняв друг друга.

 

            Здесь дело было в том, что на производственный объект ЦАРМ (Центральные Авторемонтные Мастерские), где работали осужденные, приходили молоденькие девушки. Мало кому из них исполнилось восемнадцать лет. В основном это были студентки политехнического колледжа,  - единственного техникума в городе. Приходили они на объект, прогуливая занятия, чтобы пополнить свой бюджет, оказывая сексуальные услуги господам осужденным, способным заплатить за это установленную таксу. В подавляющем большинстве это были приезжие из районов девчонки, проживающие в общежитии, но были и городские. Им тоже, порой, не хватало тех денег, которые выдавали им родители на карманные расходы.

            Денег, как известно, никогда не хватает даже богатым, а уж бедным студентам и подавно. Вот и зарабатывали они себе на жизнь таким вот образом.

            Господам осужденным было совершенно наплевать на то, что многие из них еще не достигли совершеннолетия. Главное, что девчонки по собственной воле приходили к ним. Насильно, никто и никого сюда не тянул.

            Этих жриц любви, никто не обижал. Платили им за их услуги исправно. За этим всем следил осужденный по кличке  Сутенер. Это он и организовал все это дело на объекте. Всем было выгодно. На охраняемый объект они попадали незадолго до прибытия караула и ввода осужденных на объект.

            Сторож, который всю ночь сторожит караульное помещение, в условленном месте брал заказ от Сутенера и распределял молодых проституток по рабочим местам, в зависимости от поступивших заявок. Когда осужденные снимались с объекта, он условленным сигналом сообщал девчонкам, что и они могут покинуть свое рабочее место, и выводил их с объекта.

            Когда девицы выходили из зоны, каждая платила сторожу установленную таксу деньгами или натурой, на усмотрение сторожа, и по обоюдному согласию.

            Каждый день состав жриц любви менялся. Но хотя бы один раз в неделю, каждая из них, да побывает на объекте.

            Каждая из них за один такой рабочий день может заработать столько, что на эти деньги может прожить почти месяц, не голодуя, но и не жируя.

            Всех эта система устраивала, и все оставались довольными. Срывов и проколов пока еще не было.


                                     Седой.

 

 

       Северохолмск  -  третий по величине и по численности населения город в области. Он находится почти на границе северной части области с другой областью и является крупным районным центром.

            Как известно, Москва стоит на семи холмах, город же Северохолмск уступает Москве всего лишь два холма. Это и стало определяющим в названии города.

            Сорок семь лет тому назад в этом городе родился, затем учился и приобрел профессию вора  -  Валдай. Его подельник, которого Валдай не выдал во время следствия, жил на соседней с ним улице. Они были знакомы с ним еще с первого класса, и с первого же класса стали неразлучными друзьями. Они даже сидели с ним за одной партой, так как их и посадила за парту их первая учительница, раз девочек в классе было меньше, чем мальчиков. Их детская дружба с годами переросла в нечто большее. Даже после окончания школы они оставались неразлучны. И воровать они учились вместе, и сидеть в зоне им тоже доводилось вместе. Друга и подельника Валдая звали Русланом Седых. Свою кличку Седой, он получил еще в детстве, когда подошел возраст давать друг другу клички. Несмотря на то, что его кличка соответствовала фамилии, он еще и имел совершенно белый цвет волос.

            Руслан был женат, но не долго. Его жена потребовала развода после того, как они вместе с Валдаем во второй раз загремели за кражу в места не столь отдаленные. Через два года после свадьбы они уже были разведены. Детей завести они еще не успели, решив сначала пожить для себя. Жениться во второй раз Руслан не захотел, но у него появилась одна постоянная подружка, которую он периодически навещал. Были у него и другие женщины, но значили они для него гораздо меньше, чем его подружка Людмила. Она не гнушалась его преступным прошлым и настоящим, пришел и ладно, не пришел  -  тоже ничего.

            Руслан приходил к ней всегда по уши затарившись выпивкой и закуской. Когда все это кончалось, он уходил до следующего раза, чтобы не объедать одинокую женщину.

            Людмила работала дворницей, так что всегда была дома или возле дома.

            Когда Руслан был на мели, то проживал со своей престарелой матерью. Отца своего он даже не помнил, но мать говорила, что он умер, когда Руслану исполнился один год.

            Еще учась в школе и проходя по школьной программе творчество  Пушкина, Андрей и Руслан придумали шифр, который бы не разгадала ни одна разведка в мире. Мальчишкам очень понравилось стихотворение « Анчар». Они оба его выучили наизусть и даже получили по пятерке. Благодаря этому стихотворению и родился их шифр, которым они стали пользоваться по поводу и без повода, всюду и везде.

            Тексты своих посланий друг к другу они шифровали с помощью этого стихотворения. Чтобы написать букву, сначала писался порядковый номер строки, а через тире порядковый номер той буквы в этой строке, которую требовалось написать. Например: букву «А» в их шифровке можно было бы написать как 1 – 9, или 2 – 2, или 3 – 1, или еще как. Не зная, что в шифровке используется именно это стихотворение, ни один человек в мире не смог бы расшифровать их послания друг к другу. Это была их тайна, которую они хранили всегда и по сей день.

            Единственным неудобством шифра было то, что в данном стихотворении отсутствуют буквы Ф, Ъ, Э. Но с этим они справились, решив их писать открытым текстом. Не один раз данный шифр выручал их, когда они не хотели, чтобы их  записки попали в чужие руки.

            Три месяца назад Руслану пришло письмо от Валдая, где в конце обычного письма было написано:  1 – 11, 1 – 13, 1 – 9, 1 – 18,  1 – 7, 1 – 10,    1 – 1, 1 – 20, 1 – 12, 10 – 8.

            Цензор учреждения не обратил на это внимание и отправил письмо Валдая по назначению, правда, переписав себе на листок данную шифровку, надеясь на досуге разгадать этот ребус. То, что это самая настоящая шифровка, цензору и в голову не пришло. Разгадать, что здесь написано, цензор так и не смог, поэтому скоро забыл про это. А адресат понял все.

            После того, как Валдая посадили, Руслан очень редко выходил на дело. В основном он крал кошельки из сумок, зазевавшихся хозяек. Он боялся сейчас оказаться на нарах. Воля любому человеку куда лучше даже самой отличной зоны.

            Руслан начал себе искать, не бей лежачую, но высокооплачиваемую работу. Используя свои старые связи, он устроился сутенером в начавший развиваться повсеместно подпольный бизнес по оказанию сексуальных услуг. Он доставлял молоденьких проституток по адресам, которые сообщал ему и его напарнику, а по совместительству и шоферу такси, диспетчер таксомоторного парка. Плату за оказание подобного рода услуг они брали по доставке девушек на место работы. Оплата шла почасовая. Все деньги, заработанные таким образом, они отдавали своему шефу, который тут же отдавал им их долю.

            Иногда, по договоренности со своими девицами, они устраивали разгрузочные дни для себя и субботники для них, когда те оставались не у дел, как говориться для налаживания более тесного контакта. Правда им приходилось раскошеливаться на спиртное и закуску. Но такие дни выпадали очень редко. В основном они занимались работой, так как спрос на такие услуги был большой.

Постоянных клиентов Руслан знал по имени и отчеству, и здоровался с ними за руку при встрече.

 


            Три месяца назад Руслана завербовал на другую работу его постоянный клиент  -  Никита Сергеевич, предложив ему заработок в два раза больше, чем он имел от сутенерства. Руслану было предложено жить, в не броском на вид,

небольшом коттедже, на окраине города, а по существу просто быть хозяином этого коттеджа, с оформлением всех соответствующих  документов на право владения им.

            В обязанности Руслана входило просто жить в коттедже, исправно платить деньги за все виды коммунальных услуг, смотреть за порядком на территории в двадцать соток и периодически встречать Никиту Сергеевича с его гостями.

Руслан, не раздумывая, дал на это свое согласие, и уже на следующий день переехал в коттедж.

            Коттедж имел три уютных комнатки и небольшой зал, обставленных мебелью, кухню и санузел. Одну из этих комнат занял Руслан. Во вторую комнату Никита Сергеевич поселил женщину, сорока трех лет от роду, а третью комнату заняла, ослепительной красоты блондинка, которой не было еще и двадцати лет. Женщину звали Соней, а молодую Анжеликой.

            Слева от коттеджа был пристроен гараж, который по объему мог бы вместить четыре легковых автомобиля. В гараже было две двери. Одна дверь сообщала гараж с коттеджем, а другая прикрывала лестницу, ведущую вниз.

            Под землей, находился еще один коттедж, застроенный по плану, спроектированному самим Никитой Сергеевичем. Там было шесть комнат с туалетами и ванными, большой бассейн, сауна, джакузи, несколько душевых кабинок. Самым большим по размеру был зал с длинным столом, бильярдом, настольным теннисом, холодильниками, музыкальным  центром, телевизором и баром. Не броские на вид двадцать соток с постройками скрывали под собой все то, о чем только можно было мечтать простому смертному.

            Все это, Никита Сергеевич показал Руслану и двум женщинам лично сам, объявив им, что Анжелика теперь будет родной дочерью Сони, а Соня теперь станет женой Руслана, фиктивно конечно. Он разъяснил новоиспеченной семье, что отныне они будут жить скромной жизнью, ничем не выделяясь от всех остальных людей, населяющих данную местность. Он также разъяснил им все то, что входит в круг их обязанностей по индивидуально-трудовой деятельности. Он ответил на их вопросы и в заключении Соне и Анжелике раздал их новые паспорта, а Руслану выдал техпаспорт на старенький автомобиль, который находился в гараже. Нужно было хоть как-то оправдать наличие гаража, Гараж без машины может вызвать подозрение окружающих.

            После показа бункера, все поднялись наверх, и Никита Сергеевич отбыл вместе со своими телохранителями. После его отъезда новоиспеченная семья устроила себе вечеринку по поводу знакомства, новоселья и для налаживания более тесного контакта.

            В ходе вечеринки Руслан узнал, что Соня раньше работала шеф-поваром в ресторане, что у нее была семья, которая погибла в автомобильной катастрофе. Квартира ее скоро после этого сгорела вместе со всем имуществом и документами, и она в чем была, в том и осталась на улице. Ей вовремя помог Никита Сергеевич, предоставив крышу над головой, и она была ему по уши благодарна за это.

            Руслан также узнал, что Анжелика убежала из родного города, так как там ее разыскивала милиция за то, что она входила в организованную преступную группировку. Она пояснила, что сама она никаких преступлений не совершала, но только присутствовала при их совершении другими членами банды. Но если бы ее поймали, то ей все равно бы грозил срок за соучастие в тех преступлениях, которые совершала банда. А уголовных дел в своем районном отделении Внутренних дел они наделали не мало. Что касается самой Анжелики, то она была, всего лишь, любимой девушкой главаря банды.

            Руслан специально напоил женщин, чтобы развязать им языки, и это ему удалось. Будь они трезвыми, то всего этого бы не рассказали. Кое-что он рассказал и про себя. Спать они разошлись во втором часу ночи, причем Руслан ночевал в комнате Сони, добросовестно исполнив обязанности мужа перед женой.

            Перед самым отъездом Никита Сергеевич строго настрого предупредил Руслана на счет Анжелики. Он сказал, чтобы тот даже пальцем до нее не дотрагивался, иначе не сносить ему головы.

-  Спать можешь со своей новой женой, а к Анжеле относись как к дочери,   -   сказал он и был таков.

            Данное поручение шефа пришлось Руслану по душе, тем более что Соня была очень даже не против этого. Кроме того она была симпатична, насколько может быть симпатична женщина в ее возрасте. На следующий день они всей семьей отправились по магазинам обновить женщинам их гардероб  на деньги, выданные Никитой Сергеевичем в качестве подъемного пособия.

            Никита Сергеевич частенько наведывался в бункер, когда только с телохранителями, а когда и с друзьями. Иногда туда же привозили девиц совсем легкого поведения, и начиналась гульба до самого утра. Девиц привозили на микроавтобусе с напрочь закрытыми стеклами  для того, чтобы они не могли видеть, куда их везут.

            О своем приезде Никита Сергеевич предупреждал хозяев заранее по телефону, чтобы к его приезду в бункере уже было все готово. А перед его приездом все холодильники бункера добросовестно затаривались едой одним из телохранителей Никиты Сергеевича, который, для этих целей, брал себе еще и помощников.

            Несколько раз в месяц Никита Сергеевич спускался в бункер только с Анжеликой, и находился там с ней несколько часов. После этого Анжелика была навеселе во всех смыслах этого слова, и сыта, и пьяна, и довольна.

 


            Раз в неделю Руслан навещал свою мать, забирал письма, которые ему приходили редко, в основном от Валдая, узнавал новости, и давал матери деньги на жизнь. Матери он объяснил, что сошелся с женщиной и вместе с ней они охраняют дачу одного состоятельного человека, который им прилично за это платит. Мать только радовалась за сына, и каждый раз благословляла его работу, на которую он устроился.

            К своей прежней подруге Людмиле, он заходил теперь очень редко. Его посещения напрямую зависели от наличия критических дней у Сони.

            Как-то, обеспечивая очередную гулянку своего шефа и его гостей, Руслан краем уха услышал разговор, что шефу срочно требуются преданные люди для какого-то дела. Какое это было дело, он так и не понял.

-   Где найти преданных мне людей, чтобы они как черт ладана боялись цивилизованных мест, и не рвались бы в город из тайги уже через месяц?   -   спрашивал шеф своих гостей.

            В зале были только мужчины, Девиц он на время разговора отправил плескаться в бассейн.

-   Для начала мне нужно человек шесть, и чтобы они безвылазно торчали в тайге. На постоянное место жительства в тайгу переехать мало, кто согласится. Заработанные деньги тратить негде будет. Найти нам таких людей нужно уже сейчас. Весна уже началась, поэтому времени у нас на раскачку совсем нет. То, что запланировали, это только первая ласточка. Дальше нам людей еще больше понадобится.

Переварив услышанное, Руслан сразу же вспомнил о Валдае. Ему срочно захотелось сделать другу что-нибудь приятное. Руслан чувствовал себя виноватым перед ним за то, что Валдай сейчас за него парится на нарах, а он, Руслан, за Валдая наслаждается свободой. Он подумал, что если, например, Валдаю устроить побег из зоны, то жить всю оставшуюся жизнь в местах обетованных, ему будет очень даже опасно. Ему всю оставшуюся жизнь нужно будет прятаться от людей, чтобы его не поймали. А тайга, она спрячет всех, и спрячет надежно. Валдай будет отличным кандидатом на то, про что говорил шеф.

            Дождавшись, когда гости стали разъезжаться, Руслан подошел к Никите Сергеевичу.

-   Шеф, мне нужно с вами поговорить.

-   Руслан, давай отправим всех по домам, тогда и поговорим,   -   ответил Никита Сергеевич.

            Руслан в удвоенном темпе занялся проводами гостей. Первыми на микроавтобусе уехали девицы, затем постепенно разъехались и остальные.

            Соня с Анжеликой принялись наводить порядок. Никита Сергеевич пригласил Руслана в свою комнату. Когда они туда зашли, Никита Сергеевич достал из бара две рюмки и налил в них коньяка. Он жестом пригласил Руслана выпить с ним. Чокнувшись рюмками, они выпили.

-   Так что за разговор у тебя ко мне Руслан?   -   спросил Никита Сергеевич.

-   Шеф, вы уж, пожалуйста, меня простите, но я случайно услышал, что вам требуются преданные вам люди.

-   Руслан, я, конечно же, ценю твою преданность, но раз уж ты случайно услышал это, то ты должен был бы еще услышать и то, что они мне нужны в тайге, а не здесь. В тайге,   понимаешь? А ты лично мне нужен здесь.

-   Шеф, вы меня не правильно поняли. Я имел в виду не себя. У меня есть друг. Он сейчас находится,   -   Руслан замялся, не зная, как деликатнее объяснить шефу, где находится его друг.   -   Ну, в общем, в зоне он. Отбывает срок. До конца срока ему осталось восемь с половиной лет, но это слишком много для него. Мы с ним одногодки. Он хочет на волю. А я хочу ему помочь в этом.

-   А я чем могу ему помочь?   -   перебил Руслана Никита Сергеевич,   -   Неужели ты думаешь, что я подпишусь быть соучастником в организации побега твоего друга, и в случае провала сяду вместе с тобой на скамью подсудимых? Нет уж, уволь меня от этого.

-   Шеф, за организацию побега отвечать буду я сам,   -  сказал Руслан,   -   Вы только скажите, подойдет ли вам мой друг для вашего дела, ну и от финансовой помощи не откажусь. Зато преданней и надежней человека, чем мой друг вам не найти. Кроме того, жить в людном месте ему будет не с руки, из-за боязни, что его поймают. Ему придется всю жизнь прятаться от людей.

            Наступила пауза. Было видно, что Никита Сергеевич сосредоточенно обдумывает предложение Руслана.

-   Семьи у него нет. Терять в городе ему нечего, кроме как свободы,   -   продолжал Руслан уговаривать своего шефа,  -  А тайга надежно его спрячет. Сам черт его там не найдет.

            Никита Сергеевич отвлекся от своих раздумий, чтобы уловить смысл последних слов, сказанных Русланом, и опять призадумался.  Руслан стал ждать, что скажет шеф. Наконец шеф произнес.

-   А за какие такие грехи он получил такой большой срок?

-   Восемь с половиной лет ему осталось еще просидеть, а дали ему двенадцать лет за кражу с убийством,   -   честно ответил Руслан,   -   Хозяина квартиры убили, когда тот не вовремя вернулся домой, как раз во время кражи.

-   А кто с ним еще был? Ты ведь сказал, что убили, а не убил.

            Руслан понял, что попался на слове, и замялся, не зная, что ответить.

-    Я был с ним,   -   выдавил он из себя.

            Никита Сергеевич удивленно взглянул на Руслана, не зная как отреагировать на такое страшное признание.

-   А почему он сидит, а ты гуляешь на свободе?   -   нашелся Никита Сергеевич.

            Немного помявшись на стуле, Руслан сказал.

-   Он всю вину на себя взял. Сказал, что крал и убивал один. Я бы тоже так сделал, если бы за данное преступление первым взяли бы меня.

-   Так ты, батенька, оказывается у нас вор и убийца,   -   улыбаясь, спросил Никита Сергеевич.

-   Был грех, признаю, но шеф, с этим я завязал. Стар я, по тюрьмам шататься. И дружок мой тоже стар. Он на волю хочет. А вы ничего об этом деле не знаете, а я ничего вам об этом никогда не говорил. Ничего не бойтесь, шеф. Я все устрою сам. Зато преданней человека вы нигде не найдете. Он вам всю оставшуюся жизнь благодарным будет. Вот увидите.

- Ладно, Руслан. Я с тобой тоже буду откровенным. Прежде, чем тебя сюда взять, я навел о тебе справки у нашего общего знакомого. Город-то у нас маленький, можно даже сказать одна большая деревня. Все друг друга знают. Так вот, тебя мне порекомендовал твой давнишний знакомый  Андрей Букин. Помнишь такого?

-   Бука!   -   вспомнив кличку старого приятеля, произнес Руслан,   -   Конечно помню! Мы с ним виделись месяца три назад, но я его, ни о чем таком не просил.

-   Я сам его попросил найти мне надежного человека, а для чего, ты сам знаешь. Надеюсь, ты понимаешь, что если надежный человек кому-нибудь проболтается про то, что у него закопано в огороде, то не сносить ему головы, а тот, кто рекомендовал мне его, тоже за это ответит?

-   Конечно, понимаю! Могли бы и не говорить.

-   Лишний раз напомнить никому не помешает. Ты и за девчонками приглядывай, чтобы ничего лишнего никому не болтали, а то от болтливых придется избавляться раз и навсегда. Ну а раз ты за друга своего хлопочешь, то я в принципе не против, но только отвечать за него ты будешь своей головой.

-   Я понял все, шеф!   -   заулыбался Руслан, довольный тем, что ему удалось уговорить своего шефа.

-   А как зовут твоего друга?

-   Андрей Тропинин. Кличка Валдай.

-   А у тебя какая кличка?

-   Седой,   -   смущенно ответил Руслан.         

-   Понимаешь Седой, мне скоро понадобится много преданных людей, а вот чтобы таковых вытаскивать из зоны, об этом я как-то не думал. А тайга, она действительно всех спрячет, и спрячет надежно. Обеспечим их там всем необходимым для житья бытья, и будут они там жить как у Христа за пазухой. Я еще подумаю над этим, а ты пока подумай, как собираешься своего друга из зоны вытаскивать. Не мне же этим заниматься.

            Никита Сергеевич лукаво посмотрел на Руслана и налил еще по рюмке коньяка.

- А все же, что это за дело такое вы собираетесь организовать в тайге?

-   Всему свое время. Скоро сам все узнаешь,   -   ответил Никита Сергеевич, выпивая коньяк и закусывая долькой лимона,   -   Киркой махать и лопатой копать твоему другу там не придется, но определенного рода обязанности ему там нужно будет выполнять. Ведь не бесплатно же он свой хлеб собирается там кушать?

            Никита Сергеевич встал из-за стола, давая понять, что разговор закончен. Они поднялись наверх, и, попрощавшись с Русланом, Никита Сергеевич уехал. Руслан понял, что очень сильно устал от проведенной на ногах бессонной ночи. Он выпил еще водки из холодильника, и пошел спать в свою комнату. Женщины еще делали уборку в бункере.

            Проснувшись в час дня, Руслан долго лежал в постели и соображал, каким образом Валдаю можно будет покинуть зону, но каждый способ, грозил для беглеца быть подстреленным еще только при попытке к бегству. Риск в таком деле

нужно было бы свести к минимуму. Желательно, чтобы его не было вообще. Но риск есть в любом сомнительном деле,  так что придумать что-нибудь минимально безопасное Руслану  так и не удалось.

            Вечером приехал Никита Сергеевич.

-  Я согласен с тем, о чем мы с тобой говорили вчера, вернее сегодня утром,   -   сказал Никита Сергеевич,   -   Я профинансирую это мероприятие. За тобой все остальное. Ты придумал, каким образом ему можно будет покинуть зону?

- Нет, шеф. Еще не придумал. Все варианты опасны. Здесь нужно придумать что-нибудь совершенно безопасное.

-  Возьми деньги!   -   Никита Сергеевич протянул Руслану пухлую пачку денег. Руслан взял их,   -   Поезжай к своему другу и на месте реши все вопросы. На все про все даю тебе три, максимум четыре дня отпуска. Сможешь встретиться и переговорить с ним?

-   Я попытаюсь.

-   Кстати, твой друг может прихватить с собой нескольких своих надежных товарищей. Да, только мое имя своему другу не называй. Узнает в свое время. Скажи, что все зовут меня шефом.

 

                                     Свалка.

 

 

        Городская свалка находилась в трех километрах от окраины Северохолмска. Она давала работу, кормила, поила, одевала и обувала людей, которые волею судьбы были вычеркнуты из списка добропорядочных людей города, если бы такой список существовал. Она давала пристанище и средства к существованию людям без определенного места жительства, то есть бомжам, и бывшим интеллигентным человекам - бичам, которые имели жилье, а в остальном были похожи на бомжей. Перестройка перекроила судьбы многих людей и отнюдь не в лучшую сторону. Некоторые, кто потерял за это время свое жилье, так и жили на свалке, соорудив себе некое подобие жилища, кто из картона, а кто из других подручных средств.

            Те, кто жил здесь давно, сделали себе даже землянки вблизи свалки. Здесь образовывались семьи, игрались свадьбы и рождались дети. Правда, свадьбы были без отметок в паспорте. Жизнь на свалке шла своим чередом и имела свои не писаные законы.

            Сюда свозились порченные и просроченные продукты питания:  фрукты, овощи, сыры, колбасы, консервы, черствый хлеб, пришедшая в негодность бытовая химия, и многое другое. Все это привозилось на свалку иногда целыми машинами и растаскивалось обитателями свалки за считанные минуты.

            Конечно же, совсем не годное к использованию и применению, выбрасывалось даже бомжами, но в основном почти все находило свое применение. Даже содержимое, сильно вздутых банок консервов, съедалось без остатка, и никакого отравления или поноса от этого не происходило, потому, что запивалась такая порченая еда техническим спиртом, дезинфицирующим любую отраву.

Но машины с порчеными продуктами питания приходили редко, а кушать хочется всегда, поэтому  обитатели свалки, в основном, перекапывали мусор в надежде найти то, что может пригодиться в хозяйстве или то, что можно было бы продать.

            В основном искали металл: медь, алюминий, латунь, нержавейку и чугун. А вечером из города сюда приезжали люди на машинах и принимали металл, собранный обитателями свалки за день. Рассчитывались наличными тут и сразу. Здесь же принимались пластмассовые бутылки, продавался технический спирт.

            Умереть с голоду на свалке мог бы только очень ленивый человек, но таковых здесь не было. Такие сюда не ходили.

 

Бывший интеллигентный человек и по совместительству бомж  -  Аркадий Самохвалов, по прозвищу Мазай, на свалку попал после того, как в одночасье лишился всего того, что имел. Он потерял и работу инженера, и семью, и квартиру. С началом перестройки он, как и многие другие, попал под сокращение штатов. Искал другую работу, но не нашел, так как шло повальное сокращение со всех без исключения  предприятий. От него ушла жена с ребенком, переехав жить к своей матери, так как жить было не на что. Он начал было собирать бутылки, и тут же пропивать вырученные деньги. Появилась задолженность по квартплате. Квартиру пришлось продать. Две трети от продажи квартиры, он по справедливости переслал жене и сыну, а свою долю со временем пропил от безысходности.            Ночевал сначала на вокзале. Начали гонять. Переселился в подвал, но и там не было житья, пока не вышел на свалку, которая приняла его с распростертыми объятиями. Свое прозвище  -  Мазай, он получил за то, что спас от неминуемого съедания собаку, неопределенной породы. Ее на веревочке из города  привел на свалку Сема  -  один из постояльцев свалки. Он привел ее перед  новым годом, чтобы в праздничный день приготовить к столу деликатес из собачанины.

            Бедная собачка была привязана к дереву, тряслась от холода и поскуливала. Она словно чуяла то, что ее ожидает в ближайшем времени.  Аркадий отвязал ее из жалости и отпустил. Почувствовав освобождение, собака дала деру, а Аркадий поплатился за это несколькими синяками, присобаченными ему на лицо Семой и его другом. После этого к нему и прилипло это прозвище.

            Скоро, Мазай нашел себе друга на свалке, с которым вместе они вырыли небольшую землянку. Друга звали Василием. Он был всего на два года младше Мазая. Они стали вместе работать, вместе отдыхать, вместе жить. Все, что находили на свалке, они делили поровну, даже если и кто из них находил больше другого.

            Работали они всегда в паре, друг у друга на виду. Такие меры предосторожности стали соблюдаться всеми обитателями свалки после того, как прошлым летом завалило землей одну женщину. Она делала под землей проходку вдоль толстого медного кабеля, но проходка оказалась длинной и узкой, а грунт из мусора рыхлым. Ее даже не стали откапывать, так как хватились ее только на следующий день. Кабель, сколько могли, откопали и обрезали, а на вырученные от сдачи кабеля деньги, устроили ей пышные поминки, правда пришлось еще скинуться и самим. В память об этом, на месте ее гибели, кто-то сделал и установил небольшой крест. Это место на свалке стало называться Любашиным, по имени погибшей.

            Этой же осенью завалило мусором из машины одного мальчугана, который ринулся обрабатывать мусор прямо под самую машину. Мальчишку накрыло мусором с головой. Те, кто были в задних рядах, напирали на тех, кто был впереди, чтобы самим успеть урвать что-нибудь стоящее. Никто и не заметил мальчонку, который был ниже всех. Его обнаружили уже мертвым после того, как весь мусор был растащен. Мальчишка был беспризорным, поэтому не стали подымать шума, а вечером похоронили его втихую, за границами свалки. Подними они шум по этому поводу, городские власти могли бы запретить им работать на свалке, а тем более жить там. Этого никто из них не хотел. Пострадал бы еще и водитель мусороуборочной машины, который обязан был следить, куда и на кого он сваливает мусор. От огласки этого происшествия пострадали бы все. Поминки мальчику устроили вскладчину.

            Но, как говорится, свято место пусто не бывает. На место погибшего, скоро пришли два мальчика постарше. Они были братьями погодками. Звали их  -  Артем и Эдик, но свалка внесла в их имена свои коррективы, и они стали зваться Чуком и Геком.

            Раньше они жили благополучной семьей, но после того,  как их отца, который занимался частным извозом, нашли убитым и без машины, жизнь семьи надломилась и потекла по другому руслу, течение которого прибило мальчишек, в конечном итоге, к свалке, а их мать склонило к бродяжничеству. Инфляция очень быстро поглотила средства к существованию, вырученных от продажи их квартиры, часть из которых ушла на погашение задолженности по квартплате, а часть на оплату многочисленных долгов.

            Ребята скоро стали душой обитателей свалки и везде принимались дружелюбно, тем более, что они всегда приходили в гости не с пустыми руками. В заработках они были удачливее многих других. Чуку шел пятнадцатый год, а

Геку недавно исполнилось тринадцать.

 

        Мазай проснулся оттого, что замерз. Печка, которую они растопили ближе к ночи, уже давно остыла. Василий еще сладко посапывал, закутавшись в два одеяла. Мазай не стал его будить, а растопил печку сам, чтобы вскипятить чай и согреться. Обычно эту работу делал Василий, но сегодня у него особенный день. Ему исполнилось тридцать пять лет. Пока печка разгоралась, Мазай думал, что бы такого подарить Василию на день рождения. Ничего не шло на ум. Он поставил на печку чайник со вчерашним чаем, и налил себе стопку разведенного спирта. Вчера вечером они, как обычно, неплохо посидели, а на случай похмелья они всегда себе оставляли целую бутылку разведенки. Мазай поднял стопку, чтобы выпить, но тут услышал голос Василия.

-  Так, так! Без меня уже празднуешь мой день рождения?

-  Что ты Вася. Это я, чтобы руки не тряслись,   -   ответил Мазай. Он налил вторую стопку, взял со стола банку килек и подал все это Василию прямо в постель.

-   С днем рождения, друг мой сердечный!

            Чокнувшись стопками, они выпили, крякнули и закусили почти синхронно.

-   Знаешь что Вася?   -   произнес Мазай, пережевывая кильку,   -   Сегодня особенный день и давай проведем его по-особенному. У нас есть кое-какие сбережения. Я предлагаю сегодня выйти в город, зайти в какую-нибудь забегаловку, взять пивка, закуси и отметить по-человечески твой день рождения. Погуляем по городу, отдохнем. Устроим себе выходной день. Спирт мы возьмем с собой, чтобы в городе не тратиться на дорогую водку. Как тебе мое предложение?

-   Мне твое предложение очень даже по душе, плесни-ка еще по стопке.

            Мазай налил, и предложил тост.

-   За моего самого лучшего друга, за тебя Василий!

            Они выпили, закусили. Василий встал, надел ботинки и стал заправлять свою постель.

-   Кажись, начинает легчать,   -   произнес он.

- Хорошо, что мы вчера с тобой нашли тот медный кабель, а то неважные именины могли бы получиться,  -  сказал Мазай.

-  Все, что делается, делается к лучшему. Бог он всем дает, когда что нужно, и дает в самый нужный момент, а не просто так, лишь бы дать что-нибудь кому-нибудь.

-  Все ждет своего часа,   -   согласился с ним Мазай.   -   Почему-то Господь не дал нам его раньше или позже, а дал именно тогда, когда возникла в нем необходимость. Значит ты Василий, уважаемый Богом человек.

-   Да, но нашел-то кабель ты.

-   Я нашел его для тебя, чтобы тебе сделать приятное.

-   Спасибо, друг. Все мы под Богом ходим.

