103

Сергей Чевычелов

Представления о потустороннем мире хеттов, мандеев и древних египтян

  • Представления о потустороннем мире хеттов, мандеев и древних египтян | Сергей Чевычелов

    Сергей Чевычелов Представления о потустороннем мире хеттов, мандеев и древних египтян

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине.

Аннотация

Потусторонний мир душ, духов и святых появился в сознании людей задолго до появления письменности, то есть до тех текстов, которые анализируются в этой книге. Так, в докерамическом неолитическом пункте Бейсамум возле Эйнана найдены два черепа с глиняными масками, изображающими лица покойных (17 000 – 10 000 лет до н.э.). Он и сейчас, этот мир, такой же как был 10 тысяч лет тому назад – а как может измениться загробный мир, удел которого вечность, мир, где нет времени и пространства, мир, который не делится на ереси, секты и конфессии, и откуда пока ещё никто не возвращался?


Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги

Представления о потустороннем мире хеттов, мандеев и древних египтян

Экспедиция под руководством Г. Винклера при раскопках в Богазкёе (Турция, 150 км восточнее Анкары) на месте столицы Хеттского государства, города Хаттусы, обнаружила хеттские клинописные таблички. Тексты написаны были как на индоевропейских языках хеттском, лувийском, палайском, так и на языках сино- и северо-кавказской группы (хаттский, хурритский). Большую часть хеттских клинописных текстов, которые датируются XVII-XII веками, составляет описание хеттских «царских» ритуалов. Хеттские тексты принадлежат к числу самых древних письменных памятников, в содержании которых еще отсутствует разделение на миф и ритуал. Особое значение в хеттской традиции имели празднества (фестивали), которые происходили регулярно и циклически в столице Хаттусе и в других городах страны. Эти праздники были «царскими», так как главными участниками их были царь и царица, и часто царевич. Характерной чертой некоторых таких ритуалов являлось участие в них наряду с хаттскими и хеттскими божествами также хурритских богов. Царские сезонные праздники-ритуалы – антахшум, нунтариясха, вуруллий, хассумас и килам - записаны по-хеттски. Только два из них, антахшум и нунтариясха, считаются хаттско-хеттскими, остальные, возможно, полностью заимствованы у хаттов. Вместе с тем эти праздники и ритуалы из них могли быть заимствованы иудеями у хеттов в том случае, если последние каким-то образом попали в область, впоследствии заселенную иудеями и обосновались там. И Танах четко указывает в довольно раннем источнике (Бемидбар 13:29), что хетты жили в горах, хананеи — у моря и Иордана, а амаликитяне — на юге страны. Как известно, позже израильтяне переправились через Иордан и обосновались в той самой горной местности, которая указана в Бемидбар 13:29 как область расселения хеттов. Э. Форрер, как представляется, нашел ответ на вопрос, каким путем хетты из страны Хатти оказались в горах будущей Иудеи? На одной из глиняных табличек он прочитал:
«Когда бог Грозы Хатти привел людей Курустаммы в Египет, и бог Грозы Хатти связал их [Здесь, вероятно, имеется в виду народ Египта] договором с народом Хатти, и они были приведены к присяге богом Грозы Хатти, и тем самым народ Хатти и народ Египта были связаны
_______________________________________________________________
4
клятой, данной богу Грозы Хатти; и тогда народ Хатти переметнулся и тут же, сразу нарушил клятву, данную богу, и мой отец послал пехоту и колесницы, и они вторглись в пограничную землю Амка [Сейчас это долина Бекаа между Ливаном и Антиливаном], и снова он послал их, и снова они вторглись…» [Цитируется по Хетты (О.Р. Герни, 1987)].
Таким образом, жители города Курустаммы на севере или северо-востоке хеттского царства переселились на территорию, подвластную Египту, и обосновались на горах Ханаана. И случилось это в период царствования Суппилулиумы I. Из цитированного текста не совсем ясны обстоятельства, при которых это произошло, но ссылка на бога Грозы Хатти предполагает скорее обдуманные действия со стороны местных властей, чем появление там неизвестно чьих беглецов, спасавшихся от хеттов-завоевателей. В Ханаане могли быть и другие переселенцы из Хеттского царства и его рабов-госуларств. Можно рассмотреть и другую возможность появления хеттов на древнейших землях ханаанских. Известно, что до хеттов на территории Анатолии жил народ, который свое государство тоже как хетты называл Хатти, но говорил на языке, в хеттских текстах именуемом hattili.
Не найдено письменных документов этого дохеттского Хатти, то есть датируемых ранее, чем 2000 год до н. э., и не известен ареал
_______________________________________________________________
5
распространения этого языка в III тысячелетии до н.э. Неизвестно также, как называли себя люди, говорившие на hattili. Языковые группы обычно не вырабатывают для себя общего имени, и слово «hattili» могло быть образовано пришедшими индоевропейскими хеттами от древнего названия страны Хатти и ее столицы Хаттусы. В таком случае можно предположить, что в свое время на hattili, или на хаттском языке, говорили народы весьма обширной области, включающей в себя и территорию будущей Палестины. И тогда хетты с ханаанейских гор могли быть оставшейся частью одного из народов, говоривших на hattili, которая оказалась изолированной в горах при вторжении семитов и хурритов во второй половине III тысячелетия до н. э.
Хетты делили год на четыре сезона, и первым сезоном, начинающимся с праздника Нового года, считалась весна. Весенняя ритуальная поездка царя под названием антахшум продолжалась 38 дней и начиналась в Хатуссе или, если царь зимовал не в столице, с места зимовки царя. Во время праздников
антахшум и нунтариясха обязательно использовалась колесница. В своей поездке по стране (государство в гимнах отождествлялось с плотью правителя), посещая храмы городов, царь имитировал объезд Земли богом Солнца по небосклону, который на колеснице с четырьмя конями объезжал все четыре угла – стороны света. Как в хеттском гимне Солнцу:
«О Бог Солнца! О могущественный царь! Вечно объезжаешь ты четыре угла (мира). Справа от тебя Страхи бегут, слева же от тебя Ужасы бегут» [Цитируется по В.Г. Ардзинба «Ритуалы и мифы древней Анатолии», 1982].
Колесница, вероятно, используется в ритуалах в связи с тем, что часть ее, колесо (вспоминается офаним и галгаллим) в индоевропейской традиции является символом Солнца. Заметим, что число «4» закрепилось и в иехезкэлевой Колеснице тетраморфов.
Всякий раз праздник начинался с торжественного выезда царя. Царь и его свита облачались в ритуальные одеяния. В ритуале нунтариясха царь надевал торжественный белый наряд, в уши вставлял серебряные серьги, обувался в хаттские черные «чувяки» с загнутым носком, которые часто встречаются в хеттской иконографии. На наскальном рельефе недалеко от Кайсери хеттский царь Хаттусили III изображен в остроконечной шапке с рогами, а к рожку привязан шнур из красной и белой шерсти.
_______________________________________________________________
6
Открытие ворот халентувы на рассвете и появление из нее царя должны были означать рождение дня и появление Солнца.
«Царь садится в колесницу, а колесницу царицы разворачивают перед воротами хелентувы. И царица садится в повозку и едет вслед за царем. Перед царем (и царицей) и вслед (за ними) бегут жрецы и музыкантши – аркамияла. Они играют на музыкальных инструментах аркамми, галгатури, но не поют».
Колесницу царя всегда сопровождали два сына дворца и один мешеди.
«Мешеди же, который держит престол, идет вме[сте] с сыном дворца – копьеносцем у лево[го] колеса колесницы…» [Цитируется по В.Г. Ардзинба «Ритуалы и мифы древней Анатолии», 1982].
Затем мешеди бежит перед царем, и два сына дворца - по бокам. Служители аланцу в пестрых одеждах вокруг царя с воздетыми руками, быки, наряженные в голубое, ягнята в красном. Тот сын дворца, что бежит справа от царя держит в руке копье, а другой сын дворца, слева от царя, держит в руке железное копье мари, калмус, истухху и мукар. По устоявшемуся мнению, впервые железо научились обрабатывать в северных районах Анатолии племена, подчинённые хеттам. Стоимость железа тогда была в 8 раз дороже золота.
«Двое тяжеловооруженных копьеносцев стан[овятся] по отношению к царю справа. [Ко]пья они не держат. И с ними с[права становится?] человек золотого копья, и он держит [ко]пье, покрытое золотом, а сын дворца – копьеносец [становится слева]… Тяжеловооруженные копьеносцы же кланяются, затем они выбегают (вперед) и бегут перед (колесницей царя)…» [Цитируется по В.Г. Ардзинба «Ритуалы и мифы древней Анатолии», 1982].
И в Иехезкэле появляется, хоть и на короткое время, свита Яхве:
«Голос могучий в слух мой воззвал: Приблизьтесь, поставленные над городом, в руке каждого оружие истребления. И — шесть мужей движутся от верхних ворот, к северу обращенных, у каждого в руке орудие разрушения, один муж среди них в льняное одет, чернильница писца у чресл его, пришли, у медного жертвенника остановились» [Иехезкэль 9: 1,2; перевод Михаила Ковсана].
_______________________________________________________________
7
На восьмой день праздника антахшум проводили ритуал в халентуве. Во дворце участники ритуала облачались в ритуальные одеяния. Затем царь входил в халентуву, и начиналось большое собрание (salli asessar). Этот ритуал сопровождал любой праздник, и проводился как в столице, так и в других городах, в самшитовой роще, на горе Пискуринуве. Царь, часто вместе с царицей, садился на ритуальный престол.
«Царь и царица садятся (на ритуальный трон). Внутрь входит сын дворца, и он держит копье, калмус и «ткань (копья)». Он отдает царю ткань, кладет на трон калмус. Сын дворца держит копье, и он уходит. И он встает перед «духом» (зерна) тарсан и восклицает «касмеса!». Два сына дворца приносят царю и царице воду в золотой чаше для ритуального (омовения)» [Цитируется по В.Г. Ардзинба «Ритуалы и мифы древней Анатолии», 1982]
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет