Жизнь за жильё. Книга 5

  • Жизнь за жильё. Книга 5 | Роман Тагиров

    Роман Тагиров Жизнь за жильё. Книга 5

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 455
Добавить в Избранное


1994 год. После продажи квартир в центре Санкт-Петербурга исчезают бывшие владельцы жилья. Районные отделы милиции не могут возбудить уголовное дело – нет состава преступления. Собственники продают квартиры, добровольно освобождают жилые помещения и теряются в неизвестном направлении. Старые законы РСФСР не действуют, Уголовный Кодекс РФ пока не разработан. Следы «потеряшек» тянутся на окраину Ленинградской области. Появляются первые трупы. Людей лишают жизни ради квадратных метров… Старший следователь городской прокуратуры выходит с предложением в Управление Уголовного Розыска о внедрении оперативного сотрудника в преступную банду. События и имена придуманы автором, некоторые вещи приукрашены, некоторые преувеличены. И многое хорошее из воспоминаний детства и юности «лихих 90-х» поможет нам сегодня найти опору в свалившейся вдруг социальной депрессии экономического кризиса эпохи коронавируса…

Доступно:
PDF
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Жизнь за жильё. Книга 5» ознакомительный фрагмент книги


Жизнь за жильё. Книга 5


Тимур Кантемиров впервые оказался в международном аэропорту Пулково-2, построенном в стиле сталинского ампира ещё в 1951, и впервые вылетал из Санкт-Петербурга в Берлин. Прапорщик запаса не мог скрыть своего волнения  и постоянно крутил головой, рассматривая диковинный аэропорт и с удовольствием вдыхая смешанный аромат авиационных запахов. 

Он летит в страну, где прожил пять с половиной лет. Правда заключалась в том, что той страны уже нет, да и Западная группа войск, бывшая ГСВГ, полностью прекратила своё существование два месяца назад – 31 августа 1994 года. Последний советский солдат-победитель покинул пределы объединённой Германии…

В салоне новенького ТУ-154 основные пассажиры, Студент и ГамлЕт (погоняло российского вора в заоне звучало именно так – с ударением на последний слог), сели рядом, охрана из двух взрослых мужиков и переводчика, плотного дядечки лет под полтинник в хорошем костюме с бордовым галстуком по имени Даниил Эдуардович, расположились вокруг на ближних рядах.

Пока авиалайнер выруливал на взлётную полосу, в голове молодого человека вдруг возникла картинка точно такого же полёта в тогда ещё социалистическую Германию полного салона военных специалистов Советской Армии, закончивших учебную часть Елань.

После взлёта и набора высоты ГамлЕт обратился к соседу:

– Студент, расскажи про немцев. Лететь более двух часов…

Молодой пассажир кивнул, немного подумал и начал говорить:

– Знаешь, Гамлет Самвелович, когда я осенью 1983 года попал в ГДР и примерно через неделю зашёл с нашим старшиной стрельбища в немецкий магазин – я сразу понял, что такое развитый социализм. До армии я полетал по стране на соревнования, был в различных городах и в столице тоже. Но, такого количества продуктов, добротной одежды и обуви, да ещё в свободной продаже и по доступным ценам, я  не видел нигде в СССР. – Бывший военнослужащий Советской Армии замолчал, прогоняя в голове воспоминания первых дней службы. Затем печально улыбнулся и сказал: – Для меня, молодого парня из глубинки Челябинской области, был просто шок. Мы же их победили?

Уже далеко немолодой армянин согласно покачал головой и спросил:

– В ГДР всё так было хорошо?

– Я бы так не сказал, – Тимур повернулся в кресле к собеседнику. – Позже, когда я стал прапорщиком и мог выезжать из своего полигона, то увидел, что восточные немцы особо не шикуют по сравнению с западными родственниками. Например, также как и мы, годами ждут в очередях покупки своих микролитражных автомобилей «Трабант» и «Вартбург». А наши «Жигули» и «Волга» были для многих просто заветной мечтой. Впрочем, также как и для нас…

– Даже так? – искренне удивился армянин, у которого в своё время предел мечтаний заканчивался чёрной «Волгой».

