Любовь к неприятностям

  • Любовь к неприятностям | Виолетта Якунина

    Виолетта Якунина Любовь к неприятностям

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 331
Добавить в Избранное


Вздорный, ревнивый, но все же любимый Пашка лежал на кухне и смотрел на нее мертвыми глазами. Какой кошмар! Кто его убил? За что? Ужас парализовал Машку. Но даже в таком состоянии она понимала, что все улики против нее. Но она не хочет в тюрьму! А как же Париж и ее мечта о модельном бизнесе? На помощь пришла старшая сестра Варвара. Девушки заметают следы чужого преступления, но с этой минуты их собственная жизнь летит кувырком. Весь мир сошел с ума и ополчился против них. Кто друг, а кто враг? кому можно верить, а кого следует опасаться? И неизвестно, чем бы все закончилось, если вы судьба не послала им настоящих мужчин, которые спасли девушек в этой катастрофической ситуации. Любовь творит чудеса! Даже, если в нее уже почти не веришь...

Доступно:
PDF
EPUB
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Любовь к неприятностям» ознакомительный фрагмент книги


Любовь к неприятностям


Глава 1

 

Этот вечер Варвара намеревалась провести на диване у телевизора, с чашкой чая в руках. «Пусть все обо мне забудут», - мысленно телеграфировала Варвара в небесную канцелярию, надеясь, что ее крик души не останется безответным. Очень уж насыщенный выдался понедельник, по-настоящему тяжелый день, и сил не было ни на что. И еще как назло под конец дежурства привезли крайне сложного пациента. Бесплатного.

Подобрали беднягу на обочине дороги. Кто-то сбил и бросил подыхать, а эти вот оказались сердобольными - пожалели. Ее дежурство фактически закончилось, но сменщик еще не явился, да и не стал бы он мучиться с таким «подарком». Варвара мысленно сплюнула от досады, но, естественно, не смогла отказаться. Припомнилось, как решительно была настроена тоненькая девушка, сидевшая за рулем машины и как заметно тосковал бойфренд, которому пришлось тащить этот полутруп в клинику. Если эти двое поженятся, то верзила будет как за каменной стеной, усмехнулась про себя Варвара.

Мысли вернулись к операции, в памяти всплыла огромная рана. Да, этот парень показал себя молодцом. Был на его месте кто-нибудь породистый, сдох бы, а этот боролся до упора. Дворняга. Привык выживать.

Уже третий год Варвара работала ветеринаром в частной клинике, считающейся одной из лучших в городе. Примерно с пятого класса она выбрала для себя эту профессию и, как ее ни заманивали родители бухучетом да стоматологией, наотрез отказалась идти по их стопам.

Машка, младшая сестра Варвары, тоже с малых лет отличалась упрямым нравом, и всегда все делала по-своему. Естественно, ни о каких «советах» и речь не шла, когда она, отучившись на курсах манекенщицы и фотомодели, подписала контракт с модельным агентством «Королевство Марго». Папа, помнится, провел целое расследование, даже встречался с владелицей заведения, опасаясь, что это новый вид борделя. И только убедившись, что чести его дочери ничего не угрожает, перестал третировать Марию. Да и что толку, если младшенькой что-то в голову втемяшится, все – пиши пропало.

«Бедные родители, - подумала Варвара, - слишком своенравные у них получились доченьки. Династия «хлебных» профессий на нас прервалась, я подалась в ветеринарию, а Машка, вообще в манекенщицы».

Варвара уютно устроилась перед телевизором с огромной чашкой чая, вооружилась пультом, и тот же миг входной звонок буквально захлебнулся продолжительной трелью. Так могут звонить пожарные, милиция и Машка. Взглянув в глазок, Варвара не удивилась, обнаружив на пороге взъерошенную сестренку. Мысленно укорив чинуш из небесной канцелярии, наплевавших на ее пламенное прошение, она посторонилась, пропуская гостью.

-         Привет, - буркнула сестра и протиснулась в квартиру. – Я к тебе.

-         Вижу, - вздохнула Варвара и понуро последовала за ней на собственную кухню.

-         Вот гад, - смотри что сделал! – воскликнула Машка и ткнула себе в скулу пальцем. – А у меня показ через три дня, представляешь? Убила бы урода!

С этими словами Мария по-хозяйски полезла в морозилку за льдом. А Варвара могла полюбоваться на свеженький фингал. Сестренке такой фасон был явно не к лицу, такие украшения вообще не слишком подходят процветающим манекенщицам. Но как-либо реагировать на сей прискорбный факт Варвара не собиралась. Машка вытряхнула в полотенце несколько кубиков льда из пластиковой формочки и, морщась, принялась прикладывать к пострадавшей скуле.

По идее, сестра уже должна была разжалобиться и начать оказывать первую помощь пострадавшей, какой никакой, но все-таки медик. Так чего же это она застыла, как статуя свободы?

-         Ну что ты на меня так смотришь? – вспыхнула она. – Я знаю все, что сейчас мне скажешь, так что можешь не стараться! Вот выйдешь замуж, тогда поймешь, по чем фунт лиха!

-         Повременю пока, - процедила Варвара, - глядя на тебя, боюсь даже узнавать расценки.

Вид семейной любимицы, откровенно говоря, бесил. А сил на хорошую смачную ссору не было никаких, поэтому Варвара просто ретировалась из кухни. Да и, честно говоря, сказать по этому поводу было нечего.

Пашку Варвара глубоко презирала с самого начала этого нелепого брака. Человечишка был мелкий, неинтеллигентный и никчемный вплоть до молекулярного уровня, а с недавних пор повадился еще и руками махать. На Варин характер, после первого же мордобоя всякие дальнейшие отношения с мужем-дебоширом были бы прерваны раз и навсегда. Но у Машки странная психология. Вроде внешне вся такая непокорная, гордая, своенравная, на проверку оказалась полной размазней - каждый раз готова давать муженьку еще один шанс, как той блондинке!

Зазвонил телефон. Варюше не надо было поднимать трубку, чтобы узнать, кто это там, на другом конце провода. Машке, кстати, тоже.

-         Это Пашка! - трагическим шепотом возвестила она, просочившись в комнату. - Не бери трубку!

В одной руке у нее был стакан с томатным соком, который Варвара специально держала для сестры, ибо сама терпеть не могла этот нелепый напиток, в другой, узелок со льдом. Лед начал таять и на ковровое покрытие падали смачные капли. Варвара терпела это безобразие из последних сил. Она на дух не выносила подобных вещей!

-         Он не знает, что я у тебя! – всхлипнула Машка.

Не знает, как же! Даже в коматозном состоянии, Пашка понимает, что жене его, деваться некуда, кроме Варвары. Машка буяна родителям не сдаст!

Телефон разрывался, действуя Варваре на нервы.

-         Алло! – не выдержала она.

-         Вра…Вара, Ва-рю-ха, - выговорил-таки зять, - моя у тебя?

-         Павел, я сплю, я только что вернулась со смены, прекрати сюда названивать, разбирайтесь с Машкой без меня! – строго сказала Варвара.

Понимая всю глупость этой фразы, этой просьбы и этого разговора, она готова была лопнуть от злости.

-         Варю-ха, моя у тебя?! – повторил он и оглушительно икнул.

-         Прекращай пить, ты же лыка не вяжешь! - вспылила Варвара и совсем перестала себя уважать.

Ведь знала, он будет звонить до тех пор, пока не свалится замертво, потому что бесконечные телефонные переговоры будут сопровождаться водочными возлияниями. И на уговоры Варвары ему плевать с высокой колокольни.

-         Ой, зачем ты стала с ним разговаривать, - огорчилась Машка, усаживаясь на диван. – Теперь начнет трезвонить!

Она пару раз нервно ткнула узелком в скулу и пристроила его в вазе с фруктами. Варвара тяжко вздохнула, таящему льду там делать было нечего.

-         А было бы лучше, если бы он приперся сюда, как в прошлый раз и начала ломиться в дверь?

