Хроники Зимерии

Лунный камень

  • Хроники Зимерии
    Лунный камень
    Энди Ро
    Хроники Зимерии | Энди Ро

    Энди Ро Хроники Зимерии

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 60
Добавить в Избранное


Почему Луна стремительно приближается к Зимерии? Куда с континента пропали почти все гномы? Почему не может найти упокоение призрачный всадник? Главным героям предстоит открыть все эти тайны, а так же сразиться с лунным войском злой королевы.

Доступно:
DOC
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Хроники Зимерии» ознакомительный фрагмент книги


Хроники Зимерии


Глава IСтарые друзьяРазноцветные осенние листья кружились в воздухе, увлекаемые лёгкими дуновениями холодного октябрьского ветра. Красный кленовый лист, оторванный только что от дерева, пролетел свой короткий путь и упал прямо под ноги мальчику. Тот не стал наступать на красивый дар природы, так покорно лёгший к подошвам ботинок, а на ходу перепрыгнул через него. Мелкие капли дождя моросили с самого утра, что наводило уныние и тоску; серые свинцовые тучи, низко нависшие над городом, не внушали ничего, кроме раздражения по так быстро промчавшимся тёплым дням лета и начала осени. Именно в этот день мальчик возвращался из школы домой один. А почему? Подруга, с которой они всегда шли с занятий вместе, заболела. Сейчас она лежит дома с температурой, ест варенья и пьёт чаи, чтобы скорее поправиться и вернуться в школу. Мальчик достал из кармана мобильный телефон и прикрыл дисплей ладонью от капель дождя. «Может, стоит позвонить ей? – подумал парень. – Впрочем, она отдыхает; я не должен её беспокоить своими звонками». Мальчик сунул мобильник обратно в карман и продолжил свой путь. О чём-то задумавшись, ребёнок перестал обращать внимание на падающие под ноги разноцветные листья. Телефонный звонок оторвал его от мира грёз и воспоминаний, и мальчик быстрым движением руки извлёк мобильный из кармана, уже заранее зная, кто ему звонит.
- Привет, Вадим, - услышал он в трубке знакомый голос.
- Привет, - отозвался мальчик, перепрыгивая через лужу, возникшую на пути. – Как ты?
- Да вот болею, - слабым голосом ответила собеседница. – Можешь зайти ко мне сегодня? Если, конечно, не боишься подхватить от меня заразу, а то потом…
- Я обязательно зайду, Насть, - не дал Вадим договорить подруге. – Могу прямо сейчас придти, я как раз прохожу мимо твоего подъезда.
- Нет, давай немного попозже. У меня родители дома сейчас: пришли на обед с работы, чтобы посидеть с больной девочкой, со мной то есть. Они не разрешают никому из друзей меня навещать, боятся, что я могу кого-то заразить.
- Хорошо, я попозже зайду, - согласился мальчик.
Настя тихо «угукнула» в телефон и завершила разговор. Теперь Вадим шёл с совсем другим настроем: тучи и дождь перестали давить на него, капли дождя стали казаться приятным прохладным душем, мокрый асфальт под ногами был уже не таким угрюмым, как прежде. Придя к себе домой, мальчик поел, переоделся в более свободную одежду, отнюдь не подобающую для прилежного школьника (впрочем, Вадим никогда не был таковым) и снова вышел на улицу. Мальчик знал, что Настины родители уйдут на работу с обеденного перерыва без двадцати минут час, то есть, он как раз успеет дойти до подъезда подруги, чтобы не столкнуться с ними. Прежде чем позвонить в дверной звонок, мальчик ещё раз посмотрел на часы в телефоне, чтобы убедиться, что родители Насти уже вернулись на работу.
- Проходи, - Настя стояла в дверях в тёплых шерстяных носках и плотном длинном халате до самого пола. – Мама с папой только что ушли.
- Я их не видел, - пожал плечами мальчик.
Вадим нацепил на ноги тапочки и прошёл вслед за Настей в зал.
- Что сегодня в школе проходили? – поинтересовалась девочка. – Ты взял для меня домашнее задание?
- Ты болеешь. Какое тут может быть домашнее задание? – удивился Вадим. – Вот выздоровеешь, тогда и вернёшься за учёбу, а сейчас отдыхай и поправляйся, силы набирай.
- Не хочу отстать от остальных ребят, - поморщилась девочка, словно сама мысль об этом вызывала у неё самые неприятные чувства. – Надо заниматься.
- Это всё успеется, - ввернул Вадим. – Соланж так и не появлялась?
Настя немного вздрогнула от неожиданной перемены в разговоре. Принцесса магии не приходила в гости к детям с самого начала учебного года, когда они в последний раз побывали в Зимерии, а ведь с того момента прошло почти два месяца.
- Нет, - помотала девочка головой, зажав нос платком, - она не приходила.
- Это странно, - немного расстроено протянул Вадим. – Она ведь обещала нас часто навещать.
- Может, у неё какие-то срочные дела, вот она и не может уделять нам столько времени как раньше?
- Может быть, - пожал плечами Вадим. – Мне интересно просто, как там дела в Зимерии. В магическом мире прошло уже полтора года с тех пор как мы виделись с Граликой и остальными в последний раз. Может, в стране снова стряслась какая-то беда?
- Вряд ли, - не согласилась с другом Настя. – На континенте не могли появиться новые враги, такие как Даджибаль, Ксед и их армия. А их мы победили. Помнишь, как было здорово принимать участие во всём этом?
- Да, - согласился Вадим. – Я часто думаю обо всём, что с нами тогда приключилось. Мне не терпится снова увидеть наших друзей. Дастида и Трофер, наверное, тоже сильно соскучились по нам.
- Да. Ты помнишь, в последнюю нашу с ними встречу мы пообещали подарить им цветные фломастеры.
- Конечно, помню!
- Надо будет сдержать данное слово, - кивнула Настя. – Вот только мы не сможем этого сделать без помощи Соланж и её волшебного зеркальца.
- Она вернётся.
- Вернётся.
Дети посидели ещё немного, после чего стали прощаться до завтрашнего дня, договорившись, что мальчик навестит подругу после школы в это же время. Когда Вадим уже вышел из подъезда и пошёл под окнами дома, зазвонил мобильник. Мальчик быстро вытащил телефон и посмотрел на имя вызывающего: звонила Настя.
- Да?
- Она вернулась!
- Что?
- Соланж вернулась! Скорее, иди ко мне!
- Буду через секунду! – чуть не прокричал в трубку мальчик, быстро помчавшись назад к подъезду.
Едва оказавшись у порога двери, Вадим, тяжело дыша, потянулся к звонку, но дверь и без того отворилась.
- Соланж?! – удивился мальчик, увидев девушку, открывшую дверь.
- Именно, это я, - улыбнулась принцесса.
Мальчик обнял девушку, обхватившую его левой рукой за плечи, поскольку в правой держала большую дымящуюся кружку, и спросил:
- Почему ты так долго не появлялась? Мы всё ждали и ждали тебя, а ты словно про нас забыла.
- Ни о ком я не забыла, - отвечала черноволосая молодая девушка. – Если бы это было так, то я бы сейчас не стояла тут. Пойдём в комнату, надо отнести чай Насте.
Вадим только теперь заметил чашку в руке старшей подруги. Они прошли в зал, где на диване сидела Настя, что-то размалывая на блюдце ложкой. Девочка подняла на вошедших в комнату глаза и улыбнулась:
- Здорово, что мы снова вместе! Соланж, я приготовила порошок из трав, что ты мне дала.
- Молодец, - похвалила девушка подругу. – Теперь высыпь порошок в чашку и пусть всё это настоится пару минут. Я как раз успею рассказать вам, почему не могла появиться раньше.
Настя высыпала мелко раскрошенные сухие лепестки каких-то целебных трав в кипяток и поставила чашку на столик у дивана. Вадим подсел к подруге, и вместе они приготовились слушать рассказ принцессы магии.
- На следующий день после того как вы посетили Зимерию, я потеряла Гровера, - начала Соланж. – Думаю, вы помните моего гнома. Я провела несколько суток в его поисках, задействовала все свои магические силы, чтобы напасть на след пропажи, но так и не смогла отыскать его. Гровер был в высушенном состоянии, так что не мог придти ко мне, если он потерялся в каком-то неизвестном для меня месте. Чтобы размочить его до привычного состояния, мне пришлось бы сослать на Зимерию ливень, который просто напросто уничтожил бы все посевы и сады на континенте, так что я не стала прибегать к этому. Через неделю после его пропажи в Траубут, где я остановилась в замке Гралики, прибыла повозка с тётушкой Геруной и старым Пуллем. Старики были очень взволнованны, ведь все их гномы тоже исчезли непонятным образом.
- Но теперь они нашлись? – спросила Настя, потянувшись рукой к столику, чтобы взять чашку с целебным отваром.
Соланж показала ей жест ладонью, чтобы та не перебивала, и продолжала говорить:
- По всему континенту был объявлен розыск пропавших, или сбежавших, гномов. Удалось найти нескольких людей, сообщивших, что они видели нечто странное, а именно – маленькие катящиеся по земле шарики, которые были ничем иным, как высушенными человечками.
Дети открыли от удивления рты.
- Но что это значит? – спросил Вадим. – Как они могли передвигаться, если они были высушены?
- Я тоже долго не могла найти на это ответ, - призналась Соланж. – Целыми днями и даже неделями я пропадала у старожил всех зимерийских графств и в старых библиотеках в надежде узнать хоть какую-нибудь информацию о ранее случавшихся подобных эпизодах. Единственное, что я смогла выяснить, так это то, что гномы очень сильно подвержены влиянию Луны.
- Я помню, - вмешался в рассказ Соланж Вадим, - что кто-то, то ли Бертран, то ли Ксед, рассказывали, что гномы – это потомки Лунного народа. Когда-то, между зимерянами и лунными людьми шла война из-за того, что наследник Зимерии Асмор не захотел взять в супруги дочь лунного короля – Зигельду. Тогда Луна была ближе к земле, и на континент спустились войска. Некоторые воины не успели вернуться обратно, когда их дом стал отдаляться, так и оставшись в Зимерии.
- Да, - согласилась Соланж, - я слышала эту легенду. В ней есть огромная доля правды. Как бы то ни было, но гномы полностью подчиняются власти Луны. Я не знаю, что произошло, что лунные потомки именно сейчас начали так себя вести, но это может грозить чреватыми последствиями.
- Что ты имеешь в виду, Соланж? – Настя отхлебнула из кружки горячей травяной настойки и поморщилась. – Что гномы могут сделать?
- Когда они чувствуют влияние своего первого повелителя, коим для них является Луна, они способны вернуться к своим воинственным инстинктам. Зимерия может оказаться под угрозой.
- Но ведь на континенте было не так уж много гномов. Даже если они затеют войну против зимерян, их будет совсем легко одолеть.
