Поймать лаптем удачу

Безумные похождения оригинальной Вики

  • Поймать лаптем удачу | Маргарита Смирновская

    Маргарита Смирновская Поймать лаптем удачу

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  447


Книга 1 Думала ли когда-нибудь обычная сельская девушка Вика о том, что на ее долю выпадут невероятные и захватывающие приключения, что опасность будет преследовать ее на каждом шагу, а казалось бы, обычный день начнется с покушения на жизнь ее подруги, знакомства с очень подозрительными личностями и многого другого? Ее жизнь изменилась в один миг. Что же для нее готовит госпожа Судьба? Кто такой этот таинственный парень Михаил и что еще предстоит узнать смелой девушке?


ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Поймать лаптем удачу» ознакомительный фрагмент книги

Поймать лаптем удачу

ПОЙМАТЬ ЛАПТЕМ УДАЧУ

или

БЕЗУМНЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ ОРИГИНАЛЬНОЙ ВИКИ

Аннотация:

Думала ли когда-нибудь обычная сельская девушка Вика о том, что на ее долю выпадут невероятные и захватывающие приключения, что опасность будет преследовать ее на каждом шагу, а казалось бы, обычный день начнется с покушения на жизнь ее подруги, знакомства с очень подозрительными личностями и многого другого? Ее жизнь изменилась в один миг. Что же для нее готовит госпожа Судьба? Кто такой этот таинственный парень Михаил и что еще предстоит узнать смелой девушке?

ПРОЛОГ

Меня зовут Вика Рязанцева. Я уроженка Воронежской области Грибоедовского района, из села с красивым названием Листопадное. Местная администрация давным-давно забыло бы про наше село, если б не местный «кулак» (как называют у нас таких) – бывший председатель колхоза. Когда началась перестройка, он очень быстренько прибрал все к своим цепким рукам. Открыл свою пекарню, стал засевать поля, открыл магазины и теперь, благодаря его энтузиазму, наше местное население имеет постоянную работу, а вместе с этим и хорошие магазины, и горячий хлеб, и растительное масло, и свекольный сахар и все остальные прелести сельскохозяйственной деятельности. Моя тетушка работает у этого «кулака» бухгалтером. Она одна из немногих, кто получает у бывшего председателя вполне приличную зарплату и кучу продуктов в придачу. Для нее эта семья предпринимателей ничего не жалеет. И тетушка так хвалила свою профессию, что мои родители даже слышать не хотели о том, что мое призвание – быть художником.

Я с детства ходила в сельский кружок к старому местному художнику Ивану Валерьевичу учиться рисовать. Но меня после одиннадцатого класса отправили в Борисоглебск, в училище, получать бухгалтерские навыки, так как на институт у моих драгоценных родителей денег не было. Моя мама работала воспитателем, а папа был летчиком на пенсии, он занимался частными грузовыми перевозками и охотой. Частные перевозки денег приносили немного, заработок этот приходился на лето, и его едва хватало на жизнь зимой и на одежду, которой меня тоже не баловали. Так, я с горем пополам выучилась на бухгалтера. Диплом я получила не красный, четверки были вперемешку с тройками, хотя могла поднапрячься и закончить на «отлично», но так как я жила одна, и родительских денег мне не хватало катастрофически, то я тайком от родителей подрабатывала в зоомагазине, работая два дня через два. Вот из-за моих пропусков занятий и был соответствующий результат. Почти все учителя знали, что я работаю, и относились с пониманием, но были и принципиальные зверюги: пусть ты не ходила на занятия, но выучила – все равно поставят «неуд». И еще были те, что принимали только деньгами, а не знаниями. Так напрямую и говорили: «Тройка – три штуки, четверка – четыре…». Я обходилась и тройкой.

По окончании ПТУ я не захотела работать на нашего «кулака». Не потому, что он плохой, просто, как говорят в народе, хуже нет, чем работать с родней. И поэтому я устроилась продавцом в зоомагазин в красивом городке Борисоглебске. Именно там были мои первые поиски «принца». Проработав в Борисоглебске три года и разочаровавшись в местных ребятах, я отправилась покорять Москву, а точнее, Раменское. Раменское – это маленький развивающийся красивый городок ближнего Подмосковья. Там я остановилась в общежитии и устроилась в магазин «Четыре лапы». Жила очень бедно, от аванса до зарплаты. Меня даже подкармливали соседи, когда я мыла общую кухню и коридор с туалетом. Так я прожила год, пока к нам не подселился молодой парень Серега Гущин. Сережа был одним из тех парней, при виде которых всегда думаешь: «А как я одета?». Сам он всегда одевался в дорогих бутиках и выглядел очень ярко и стильно. Откуда у него были такие деньги, мне до сих пор непонятно. Такие ребята меня всегда отталкивали, но в тоже время в Сереже было столько природного обаяния и шарма, что я и по сей день? немного в него влюблена. В хорошем смысле слова, конечно. Это как влюбиться в артиста, певца, в недосягаемую звезду, но не как в обычного парня. Возможно, у нас могло что-то получиться, если б Сергей однажды не пригласил меня посидеть вдвоем и выпить коктейль…

Это для меня звучало примерно так: «Я очень вежливо тебя напою, а потом затащу в кровать...». Все дело в том, что, как только мы познакомились с Сережей, он устроил меня к себе на колбасный завод. Работа была тяжелая, но хорошо оплачиваемая. Меня с моим бухгалтерским образованием взяли работать в термичку. Это такое место, где стоят термопечи, в которых варится и коптится колбаса, сосиски и все остальные мясные изделия. Там я сидела и записывала, когда и какие рамы с колбасой или сосисками поставили в термокамеру, и когда они вышли оттуда. Работа была тяжелой из-за графика: сутки – двое, сутки через сутки. А так там ничего сложного не было. Сам Сергей работал старшим технологом. Ему подчинялись все термисты и грузчики. И вот среди ребят я прослыла толстокожей девственницей. И все почему? Потому что при разговорах про секс я краснела, и все поняли, что я в свои двадцать четыре года все еще невинна. И теперь каждый заводской парень пытается покорить неприступную вершину. Меня это еще больше раздражает. Все зовут на домашний сеанс, на вечеринку, на Новый год к себе домой… Признаются в любви и обещают жениться… Да как бы не так! Женятся они, как же! В общем, Серега Гущин тоже подходил. Я всех отшила, и отшиваю по сей день. И вот дошло до смешного: мне двадцать четыре, а я еще девочка нетронутая. И все потому, что я в четырнадцать лет безответно и безвозвратно влюбилась в одноклассника. И так сильно влюбилась, что подойти и заговорить с ним не смела, хотя он о моих чувствах знал, да и вся деревня тоже. Все смеялись над нами, подшучивали, когда я мимо него проходила. Когда я уехала учиться в ПТУ, он поступил в Воронежский институт. В Борисоглебске я ему верность хранила, письма писала, посылала стихи… Один раз я получила на Восьмое марта неподписанную открытку. От кого – не знаю. А когда окончила ПТУ, узнала, что он женился. И чтобы переключиться, поставила себе цель: раз не он, то найду принца! Но принца я, ни там не встретила, ни на заводе в Раменском. Перевелись нынче настоящие парни. Все живут легко и беззаботно, не имея никаких жизненных принципов. У всех одна цель: встретиться в клубе с друзьями, выпить на халяву и получить ничем не обремененный секс. А я так не могу. Меня бесит, что с первой встречи лезут обниматься, а со второй целоваться или сразу приглашают в свой шатер. Возможно, я старомодная или у меня на девственной почве завелась куча тараканов и комплексов, но в гробу я видала таких парней! Нет бы красиво познакомиться, сводить меня в Кусково, показать Коломенское озеро, рассказать о себе… А то: «Викусик, у нас намечается с друзьями отличная туса: боулинг, кальян, мягкие диванчики в укромном месте…». Тьфу! Нет, я, наверное, зациклилась…

На мясокомбинате я познакомилась с очень хорошей женщиной. В коммуналке, где она жила, по стечению обстоятельств освободилась комната, и женщина предложила мне в ней жить, выплачивая только квартплату. Бывают же в жизни чудеса! И встречаются такие люди. Я, не раздумывая, переехала в эту квартиру. А там буквально все принадлежало молоденькой хозяйке Маше. Маше было двадцать три года. Она была такая же худая, как и я, носила сорок второй размер, ростом мы были одинаковые и размер обуви у нас был один. Только Маша за собой очень следила. Это была миловидная блондинка, эдакая «Барби». Несмотря на свою привлекательность, она была свободной девушкой и при этом – молодой мамой, с четырехлетней дочкой Инной. В свои двадцать три Маша уже успела выйти замуж, дождаться мужа из тюрьмы, нахлебаться от него побоев и гонений, развестись, найти любовь и снова стать брошенной. Жизнь у нее била ключом. А еще Маша была идеальной хозяйкой, очень чистоплотной, отлично готовила, и даже если к ней приходил целый наш цех нежданно-негаданно – у нее всегда было чем угостить даже такое количество непрошенных гостей.

Я же не была столь прекрасна, как Маша. Ужасный характер, огромные серые глаза, брюнетка с длинным утиным носом. Все как-то чересчур. В зеркало я редко смотрюсь и за лицом не ухаживаю. Крашусь только на смену, да и то, идя со смены, забываю потекшую тушь подтереть. Готовить тоже не люблю. Ем полуфабрикаты и творожки. Но, несмотря на нашу разность, с Машей мы очень подружились. Она меня всегда ждала с суток, варила кофе, делала горячие бутерброды и всегда рассказывала, что произошло за сутки, пока меня не было.

 

ГЛАВА 1

 

В это утро я приехала с суток уставшей, как всегда еле волоча ноги. Меня давно стало пугать, что к концу рабочего дня сердце начинает бешено стучать, в левом боку покалывает и голова кружится. Видимо, мой организм уже просто-напросто требовал отпуска. Ведь я уже и так три смены отработала сутки через сутки, и две смены сутки через двое. И, по-видимому, мои сосуды перестали справляться и дали сбой. Сейчас меня одно радовало: через две смены – отпуск на две недели! Я планировала вместе с Машей поехать по горячей путевке в Египет и уже получила загранпаспорт. Маша же занималась поиском нужного отеля. В общем, я жила ожиданием отдыха.

Уже с порога я почувствовала запах свежего кофе. Бросив сумку на пол и скинув с ног балетки, я прошла на Машину просторную сталинскую кухню. Сначала я не сразу сообразила, что не так. На столе две чашки кофе, разогретые бутерброды, салат… Бутылка с вином! Вот что! Маша любитель потусить с Кристиной, своей давней замужней подругой. Маша даже бывает, напивается, но чтобы с утра и дома – такого никогда не было.

– Привет. – Я буквально упала на стул. – Что отмечаем?

Маша не сразу посмотрела на меня. Она сначала выдернула штопором пробку и разлила вино по фужерам.

– Здесь без вина не пойдет, – сказала она.

Я присмотрелась к ней. Она бледно накрасилась? Или со вчерашнего дня косметику не смыла? А почему она одета? Обычно Маша дома ходила в пеньюаре почти до одиннадцати часов дня. Она стирала, гладила, готовила, успевала волосы уложить и даже маску для лица сделать, болтая с подругами по телефону. Я всегда ею восхищалась. Сама-то я ничего не успевала. Приду, съем Машин завтрак, приму душ – и сплю до следующего утра, если Маша меня не разбудит на ужин. А Маша успевала к половине двенадцатого на работу и, вернувшись в пять вечера, забрать дочку из садика, приготовить, постирать, погладить, сходить с подругами в клуб или встретить их у себя дома. Тут надо уточнить, что Маша просто работала секретаршей у родного дяди, поэтому могла себе организовать вот такой удобный график.

Я так крепко спала, что обычно гостей не слышала. Так вот, в этот раз Маша была одета. Она дала мне бокал.

– Пей.

И выпила свой залпом. Я терпеть не могу спиртное, так как из горького студенческого опыта знаю, что алкоголь не переношу. Выпила я как-то в компании однокурсниц на Новый год шампанского – и меня так понесло! Я ничего не помню, но зато все училище наутро знало, как я люблю своего одноклассника, и как я несчастна из-за того, что он на мои письма не отвечает. Что я еще натворила – я побоялась спрашивать. Но повторять свой горький опыт не хотелось. Поэтому, чтобы не обидеть подругу, я сделала вид, что отпила, и поставила фужер на стол. Маша налила еще бокал и осушила его.

– Вика, ты поможешь мне? – начала она с надеждой в глазах.

В моей голове мигом нарисовались варианты помощи: забрать Инну из сада, посидеть с ней до утра… Ну, готовить она меня не попросит… А что еще может быть?

– Помогу, – пообещала я и начала есть бутерброды. – А что нужно?

– Надо Павла найти. Он пропал.

Ну вот. Опять новая история. Я живу с Машей уже полгода. За это время она развелась с мужем, потом нашла нового парня, любовь всей жизни, который ее бросил, забрав энное количество ее золотых украшений, и вот теперь – Павлик.

– Что он украл?

Это была моя первая мысль. Неудачная. Маша встала из-за стола и нервно продолжила.

– Вика, он ничего не украл! Он богат, ему не до безделушек. Его брат хочет убить. Он ищет его, и все из-за бизнеса. Сегодня мы должны были ехать в Испанию, а Паша пропал.

Надо объяснять, почему я подавилась?!

– А как же Египет? – опешила я.

Нет, ну, правда! Я понимаю, что я единоличница, думаю о себе, когда кого-то хотят убить, но как же мой отпуск, на который я столько копила?!

– Там бы встретились, – бросила как само собой разумеющееся Маша. – Надо ехать к Деме, а я одна боюсь. Поедешь со мной?

Что-то мне все это напомнило какой-то сериал. Его хотят убить, а она его любит и спасает… Мне все это показалось наигранным и нереальным.

– Если ты так хочешь, то поехали. Только объясни мне, кто такой Паша, кто Дема и кто его брат.

Со слов Маши все выглядело так. Паша из богатой семьи, которая владеет несколькими организациями, в том числе строительной фирмой, которую ведет сам Павел. Его брат заведует региональным телевидением и пиар-агентством, но страшно хочет прибрать стройфирму к своим рукам, так как учился на архитектора, и фирма ему была обещана отцом. По-хорошему Павел не захотел фирму отдавать, и его брат Михаил стал ему угрожать. Сейчас Павел лег на дно и даже Маше не звонит, хотя утром они должны были лететь в Испанию. И Маша знает только то, что Пашин друг Дема верил финансовому директору. Остальные его друзья тусуются в клубе «Лабиринт», но они будут только вечером. А до вечера его могут убить, если уже не убили.

Этот рассказ мне показался чистым блефом Паши, который просто кинул дурочку и уехал с новой пассией на Мальдивы. Кому понадобится, имея свои два бизнеса, еще и стройку отобрать у родного брата? Хотя, конечно, все бывает, в семье не без урода… Но все-таки это вранье, ей-богу! А как сказать об этом наивной Маше? Что ж, пусть ищет сбежавшего принца…

Маша осушила третий бокал и побежала в туалет. Нервное, что ли, у нее? Ее полоскало очень долго. Я уже решила, что в бутылке был яд, и взяла, было, трубку телефона, чтобы вызвать скорую, но тут она вышла.

– Тебе лучше? – спросила я, увидев, что у нее потекла тушь, и цвет лица приобрел зеленоватый оттенок.

– Все нормально. Я просто беременна. Восемь недель, – расплылась она в улыбке.

– Что?!

Нет, я никак не пойму, чему она так радуется? Она реально не видит, что ее обрюхатили и кинули? Меня затрясло. К горлу подкатился ком, и я опять почувствовала, как меня уносит.

– Вика, не падай в обморок, не ты же беременна, а я! – Она посадила меня на стул. – Не переживай так за меня. В этот раз все по-другому. Когда его жена родит, он с ней разведется и женится на мне. Он меня любит, понимаешь, меня!