Они обе содрогнулись, вспомнив «прошлый раз», когда Варвара не стала поднимать трубку и разъяренный супруг примчался на своем «Опеле» (как только не разбился в таком состоянии?!) и принялся колошматить в дверь, звонить, орать и грозить все взорвать. Перепуганная Варвара дверь открыла, супруги долго выясняли отношения у нее в квартире. А она тем временем успокаивала соседей, несла всякую околесицу, сгорая со стыда, лишь бы не вызвали милицию. Потом они вдвоем с Машкой тащили на себе пьяное тело, утратившее способность буянить, загружали дебошира в его же машину, а это тоже тяжкий труд, если кто не пробовал. На следующий день с инспекцией у обеих дочерей побывали родители, видно, кто-то из соседей все же не поленился донести о ночных разборках. В общем, не дай бог, такого повтора!

-         Разведусь, к черту, - тоскливо сказала Машка, достала из узелка льдинку и сунула ее в рот - достал, гад!

И это правильно, хотелось сказать Варюше, но она мудро промолчала. Когда бранятся эти милые, ее мнение также актуально, как Отче наш.

-         Думаешь, что у меня духа не хватит? – задиристо спросила Машка, хрустя уже второй по счету льдинкой. – А вот хватит! Всему приходит конец, в том числе и моему терпению. Я все равно поеду во Францию. Я уже контракт подписала, так что уже документы готовят, вот Пашка и бесится.

-         Когда подписала? – растерялась Варвара.

О контракте с каким-то парижским агентством она слышала уже с полгода, но это было как-то виртуально. Сестренка у нее, конечно, видная девица, недаром половину свободного времени проводит в тренажерных залах, бассейнах и салонах красоты, но чтобы именно ее выбрали среди кучи смазливеньких манекенщиц! Как же это она умолчала?!

-         Сегодня. Отсюда и разбор полетов, - мрачно поведала Машка и высыпала остатки льда в стакан с соком. – Я ему осторожненько, информацию частями, чтобы не ранить любящее сердце, а он тут же за бутылку и давай песни слушать.

Бедная Машка! Слушание песен было той еще пыткой! Пашка мнил себя непризнанным гением и помимо торговли кроссовками на вещевом рынке, записывал с такими же гениями в каком-то гараже песни собственного сочинения. Это были два дела его жизни: кроссовки и музыка. Причем, музыкальные пристрастия склонялись к области тяжелого рока, поэтому слушать его «творчество» без слез было невозможно. А уж слушать громко, просто чревато крупными неприятностями для барабанных перепонок.

-         Врубил на всю, как обычно, ну я подошла и ткнула в какую-то кнопку, оказалось - на запись. Мама дорогая, что тут началось! Видите ли, это его «последний альбом», а я вот так - зверски! – жалобно повествовала Машка, разглядывая собственную ногу.

Там было на что посмотреть. И длина, и стройность - все соответствовало высоким стандартам. И Машка, машинально погладив конечность, ласково ей улыбнулась.

-         Совсем с ума сбрендил из-за своего идиотского альбома, - вздохнула она всей грудью, - и мне в морду как даст! Я бежать - он следом. Орал - убьет. Я в ванной спряталась. Он выжрал полбутылки и давай выть за дверью, что любит, никому не отдаст, не позволит уехать и все такое прочее. Сопли-слезы в три ручья, чуть не захлебнулся. Я уловила минуту, когда он в туалет отлучился, и к тебе рванула.

Варя тоже сочла необходимым вздохнуть, но скорее не от сочувствия, а от безысходности. Опять зазвонил телефон.

-         О, твой Отелло, что-то давно его не было.

-         Я же говорю, достал, - обречено покачала головой Машка. – Ему же хуже будет, потому что я все равно поступлю так, как решила!

«Это ты можешь», - подумала Варвара и трубку не сняла. Телефон позвонил всего лишь раз десять и замолк.

Машка смотрела на сестру заискивающе, как спаниель подросток, слопавший в приемной собственную карточку - мола я че, я ни че, прости, а?! Варвара простила. А что ей оставалось делать? Кого бы другого за неуважение к ее личной свободе уже в порошок стерла, а Машку - нет, простила, сестра же все-таки.

Мама с детства твердила про родную кровь, светлый альянс любящих сестричек, самых близких людей на свете,  их обязательную взаимовыручку и нежную заботу друг о дружке. И как-то так из ее речей выходило, что они с Машкой почти как сиамские близнецы: куда одна, туда и другая, и стеной стоять друг за дружку. Варвара прониклась. Машка, похоже, не до конца. Выскочила замуж за этого недоумка, решив, что он ей будет самым близким. Но за последние столетия человечество в целом далеко шагнуло вперед и только некоторые особи затормозились в развитии. Серьезно сблизиться с неандертальцем современному хомо сапиенсу затруднительно.

-         Это же все соседи слышали ваш кордебалет, - вздохнула Варвара, - скоро родители тоже об этом узнают, помяни мое слово!

-         Варюш, не начинай, - отмахнулась Машка, сообразившая, что гроза миновала. - Я твердо решила, что уйду от него! Сегодняшняя бойня была последней каплей в чаше моего терпения. А на соседей плевать. У нас частное домовладение – это раз, а во-вторых, когда мы орали было детское время, так что ничей покой не нарушили, и потом они тоже скандалят на всю округу. Время от времени.

Варвара посмотрела на свою красивую, но несколько аморальную сестру, которая устроилась перед зеркалом изучать фингал – подарок мужа, и в миллионный раз подумала: «Такой нужен принц Монако, а не Пашка Корнев».

-         У меня останешься? – спросила Варвара, не рассчитывая особенно на везение.

Сестра никогда не ограничивалась малыми неудобствами. К чему скромничать, если можно измочалить окружающих по полной программе?

-         Не, - помотала головой Машка, приканчивая свой сок. – Он сейчас вырубится. Поеду домой. Завтра с утра надо быть в форме. А как буду в форме, если у тебя ни одной тряпки приличной нет? А косметика, это же смех сквозь слезы, а не косметика!

-         Слушай, половину, между прочим, ты мне сама дарила, - обиделась Варвара.

-         Ага, только этой половины мне не хватит, мне надо в три раза больше. Я же тебе говорю, у меня завтра трудный день.

И Машка присоседилась к зеркалу любоваться на расцветающий фингал.

- Нет, ты только посмотри, что скотина такой наделал! – расстроилась Машка.

Варвара сжалилась над убогой, полезла в аптечку за подходящей мазью. «И опять же все неудобства из-за этого недоумка», - злобно подумала она. Пару лет тому назад родители произвели массовое расселение родственников: бабушка переехала к ним, а ее квартиру разменяли с доплатой на две однокомнатные, чтобы у сестренок было собственное жилье, причем недалеко друг от друга. Но год тому назад Машка выскочила замуж и в ее квартиру въехала свекровь, а она с молодым мужем поселилась в ветхом домовладении на окраине города. Дело в том, что Павел не мог бросать свой драгоценный «Опель» у подъезда, а на стоянку гонять его каждый день было лень, да и дорого. В результате он склонил жену к переезду в свою развалюху.

Так что по соседству с Варварой, в центре города, нынче живет не родная сестра, как хотелось их родителям, а мамаша этого эгоиста. И ей, Варюше, уставшей до чертиков, придется теперь тарабанить «родную кровь с молоком» к черту на кулички. Чувство долга, черт бы его подрал! Пусть Машка на семь сантиметров выше, пусть у нее косметики в два раза больше, пусть она нынче многоопытная жена придурошного алкоголика, но ответственность перед родителями за младшенькую до сих пор лежит на ней, на Варюше. А что делать, кровные узы прежде всего!

После того, как место ранения было щедро намазано специальным гелем, помогающим при гематомах и отеках, сестры перебазировались на кухню, обсуждать  грядущую поездку Машки во Францию. Примечательно, что Пашка явно начал выдыхаться, позвонил каких-то десять раз и замолк, поэтому они могли нормально пообщаться.

-         Сначала я приеду в Париж, там будет целых две недели кастингов, - увлеченно повествовала Машка. – Меня, ну и остальных, конечно, будут отбирать разные кутюрье для своих показов. С работодателями будет составлен очередной договор, и я пришвартуюсь к какому-нибудь Дому мод. Начнутся показы. Буду работать на языке, участвовать в фотосессиях, возможно, сниматься в роликах, в общем, что предложат…

-         Короче говоря, главное, тебе понравиться в первые две недели, - уточнила Варвара.

-         Ну да, это как отборочный тур. Сумеешь показать товар лицом – ты в дамках, не сумеешь – иди, ищи ветра в поле, - энергично поддакнула Машка. – Но мне-то переживать нечего. Сама видишь, формы – отпад!

-         А если ты никому не понравишься? - спросила Варвара, но, увидев лицо сестры, поспешила исправить оплошность, - То есть, я хотела спросить, что будет с теми, кто никому не приглянется?

-         О, эти бедняги будут сняты с довольствия! – снисходительно ухмыльнулась Машка. – Понимаешь, проживание и питание нам оплачивают только на две недели, потом либо можешь уматывать в Россию за свой счет, либо оставаться, жить в долг в той же самой квартире, которую снимает агентство, и искать себе работу.

-         Где же ее искать?

-         Бегать по кастингам, тусоваться по показам, шляться с портфолио по другим агентствам. В общем, крутись, как знаешь!

-         Это с вашим-то скудным знанием языка? – усомнилась Варвара.

-         Ну почему скудным, вот уже полгода ходим с разговорниками под мышкой, - пожала плечами Машка, прихлебывая чаек.

-         Тебя папа никогда в жизни не отпустит, а мама съест твой паспорт своими новыми фарфоровыми коронками! – довольно улыбнулась Варвара.

-         Эй, я надеюсь, что у тебя хватит ума не рассказывать им подробности? – испугалась Машка. – Ты же должна понимать, что уж я-то без работы точно не останусь!

Варвара засмеялась. Иногда ее ужасно бесила в сестре эта непререкаемая уверенность в собственной уникальности, иногда умиляла и забавляла, как сейчас.

-         Варвара, клянись будущим мужем, что не заложишь меня! – потребовала от нее сестренка.

-         Клянусь всем гаремом! – захохотала Варвара. – Но только в том случае, если ты мне поклянешься, что, в случае чего, сразу же развернешься и поедешь в Россию.

-         Да не будет никаких «в случае чего», - рассердилась Машка, - ты же ни черта не смыслишь в модельном бизнесе! Сейчас мода как раз на таких, как я. Чтобы глаза большие (она для наглядности вытаращила глаза), рот пухлый, волосы длинные, грудь не меньше второго размера. Так что успех гарантирован. Уже никого жерди на батарейках не интересуют!

-         Я тебе условия предложила, - развела руками Варвара, давясь от смеха.

-         Ладно, хоть меня больно ранит твое неверие в силу моей красоты. Торжественно клянусь, что, в случае провала, приеду домой в течение одного месяца, - поджала свои «пухлые» губы Мария.

Варвара прикинула, хватит ли у них в семье денег содержать эту помешанную в Париже целый месяц, выходило, что может и не хватить. Надо купить обратный билет со свободной датой, пометила для себя Варвара, и согласилась на договор.

Машка позвонила мужу, он уже не отвечал, значит, заснул. И она засобиралась домой. Варвара предложила свои услуги, пугая таксистами-маньяками. Но сестра наотрез отказалась.

-         Я же взрослая женщина, - заявила Машка, - у меня есть газовый баллончик и связка ключей, если долбануть ими по голове, то мало не покажется! Так что, спи давай, а я поехала.

-         Глупая корова ты, а не взрослая женщина, - устало отмахнулась Варвара.

В самом деле, пусть съездит один единственный разок сама, размышляла Варвара, вдруг и вправду ничего не случится?! Она высунулась в окно. Снаружи поднялся ветер, гнавший по черному небу жирные тучи. Вот-вот разразится гроза. И при мысли, что она, отвезя сестру, будет тащиться под ливнем по улицам, а та - нежиться в кровати, пришло решение - не ехать. В конце концов, она предложила младшенькой остаться, а Машке приспичило домой, вот пусть сама и едет!