-   Пойду я дровишек к ночи приготовлю, а ты пока выпей чайку. У тебя сегодня праздник.

            Мазай взял топор и вышел. Василий вышел следом за ним. Через минуту он уже потягивал чай из кружки. Не успел он допить свой чай, как в дверь постучали. Не дожидаясь разрешения, в землянку вошли Марго и Большой Макс.

-  Именинника с днем рождения!  -  с порога отрапортовал Макс.

        Он подошел к столу и поставил на него чекушку. Марго подошла к имениннику, поздравила с днем рождения и чмокнула Василия в щеку.

           -  Да вы уж тут вовсю празднуете, - сказал Макс, увидев на столе следы утренней похмелки.                                                          

-   Да, подлечились с утра немного,   -   ответил Василий.

            Гости расстегнули свои одежды и без приглашения уселись за стол.

-  Чистый спирт, не разводили еще,   -   сказал Макс.

Он взял под столом пустую бутылку и стал разводить, а Василий открыл еще одну рыбную консервную банку и стал нарезать хлеб. Тут на пороге появился Мазай.

-   Вот и гости уже подошли,   -   сказал он, здороваясь за руку с Большим Максом и Марго,   -   А мы собираемся сегодня в город сходить,   -   предупредил он сразу не званых гостей, намекая, чтобы долго не засиживались.

-   Мы тут зашли именинника поздравить,   -   сказал Макс.

-  Это святое дело,   -   сказал Мазай, и подошел к столу.      Он взял с полки еще две стопки и поставил их на стол.       -   Ну, кто будет тамадой?

            Василий подвинул к столу два ящика из-под  виноводочных бутылок, служивших в таких случаях табуретками. Макс разлил разведенку по стопкам. Мазай достал четыре вилки.

-  На правах тамады, и от себя лично, поздравляю Ваську с днем рождения!   -   начал Макс,   -   Желаю тебе, Василий, всяческих благ, а еще, и это самое главное, найти золотую жилу.

            Все встали, подняли стопки и, чокнувшись, выпили. Закусив килькой и черствым хлебом, все сели на свои места, достали сигареты и закурили. Марго достала целую пачку Мальборо, и протянула ее Василию.

-   Вася,   -   негромко сказала она,   -   возьми этот скромный подарок, и пусть он символизирует твое благополучие и богатую жизнь.

            Василий отложил в сторону свою пачку Примы, взял у Марго ее подарок, поблагодарил и неловко чмокнул ее в щечку. Глаза его предательски заблестели, и он отвернулся в сторону, чтобы скрыть свое слезливое состояние. Макс стал наливать еще спиртного. Мазай произнес тост, и все снова выпили. Зажевывая килькой, Макс произнес.

- Я тут долго думал, и пришел к одному очень заманчивому выводу.

            Все со вниманием уставились на Макса. Он обвел их всех своим взором и улыбнулся.

-  Дело в том, что мы копаем на поверхности и далеко вглубь не лезем. Даже, не смотря на это, что-то находим. Нашему городу уже более трехсот лет. Никакой другой свалки у города нет, и не было, а значит, и мусор сюда сваливался с незапамятных времен. Если копануть глубже, то о-го-го чего можно будет еще откопать.

-   Ты что, нам предлагаешь пойти по стопам Любаши, чтобы и нас завалило как ее?   - спросил Василий.

-  Нет, это было бы глупо. У меня другой вариант,   -   пояснил Макс,   -   Что, если договориться с трактористом, чтобы он срезал верхний слой мусора, метра на три?

-   А он согласится?   -   спросила Марго.

-   А если ему заплатить, то согласится,   -   ответил Макс.

-   Но ему потребуется много времени елозить по одному месту, чтобы срезать три метра мусора, и платить придется тоже много,   -   высказал свое мнение Василий.

-  Ну, у Семеныча одна такса на все дела. Вот только наш спирт он не пьет. Нужно будет покупать акцизку. И я один этого дела не потяну. Предлагаю объединиться и общими усилиями осилить это дело,   -   сказал Макс,   -   С Семенычем  я договорюсь. В этом плане проблем не будет.

            Все замолчали, обдумывая перспективу данного предложения, и что из этого может получиться.

-  Дельное предложение!   -   прервал их раздумья Мазай,

-  Сам черт не ведает, или уже позабыл, что там у него на такой глубине закопано.

-   Да уж!   -   согласился с ним Василий.

-  Любой из нас в одиночку не потянет этого дела,   -   продолжал объяснять Макс,   -   Нас четверо. Каждый вносит свою долю, а уж отдача не заставит долго себя ждать. То, что получим с этого, разделим на всех в равных долях. Посторонних никого пускать на наш участок не будем. Захотят сделать то же самое, пусть сами договариваются с Семенычем и копают где-нибудь в другом месте. Свалка большая.

Мазай встал и разлил по стопкам спиртное. Он взял свою стопку и предложил тост за светлую голову и дельное предложение Большого Макса.                 Все выпили, закусили, и закурили сигареты, которыми угостил всех Василий из подарка Марго.

- Расспрашивать кого о местах, богатых металлом, смысла нет,   -   продолжал Макс,   -   Если кто и знает, то все равно не скажет. Поэтому нам нужно самим определить это место, и подкопить деньжат. Ведь пока Семеныч не увидит горлышки с акцизками, он и с места не сдвинется. Я думаю, что одной недели нам на это хватит.

            Все согласились с ним. Мазай разлил остатки разведенки. Поздравив еще раз именинника с днем рождения, все выпили. Затем Макс и Марго ушли, сославшись на свои дела.

-   А толково придумал Макс,   -   сказал Василий, когда дверь за гостями закрылась.

-   Ага, толково. Только стал бы он с нами делиться, если бы сам потянул это дело.

-   Человек, все-таки позвал нас. А ты чем-то не доволен?

- С чего ты взял? Доволен я всем. Ладно, давай собираться в город. Я схожу куплю спирта, а ты к моему  приходу будь готов к выходу.

 

 

            Через час они уже были в городе. По предложению Мазая, они первым делом сходили в баню, и отмывались там более часа. После бани они отправились пешком на вокзал. По пути, Мазай купил в киоске газовую зажигалку и подарил ее Василию.

            Народу на вокзале было немного. Они купили в буфете две бутылки пива, горячих пирожков и устроились у столика-стойки, чтобы все это и не только это, выпить и съесть. Они начали с разведенки, запивая ее пивом, и закусывая пирожками. И тут к ним подошла бомжеватого вида женщина. Она без стеснения предложила мужчинам, что если они ее накормят и напоят, то она даст им обоим. Мужчины поняли, о чем идет речь и, не сговариваясь, согласились. Они купили еще пирожков и бутылку пива для нее.

            Первый тост был за знакомство. Женщина назвалась Зоей. Потом пили за именинника. Затем Зоя рассказала, что бродяжничает, и что подошла она к ним потому, что очень хочет кушать. Она пожаловалась мужчинам на свою проклятую судьбу, чем вызвала у них еще большую жалость и сочувствие к себе.

            От выпитого Зоя быстро захмелела, и даже собиралась всплакнуть, рассказывая своим новым знакомым про свою жизнь, но ее от этого занятия отвлек Василий.

-    Сегодня у меня праздник, и давайте не будем о грустном.

            Мазай разлил остатки по пластиковым стаканчикам.

-   Что-то я и вправду расчувствовалась,    -   сказала Зоя, вытирая руками, начавшие наливаться слезами глаза,     

-    Начала за здравие, заканчиваю за упокой. Чуть не разревелась.

            Про себя Зоя подумала, что было бы хорошо, если бы они взяли ее с собой и положили бы конец ее бездомным скитаниям. Ведь у этих милых и добрых людей наверняка есть квартира, или хотя бы комната.

            А у обоих мужчин, Зоя вызвала симпатию. Им с ней было легко и просто. Они всячески пытались произвести на Зою хорошее впечатление. Им не хотелось отпускать эту женщину от себя, и, кажется, они уже чуточку в нее влюбились, как говорится, с первого взгляда.

-   Давайте выпьем за то,   -   сказал Василий, поднимая свой стаканчик,      чтобы черная полоса в наших жизнях закончилась, и наступила длиннющая, большущая и широкая, белая полоса.

            Выпили. Не выпуская из себя воздух, они вылили остатки пива в стаканчики, и запили им разведенный спирт. Не успели они, еще как следует закусить, как к ним подошел молоденький милиционер.

-  Зойка, ты опять здесь?   -   спросил он, обращаясь к Зое, но пристально разглядывая ее соседей по столику.   -   Сколько раз тебе нужно объяснять, чтобы ты сюда не ходила? А ты еще и кавалеров своих привела. Если через две минуты вы все отсюда не уберетесь, дам вам тряпки, и будете отмывать весь вокзал. Я доходчиво объяснил?  

-   Да!   -   злобно ответила Зоя, и вся троица потянулась к выходу из вокзала.

        Никто из них не стал спорить и что-нибудь объяснять милиционеру. Все это бесполезные хлопоты, тем более что они уже были заметно выпившими.

            Выйдя из вокзала, они побрели, сами не зная куда. Некоторое время шли молча.

-  У меня возник план,   -   нарушил молчание Мазай.  -  Прежде чем пойти на вокзал, мы с Василием попарились в бане. Зоя, ты давно не парилась в бане?

- Ой, я уже забыла, когда это было,   -   улыбаясь, ответила она.

-   А мы с Василием после парной, как будто заново родились. Давай сделаем так!

            Мазай протянул Зое деньги и сказал.

- Ты сейчас идешь в баню, а мы с Васей купим продуктишек и тоже  туда подтянемся. Можешь не торопиться. Попарься, как следует. В любом случае, встречаемся в бане. Идет?

-   Идет!   -   ответила Зоя и взяла протянутые деньги.

            Она поцеловала их обоих в щеку и пошла по направлению к бане, до которой оставалось не более ста метров. Пройдя несколько шагов, она повернулась к ним и с лукавой улыбкой произнесла.

-  Мальчики, я вас жду в бане, смотрите не обманите. Я вас должна еще отблагодарить. Вы не забыли?

-  Минут через тридцать мы уже будем в бане,   -   ответил  ей Василий,   -   Смотри сама не обмани.

            Счастливая и довольная, Зоя быстрым шагом пошла в направлении бани.

-  Что делать будем?   -  спросил Василий, когда Зоя отошла подальше.

-  Что? Ясно дело что!   -   ответил Мазай,   -   Купим сейчас продуктов и пойдем в баню, а затем предложим ей посетить нашу землянку, и оставим ее до утра. Идти-то ей все равно некуда. Все же она сама предложила нам обоим поиметь ее.

- А ты думаешь, она не убежит сейчас с нашими деньгами?

-   Думаю, что не убежит,   -   ответил Мазай, и мужчины двинулись в ближайший продуктовый магазин.

            Они накупили два пакета продуктов, и небольшую шоколадку для Зои. Проходя мимо аптеки, прикупили упаковку презервативов, на всякий случай, если у Зои не окажется других средств от нежелательной беременности. Счастливые и довольные они направились в баню.

-     А мне Зоя сразу понравилась,   -   сказал Василий, подходя к бане.

-     Мне тоже,   -   ответил Мазай,   -   Мне кажется, мы с ней ровесники.

            Они вошли в баню и уселись на лавку. Народу в общем зале не было, только кассирша маячила в окошечке.

-    Нам хватит денег на спирт?   -   спросил Василий

-    Хватит. А не хватит  -  добавим,   -   ответил Мазай

-    А на похмелку?

-    Хватит и на похмелку.

-   Мазай, спасибо тебе за сегодняшний день, а то весь день просидели бы на свалке.

            Они замолчали, так как в баню ввалилась толпа женщин разных возрастов. Женщины подозрительно посмотрели на двух мужчин, бомжеватого вида, сидевших на лавочке и пошли обилечиваться. Постепенно толпа рассосалась.

-   А может быть, она и вправду обманула нас и убежала?   -   спросил Василий.   -   Что-то долго ее нет.

-    Не похоже, чтобы она так с нами поступила. Сам посуди. Жилья нет, еды нет, подвернулись два мужика, накормили, напоили, с собой позвали, спать уложили. Ты бы убежал от такой жизни?

-    Нет, но ведь мы ее еще не звали с собой.

-    Не звали, так позовем. В чем вопрос?

-    А ты не будешь против, если она у нас немного поживет? И нам веселей, и у нее крыша над головой будет.

-    Вася, мне три секунды назад в голову пришла эта же самая мысль, и я сам тебе ее только что хотел предложить. Ты меня опередил.

-    Так значит ты не против?   -   улыбаясь, повторил вопрос Василий.

-     Конечно же, нет. Я, наоборот, даже  за это предложение. Видно, что она женщина простая.

-    А как в постели делить ее будем?

-   Что-нибудь придумаем, ну например, по четным дням она спит с тобой, а по не четным  -  со мной. Сегодня четный день, и, кроме того, день твоего рождения, значит, она сегодня спит с тобой.