Бывший прапорщик усмехнулся:

– Так точно! Жители Дрездена и окрестностей у нас охотно покупали привезенные из Союза телевизоры «Шилялис», радиоприёмники «Океан» и «ВЭФ», электрокамины, да и много ещё по мелочи…

– Вот тебе и развитый социализм, – в ответ улыбнулся Гамлет Самвелович.

Кантемиров кивнул.

– Мы из отпусков везли всё, что пользовалось спросом и что разрешалось везти через границу. Таможней ограничивался практически весь дефицит, даже водка.

Тема алкоголя заинтересовала законника.

– И сколько можно было провести русской водки?

– Только три бутылки на брата.

– Так мало? – искренне удивился бывший гражданин Советского Союза. – А я думал, военным больше разрешали.

Тимур отрицательно покачал головой и улыбнулся, вспомнив алкогольную историю.

– Однажды летом я случайно столкнулся в центральном универмаге Дрездена с нашими туристами из солнечного Азербайджана, человек двадцать и в основном молодые женщины, операторы и технологи нефтяной промышленности. Они передвигались по городу только организованной группой во главе со старшим, который наверняка стучал в КаГеБе. Я помог девушкам объясниться с местными продавщицами и сделать нужные покупки, а довольные азербайджаночки сообщили мне по большому секрету, что каждая из них перевезла через границу вдобавок к русской водке по три бутылки фирменного розового шампанского, 0,7 литру каждая. Кто-то из их коллег на Родине поделился большой государственной тайной, что именно бакинское розовое шампанское пользуется огромным успехом у доверчивых саксонцев. Наша водка разошлась прямо в гостинице, а с игристым вином никто не знал, что делать. А я сам о такой контрабанде слышал впервые и никогда не пил розовое шампанское.

Сосед по салону самолёта начал потихоньку смеяться и сказал:

– Три бутылки шампанского – это же тяжело для женщины.

Рассказчик вздохнул и продолжил историю:

– Тяжело – не то слово. Эти фирменные бутылки оказались ещё изготовлены из какого-то толстого прочного стекла. Спецзаказ. В общем, одна бутылка шампанского из солнечного Баку весила больше трёх бутылок русской водки. И вечером, когда я пришёл к ним в отель, оказалось, что их старший группы, уже взрослый мужик с редким именем Ислам, пользуясь своим служебным положением, перевез через границу аж шесть бутылок того самого редкого шампанского и сейчас прилип к подшефным девчатам, чтобы вместе с ними сбагрить свой ценный товар, напрочь забыв о всевидящем оке госбезопасности.

Армянин не выдержал и засмеялся на весь салон, чем привлёк внимание хорошенькой стюардессы, которая подошла к весельчаку и вежливо спросила:

– Что-нибудь желаете?

– Желаю, – сообщил пассажир и спросил: – А у вас есть шампанское?

– Очень дорогое, – с улыбкой поделилась девушка.

– Принесите нам, пожалуйста, с товарищем по бокалу, – попросил армянин и с интересом повернулся к соседу. – Смог продать игристый напиток?

Тимур кивнул.

– Я сам купил у них одну бутылку и выбрал самую стройную и симпатичную азербайджанку по имени Роя. Сказал, всем остальным сидеть на месте и никуда не уходить, а сам выдвинулся вместе с девушкой в крутой ночной бар « Эспланада», куда я мог зайти в любой день без билета.

 – Не понял?

Бывший прапорщик Советской Армии пояснил:

– Однажды в этом баре я подрался с тремя кубинцами из-за немки, и хозяин заведения по имени Эрик сам предложил мне свободно посещать «Эспланаду» и следить за своими земляками, чтобы не хулиганили. Хозяин познакомил меня с женой, с которой вместе стояли за барной стойкой, и со швейцаром на входе. А я в ответ  периодически приносил им в качестве подарка несколько наших консервных банок «Килька в томате». Кстати, очень ценились у немцев.

– Неужели? – спросил ГамлЕт, с удовольствием глотнув принесенный игристый напиток.

– Почему – не знаю, но немцы очень любили наши «Кильки в томате», – подтвердил прапорщик запаса, сам сделал приличный глоток и продолжил рассказ. – В баре мы с Роей угостили фирменным шампанским вначале Эрика с женой, а затем официанток и швейцара. Хозяйку бара звали Сильвия и она, воскликнув «Майн гот!», тут же после дегустации согласилась с предложенной ценой, а затем решила купить весь товар оптом. А это – около сорока бутылок. Хотя и наступил пятничный вечер, зал был заполнен наполовину. Немцы в основном гуляют по субботам. Сильвия вместе с Эриком пригласили всех южных гостей в свой ночной бар. Вот так я продал розовое шампанское и организовал для девчат культурный отдых. А меня пригласили в гости в комбинат химической промышленности города Баку.

– Молодец, Студент. – ГамлЕт допил бокал и поставил на приставку перед собой. – Слушай, ты вот говоришь – хозяин, хозяйка. А разве в ГДР была частная собственность на питейные заведения?

– Все мелкие рестораны, бары и кафе были в частной собственности. В основном назывались «гаштеты». В центре города, в старых домах гаштеты занимали весь первый этаж, а на верхних этажах жили сами владельцы с семьёй. Так же и магазинчики с разными ателье. Всё было в частной собственности, даже ателье по скупке драгоценных металлов. Я часто мотался в городок Миттвайда, где такой скупкой владели муж с женой. Там не было наших воинских частей, и я мог спокойно сдавать золотые изделия по чужому комсомольскому билету на имя Фердауса Закиева с вклеенной моей фотографией и утвержденной гербовой печатью штаба полка. Документ мне сделал комсорг третьего батальона.

– Даже так? – снова удивился собеседник.

– У немцев всегда Ordnung und Disziplin. Порядок и дисциплина. Хозяина звали Матеус, он хорошо меня знал и всегда называл по имени – Фердаус; но, каждый раз требовал удостоверение личности.

– Слушай, Тимур, а как вы с ними общались то? Ты то, понятно, язык выучил. А остальные?

– Многие немцы, особенно в возрасте, которые были у нас в плену, хорошо знали русский язык и всегда охотно выступали в качестве переводчиков. Да и во всех средних школах ГДР русский язык был обязательным предметом. – Бывший прапорщик улыбнулся и добавил: – А нам было интересно смотреть по местному телевидению дублированные советские фильмы. ГамлЕт, знаешь, какой был самый любимый фильм у восточных немцев?

– Да откуда мне знать-то? – в ответ усмехнулся законник.

– «Белое солнце пустыни»! Этот фильм  показывали по телевидению ГДР почти каждый месяц. Да и по вражеским западным каналам тоже иногда крутили. Поверь на слово, это было захватывающее зрелище! – Кантемиров мечтательно закрыл глаза и произнес с чувством на немецком. – Wie bist du hier gelandet? ― Schießen... (Ты как здесь оказался? ― Стреляли…)

Пожилой мужчина снова рассмеялся и замахал рукой направляющейся к ним стюардессе, показывая, что ему ничего больше не надо.

Кантемиров вспомнил ещё одну крылатую фразу:

– Hören Sie, Abdullah! Hat man nicht viel mitgenommen? (Слышь, Абдулла! Не много ли товару взял?)

– Подожди, Тимур, – смог произнести сквозь смех армянин, аккуратно вытирая слёзы платочком. – А как будет по-немецки: «Я мзду не беру, мне за державу обидно…»

Молодой собеседник откинул голову на спинку кресла, немного подумал и твёрдо произнёс на саксонском диалекте:

– Ich nehme keine Bestechung, ich für die Macht ist beleidigend…

– Сильно! – воскликнул собеседник и сделал вывод: – Могли бы сегодня переводчика с собой не брать...