Вызвали такси, Машка, прихватив чудо-гель, заползла в машину. Варвара не поленилась спуститься вниз, грозно предупредила шофера, что записала его номер и наказала ехать аккуратно, тот хмыкнул, покачал головой и рванул с места в карьер. Идиот.

Варвара огляделась: во дворе не было ни души. Поднявшийся ветер шумел кронами деревьев и гудел в проводах. Потянуло прохладой. Пару раз сверкнула молния, где-то далеко загрохотало. Да неужели? Скорее бы пошел дождь, прибил пыль и снял напряжение, томившее город весь этот длинный, трудный день.

Варвара набрала ванную, решив, что ближе к полуночи будет приятно понежиться в теплой воде, тем более, что завтра у нее первая смена. И надо отдохнуть, чтобы не рычать по-собачьи на коллег и посетителей. Она глянула на часы - без четверти двенадцать, ну вот, еще немного полежать и можно на бочок, чистенькой и умиротворенной.

Это была последняя мысль, которую Варвара успела додумать до конца. Телефон зазвонил так резко и неожиданно, что она чуть не захлебнулась.

-         Алло, я вас слушаю!

-         Варварочка! Момочки! Господи! Не могу! – выла не своим голосом Машка. – Варварочка спаси меня!

И от этого воя у Вари сделался сердечный приступ, ну, во всяком случае, сердце запекло так нехорошо, что она поспешила вылезти из ванной.

-         Что с тобой?! – крикнула она, перебивая сестринские причитания.

Непослушной рукой она пыталась хоть как-то обтереть себя полотенцем, а в голове неслось: «Ограбили, изнасиловали, избили, покалечили…»

-         Пашка умер! – жарким шепотом выдавила из себя Машка и снова заскулила. – Варварочка, я боюсь! Я сейчас с ума сойду от страха!

Варвара даже сплюнула в сердцах.

-         Машка, ты совсем дура?! Я чуть не умерла от ужаса! Умер он, как же! Что с твоим бугаем может приключиться?! – заорала она на сестру.

-         Варварочка, клянусь тебе, мертвее не бывает! – заскулила пуще прежнего Машка. – Я проверяла!

-         Так, ты где сейчас? - быстро спросила Варвара, отбрасывая полотенце.

Перед глазами забултыхалось тело висельника-Пашки. Иначе от чего ему умирать? Напился, небось и…

-         Я в ванной, здесь самое безопасное место, - забормотала Машка, - помнишь, свекровь дверь бронированную поставила?!

-         Помню, - буркнула Варвара.

Да, она прекрасно помнит, как они ржали над рассказом свекрови о ее последнем любовнике, который ничего не мог ей сделать более приятного, кроме как установить в ванной бронированную дверь, которую он спер на стройке. Теперь Машка может себя чувствовать в полной безопасности, ее можно оттуда добыть разве что с помощью автогена.

-         Почему ты решила, что Пашка умер? – спросила Варвара. – Может, он напился до чертиков и просто не реагирует на внешние раздражители? Ты пульс ему щупала?

-         Какой там пульс, Варвара! Он не просто так умер, его убили! – всхлипнула Машка и громко икнула, совсем как давеча ее покойный супруг. – Убили насмерть, - подумав, уточнила она.

Час от часу не легче! Варвара засеменила в комнату за одеждой и принялась выбрасывать шмотки из шкафа, потому что никак не могла понять, что на себя надеть. Пашку кто-то убил насмерть. И ее Машка сидит рядом с трупом и, возможно, по соседству с убийцей!

-         Значит так, сиди там тихо, - скомандовала она и выхватила из образовавшейся у ног кучи что-то темное. - Я скоро за тобой приеду!

 

Выскочив из подъезда, она сильно пожалела, что не захватила зонтика, потому что в ту самую секунду загрохотал гром, сверкнули молнии, деревья зашумели листвой под порывами ветра. Первые капли упали тяжело, натужно, а потом небеса разверзлись, опрокинув на город водопад. Сильно промокшая, она нырнула в салон своей малютки и завела мотор. Бредовая ситуация, ужасалась Варвара. Как такое могло с ними случиться?

Всю дорогу в Овражный ее грызли угрызения совести, почему же она  собственноручно не отвезла сестру домой, теперь хотя бы не надо было трястись от страха за ее жизнь. Что значит эта чертовщина? Кто его убил, за что и почему? Где убийца? Вдруг он видел Машку и теперь выжидает, чтобы напасть и на нее?

Дождь лил сплошной стеной, поэтому ехать быстро было совершенно невозможно, дворники не справлялись с потоками воды. Но самое интересное, что, когда она въехала на нужную улицу Овражного, погасли фонари и перестали светиться окна в домах.

- Чем хуже, тем лучше! – чуть не плача, причитала Варвара.

Какая-то злая сила вырубила электричество, видно, чтобы доконать ее окончательно. В зловещей темноте, доползя до нужного дома по памяти, она остановилась на обочине. На переезд съезжать не рискнула, потому что он был не заасфальтирован, и ее кроха-«Ока» могла увязнуть в размякшей земляной каше. Варвара выскочила под дождь, решив, что воспаления легких не избежать, и побежала к невысокому заборчику, хлюпая в грязных лужах по самую щиколотку.

Дом щерился на нее черными провалами окон. Варвара протиснулась в калитку. Сверкнувшая молния осветила во дворе брошенный под дождем «Опель». Входная дверь была открыта нараспашку, и при каждом новом порыве ветра хлопала об стену. Пес Барбос, спрятавшись в темный предбанник, жалобно заскулил при виде Варвары. Пес у них кудлатой подзаборной породы размером с болонку, поэтому боялся всех и вся, норовя забиться в самый дальний угол при малейшей опасности. А тут такое – гроза, убийство хозяина - страшно, небось, бедняге! По идее, он вообще должен выть, но Барбос хрюкал от страха и тоненько стонал.

Варюше тоже было страшно, тоже хотелось хрюкать и стонать, тем более, что ситуация осложнялась отсутствием электричества, а в доме труп и, возможно, убийца. Но там же была Машка, родная кровь, и у нее не оставалось выбора.

В Овражном часто случались проблемы с подачей электроэнергии, поэтому Корневы держали на полке в коридоре мощный фонарь. К счастью, Варе об этом было известно, иначе она просто бы не знала, что делать в темноте чужого дома. Мягко скажем, ей было не по себе, когда она, под стенания Барбоса, шагнула в жуткую черноту. В правой руке она сжимала монтировку, но не очень-то надеялась на собственные силы, Пашка вон на голову выше был и тот не справился. Левой она нащупала фонарь и быстренько его включила. Жалкий луч вспорол чернильную мглу коридора.

Первым делом она тихонько заглянула на кухню. Там все было как всегда, кроме распластанного на полу тела. Труп хозяина контрастировал с обыденной обстановкой. Варвара повела фонариком и шагнула через порог. Машка была права: супруга ее замочили насмерть, причем обошлось без разрывных пуль в голову и множественных ножевых ранений. Бедолага лежал на спине, разбросав в стороны руки, а из левой глазницы торчала Машкина пилочка для ногтей. Это было так страшно и нелепо, что Варвара захлопала глазами и часто задышала ртом.

Боже, - пронеслось молнией в голове, - кто это сделал?

И ежу было ясно, что душа несчастного отлетела прочь, но она все же попыталась найти пульс. Для этого пришлось на минуту отложить монтировку, и она изо всех сил надеялась, что убийца уже давно отсюда удрал. Прижав два пальца к шее в том месте, где должна была пульсировать артерия, она ничего не нащупала. Машке действительно ничего не почудилось. Мертв, абсолютно мертв, таков был диагноз доброго Доктора Айболита. Но по всем признакам это произошло совсем недавно, может быть около часа назад. Черт! Черт! Черт!

Варвара вновь вооружилась, выпрямилась и пошла к ванной; надо было вызволять из заточения вдову и решать, что делать.