•    |

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  658


Его Высокопреосвященство просил рыцаря божьего устроить свару между землёй курфюрста Ребенрее и горными кантонами. А за это даровал ему право грабить всех купцов на реке Марте, что будут плавать около земель рыцаря. Пограбить – это, конечно, неплохо. Но вот разозлить сеньора Ребенрее и злобных горцев – дело очень опасное.


ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...


Липатов Иван

- 18:12 05/03

Произведение может и хорошее, но файл epub отвратительный. Верстка никакая, название и то не указано. Открывал через Play Книги. Деньги в общем-то на ветер, читать в таком качестве невозможно.

Читать бесплатно « » ознакомительный фрагмент книги

Глава 1

Пошли быстро. Волков подумал и повёл людей не на юго-запад, в Мален, а на юг, в столицу Фринланда, в город Эмельратт. Прежде, чем начать, кавалер хотел знать, куда ему придётся бежать при случае.

Он вёз письмо для капитана фон Финка, с ним он хотел познакомиться поближе. Заодно он хотел посмотреть людишек, что набрали ему Хилли и Вилли в Ланне.

На вид людишки были дрянь, пятьдесят два оборванца - голытьба и сволочь, худые да оборванные, кто-то даже без башмаков. Ну, хоть старых не было, и то хорошо.

Шли почти за хлеб, большего он им и не сулил, так они тешили себя мечтами, что получится им грабить всласть. Об этом они  говорили во время маршей, он сам слышал. Эти разговоры он не пресекал, это были хорошие разговоры. Вечная мечта любого солдата - как следует пограбить. Без неё солдат и жить не может.

Содержание, конечно, вещь нужная, но кроме хлеба и жалования у человека, что играет со смертью, должна быть мечта.

Людишек он не жалел, сразу пошёл бодро. Переходы делал большие, привалы делал маленькие. И на привалах валяться не давал. Как только вставали на отдых и перекус, так Роха гнал людей к телегам. Там брали мушкеты, аркебузы, арбалеты и начинали стрелять в деревья, пни и в камни. Ни пороха, ни пуль он велел не жалеть. Уже к вечеру первого дня веселья у бродяг из Ланна поубавилось, начали они понимать, что солдатский хлеб нелёгок. Волков усмехался, видя их кислые морды, когда Роха после нелёгкого дня пути заставил их ставить настоящий военный лагерь у дороги. Ничего, пусть привыкают. Зато кормил он их от души. Порции гороха с толчёным салом и чесноком, фасоли с солониной Роха давал им хорошие. И пиво было, и хлеб, даже по куску сыра выдавал. Но насчёт караулов был немилосерден. Караулы ночью несли, как положено, а Хилли и Вилли дежурили и проверяли людей, чтобы те не спали. А после первой же ночи, как по рассвету и росе принялись людей поднимать, так двоих и не досчитались. Ушли. Роха задал трёпку Хилли и Вилли, как, мол, у них караулы стояли, как стражу несли, если людишки из лагеря сбежали? Хилли и Вилли сами этого не понимали. Стояли, насупившись, даже не оправдывались. Волков в эту учёбу не лез.

Ротмистром был у них Роха, пусть он выговаривает. Беглых ловить не стали. Чёрт с ними, но после утренней стрельбы кавалер велел построить людей, и сказал им:

- Этих двоих ловить не буду, но вам скажу. Коли тяжко вам вчера было, так сейчас уходите. Дальше будет ещё тяжелее. Тем, кто слаб да ленив, тот пусть ищет себе другой судьбы. Солдатский хлеб слабым и ленивым не придётся по нарву.

Послушали его люди и пошли есть горох с салом. Никто не ушёл, но Волков знал, что убегут ещё людишки. Не может так быть, что бы из пятидесяти двух новобранцев пятьдесят осталось. Никогда так не бывало на его памяти. Ну, если не считать гвардию. Оттуда никто не бежал вовсе.

Ему подали завтрака на перевёрнутой бочке рядом с обозными телегами. Зажарили тощую, старую курицу, что купили у местного мужика. Максимилиан принёс из телеги вино и серебряный стакан. Брат Семион был тут же со своим стаканом, сел скромненько рядом на мешок, ел хлеб солдатский, запивал вином. Волков нехотя ел эту жесткую птицу, думал. А надумав, позвал Роху. Когда Роха, по прозвищу Скарафаджо, пришёл, то сразу сел на землю рядом с кавалером, стоять на своей деревяшке он не любил.

- Думаю, Хилли и Вилли чином сержантов жаловать.

- Их? – Не поверил Роха. - Да помилуй Бог, какие из них сержанты? Сопляки. Куда им в сержанты?

- У них по две компании уже  за плечами.

- Вот именно, что по две, а нужно, что бы по десять было.

- И где ты возьмёшь таких, у которых по десять компаний было? Такие только у императора или короля жалование получают. Я королевского жалования платить не смогу.

- Они не знают строя, не знают шага, не знают команд и барабанов. Какие из них сержанты?

- На кой чёрт им шаги и барабаны, они стрелки, они не будут ходить в строю. Им главное стрелять и бегать.

Роха не нашёлся, что сказать. Задумался.

Тут в их беседу влез и монах:

- «Так дайте молодым повод дерзать, и удивитесь вы дерзновениям их».

- Кто это сказал? - Спросил Волков.

- Не помню, из пращуров кто-то. - Ответил монах.

- Слышал? - Спросил кавалер у Рохи. - Доверься молодым, может, и будет толк.

- А может, ты и прав, - вдруг согласился Роха. – Дадим чин, а жалование оставим солдатское. Но пообещаем сержантскую порцию в добыче, так они носом землю рыть будут.

- Уж расстараются, - заверил брат Семион. - Самые яростные в вере это те молодые братья, что первый раз на приход поставлены. Уж более старательных в богослужении отцов и не бывает.

- Правильно, ты прав, поп, - сказал Волков. - Максимилиан!

Юноша тут же пришёл.

- Там, в подарках архиепископа, есть ткань, такая же, из которой пошит мой фальтрок. Отрежь от материала две банды, ленты в ладонь шириной.

- Да, кавалер.

Волков ещё не доел свою старую курицу, когда Максимилиан вернулся с лентами.

- Такие банды нужны?

Волков взял ленты, осмотрел их, кивнул и сказал Рохе:

- Строй людей.

Вскоре все люди были построены в четыре ряда. Хилли и Вилли стояли в первом ряду. Они единственные среди этого сброда походили на солдат. И доспех у них был, захваченный ещё в арсенале Фёренбурга, и оружие было.

Все замерли и ждали. Волков всё дело возложил на Роху, тому помогал важный Сыч. Волков сидел на бочке, вытянув больную ногу, за ним стоял Максимилиан с новым и роскошным штандартом кавалера, с тем, который подарил ему архиепископ.

- Хельмут и Вильгельм из Ланна, выходите ко мне, - командовал Роха.

Юноши переглянулись удивлённо и, придерживая тесаки на поясе, почти бегом двинулись к Рохе. Остановились около него, всё ещё не понимая, что тут происходит.

- Шапки долой! - Командовал Роха.

Молодые люди сняли шлемы, стянули подшлемники.

- Рыцарь божий и хранитель веры Иероним Фолькоф по прозвищу Инквизитор…

- И господин Эшбахта, - добавил Сыч.

- Да, и господин Эшбахта, - продолжил Роха, -  жалует вам обоим  сержантский чин.

Оба юноши открыли рты от удивления.

- Вильгельм из Ланна, подойди ко мне. - Продолжал Роха.

Вилли тут же подошёл к Скарафаджо, тот повязал ему на левую руку выше локтя банду.

- Хельмут из Ланна, подойди ко мне! - Командовал Роха дальше.

Хилли вышел, сразу протягивая Рохе руку. Роха повязал ленту и ему.

- От имени кавалера Фолькофа, господина Эшбахта, я вам присваиваю чин сержанта обоим. И будете вы сержантами среди стрелков в роте моей. - Громко сказал Скрафаджо. - Я вот, что вам скажу, - продолжил он уже тише, - не вздумайте опозорить меня и мою роту перед кавалером. Иначе вы и до первого дела у меня не доживёте, я сам вас прикончу. Идите, благодарите кавалера.

Хилли и Вилли пошли кланяться Волкову. Тот им кивнул и без особой теплоты сказал:

- Вы не радуйтесь сильно, возможно, что звания ваши преждевременны. Жалование у вас пока будет солдатское, а вот из добычи вы смеете просить порцию сержантскую. Кто-нибудь из вас грамотен?

Молодые люди переглянулись, и, глядя на их дурные физиономии, он понял, что грамоте они не учены.

- Писать, читать и считать что бы выучились. - Без всякой мягкости сказал Волков.

- Писать? - Скорчил жалобную физиономию Вилли и опять глянул на своего друга.

- Нет в учении печали, - сказал брат Семион. - Я вас выучу, добрые отроки. Не хуже других будете.

Новоиспечённые сержанты глянули на святого отца, как голодные собаки смотрят на доброго человека, что отламывает им хлеб.

- Не спускаете с этого сброда глаз. - Волков указал на людей, что всё ещё стояли в строю. - Мне нужно, что бы они научились стрелять быстро и метко. Нужно, что бы они научились быстро перезаряжать оружие, быстро выходить на позицию и быстро уходить с неё. Нужно, что бы они стали солдатами.

- Господин, мы всё… - начал Вилли.

Но кавалер жестом прервал его. Встал и пошёл, хромая, к людям:

- Ещё раз говорю тем, кто слаб и думает уйти. Уходите сейчас.

Люди стали приглядываться, некоторые наклонялись, чтобы видеть весь ряд, может, кто из ряда выйдет, но никто не вышел.

Нет, эти мерзавцы хотели делить добычу. Они ещё не понимали, куда попали.

- Хорошо, - сказал кавалер, когда так никто из строя и не вышел.

Он ещё раз отсмотрел этих людей и ни на секунду не усомнился, что кто-то из них ещё сбежит.

 

Они шли на юг, ещё утром  вошли в землю Фриннланд. Ничем эта земля не отличалась от земли Ланн, только дороги здесь были хуже. Городов тут больших не было, вокруг поля да пастбища, даже столица  Фринланада, Эвельрат, и та была, кажется, невелика, не чета ни Малену, ни Вильбургу, ни Ланну.

Шли хорошим солдатским шагом. Волков не хотел давать поблажки, но вскоре Роха подъехал к нему и сказал, что людишки приустали.

- Привал? - Удивился кавалер. - Мы только пошли.

- Они к такому шагу непривычны, горожане, лентяи. Были бы мужики, то шли бы и дальше, а эти уже едва плетутся. - Пояснял Скарафаджо.

- Ни доспеха не несут, ни оружия, ни провианта и уже на второй день марша едва плетутся?

Игнасио развёл руками, но он оказался прав. Почти тут же к квазару подошёл Вилли и сказал:

- Господин, у нас один не может идти.

Волков повернул коня и увидал одного из людей полулежащего на обочине дороги. Кавалер подъехал к нему:

- Ну, что с тобой?

- Господин… - вздыхал бледный, как полотно, человек. - Не могу больше идти.

Он после каждого слова вздыхал и держался за бок.

- Сыч, - крикнул Волков, - дай ему кусок хлеба, и пусть идёт куда хочет.

Но и это было ещё не всё, до полудня двое просили разрешения уйти, у обоих были сбиты ноги в кровь, в мясо. Башмаки были у них совсем никудышные. Сыч им тоже выдал хлеба. Когда по полудню стали на привал, людишек оставалось всего сорок семь.

Но даже на привале им не дали валяться. Новые сержанты часть людей отправили на сбор дров и готовку еды, а остальные пошли учиться стрелять.

На третий день, когда до Эвельрата оставалось пару часов пути, ещё один отказался идти. Сказал, что больше не может. Кусок хлеба и катись к чёрту.  Остальные ныли, что угробили свою обувь, но шли. Уставали, но на каждом привале и на ночёвке успевали пострелять.  Бодро расстреливая и пули, и порох. Стреляли они все ещё не очень хорошо, но Волков замечал, что в руках у них уже появилась сноровка. Люди учились быстро заряжать мушкеты и аркебузы.