- Нет, Вадим, ты ошибаешься. Те гномы, что работали на стариков Геруну и Пулля – ещё не все гномы на континенте. Огромное их количество живёт в подземных тоннелях и горных пещерах. Если они поднимутся против нас, то Зимерия снова будет в опасности, возможно, даже большей, чем при тирании Даджибаля.
- И что же ты планируешь делать? – спросила Настя девушку, при этом и Вадим и Соланж заметили, что голос девочки стал более крепким, словно горло у неё перестало болеть.
- Очевидцы бегства гномов утверждают, что человечки двигались на северо-запад, в сторону Невермора. Я думаю, что оттуда и стоит начать поиски беглецов. Вы хотите помочь мне в этом?
Дети словно только этого и ждали.
- Разумеется! – стали они убеждать её. – Мы с тобой!
Соланж рассмеялась и обняла своих маленьких храбрых друзей.
- Хорошо. Настя, как твоё горло, не болит?
- Мне гораздо лучше. Горло совсем перестало болеть, и чувствую себя совсем бодрой и сильной.
- Тогда мы можем отправляться в путь, - девушка вытащила из сумочки зеркальце и вместе с детьми подошла к окну.
В тёмном пасмурном небе не было видно ни единого просвета, чтобы вызвать Луну для открытия портала в Зимерию.
- А ну-ка, - обратилась Соланж к детям, - кто из вас помнит заклинание для расчистки неба от туч?
- Астрамла прокада дуноза, - неуверенно проговорила Настя.
Тучи стали медленно расползаться, высветив окошко с ярким голубым небом. Соланж похвалила подругу и стала вызывать на небо Луну. Едва лунный шар попал в зеркальце в золотой оправе, Вадим и Настя ухватились за этот ободок и вместе с Соланж зажмурились, поскольку знали, что сейчас будет яркая вспышка. Даже через плотно зажмуренные веки дети почувствовали яркий свет, словно блеснула молния. Когда они открыли глаза, то увидели вокруг себя деревья и поросшую жухлой травой тропу, вьющуюся меж стволов. Дети не сразу поняли, где они, но Соланж быстро вернула им способность ориентироваться на континенте.
- Обернитесь, - сказала она, - смотрите, это Греданолокосс.
Вадим и Настя оглянулись назад и увидели вход в графство, где жили их знакомые – тётя Геруна и дядя Пулль. Теперь дети вспомнили все окрестности города и тропы, по которым им пришлось путешествовать во время освобождения страны от захватчика Даджибаля и его армии. Настя спросила:
- Мы можем навестить стариков? Они ведь сейчас тут, в графстве?
- Да, они здесь. И мы навестим их, я специально перенесла вас именно сюда.
В сопровождении принцессы ребята вошли в город и направились к домику недалеко от забора – стены графства, где жила пожилая супружеская чета. Соланж постучала в дверь дома, и все они услышали шаркающие шаги. Видимо, открывать им шёл старик Пулль.
- Эхма! – выдохнул он, увидев гостей. – Вот это люди к нам пожаловали! Геруна, пойди скорее сюда! Посмотри, кого привела наша девочка!
Пока Пулль обнимал детей и Соланж, к дверям вышла и Геруна. Руки её были испачканы в муке, поскольку в тот момент, когда гости пожаловали к ним в дом, старушка занималась выпечкой. Она, как и её супруг, очень обрадовалась, увидев детей и принцессу.
- Как хорошо, что вы нас навестили! И главное, как вовремя! – старушка обняла всех. – Я как раз пеку пышки к чаю. Проходите в гостиную, не стойте в дверях.
- Спасибо, тётушка, - дети были благодарны хозяевам за столь радушный приём.
Усевшись за большим обеденным столом, на котором стоял дымящийся чайник и большое блюдо с сахарными пышками с повидлом, старики выслушали Соланж и детей, которые вызвались помочь в поиске сбежавших гномов.
- Спасибо, что вы небезучастны к их судьбе, - поблагодарила Геруна ребят и принцессу. – Без гномов мы не сможем прокормиться. Они по-прежнему работают на шахтах, мы меняем руду и уголь на необходимые товары и продукты. А без них что? Без них не будет ничего.
- Не волнуйся, Геруна, - попытался успокоить расстроенную супругу Пулль. – Если дети возьмутся за поиски, они обязательно найдут наших человечков. Эти ребята очень смышленые и ловкие, вспомни, как хорошо они справились с чужеземцами.
Геруна успокоилась, когда дети заверили, что они в самое ближайшее время примутся за поиски лунных человечков. После завтрака ребята попрощались с четой, пообещав, что будут часто сообщать им, как ведутся поиски, и отправились в Дуг. Соланж предложила пройти часть пути пешком, чтобы была возможность ещё раз обсудить пропажу человечков. Трое путников шли по узкой тропе между фруктовых садов перед графством Дуг, где они намеревались встретиться с Бертраном. Соланж рассказала детям, что кузнец работает над проектом по постройке в Зимерии нескольких порталов, чтобы можно было быстро перемещаться из одного графства в другое.
- Это было бы очень удобно, тем более сейчас, когда осваиваются новые районы континента, - закончила мысль принцесса.
- А как Бертрану удастся сделать такие порталы? Он тоже освоил какую-то магию? – поинтересовалась Настя.
Соланж объяснила:
- Не совсем так. Помните, в Сельте был колодец, способный перенести вас в Дадж, когда вы кинулись в погоню за Одиль?
- Да, она тогда пыталась отнести последнее магическое заклинание Кантера тирану. Мы ей помешали в этом, - припомнил мальчик.
- Так вот, Бертран разобрал тот колодец и извлёк оттуда нечто наподобие металлического ободка, шириной в несколько сантиметров. Этот ободок позволяет переноситься в пространстве в то место, где установлен точно такой же обруч. Бертран переплавил металл и сковал несколько обручей поменьше и потоньше, чтобы расставить их во всех графствах нашего континента. Я согласилась помочь ему в том, чтобы расставить эти ободки в графствах, поскольку со своим волшебным зеркальцем я быстро смогу расположить их по всей Зимерии.
- И ты уже сделала это? – спросила Настя.
- Нет. Бертран пока раздумывает, как следует расставить обручи, чтобы они не пересекали свои пространственные порталы. Иначе это может привести к полнейшей путанице и ничего не сработает. Он говорил, что к концу недели попытается всё закончить.
- Сегодня среда? – задумался вслух Вадим. – Значит, дня через три-четыре всё будет готово.
- Может быть и будет, - в голосе Соланж не было особой уверенности, словно она не слишком верила в план кузнеца. – Как бы то ни было, давайте лучше поговорим про гномов. Мы должны начать поиски с Невермора, возможно, что в скалистых оврагах над берегом океана есть какие-то потайные пещеры, где они и прячутся.
- Но побережье океана слишком велико, на его обследование уйдёт куча времени, - напомнила Настя.
- Надо же хоть с чего-то начать, - парировала принцесса магии. – Может, нам и не придётся вовсе осматривать побережье, едва мы выйдем к океану. Главное, найти хоть маленькую зацепку, чтобы начать следующий шаг в поисках. Сейчас мне всё представляется довольно туманным.
Соланж остановилась и вытащила из сумочки зеркало, вновь вызывая на небо Луну.
- Что-то страшное будет, - тихо прошептала она, поймав отражение лунного шара.
- Ты о чём? – не поняли дети.
Принцесса не ответила. Вадим и Настя взялись за золотую оправу зеркальца и приготовились перенестись в Дуг. Оказавшись перед старой кузницей, дети и принцесса услышали удары молота по наковальне.
- Должно быть, Бертран работает, - предположила Настя.
- Уверена, он сможет отвлечься на пару минут, чтобы встретить вас – своих старых друзей, - заверила ребят принцесса.
Соланж постучала в дверцу, лишь чтобы предупредить находящегося в ней кузнеца о своём появлении и, не дожидаясь ответа, открыла вход в кузницу. На детей повалил пар и запах пота, отчего они сразу догадались, что кузнец провёл за работой уже не один час.
- Ого! – удивился Бертран, откладывая молот и встречая гостей. – Я и не думал, что сегодня встречу вас. Соланж говорила, что приведёт вас в ближайшем времени, но что это будет именно сегодня утром, я и не догадывался.
- Бертран, ты совсем потерял счёт времени, - упрекнула с улыбкой девушка кузнеца. – Сейчас уже совсем не утро, день в самом разгаре.
- Значит, я слишком заработался, - согласился кузнец. – Я как раз заканчиваю последнюю подставку для магических обручей. Ты рассказала ребятам про колодец и волшебный ободок?
- Да, - отвечала принцесса. – И про пропажу гномов они уже тоже наслышаны. Мы как раз хотим заняться их поисками, решили прежде навестить всех друзей и заодно узнать, может, есть какие-то новости насчёт лунных человечков.
- Насчёт гномов ничего нового неизвестно, - поделился Бертран. – Во всяком случае, в Дуге никто ничего про это не слышал. Сами понимаете, - обратился кузнец уже ко всем, - человечки занимаются горными делами, а мы, дугчане, занимаемся землёй – сажаем, поливаем, выращиваем. Недавно собрали урожай, гораздо более плодотворный, чем в прошлом году, хорошая выдалась осень.
- Это всё из-за хорошего мягкого климата, - предположила Настя. – У вас очень мягкая и тёплая осень.
- Всегда такая была, - пожал плечами кузнец.
- А вот у нас, в нашем мире, сейчас очень холодно и сыро, - поддержал подругу Вадим. – Настя даже заболела.
- Я уже поправилась, - поспешно вставила девочка. – Соланж дала мне настойку из целебных трав, и я быстро вылечилась.
- Соланж хорошо разбирается в медицине, - согласился Бертран.
Принцесса не преминула замолвить словцо за себя:
- Мне передал магическую силу Кантер, а ведь он был именно лекарем.
- Куда теперь отправитесь? – поинтересовался кузнец.
- В Траубут, потом в Сельт.
- Удачной доро… - Бертран сбился, поняв, что говорит неподходящие слова, но тут же сам себя поправил, - удачного перемещения.
Дети рассмеялись, а Соланж лишь показательно наигранно надула губы.
- Да уж придётся воспользоваться зеркальцем, - подмигнула она детям, обращаясь при этом к кузнецу-великану. – Сэкономим несколько дней времени.
- Пока, Бертран! – дети попрощались с кузнецом и вышли из кузницы.
Снова проделав уже привычный ритуал с волшебным зеркалом, принцесса магии перенесла детей в Траубут. Оказавшись на выстланной камнем городской площади перед дворцом, ребята и Соланж привлекли внимание нескольких человек, выходивших из-за дворца. Прошло каких-то три месяца с того времени, как они стояли в рядах армии этой девушки, так что неудивительно, что принцесса была тотчас же узнана.
- Соланж! – народ стал обступать молодую волшебницу и её юных друзей. - Что случилось? Почему ты здесь с этими могучими воинами? Неужели начинается новая война?
Всё это было сказано абсолютно серьёзным тоном. Вадиму и Насте очень польстило, что их считают сильными и смелыми вояками. На площади стали собираться дети, которые так же были рады видеть ребят. Каждый старался пожать руку, хлопнуть по плечу, или просто дотронуться до гостей, ставших после победы над Даджибалем настоящими героями во всей Зимерии.
- Нет, никакой войны пока не ожидается, - отвечала принцесса, стараясь протиснуться через толпу к ступеням дворца и протаскивая при этом детей за собой. – Мы немного заняты, нам надо встретиться с королевой, но потом мы пообщаемся с вами.
Люди стали расступаться, давая Соланж и её друзьям дорогу к дворцу. Пройдя по светлому коридору до комнат, где когда-то Соланж преподавала детям и воинам уроки магии, Вадим и Настя остановились и заглянули внутрь. Кабинеты были пусты, одинокие запыленные столы и скамьи давно не служили никому, а шкафы с магическими книгами даже успели зарасти паутиной.
- Соланж, - немного растерялась Настя от представшего глазам вида, - неужели с нашим уходом люди перестали уделять должное внимание магии? Почему тут никто не прибирается, почему не ведутся занятия?
Соланж почувствовала себя немного виноватой перед детьми.
- Просто после битвы с Даджибалем люди были так воодушевлены, что посчитали себя сильными и непобедимыми. Если честно, то я и сама не вижу особого смысла вести занятия для людей. Каждый, кто хочет изучить то или иное заклинание идёт в библиотеку и роется в книгах. Здесь же собраны самые простые секреты, которыми я вас наделила во время обучения со всеми детьми.
Принцесса и ребята поднялись на второй этаж дворца и подошли к кабинету Гралики. Было очень тихо, ниоткуда не доносилось ни звука, и пришедшие чувствовали себя немного не к месту, словно боялись нарушить воцарившиеся в замке покой и тишину. Вадим посмотрел на девочек, стоявших в некоторой нерешительности, и толкнул двери. В кабинете было пусто.
- Где же все? – удивилась вслух Соланж. – Почему дворец пустует?
- Наверное, Гралика вышла ненадолго? – предположила Настя. – Может, подождём её немного?
- У нас нет времени ждать, - резко оборвала Соланж, но поняв, что может обидеть девочку своими словами, сбавила тон. – Я думала сегодня же отправиться к берегам Невермора.
- А что, если нам сперва побывать в Сельте, а потом снова вернуться сюда? – осенило Вадима.
- Хорошая мысль, - одобрила слова друга волшебница. – Давайте выйдем во двор, отсюда не удастся выхватить Луну в небе.
Вадим, Настя и принцесса спустились вниз и прошли в сад за дворцом. Не теряя времени, Соланж стала вызывать спутник Земли на дневное небо.
- Соланж, а ты ведь говорила нам, что через портал нельзя попасть за Холодные горы, - вспомнила Настя. – Нам пришлось пешком проделывать огромный путь вместе с кузнецами, когда мы шли в Сельт для вооружения армии союзников, помнишь?
- Конечно, помню, - отозвалась принцесса, наводя зеркальце на шар в небе. – После падения правления тирана всё встало на свои места. Я считала, что это горы мешают переноситься в Сельт, а оказалось, что Даджибаль выстроил защитный барьер против магических тоннелей, чтобы не сбивать работу своего, проложенного из Сельта в Дадж – как раз того, по которому вы попали в логово врага при погоне за Одиль.
Дети поняли, что принцесса имеет в виду, и кивнули.
- Хватайтесь-ка за зеркальце, - указала Соланж на золотую оправу.
Оказавшись в Сельте перед домом Ноэль, оставшимся точно таким же, каким они видели его в последний свой визит в северное графство, принцесса и ребята сразу увидели своих старых друзей – Дастиду и Трофера. Дети стояли перед одним из домиков за резиденцией Ноэль, откуда шла улочка к лесу перед Невермором.
- Трофер, Дастида! – Вадим и Настя бросились к ребятам и обняли их.
Дети были рады вновь встретиться. Соланж поспешила присоединиться к друзьям и разделить радость встречи с ними.
- Как долго мы вас ждали, - говорила Дастида, обводя взором прибывших ребят. – Без вас было скучно.
- Мы прибыли, как только смогли, - пояснил сложившуюся ситуацию Вадим. – Вы слышали, что куда-то исчезли все гномы с континента?
- Да, - подтвердил Трофер, - мы знаем.
- Вот именно поэтому мы и не могли прибыть в Зимерию раньше, - продолжил Вадим. – Соланж занималась поисками гномов, так что ей было немного не до нас с Настей.
- Мы собираемся начать поиски лунного народа сегодня, - Соланж попыталась вернуть нить разговора ближе к делу. – Следует начать с Невермора, поскольку очевидцы бегства лунного народа утверждают, что человечки двигались именно в направлении океана.
- Мы вам будем помогать в поисках!.. можно? – с надеждой в голосе Дастида посмотрела на принцессу магии.
- Мы как раз хотели предложить вам поучаствовать в поисках вместе с нами, - улыбнулась Соланж сельтам.
- Прежде, следует встретиться с Ноэль, - предложил Вадим. – Может, она сможет чем-то нам помочь?
- Мы сейчас же так и поступим.
- А что насчёт Гралики? – поинтересовалась Дастида, вспомнив времена, когда они всей своей компанией помогали оборонять Траубут. – Она не будет участвовать в этом с нами? Мне кажется, что королева была бы не прочь окунуться в новые приключения.
- Мы были в Траубуте, но так и не смогли встретиться с Граликой, - ответила Настя подруге. – Дворец был пуст, даже из прислуги никого не оказалось на месте.
- Это странно, - нахмурился Трофер. – Если Гралика куда-то выехала, в замке должен был бы остаться временный управляющий. Она всегда так поступала, назначая своим заместителем Стралдо.
- Мы хотим вернуться в Траубут чуть позже, может, к тому времени Гралика вновь будет во дворце.
Дети и волшебница направились к входу в дом Ноэль, которую довольно-таки давно не видели. Здесь им повезло гораздо больше, чем в палатах королевы Зимерии, непонятно куда исчезнувшей. Ноэль вышла на шум открываемой двери и радушно приняла гостей. После приветствий, Соланж рассказала властительнице сельтов, так же наслышанной о пропаже маленьких человечков, о плане по дальнейшим действиям в поисках народа Луны.
- Если вам понадобится моя помощь, то обращайтесь. Я смогу дать вам отряды людей для ведения поисков и сама с радостью приму участие в этом деле.
- Спасибо, Ноэль, но пока нам не требуется помощи, - поблагодарила Соланж давнюю знакомую. – Сама видишь, сколько нас уже набралось, - принцесса указала рукой на четверых детей.
- Да, - улыбнулась Ноэль, - с таким количеством смельчаков, готовых на самые смелые и отчаянные поступки, вы быстро решите все проблемы.
- Если за этими проблемами не стоит чего-то более серьёзного и опасного, чем простое бегство гномов, - почти согласилась Соланж с женщиной.
- Вы планируете начать поиски сегодня? – спросила Ноэль.
- Да, но прежде, побываем ещё раз в Траубуте. Мы так и не смогли встретиться с Граликой.
- Удачи вам, - на прощанье Ноэль взмахнула рукой, и прижмурилась от вспышки света.
Соланж и четверо детей стояли на вымощенной камнем городской площади Траубута перед замком Гралики, ранее принадлежавшим Зерекелю. На этот раз появление гостей не было замечено людьми графства, так что вновь прибывшие без суматохи спокойно прошли во дворец. Откуда-то доносились голоса, по всей видимости, из столовой, и гости поспешили туда. За столом сидело несколько незнакомых детям и принцессе человек, рядом так же находился и Стралдо, что-то говоривший незнакомцам. Заметив присутствие друзей, Стралдо горячо приветствовал всех, поспешно представив друзей собравшимся за столом людям.
- Знакомьтесь, эти люди – корабельные мастера из Предневерморья, они помогают нам доставить корабли для экспедиции на остров Арсло.
- Остров Арсло? – переспросил Вадим. – Очень знакомое название.
- Это тот остров посреди Невермора, на котором живут англичане, - пояснила Соланж, и дети тотчас вспомнили легенду о происхождении названия северного океана.
- А где же Гралика? – поинтересовалась Дастида у парня.
- Она занимается сбором людей, подходящих для предстоящего плавания. Вот уже целую неделю Гралика набирает матросов на шхуны, которые подготовлены этими людьми специально для нашей экспедиции.
- Какова же цель вашего плавания? – заинтересовалась принцесса.
- Арсло – это сердце Невермора, - стал объяснять Стралдо, – в последнее время на острове что-то творится, и это очень сильно сказывается на всех прибрежных зонах континента, начиная от восточных гребней Холодных гор и заканчивая у их западных склонов.
- Что же именно там происходит? – Соланж была заинтригована.
- Примерно две недели назад к нам стали обращаться жители побережья, занимающиеся рыбным промыслом. Они утверждали, что по ночам видят яркие вспышки далеко в океане, а на утро на поверхность воды всплывает много дохлой рыбы, которая совсем непригодна для пищи из-за специфического вкуса и запаха. Торговать такой рыбой просто невозможно, и это влечёт огромные денежные потери в Предневерморье. Вот Гралика и решила разобраться, что происходит в океане. Вспышки света возникают примерно там, где должен располагаться остров Арсло.
- Очень интересно, - задумчиво протянула принцесса. – Единственное, о чём следует действительно беспокоиться, так это то, как воспримут англичане появление на своей земле чужаков.
- Нас тоже заботит этот вопрос, - признался Стралдо. – Гралика надеется, что встреча пройдёт мирно, и что, возможно, удастся наладить тесные экономические связи с жителями острова. Королева вернётся в Траубут завтра утром с командой моряков, в плавание мы отправимся вечером, когда подует южный ветер.
- Мы успеем пригнать корабли к пристани в Сельте, - поддержал планы Стралдо один из корабельщиков.
- В Траубуте есть каналы до Невермора? – удивился Вадим. – Мы их не видели, когда были здесь в последний раз.
- Это наспех вырытые бассейны, соединяющие Предневерморье и океан, - ответил Стралдо. – Для тех двух шхун, на которых пойдёт экспедиция, этого вполне достаточно. Главное – погрузить на корабли провизию и самим подняться на палубу, а потом можно довериться ветрам и течению. А вы что планируете делать?
- Мы хотим разыскать пропавших лунных людей, - ответила Соланж. – Они затерялись в районе Невермора, может, кто-то из вас видел их? - принцесса обращалась к корабельщикам из Предневерморья.
Жители прибрежного района заверили принцессу, что не сталкивались с беглецами. Пообедав, корабельщики отправились на пристань за графством, где текли воды по каналам к большой воде, чтобы продолжить работу по сплаву шхун от своих деревень к Невермору.
- Они успеют сплавить корабли к завтрашнему вечеру? – спросила Дастида. – Отсюда до Невермора несколько дней пути.
- По воде путь от Предневерморья до океана занимает не более двадцати часов, благодаря хорошему течению.
- А ты тоже отправишься в плавание? – спросил Трофер парня.
- Да, разумеется! – Стралдо словно был удивлён тем, что у кого-то может возникнуть сомнение в том, что он поплывёт на остров вместе с юной королевой Зимерии.
- А кто же останется замещать отсутствующего правителя? – прищурилась Соланж. – Гралика уже решила?
- Аздел, - коротко ответил парень.
- Что ж, очень мудрый выбор, - согласились все с решением Гралики.
Попрощавшись с Стралдо, ребята и волшебница вышли в сад за дворцом и сели у фонтана.
- Как бы мне хотелось отправиться на остров вместе с экспедицией, - протянул Вадим. – Это было бы так здорово и увлекательно!
- И не говори, - поддержал друга Трофер. – Я бы тоже хотел пуститься в плавание.
- Что же, вы уже не хотите помогать мне в поисках гномов? – с лёгким укором в голосе бросила Соланж.
- Хотим, - замялся Вадим, - просто, понимаешь, плавание – это настоящее приключение, полное опасностей и интересных моментов, а поиски гномов не обернутся ничем увлекательным.
- Почему же ты так решил? – не отставала Соланж. – никогда нельзя заранее предугадать, чем обернётся то или иное действие или поступок.
- Соланж права, - вступились за принцессу девочки. – Может оказаться, что в поисках гномов мы попадём в такие передряги, по сравнению с которыми плавание на Арсло покажется скучной прогулкой, и не более того.
Ребята не стали затевать спор, но каждый, тем не менее, остался при своём мнении. Соланж предложила:
- Давайте уже отправимся к Невермору. Скоро станет смеркаться, а мы ещё не приступили к выполнению своего обещания перед стариками Геруной и Пуллем.
Слова про пожилую супружескую чету возымели эффект над мальчиками, так что они перестали конфликтовать с девчатами по поводу того, что увлекательнее. Раз уж дали слово, его надо сдержать. Солнце село за кронами деревьев за садом, и на графство легла тень, вслед за которой подкрадывался вечер. Соланж в который раз за этот день вытащила из сумочки своё волшебное зеркальце, когда-то давно подаренное ей Бертраном, получившим его от своей матери-колдуньи, и посоветовала четверым ребятам ухватиться за золотую оправу, едва сумев поймать отражение лунного шара.
Глава IIНочь над НеверморомНа горизонте виднелись лёгкие облака, окрашенные лучами заходящего солнца в красноватый цвет. Чёрные холодные воды океана отражали в себе тускнеющее небо, придавая ему ещё больше серости и мрачности – таковы были воды Невермора. Лес на океанском склоне тихо шумел, колыхая ветвями под тихими потоками тёплого приятного ветра. Как и в мире, привычном Вадиму и Насте, так и в Зимерии сейчас была осень, правда, гораздо более мягкая и тёплая.
- Что мы будем теперь делать? – спросила Дастида принцессу.
- Дождёмся ночи и посмотрим, что же за таинственные вспышки губят рыбу и наносят ущерб рыбакам. Ждать осталось недолго.
- Соланж, - обратился к волшебнице Вадим, - а что, если сегодня никаких вспышек света не будет?
- Я уверена, что что-нибудь обязательно произойдёт этой ночью,- ответила девушка, вглядываясь в горизонт за океаном. – Смотрите, вот и Луна показалась.
В наступивших сумерках из-за далёкой водной глади стал всплывать большой лунный шар.
- Почему же Луна такая огромная? – спросила Настя. – Я не замечала раньше ничего подобного.
- Это как в тот раз, когда ты показывала нам фокусы на площади. Когда мы с тобой только-только познакомились, помнишь? – обратился Вадим к принцессе.
- Да, – согласилась Соланж, - но в тот раз это была моя магия, а на этот раз – я не знаю что. Луна в самом деле стала ближе к Земле, и именно это вызвало бегство гномов. Они что-то почувствовали, возможно, чей-то призыв.
- Призыв того, кто тянет Луну к нам, сюда? – стала понимать ход вещей Дастида.
Соланж кивнула, но вряд ли кто-то из ребят смог увидеть этот короткий жест головой в наступившей темноте. Дети и волшебница смотрели на всплывавшую Луну и старались понять, кто и зачем хочет сблизить спутник с планетой.
- Давайте разожжём костёр? – предложил Трофер. – Очень уж тут мрачно.
- Это так на тебя действует неверморский воздух, - пояснила принцесса. – От холодных волн океана всегда тянет мрачностью и загадочностью.
- Это верно, - Настя потёрла себя руками, чувствуя, как по телу пробегают мурашки. – Так мы разожжём огонь?
- Да, - тихо шепнула Соланж, не отрываясь от ночного светила.
Настя и Трофер стали собирать ветки и сухую листву для розжига костра, а Вадим и Дастида попытались отвлечь старшую подругу от ночного неба.
- Мои родители говорят, что если долго смотреть на Луну, то можно сойти с ума, - мальчик потянул Соланж за руку, чтобы та отошла от края обрыва и села к разгоравшемуся костру, который развели их друзья.
- Они правы, - подтвердила Соланж, отворачиваясь от Луны. – Мои родители говорили мне то же самое, когда я была маленькой девочкой, и мы жили неподалёку от Картахены.
Дети и принцесса уселись вокруг костра, и Соланж рассказала друзьям некоторые истории из своей прошлой жизни.
- Когда мне было восемь, мы с мамой жили в маленьком городке Валье де Эскомбрерас на юге Франции. Отец в это время был в Париже, он оставил нас с мамой и отправился защищать город от немцев. Так вот, в один летний день, когда моя мама уехала наниматься работать сиделкой к одной богатой пожилой даме, я осталась дома одна. Мне быстро наскучило возиться и играть в саду; все соседские дети были увлечены игрой в войну, а мне вовсе не хотелось принимать участие в такой глупой игре с ними. Я решила пройтись вдоль побережья до Картахены, к порту. Мне всегда нравилось смотреть на работу моряков: они таскали тюки и ящики, вытягивали и складывали рыболовные сети, прежде чем пуститься в плавание. Когда к городу приходили большие лайнеры, моряки загружали продовольствие в трюмы, после чего корабли вновь уходили в море. Так вот, в тот день я планировала опять смотреть за работой весёлых моряков, которым так нравилась жизнь на побережье. После двух часов ходьбы по берегу я сильно устала и уже приготовилась лечь на склоне, чтобы смотреть за кипящей жизнью морских жителей, как заметила какую-то женщину, укутанную в яркий красивый платок. Она шла по пристани и что-то кричала на женщин и детей, провожавших своих мужей, отцов и сыновей в плавание. Это происходило примерно в сотне метров от меня, так что я не могла расслышать, что именно кричала женщина, в порту было очень шумно и суетно. Я видела, что дети смеются над её речами, а женщины прогоняют прочь. Я почти сразу поняла, что эта странная дама – цыганка. К нам в город иногда захаживали таборы кочующих цыган, и мама всегда говорила, что добра от этих людей не приходится ждать. Мне очень хотелось узнать, что же именно говорит цыганка и за что её прогоняют и насмехаются над ней. Я проследила за этой женщиной взором: она поднималась по невысокому холму от пристани к жилым домам моряков. Чтобы не потерять её из виду, я поднялась с травы и быстро побежала к удалявшейся цыганке. Она поднялась в улочку и пошла между рядами домов к полям. Я бежала, иногда останавливаясь, чтобы передохнуть, и тогда теряла женщину за сновавшими по городу людьми и повозками, забитыми большими тюками с вещами, которые везли к отплывавшему кораблю. Пробежав через весь городок, я вышла к большому полю, разбитому на фермерские участки зажиточных землевладельцев. Хотя война сделала их не столь богатыми, каковыми они были до нападения фашистов. Недалеко от деревянного забора, отделявшего одно хозяйство от другого, стоял небольшой сарайчик, и я успела заметить, что цыганка скрылась именно в нём.
- Простите, - я открыла дверцу вслед за дамой и осмотрелась в полутьме, - вы здесь?
Поначалу мне показалось, что сарай пустует, но как следует присмотревшись, я заметила колыхающуюся шторку, натянутую на леске под низеньким потолком. Отдёрнув занавесь, я увидела эту женщину. Цыганка сидела за маленьким столиком, на котором лежала старая потрёпанная колода карт. Женщина вовсе не удивилась, увидев меня. Она жестом указала мне на маленький табурет у стола, но я не решалась принять её приглашение сесть.
- У меня с собой совсем нет денег, ни одной монетки, - призналась я.
Цыганка словно не слышала, что я ей сказала, поскольку не успела я закончить свою фразу, как она стала говорить немного рассерженным тоном:
- Глупые люди…
- Простите? – не поняла я, что имеет в виду дама.
- Они не хотят верить старой Флоренс, - продолжала цыганка, имея в виду себя. – Я ведь их предупредила, пусть теперь ждут беды.
- Вы говорите о том, что было на пристани, в порте?
Цыганка не ответила. Она взяла со стола колоду карт и протянула их мне, сказав:
- Выбери карту.
Я не стала долго раздумывать и взяла одну потрёпанную бумажку из середины колоды.
- Валет червей, - протянула я карту цыганке, посмотрев на лицевую сторону.
- Валет червей часто приносит жертвы и может отказываться от личных желаний ради высокой цели тех, кто для него дорог, - произнесла цыганка, принимая от меня карту.
Какое-то время мы с ней смотрели друг на друга: её длинные чёрные с сединой волосы прядями спадали до самого пояса, выбиваясь густыми смоляными локонами из-под платка; на вид ей было лет сорок, может чуть больше.
- Дай мне свою руку, - попросила она после нескольких минут молчаливого рассматривания. – Я погадаю тебе за просто так, мне не нужны деньги.
Я протянула ладонь цыганке и та стала водить по ней своими пальцами, словно читала её как книгу. Лицо её было в тот момент очень сосредоточено, и мне даже стало немного страшно, почему она так внимательно и долго изучает мою кисть.
- Ты будешь счастлива, - наконец сказала она мне. – Не так, как остальные, но счастлива, правда.
Я не понимала, что значат её слова, мне захотелось поскорее уйти, но цыганка продолжала держать мою руку.
- Я вижу тебя в окружении большого количества людей, они все приветствуют тебя.
- Отпустите меня, пожалуйста, - попросила я, пытаясь отнять ладонь из цепкой хватки цыганки. – Мне надо домой.
- Ты не скоро попадёшь домой, - сказала женщина, глядя мне в глаза своими чёрными очами.
Мне стало жутко, я выдернула ладонь из её рук и бросилась бежать прочь, в порт, стараясь не оглядываться на бегу. За спиной мне по-прежнему слышались слова цыганки: «Ты не скоро попадёшь домой». Корабль к тому времени уже успел отчалить от пристани, но я не стала останавливаться, чтобы посмотреть на его плавание, я хотела скорее попасть домой. Оказавшись в родном городке, я как раз успела встретить свою маму. Она так и не смогла получить работу сиделки. Я не стала говорить никому о случае с цыганкой, и весь день ходила сама не своя. Мама, хоть и была немного опечалена тем, что не смогла получить работу, о которой так мечтала, заметила, что я выгляжу уныло, и спросила, что случилось и кто меня так напугал. Я наплела ей что-то, что расстроилась из-за соседских детей, которые не хотели со мной поиграть, хотя на самом деле это было вовсе не так – ребята приглашали меня поиграть в войнушку, но я сама отказалась. Ночью мне снились кошмары, будто я снова встречаюсь с той цыганкой, и она запугивает меня. Однако главный сюрприз ждал меня утром.
- Вчера немецкие бомбардировщики атаковали корабль, вышедший из Картахены, - сообщила мне мама, когда я собиралась после завтрака пойти поиграть во дворе. – Будь осторожна, пожалуйста.
Я сразу же поняла, что цыганка пыталась предупредить моряков и их родных об опасности, что они погибнут, но никто ей не поверил, напротив, женщину высмеяли и прогнали. Если она предугадала гибель экипажа торговой шхуны, значит, она не ошиблась и в предсказании для меня? Но ведь я была дома, а цыганка сказала, что я не скоро попаду домой? Я долго не могла понять, что именно имела в виду цыганка. Только теперь, по прошествии стольких лет, я поняла смысл предсказания Флоренс. Мой дом – это вовсе не Валье де Эскомбрерас, мой дом – Зимерия. Здесь я чувствую себя по-настоящему свободной и любимой, это совсем другие ощущения, чем там, в мире заводов, фабрик и ядерного оружия.
Вадим и Настя понимающе кивнули, они прекрасно знали, какая огромная разница между миром Зимерии и суровым миром безжалостных и равнодушных людей, которыми движет лишь жажда власти и наживы.
- Что самое грустное в этой истории, так это то, что на том корабле в плавание отправились отцы многих детей, с которыми я хорошо была знакома и с кем сильно дружила, с соседскими ребятами. Мне было жалко их, я сразу вспоминала ту гадалку, что знала о бомбардировке корабля, вернее, об опасности, нависшим над ним.
Трофер подбросил ещё дровишек в огонь и попросил друзей:
- Расскажите нам что-нибудь о вашем мире. Мы совсем ничего не знаем о нём. Чем он отличается от нашего?
Вадим и Настя стали рассказывать о жизни крупного мегаполиса, в котором они жили. Дастида и её друг внимательно слушали рассказ своих друзей. Соланж иногда делала кое-какие правки и замечания относительно жизни в других странах, в которых ей пришлось побывать за почти семьдесят лет странствий по Земле. Дети рассказали ребятам-сельтам о самых глобальных и решающих в своё время событиях на своей родной планете, о самых значимых достижениях в разных областях, о науке и искусстве.
- Как вы только со всем этим находите время на что-то ещё? – удивилась Дастида. – Так много всяких вещей…
- Вы себе представить не можете, как это порой надоедает, - призналась Настя. – Зимерия по сравнению с нашим миром – просто рай.
За разговорами собравшиеся перед костром не заметили, как наступила полночь. Огромный лунный шар висел над океаном, ярко освещая тёмные воды. Соланж предложила:
- Давайте-ка немного понаблюдаем, что будет там, на горизонте. Сейчас как раз самое время для вспышек над островом.
- Откуда ты знаешь? – спросил Трофер старшую девушку.
- Просто чувствую, - ответила принцесса магии.
Дети и волшебница встали от костра и подошли поближе к краю обрыва, под которым шумели волны Невермора. Было довольно тихо, не считая всплесков океана. Вдали всё так же было темно и мрачновато, не виднелось никаких вспышек, о которых говорили корабельщики из Предневерморья, располагавшегося вдоль по склону оврага в двух сутках ходьбы от сельтского побережья.
- Пока всё тихо, - шёпотом сказала Дастида, стараясь разглядеть хоть что-нибудь на горизонте, где была едва различима граница между водой и небом.
Настя широко зевнула, прикрыв рот ладонью.
- Вы устали? – обернулась к детям принцесса. – Если хотите спать, ложитесь у костра, а как начнётся что-нибудь интересное, я вас обязательно разбужу.
- Нет, мы вовсе не хотим спать, - стали уверять принцессу дети, хотя на самом деле порядком утомились.
- Как знаете, - согласилась Соланж. – Но учтите, возможно, что ждать придётся ещё долго.
Едва Соланж успела закончить фразу, как Дастида, которая стояла лицом к океану закричала:
- Смотрите скорее! Луна горит!
Ребята и девушка уставились на лунный шар, от которого стал отходить яркий пучок света, так напугавший Дастиду. Луч оторвался и быстро поплыл через тёмное небо вниз, скрывшись где-то за горизонтом, в районе острова Арсло, как предположили дети и принцесса.
- Что это такое было? – дети стали приставать с расспросами к принцессе.
- Это какие-то сигналы, - предположила девушка. – Смотрите, ещё один!
От Луны стал отходить ещё один луч, на этот раз гораздо более мощный и яркий, с красноватым оттенком. Скрывшись на горизонте, как и его предшественник, пучок света какое-то время оставлял на линии океана слабое красноватое свечение, словно зарево от пожара.
- Я уверена, это именно на острове, - поделилась соображениями Соланж. – Если лунные сигналы идут в том направлении, значит, гномы тоже где-то там.
- Что?! – удивились ребята смелому предположению подруги. – Ты правда считаешь, что лунные человечки смогли переправиться через океан на остров?
- А почему бы и нет? – пожала плечами юная волшебница, не отрывая взора от угасающего зарева. – Мы много чего не знали о гномах до их исчезновения, вполне возможно, что они легко могут преодолевать широкие водные просторы.
- Но они ведь были высушены? – высказала несогласие Настя. – Как они смогли бы плыть?
- Океаническая вода быстро размочила бы их, - парировала принцесса. – В любом случае, мы должны посоветоваться с Граликой, ведь она отправляется на остров грядущим вечером.
- Мы отправимся с ней? – мальчики с предвкушением ожидали ответ принцессы.
- Если королева позволит нам, и если на кораблях найдётся для нас место, - признала Соланж.
Дети ликовали, причём казалось, что Дастида и Настя радовались этому больше, чем мальчики, которые с самого начала хотели отправиться в плавание по Невермору. Вспышки лунного света перестали появляться, так что после нескольких минут тщетных усилий заметить ещё что-нибудь неизвестное в ночном небе, ребята и волшебница вновь вернулись к костру. Спать теперь детям совсем расхотелось, они были слишком перевозбуждены в предвкушении назревавшего водного приключения. Принцесса предложила:
- Давайте-ка ложитесь, а я вам расскажу что-нибудь, вот вы и уснёте. Нужно поспать, иначе будете вяло выглядеть, и Гралика побоится брать вас в плавание.
Дети не стали спорить с Соланж и легли на большую тёплую подстилку, которую принцесса извлекла из воздуха, прочитав нужное заклинание. Огонь согревал ребят мягким приятным теплом, тихо потрескивая угольками и раскидывая по сторонам причудливые отблески от пламени. Когда дети удобно устроились, Соланж стала рассказывать:
- Когда я стала волшебницей и начала путешествовать по миру, показывая чудеса и фокусы, меня заприметила одна итальянская труппа странствующих актёров. Это было в самом начале пятидесятых годов прошлого века, когда по Европе странствовало много бродячих артистов, лишившихся во время войны своих арен и площадей. Так вот, я тогда была одиннадцатилетней девочкой, которая на самом деле провела на свете без малого шестнадцать лет. Благодаря этому, я была очень образована для своего внешнего возраста, и многие восхищались моими познаниями в разных областях. С помощью магии в этой труппе, которой руководил синьор Трапе, я выступала как эквилибристка, фокусница, и заклинательница змей. Синьор Трапе считал меня настоящей находкой, способной принести его бродячей труппе славу на всю Европу, или даже на весь мир. С новой труппой я объездила всю западную Европу, везде нас ждали аншлаги, мы давали по пять-шесть представлений за вечер. Многие более именитые труппы хотели переманить меня к себе, обещали мне большое будущее, богатую обеспеченную жизнь. Богатые дамы, узнав, что я сирота, хотели меня удочерить и взять на воспитание, считая меня миленькой девочкой. Я отказывалась от всех предложений. Несмотря на не самые приятные условия, в которых жили все артисты Трапе, я привязалась к этому человеку. Он часто бывал груб, если кто-то из его людей не мог выполнить тот или иной трюк, он быстро выходил из себя и тогда лучше было не попадаться ему на глаза. Я всегда заступалась за своих друзей по цирковой площадке, и Трапе вновь смягчался и становился добрым. Вовсе не потому, что боялся, что я уйду к другим, или сбегу, если он меня чем-то обидит, а просто потому, что синьор тоже сильно ко мне привязался. В одно наше выступление я должна была пройти по канату, перетянутому через площадь в одном из районов Рима. На площади собралась уйма народу, все смотрели, как я готовлюсь к предстоящему хождению по ненадёжному канату, а я тем временем повторяла про себя заклинание, способное придать моему телу лёгкость, чтобы не прогибать верёвку, и равновесие. В то время как и сейчас, запрещалось использовать несовершеннолетних в таких опасных трюках, и один констебль решил арестовать Трапе за нарушение. С помоста, откуда я должна была начать трюк, я смогла разглядеть, как один из помощников толстого констебля уводит хозяина нашей труппы к участку неподалёку от торговых прилавков, расставленных вдоль площади. Сам же толстяк шёл через толпу к помосту, чтобы забрать меня. Мне вовсе не хотелось попадать в его руки, и поэтому я быстро соскочила с площадки и бросилась бежать в старый район города, где можно было легко затеряться. Конечно, мне пришлось использовать и магию, чтобы не попасться на глаза служителя закона. Весь день я провела с Серджио - своим близким другом, который, как и я, работал с труппой Трапе. Этому мальчику было лет пятнадцать, фактически, мы были с ним ровесниками, хоть он и выглядел гораздо старше меня. Его родители погибли во время войны, поэтому синьор Трапе взял его в свою труппу. Мы гуляли по городу, стараясь обходить наиболее оживлённые улицы и площади, где было много полицейских. Мы ждали вечер, чтобы попытаться выручить нашего хозяина из тюремной камеры, где его оставили до суда за бродяжничество и эксплуатацию детского труда. Когда стемнело, мы с Серджио вернулись на площадь, опустевшую с закатом солнца, и пробрались к полицейскому участку – старому одноэтажному зданию. В зарешеченном окне виднелся свет, в комнате сидел тот самый констебль, который арестовал Трапе, и ещё пара полицейских. Камеры находились в полуподвальном помещении, маленькие окошки которого были зарешёчены. Из одного такого отверстия на уровне самой земли выбивался слабый свет свечи, и мы сразу поняли, что Трапе находится там. Серджио не мог предложить никакого хоть сколько-нибудь разумного плана, поэтому мне пришлось взять всё на себя. Я попросила друга отвлечь как-нибудь полицейских, чтобы я смогла проникнуть в камеры и вытащить хозяина. Мы быстро придумали, что Серджио предстоит сделать, чтобы выманить констебля и его коллег наружу: мальчик постучался в участок и наиграно стал просить помощи, говоря, что его родителей грабят вооружённые бандиты. Я тем временем сидела в большом пустом бочонке, стоявшем у стены домика, и мне было очень смешно слышать, как легко одурачивает блюстителей закона мой друг. Когда констебль и пара его людей отправились вслед за мальчиком, я быстро отворила дверь, при помощи простого заклинания, и оказалась в участке. Найти ключи от тюремных камер не составило особого труда, так что через пять минут мы с синьором Трапе были на свободе. Едва мы с ним укрылись в тёмных закоулках площади, как появились полисмены. Они громко ругались, и из их речей было ясно, что мальчишка, то есть Серджио, обхитрил их и сумел скрыться. Мы встретились с ним лишь на следующее утро, когда Трапе и остальные его артисты поспешно ушли из города. Я спросила Серджио, почему он не ушёл, на что он мне ответил:
- Я хочу отправиться в Штаты. Говорят, что Америка – страна больших возможностей. Думаю, стоит попытать счастья.
Мне было сложно расставаться с ним, ведь я уже тогда понимала, что мы с ним вряд ли встретимся вновь. Он тайком проник на корабль, следовавший в Нью-Йорк, и навсегда пропал из моей жизни.
- И неужели вы не встречались с ним больше? – Настя была растрогана историей принцессы.
- Никогда, - грустно ответила Соланж. – Если честно, то, будучи в Штатах, я даже не пыталась его найти. Я решила, пусть он навсегда останется в моей памяти тем пятнадцатилетним подростком, которого я когда-то любила.
- Грустная история, - Дастида присела на подстилке и приобняла девушку, на которую нахлынули воспоминания далёкого детства. – А что стало с синьором Трапе?
- Он продолжал ездить по свету со своей труппой. Они побывали в Америке, в Азии. Трапе стал известным критиком и литератором, создал труды по культуре разных народов. За несколько лет до своей смерти он опубликовал автобиографическую повесть, в которой так же описал свой кратковременный арест в Риме и побег из тюрьмы. Многие из маленьких бродяг, выступающих у него, впоследствии стали настоящими профессиональными артистами цирка и эстрады. Синьор Трапе был очень хорошим воспитателем.
- Побольше бы таких добрых и отзывчивых людей, - задумчиво произнёс Вадим, перенесённый рассказом принцессы в старую Италию, от которой так веяло чем-то добрым и необычным, что мальчик видел в старых европейских комедиях.
- Мы же договорились, что вы попытаетесь уснуть, - вспомнила принцесса. – Смотрите, Настя уже прикорнула, носом клевать стала.
Девочка в самом деле чувствовала себя уставшей, поскольку плохо спала во время болезни, от которой избавилась лишь накануне утром.
- Я вовсе не сплю, - протянула Настя, широко зевая, тем самым вызвав смех у своих друзей и старшей подруги.
Дети снова улеглись на покрывало перед костром и быстро уснули, а принцесса сидела и смотрела на ночное небо, вспоминая своё далёкое детство и дорогих сердцу людей.
Глава IIIНачало путиЕдва солнце стало подниматься над лесом на краю оврага перед Невермором, как Соланж начала будить детей. Ребята плохо выспались, поскольку допоздна ночью слушали истории принцессы, и не хотели сразу подниматься. Волшебнице удалось кое-как поставить друзей на ноги.
- Зачем вставать в такую рань? – ворчали дети. – Мы могли бы ещё поспать и никуда не торопиться.
- Разве вы забыли, что мы хотели пуститься в плавание, если Гралика разрешит нам сопровождать её? – напомнила девушка.
Дети сразу вспомнили, что ночью вызвало у них бурную радость, и настроение от этого приподнялось, а усталость как рукой сняло.
- Можем пройти к порту, это чуть выше по берегу, а там спуститься по склону и дождаться, когда причалят корабли из Предневерморья, - предложила Соланж.
- Хорошо, - согласились все ребята.
Дети и принцесса пошли вдоль склона в сторону прибрежного порта, куда корабельщики должны были пригнать корабли по каналам, выходящим в океан ещё чуть выше Сельта. Путь до пристани занял примерно полчаса. Ребята спустились по пологому склону к причалу и стали ждать корабельщиков с их посудинами. Когда солнце поднялось довольно высоко и его стало видно из-за вершины холма, за которым в паре часов ходьбы и лежал северный город, о левую от ребят сторону берега показались пара больших деревянных кораблей: паруса их были почти спущены, чтобы не проскочить порт. Причалившие судна встали на якоря, и мастера, прибывшие в графство, стали протягивать трапы к причалу, чтобы сойти на берег.
- Вот, мы пригнали корабли, как и обещали. Королева прибудет позже с матросами.
- Спасибо, - поблагодарила Соланж предневерморца, - мы подождём их.
Дети были немного утомлены долгим ожиданием королевы Гралики. Когда солнце стояло уже в зените, собираясь начать плавное движение вниз по небу, приближая тем самым вечер, из-за холма показались повозки, набитые множеством тюков, вслед за которыми на коне появилась и сама королева. Гралика увидела своих давних друзей, помогавших ей во время битвы за Траубут, и во весь опор помчалась к ним.
- Как я по вам скучала, - говорила девушка, обнимая детей и Соланж. – Я очень рада, что вы прибыли сюда.
Пока на пристани собирались матросы, шедшие следом за своей королевой, дети успели рассказать ей всё, что с ними произошло, и что они видели. Соланж с радостью согласилась взять всех их с собой в плавание к острову Арсло, предупредив, однако, что не может ручаться, что англичане, населяющие океанический остров, дружелюбно настроены к беседе с незваными гостями.
- Мы понимаем это, - заверил Вадим девушку. – Я уверен, что всё пройдёт как нельзя лучше. Англичане очень миролюбивы, они не станут гнать нас с острова, если поймут, что мы пришли с благими намерениями.
- Надеюсь, что именно так всё и будет, - загадала Гралика.
На коне к группе ребят, разговаривавших с королевой, подскакал Стралдо, замыкавший процессию матросов.
- Вот мы все и встретились, - он удовлетворённо потёр руки. – Давайте заносить тюки в трюм, нам понадобится много продовольствия, да и одежда тоже пригодится. Мы много всего с собой привезли, - Стралдо указал рукой на повозки, до отказа набитые провизией и мешками с одеждой.
- Этого вполне должно хватить, - предположил Трофер, - мы ведь не на всю жизнь покидаем свою страну.
- Неизвестно, как долго будет длиться наше плавание, - ответила Гралика. – Дело в том, что у нас нет никакой карты, где бы был отмечен остров Арсло. До него ещё никто не добирался, во всяком случае, за последние столетия.
- Значит, мы будем первыми, - уверенным тоном заявила Дастида.
- Если удастся добраться до туда, то да, - не разделила оптимизма подруги королева.
Когда все вещи были погружены на корабли, команда стала подниматься на борт. Гралика, Соланж и дети сели на одно судно. Королева назначила главным на втором корабле Стралдо, который ни разу не подводил её за всё время правления страной. Корабельщики из Предневерморья проводили корабли, проплыв на шлюпках за ними пару сотен метров, после чего отправились по каналам к себе. Солнце начинало садиться, словно погружаясь в океан, окрашивая воду в красный цвет.
***
Вадим открыл глаза и потянулся. Темнота. «Интересно, - сразу подумал мальчик, - где это я?» Почти сразу в память вернулись все те события, которые происходили накануне: ночь над Невермором, встреча с королевой Граликой, отплытие на корабле. Мальчик подождал, пока глаза адаптировались к темноте и немного огляделся: в каюте стояло несколько коек, на которых мирно спали его друзья и ещё несколько матросов, очевидно, их смена на палубе начиналась позже. Мальчик осторожно вышел из каюты, чтобы никого не разбудить, и по тёмной лесенке поднялся наверх, на палубу. Первое, что он увидел – звёзды, бисером рассыпавшиеся по всему небосклону; Луны пока не было видно, но и от того количества звёзд на небе было довольно светло. Вадим прошёл мимо матросов, закреплявших какие-то канаты, и подошёл к старому боцману, сидевшему на небольшой лавке, покуривая трубку. «У них даже табак есть», - с удивлением подумал мальчик, а вслух спросил:
- Не скажете, который час?
- Полдесятого, - ответил старый моряк, посмотрев на небо.
- Вы по звёздам определили? – поразился мальчик.
Боцман кивнул и протянул мальчику ладонь для рукопожатия.
- Град, - представился он.
Вадим пожал руку и ответил:
- А я Вадим.
Мальчик сел рядом на скамью и всмотрелся вдаль, по направлению плавания. Волны бились о борт корабля, слегка покачивая его, но морской болезни мальчик никогда не испытывал и не боялся открытой воды.
- А правда, что за последние сотни лет никто так и не добирался до острова Арсло?
Град вынул трубку из зубов и усмехнулся:
- Были смельчаки, которые отваживались на это, но после плавания их никто не встречал. Они пропадали навсегда.
Вадим был заинтересован:
- А почему же тогда вы согласились отправиться в такое опасное путешествие?
- Я уже стар. На суше мне делать нечего.
- А что именно за опасности могут нас ждать в океане, помимо шторма?
Боцман сделал затяжку и, выпуская дым, ответил:
- Водоворот, или морские хищники: акулы, электрические угри и прочие твари.
- А вы когда-нибудь с ними сталкивались? С хищниками.
- Было дело, - охотно стал рассказывать боцман, который давно никому не жаловался на тяжёлую жизнь моряка. – Порой, выходишь в море на лодке, и тебя окружают эти самые, с плавниками.
- Акулы, - подсказал Вадим, решив, что старик просто забыл название морских хищников.
- Они самые, - кивнул Град. – Так вот, окружат они твою лодку и норовят вынырнуть да цапнуть за руку или за ногу. Когда-то давно, когда я ещё был молодым, вышел я в море один, решил наловить рыбы. Погода тогда стояла просто отличная: солнце, тишь да гладь. Просидел до самого вечера с сетями и удочками, наловил полную лодку разной рыбёшки, пора бы и домой, думаю. Сел за вёсла, и тут, откуда ни возьмись, акулы. Выбили из рук вёсла, унесло их далеко – не достать. Всё, думаю, пропал ты, Град.
Старик на какое-то время замолчал, затягиваясь трубкой в сильной задумчивости.
- Что же вас спасло? – вернул его к рассказу мальчик.
Боцман снова вытащил изо рта мундштук и продолжил, словно и не останавливался:
- Я взял сети, накинул их на крупную акулу, так, чтобы та не могла выплыть, но могла шевелить плавниками да хвостом, и стал кидать самую живенькую и жирную рыбёшку за сетью, чтобы мой акулёныш плыл за ней и двигал мою лодку, сеть-то я к корме привязал.
- Здорово вы это, - понравился Вадиму рассказ бывалого моряка. – И чем же всё кончилось?
- Так я и добрался до берега. Акулу, в знак своей благодарности да почёта, отпустил в океан.
К Вадиму со спины подошли Трофер и Настя. Мальчик представил боцману своих друзей, и все ребята стали слушать рассказы Града о его морских приключениях.
- Бывал я так же и в Алтилимайских водах, они во много крат спокойнее чёрной воды, да и акул там поменьше - неподходящие условия для них.
- Расскажите что-нибудь ещё, - попросила Настя.
- Что же вам ещё сказать? – в задумчивости Град взялся за трубку и стал подносить ко рту, но, что-то вспомнив, облизал языком иссохшиеся губы и опустил мундштук на лавку. – Когда-то давно, лет триста назад, когда я был молод и силён, я нанялся на шхуну одного влиятельного торговца. Он промышлял тем, что перевозил грузы и товары по океану из северной части континента на юг, и наоборот. Так вот, плыть нам предстояло через узкое ущелье на западной стороне Холодных гор, поскольку это сократило бы время пути на десять-двенадцать часов, ведь именно быстротой доставки славился торговец, звали его Смарлид. Он плыл на той же шхуне, на которой посчастливилось отправиться и мне, всего же в нашем караване было три корабля, до отказа нагруженных всякими товарами. Матросов на суднах было совсем немного, лишь самые крепкие парни, чтобы быстро разгрузить корабли по прибытии в порт. Мы отправлялись в южные земли, за самые Каураны. Через день плавания мы подошли к этому узкому ущелью, чуть шире бортов наших шхун. Помимо меня и Смарлида на корабле было трое матросов. Мы пытались убедить хозяина, что провести наши посудины через столь узкие скалы будет невозможно, что у кораблей слишком большая осадка, так что самая широкая их бортовая часть – верхняя, непременно застрянет в скалах. Разумеется, что этот плут даже слушать нас не стал. Он так дорожил своей репутацией самого быстрого доставщика грузов, что не захотел пожертвовать теми несколькими часами, которые бы у нас ушли, чтобы оплыть скалистое ущелье. Как мы между собой, матросами, предполагали, так оно и вышло. Наш корабль шёл первым, он застрял средней своей частью, да так сильно, что никакой ветер и отлив воды не смог вытащить нас из горной ловушки. Смарлид был вне себя от гнева, он во всём обвинял нас, кричал с пеной у рта, что мы погубим его репутацию, что люди будут нанимать кого-нибудь другого, чтобы отвезти свои посылки родным и друзьям, или получить заказанные грузы. Знаете, как нам всё это тогда осточертело?
Моряк замолчал, раскуривая чуть дымившую трубку, чтобы она совсем не погасла. Дети не выдержали минутного молчания и чуть ли не хором кинули старому боцману вопрос:
- Что же было дальше?
- Акулы в тот день хорошо пообедали, - сухо ответил старик, выпуская изо рта облако табачного дыма и искоса покосившись на слушателей.
От такого неожиданного пугающего окончания истории ребята почувствовали, как холодок пробежался у них по спине. Неужели морские законы и устои Зимерии настолько суровы? Или это только единичный случай? Как бы то ни было, скармливать неугодных ворчунов акулам – не самый лучший выход. Именно такие выводы сделали ребята. За спиной послышались лёгкие шаги, заставившие ребят ещё раз вздрогнуть и обернуться.
- Вот вы где все, - Дастида широко зевнула; она ещё не успела целиком отойти ото сна, так что не заметила присутствия старого матроса в их компании. – Какие есть мысли? О чём болтаете?
- Мы слушаем истории этого старого моряка, - ответил ей Трофер, указывая на боцмана. – Знакомься, его зовут Град. Град, это Дастида.
Где-то на середине палубы, перед помостом на верхнюю платформу корабля, стали слышны громкие переговоры женского и мужского голосов, причём говорили явно на повышенных тонах.
- Что ещё происходит? – раздражённо заворчал Град, поднимаясь со скамьи. – Не успели выйти в море, а уже бунт начинается, - старик рассмеялся громким противным смехом, отчего дети поморщились.
- По-моему, это голос Гралики, - тихо сказала Настя. – Пошлите-ка и мы посмотрим, что там происходит.
Дети отправились по пятам за старым боцманом, не спеша бредущим к мачтам корабля, откуда доносился шум. Ещё несколько матросов присоединились к ним и шагали за боцманом. Луна хорошо освещала палубу корабля, так что дети и их сопровождавшие сразу поняли, что случилось, едва увидев королеву Гралику, склонившуюся над бортом корабля и вглядывающуюся вниз.
- Скорее, помогите мне! – обернулась она к матросам. – Человек за бортом!
Услышав это, матросы бросились к борту корабля и кинули лёгкий спасательный круг, принесённый одним из моряков из каюты. В тени корабля, где находился в воде человек, разобрать утопающего было невозможно. Лишь по голосу дети и моряки определили, что это был какой-то мужчина.
- Он что, свалился за борт? – спрашивали дети королеву, не понимая, как произошло, что человек оказался за бортом.
- Нет, - неуверенно отвечала Гралика, сама находясь в недоумении, - по-моему, он не из нашей команды.
Втащив утопающего на палубу корабля, моряки склонились над ним: человек стал впадать в бессознание и вскоре отключился. Откачав из его лёгких воду, двое матросов отнесли его в каюту и уложили на койку, чтобы дать тому прийти в себя. Соланж уже успела присоединиться к детям, и теперь они вшестером сидели рядом с незнакомцем, спасённым из океана. Все остальные матросы и старый боцман ушли, чтобы не мешать принцессе, которая стала при помощи простой магии помогать незнакомцу очнуться.
- Кхе-кхе-кхе… - человек выплюнул из лёгких остатки воды и в полутьме каюты, освещаемой одной большой свечой, осмотрелся по сторонам. – Где я? – спросил он, уставившись на детей и девушек.
- Вы на корабле, - ответила Соланж. – Скажите, кто вы и что делали в открытом океане?
- Моё имя Тор, - ответил незнакомец, - я сбежал с пиратского судна, это было ещё пару дней назад, насколько я могу сейчас ориентироваться во времени.
И принцесса, и Гралика, и дети были очень поражены услышанным.
- В Неверморе плавают пираты? – стала расспрашивать Тора Соланж. – Расскажите нам о них.
- Примерно неделю назад я вышел в плавание на своей лодке, чтобы наловить рыбы. Поднялся сильный шторм, и меня унесло далеко в океан. Там меня подобрала пиратская шхуна «Мёртвый Джек». Меня удерживали в клетке, собирались отвезти своему покровителю – Краусу. Пару дней назад мне удалось сбежать; мне пришлось прыгнуть прямо в океан и спасаться, доверившись бурным водам Невермора.
- Вы, должно быть, устали? – Гралика понимающе посмотрела в лицо человека: тёмная щетина, набухшая от долгого нахождения в воде кожа, синие от холода губы – всё говорило о том, что тор очень утомился.
- Очень, - признался спасённый. – Но ещё больше мне хочется есть. Пираты не кормили меня. И ещё, есть ли у вас пресная вода?
- Я принесу вам поесть, - вызвалась Соланж.
Принцесса вышла из каюты и пошла в трюмы, наполненные продовольствием, оставив королеву и детей наедине с Тором.
- Скажите, - поинтересовалась Настя у мужчины, - а эти пираты, они очень злые? Что будет, если они решат напасть на нас? Их много?
Тор собрал силы, чтобы ответить на все посыпавшиеся на него вопросы и начал говорить:
- У пиратов с «Мёртвого Джека» есть определённые цели. Их мало интересуют обычные корабли, везущие провизию или рыбу на продажу. Пираты ищут в море либо богатые торговые караваны, либо берут в плен людей, которые затем работают на Крауса – покровителя пиратов.
- А кто такой этот Краус? Почему никто не заставит его прекратить все свои пиратские штучки? – поинтересовалась Дастида. – Неужели люди не могут собраться и прогнать или уничтожить такого изверга?
- Вы не понимаете, - хило усмехнулся Тор, - Краус – очень влиятельный человек. Он – практически правая рука короля острова Арсло – Джерома Благого.
Дети ещё больше удивились сказанному Тором.
- Неужели вы с острова Арсло?
- Ну да, - ответил Тор, - я думал, что вы уже догадались об этом сами.
В этот момент в каюту вновь вошла Соланж, неся в руках пакет с едой для мужчины.
- Соланж, - обратилась Гралика взволнованным тоном к подруге, - Тор с острова Арсло.
Соланж понимающе кивнула, ответив:
- Я почти сразу догадалась об этом. Вы ведь часто бываете тут, в Зимерии? – обратилась она к человеку.
- Верно, - удивился в свою очередь Тор, - а как вы догадались?
- У вас очень хороший язык, почти без акцента.
- Да, я часто раньше плавал с королём Джеромом к берегам Зимерии. Это было пару сотен лет назад.
- Но почему никто из Зимерян не говорит о посещении нашего континента англичанами? – удивилась Гралика.
- Об этом мало кто знает, - пожал плечами Тор, откусывая пышную булку с повидлом и запивая её водой из фляжки. – Мы плавали на юг континента, поскольку север был тогда слабо населён.
- Это правда, - подтвердила Гралика, - север стали осваивать немногим позже. Там и сейчас-то лишь один крупный город – Сельт, который не так сильно заселён, а раньше было ещё хуже.
- Вы сказали, что Краус – покровитель пиратов – правая рука короля Джерома. Неужели англичане столь воинственны? – забеспокоился Вадим за судьбу всей экспедиции на остров.
- Нет, что вы! – поспешно заверил Тор детей и девушек. – Наш король сам не одобряет то, что творит Краус.
- Так почему же он не положит всему этому конец? – недоумевала Гралика.
- Дело в том, что Краус был помощником ещё отца Джерома – Дерека Светлого. Вот нынешний король и смотрит на всё через пальцы, позволяя Краусу пиратствовать на Неверморе. В остальном же наш народ очень радушен. Я уверен, что вашу экспедицию очень хорошо примут на острове.
- Если мы не будем схвачены пиратами Крауса и сможем добраться до острова, - кивнула Соланж с лёгкой издевкой. – Неужели Джером не может понять, что пиратство – это огромное преступление, позорящее ваш народ и подрывающее доверие соседей.
- Всё так, - согласился Тор, - но что я могу сделать? Теперь, когда я сам бежал из плена пиратов, я осознаю, какой огромный вред это наносит для страны. Если бы Краус был чуть более человечным и не поощрял пиратов на похищение людей, то Арсло был бы просто райским местом.
Тор поел и вдоволь напился чистой холодной воды.
- Я устал, давайте утром продолжим, я чувствую, как веки сами собой захлопываются.
- Спите, - Соланж поплотнее укрыла его одеялом и показала детям знак, чтобы те не шумели и не будили Тора, уже мирно похрапывающего.
Выйдя из каюты наверх, вновь под ночное небо, дети и принцесса пошли к лавке, где ранее познакомились со старым боцманом. Старика уже не было на месте, так что ребята уселись в тесноте на скамью и стали обсуждать всё то, что сообщил им Тор.
- Как вы думаете, что будет, если пираты нападут на нас? – обеспокоенным тоном спросила Настя. – Они легко одолеют нас и возьмут в плен, ведь так?
- Успокойся, - ответила Соланж, - вы же не зря обучались магии. Пара заклинаний, и никакие пираты вам не будут страшны.
- Ты права, Соланж, - успокоилась девочка. – Мы сильнее пиратов уже благодаря только самому простому волшебству. Кстати, ты не могла бы нас наделить умением в идеале говорить по-английски?
- А что, вы в школе разве не проходите этот предмет? – улыбнулась принцесса.
- Проходим, разумеется, но без магии всё же не обойтись, - стал просить и Вадим.
- А как ваши успехи с французским? Что говорили родители или учителя по поводу того, что вы так хорошо владеете языком?
- Учителя просто не понимают, как за такой короткий срок нам удалось так хорошо поднатаскаться во французском языке, а родители ничего об этом не знают. Вряд ли они поверят, что нам удалось выучить иностранный язык, просидев несколько часов в Интернете за скучными самоучителями по языкам.
- О чём вы вообще говорите? – Дастида и Трофер ничего не понимали из речей своих друзей. – Что такое Интернет? Что за самоучители?
- Не стоит забивать себе голову этим, поверьте, – предупредила Настя.
Дети пожали плечами и встали в очередь перед принцессой, чтобы та наделила их чистым владением языка англичан с острова Арсло.
- Готово, - произнесла Соланж, немного поманипулировав ладонями на затылках ребят.
Дастида о чём-то задумалась и через минуту спросила:
- Соланж, а почему мы не можем перенестись на остров при помощи твоего волшебного зеркальца?
- Зеркало может перенести нас только туда, где мы уже бывали, или хотя бы видели это место своими глазами.
- Но мы ведь видели, где примерно находится Арсло с холма перед Невермором? – не отступала Дастида.
- Нет, - покачала головой принцесса магии, - ничего из этого не выйдет. Вы думаете, что я не пыталась попасть таким образом на остров? Это было одно из моих самых первых желаний, едва я узнала про остров в Неверморе, но у меня ничего не вышло, и только тогда я поинтересовалась у Бертрана о принципе работы зеркала его матушки-колдуньи.
- Жаль, - согласилась Настя с идеей подруги, - так бы мы сэкономили кучу времени.
- Но ведь плавание гораздо интереснее, чем мгновенное путешествие, - запротестовал Вадим, - согласитесь.
- Вадим прав, - поддержал Трофер. – Так бы мы не увидели водных простор, не встретили бы всех тех людей, с кем уже познакомились во время плавания. Да и вообще, мне лично нравится чувствовать себя настоящим морским волком.
Все рассмеялись оттого, каким тоном произнёс мальчик последнюю фразу.
- Ну-ну, волки вы мои, - Соланж приобняла всех своих друзей, - поздно уже, вам спать надо идти. И смотрите не разбудите Тора.
Дети, хоть и выспавшиеся после отправления кораблей из порта накануне вечером, не стали спорить с принцессой и пошли в каюту. Гралика и Соланж остались на палубе, сидеть на скамейке и смотреть за действиями команды, иногда сновавшей мимо них на капитанский мостик и обратно, и болтать обо всём, что их волновало. Второй корабль, шедший позади шхуны королевы, был слабо виден в лёгком тумане от океанской воды и ночного мрака. Силуэты его прочерчивались лишь тонкими линиями, едва различимыми, но присутствие даже этого неясного облика позади добавляло некоторую уверенность, как детям с принцессой магии и королевой, так и всем матросам на судне.
***
Утро на Неверморе началось гораздо раньше, чем на континенте, которого уже не было видно с кораблей. Едва красный шар всплыл над поверхностью воды, как двое детей уже не спали: Вадим и Трофер проснулись раньше девочек и тихо вышли на палубу, где в столь ранний час было лишь три-четыре моряка, следившими за курсом корабля. Один из моряков держал с собой большой лист бумаги и чернильницу с пером.
- Что вы делаете? – спросили его мальчики.
- Я хочу составить карту места положения острова, - отвечал им моряк.
- Но мы ведь ещё не приплыли, как же вы узнаете, где стоит поместить на бумаге остров?
- Всё не так уж сложно, - отвечал картограф. – По положению звёзд вчера и сегодня я рассчитаю примерное расстояние, которое мы проплыли, а учитывая скорость хода корабля, я составлю правильный масштаб для карты, а уже потом нанесу Арсло, когда смогу обследовать его берега.
- Понятно, - мальчики мало что поняли из рассказа моряка с картой, но не хотели его долго отвлекать от такой важной работы, поэтому поспешили уйти.
Второй корабль, на котором главным был назначен Стралдо – помощник королевы, за ночь немного отстал от шхуны, на которой были дети, и теперь, в лучах восходящего солнца, смотрелся где-то вдали небольшим пятнышком.
- Как бы они нас не потеряли, - сказал Вадим Троферу, кивая в сторону корабля позади.
- Ничего, успеют, догонят нас, - Трофер не стал придавать этому никакого значения.
На палубу поднялись ещё пара матросов, очевидно, после короткого сна.
- А как долго нам ещё плыть? – спросил Трофер одного из них. – Я знаю, что никто ещё не плавал до острова, но хотелось бы знать, хотя бы примерно, как долго нам ещё бороздить по океану.
- Плавание только-только началось, - недовольно ответил моряк, широко зевая, - а вы уже плакать начинаете.
Мальчиков очень оскорбило подобное замечание. Они защитили Зимерию от опаснейшего врага – Даджибаля, овладели множеством магических заклинаний, пережили уйму опасных приключений по всему континенту, и тут их смеют так вот оскорблять? Ну уж нет!
- Мы и не плачем, - Трофер посмотрел в глаза моряку и тот, не выдержав напора, опустил свой взор. – Просто ответьте.
- Я не знаю, - тихо признался моряк и поспешно ушёл на носовую часть палубы корабля.
- Что же нам делать? – спросил друга Вадим. – Жаль, что Тор ещё спит, мы могли бы расспросить его побольше о пиратах.
- Зачем нам это? – не понял мальчик. – Я считаю, что лучше нам с ними вовсе не сталкиваться.
- Да я и не спорю, - поспешно заверил друга Вадим, - просто мне всегда были интересны истории про всяких морских пиратов. Ну, знаешь, таких как Джек Воробей…
- Никогда ничего не слышал о таком пирате, - задумчиво протянул Трофер. – Хотя… Пиратская шхуна, с которой сбежал Тор, называлась именно «Мёртвый Джек». Может, в честь того самого Воробья?
- Нет, - отрицательно покачал головой мальчик, - Джек Воробей вымышленный персонаж.
На палубу из каюты поднялась Соланж, она выглядела бодрой и отдохнувшей.
- Что не спите в такую рань?
- Выспались, - ответил Трофер девушке, говоря и за себя и за Вадима. – Соланж, скажи, что мы будем делать дальше?
- Что ты имеешь в виду? – принцесса не поняла вопрос мальчика.
- Когда прибудем на остров, - пояснил ребёнок, - что мы будем тогда делать?
- Мы попытаемся найти наших гномов, или хотя бы просто их следы. До прибытия на Арсло ещё есть много времени, так что не стоит пока забивать себе этим голову.
Дети и принцесса подошли к борту корабля и всмотрелись вниз, в воду.
- Какой Невермор всё-таки мрачный, правда? – поделилась мыслями вслух Соланж. – Что вам навевают эти унылые блики на поверхности воды?
- Мне почему-то кажется, что там, под водой, полно всяких жутких тайн и загадок, - признался Вадим. – Именно тайны делают Невермор мрачным океаном.
- Я чувствую то же самое, - присоединился к мнению друга Трофер. – Я очень беспокоюсь, как бы не разыгралась буря, которая проглотит нас и навсегда похоронит в пучинах вод.
- Тем самым сделав океан ещё более таинственным и загадочным, мрачным и пугающим? – посмотрела Соланж на ребят, те молча кивнули.
На плечи ребятам опустились руки, отчего они вздрогнули и резко обернулись: позади них стояли Дастида и Настя.
- Что вы нашли такого интересного там, за бортом? – поинтересовалась Дастида, выглядывая вниз, в воду, куда так пристально перед этим смотрели мальчики и принцесса.
- Ещё один утопающий? – Настя тоже выглянула за борт, но не обнаружила там ничего, что могло бы её заинтересовать.
- Тор ещё спит? – мальчики не оценили своеобразный юмор девчат.
- Да, - ответила Дастида, посмотрев на лица унылых ребят. – Что с вами такое случилось? Соланж, почему вы такие грустные?
- Вовсе мы не грустные, - ответил подруге Трофер.
В это время к ребятам присоединилась и королева Гралика.
- Всем доброе утро, - приветствовала девушка друзей.
- Доброе, – отвечали дети и принцесса.
На палубе стало скапливаться всё больше моряков, выходивших из своих тесных комнаток рядом с трюмами, где было влажно, холодно и сыро. Солнце стало подниматься выше, пригревая палубу уже ярким белым светом, отчего Невермор стал чуть-чуть светлее.
- Смотрите, - Гралика указала рукой далеко вперёд, на линию горизонта, - видите, там тоненькие серые полосы, чуть выше воды?
- Да, - присмотрелись ребята к горизонту, - и что это такое?
- Это тучи, - ответила королева, - и они не принесут ничего хорошего. Напротив, к вечеру должен разыграться сильный шторм. Чувствуете, ветер уже стал крепчать?
Дети и в самом деле ощутили, что их обдувает прохладный ветер, заметно усилившийся по сравнению с тем, какой был накануне ночью.
- Вот именно этого я и боялся, - тихо прошептал Трофер, поёжившись.