-    А ты думаешь, что Зоя не будет против этого?

-    Ну, она же предложила себя нам обоим. Думаю, что  не будет.

            И тут из женского отделения вышла Зоя. Довольная улыбка сияла на ее лице.

-   Мальчики, я тоже сейчас заново родилась, но нужно немножко посидеть здесь и остыть после парилки, а, то так можно и заболеть. На улице холодно, а я вся еще мокрая.

            Увидев ее довольное лицо, заулыбались и мужчины.

-    Конечно, конечно!   -   сказал Мазай,   -   Сколько надо, столько и посидим.

            Зоя присела на лавочку рядом с Василием.

-   Как приятно пахнет душистым мылом и березовым веником,   -   сказала она.   -   Мальчики, а куда мы потом пойдем?

-   Зоя,   -   сказал Мазай,   -   мы хотим тебя пригласить к себе. Мы живем рядом с городской свалкой, в землянке.

-   Свалка?   -   удивленно произнесла Зоя,    -   А я думала, что на свалке живет только мусор. А тут вон оно что.

-    Ну, ты как, не против нашего предложения?   -   спросил Василий.

-    Ну, землянка, так землянка,   -   решительно, но со вздохом, ответила Зоя.  -  Я в землянке еще ни разу не была. Это даже романтично. А печка там у вас есть?

-   Печка у нас такая, что когда ее раскочегаришь, то можно даже голышом ходить. Правда к утру холодно становится. Но дров там много,   -   ответил Василий.

            За этими разговорами они просидели минут десять, расписывая Зое преимущества землянки и красоты свалки.

-   Ну, что мальчики, вперед!   -   вставая, сказала Зоя. 

Все направились к выходу.


            На окраине города, они взяли две двадцатилитровые пластмассовые канистры, оставленные у своего знакомого  еще утром, наполнили их на колонке водой, и уставшие, но довольные зашагали по дороге на свалку.

            Почти перед самой свалкой они прихватили с собой дрова, какие можно было унести, и загруженные под завязку, подошли к землянке. Мазай сразу же принялся рубить принесенные дрова, а Василий с Зоей занесли в землянку продукты и воду. Василий принялся растапливать печку. Он попросил Зою приготовить суп из пакетов, разъяснив, что и где лежит, а сам направился за спиртом, взяв общие деньги у Мазая.

            Вскоре все было сделано, и все собрались в землянке. Мазай залез в чуланчик, служивший холодильником, и вынес оттуда целую палку копченой колбасы. Ее тут же пожарили на сковородке. Разлили по чашкам суп, развели спирт и уселись за стол. Мазай нарезал целую булку свежего хлеба.

-     У вас тут довольно-таки мило!   -   сказала Зоя, оглядываясь по сторонам.

-   Да уж, не жалуемся,   -   ответил Василий, разливая разведенку по стопкам.   -   Мазай, принеси-ка пивка из холодильника.

            Мазай поднялся, зашел в чулан и вернулся с полуторалитровой бутылкой пива. Василий кивнул ему на стопки, приглашая его сказать тост. Мазай поднял свою стопку.

-     Давайте выпьем за сегодняшний день.

            Зоя с Василием встали и взяли в руки свои стопки.

-   Сегодня и день рождения моего самого лучшего друга, и день, когда мы познакомились с прекрасной женщиной по имени Зоя. За вас ребята!

            Спиртное они запили пивом и стали закусывать тем, что было на столе. Василий вытащил шоколадку и учтиво преподнес ее Зое, элегантно поцеловав ей руку. Зоя зарделась от удовольствия. В ответ она чмокнула его в щеку, и оба от смущения слегка покраснели. Мазай, заметив это, встал из-за стола и начал заниматься приготовлением свежего чая.

            Зоя,    -     сказал Мазай,    -     ты согласишься жить здесь с нами? Ну, то есть остаться здесь жить с нами совсем.

            В землянке наступила тишина. Зоя молчала, а мужчины ждали, что ответит она на волнующий их обоих вопрос. Зоя заулыбалась, глядя, как сосредоточенно мужчины ждут от нее ответа.

            -           Ну, если вы обижать меня не будете, то, пожалуй, и соглашусь.

            -           Да мы никогда, да мы вообще, да чтобы мы хоть раз …         - стали наперебой убеждать ее мужчины.

         -       Ну, вот и хорошо, тогда, конечно же, останусь,    -      ответила Зоя, целуя обоих мужчин в знак признательности и благодарности за предоставленную ей крышу над головой.

Затем пошли  разговоры, за которыми они прикончили одну бутылку спиртного и приступили ко второй. Все изрядно захмелели. Для мужчин сказалась еще утренняя доза спиртного.

            Зоя поднялась из-за стола и жеманно потянулась.

-   Ну что, мальчики, кто первый? Вы сделали мне приятное, пора и мне сделать вам тоже что-нибудь такое же.  

Она обоих мужчин погладила по волосам.    

        -   Зоя,   -   сказал Мазай, совсем захмелевши,   -   сегодня праздник у Василия, поэтому, сегодня ночуй с ним, ну а завтра - добро пожаловать ко мне. Как, ты не против такого предложения?

-   А я думала, что вы меня оба будете,   -   улыбаясь, сказала Зоя.

- Не обижайся, Зоенька, сегодня я пас,   -   сказал Мазай и вынул из кармана упаковку презервативов и положил их перед Зоей.

-  А что, разве с резинкой вкуснее получается? Я думаю, что без нее лучше.

-   А если забеременеешь?   -   спросил Василий.

-  Не забеременею. У меня там такая штучка есть, которая не пропустит в беременелку ваших мальчишек и девчонок.

- Тогда, совсем хорошо. На резинки тратиться не придется,   -   произнес Василий.

            Зоя засмеялась и направилась к двери.

-    Мальчики, я сейчас,   -   сказала она и вышла за дверь.

            Василий посмотрел на Мазая и улыбнулся.

-   Совсем простая в доску женщина. Не гнет из себя царевну-недотрогу. Другая, на ее месте бы …

-   Да, она хорошая, и очень красивая,  -   сказал Мазай, вставая из-за стола.

            Он подбросил в печку дров, а когда вернулась Зоя, мужчины тоже вышли на двор. Вернувшись, затушили керосиновую лампу и стали укладываться на отдых. Зоя легла с Василием. Огонь из печки немного освещал землянку. Потрескивали дрова. И не было сегодня на всей земле людей, счастливее, чем они.  Так вот и образовалась их шведская семья.

 

                               Поездка к другу.




Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет