Элемент Бога

  • Элемент Бога | Анна Медь

    Анна Медь Элемент Бога

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  242


Будущее совсем рядом. В результате действий всемирного правительства каждый оставшийся в живых после великого извержения получает "Элемент Бога". Жизнь становится идеальной. Но так ли все идеально на самом деле? И какова цена, уплаченная за возможность не иметь выбора?

Доступные форматы:
PDF DOC EPUB

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...


Отзывов пока нет

Читать бесплатно «Элемент Бога» ознакомительный фрагмент книги

Элемент Бога

2097 год. Неприязнь между людьми достигла того, уровня, когда стало невозможно выходи́ть на улицу без оружия. Мир погряз в междоусобных войнах. Брат ненавидел брата. Каждый день происходили теракты. Люди воевали против себе подобных, и абсолютное большинство представителей человеческого рода уже не могло вспомнить причину войн.

Чтобы сохранить человеческий вид и избежать ядерной войны ученые, входящие в состав единого мирового правительства, приступают к разработке нового вида вакцины. По задумке компетентных специалистов этот препарат должен ограничивать неприязнь людей друг к другу благодаря особому элементу в своем составе. Ученые называют его – Элемент Бога.

Так как напряженность в мире почти достигает точки невозврата, правительство решает использовать вакцину, не дождавшись результатов испытаний на людях.

Для полного охвата населения препарат запускают в вентиляционные системы по всему миру. Неохваченной остается только зона Х, в которой после последнего извержения Йеллоустонского вулкана никто не живет.

Новорожденным детям также сразу после рождения вводят «Элемент Бога» в жидком виде. Самые опасные и неконтролируемые животные инстинкты в человеке, разрушающие мир вокруг, подавляются препаратом.

Желание сохранить себя, желание продлить себя во времени, и материнский инстинкт становятся основными инстинктами, которые управляют людьми. Подавив неприязнь к себе подобным, люди поднимаются на новый уровень культуры, а затем и духовности.

Через 10 лет...

– Доктор, посмотрите, что с моим ребенком. Он совершенно неуправляем. Я не узнаю́ его.

– Что именно вас беспокоит в поведении мальчика?

– Он стал слишком агрессивен, недавно замахнулся на свою мать. С ним происходит что-то непонятное.

– В последнее время в семье были какие-нибудь травматичные для детской психики ситуации, которые могли бы спровоцировать приступы агрессии?

– Нет, что вы. У нас совершенно нормальная семья. Мы с женой не ссоримся, да и у друзей в семьях тоже все спокойно. Последние 10 лет у нас почти никто не ссорится.

– Мальчику 10?

– Да, верно.

– У вас есть с собой справка о введении вакцины при рождении?

– Конечно, доктор, все есть.

Мужчина в сером наглаженном костюме протянул доктору справку с синей печатью и встревоженно посмотрел на худенького кудрявого мальчика, сидевшего в углу. Стас молча наблюдал за происходящим и покачивался на табуретке.

– Что же, – доктор вернул справку отцу и вопросительно посмотрел на мальчика, – будем разбираться. Оставляйте ребенка у нас. Дней через десять мы закончим обследование и курс терапии, если он понадобится. Потом мальчик сможет вернуться домой.

– Доктор, вы уверены, что это опасно? Нельзя ли обследовать в домашних условиях?

– Это совершенно исключено. Вы ознакомлены с Приказом Всемирного правительства относительно ситуаций, когда люди проявляют неконтролируемую агрессию?

– Да, конечно, поэтому я и привел его. Но он же еще ребенок.

– Исключений нет ни для кого. Если «Элемент Бога» по каким-то причинам перестает действовать, то мы обязаны провести курс терапии, снимающей неприязнь к другим людям. А этот ребенок все-таки не тапок кинул, а хотел ударить собственную мать.

– Да, конечно, я понимаю. Так будет лучше и для него и для окружающих.

Мужчина подошел к Стасу и присел на корточки рядом с ним:

– Вот так, дружище. Тебе нужно немного побыть в больнице. Доктора помогут. Потом тебе самому станет легче.

Неожиданно мальчик сжал губы, оттолкнул отца и закричал:

– Ненавижу! Я тебя ненавижу! Ты меня предал! Предатель!

Мужчина быстро поднялся и испуганными глазами посмотрел на доктора.

Врач недовольно покачал головой и указал отцу мальчика жестом руки, что тому лучше уйти.

Мужчина бросил сочувствующий взгляд на сына и вышел.

Стас тем временем слез с табуретки, уселся прямо на пол в углу и обхватил колени руками. Когда доктор сделал первый шаг в его направлении, мальчик прищурил глаза и с силой сжал губы.

– Не подходи.

– Дружище, я понимаю, что тебе сейчас страшно. Но у тебя нет никаких причин для беспокойства. Мы просто проведем обследования, полечим и отпустим тебя домой, – ласковым голосом шептал доктор, постепенно приближаясь к ребенку. – Поверь мне, тебе самому станет легче. Мир будет казаться совсем другим.

– Я не хочу, чтобы меня обследовали и лечили. Я не болен.

Мальчик встал и взял в руки табуретку.

– Послушай, – доктор вытянул руку вперед на случай удара, – я обещаю, что все будет хорошо. Не делай глупостей.

Мальчик замахнулся табуреткой и резко кинул. Доктор успел увернуться, и сразу же раздался звон разбитого стекла.

– Все намного хуже, чем я думал, – пробурчал мужчина себе под нос.

В это самое время дверь открылась и в кабинет влетела грузная пожилая женщина в белом халате.

– Что случилось? – спросила она громким голосом, – и направилась к разбитому окну.

Не теряя ни секунды, Стас выскочил из угла и прошмыгнул в дверь, которая теперь была свободна.

– Стой! – закричал доктор вдогонку мальчишке.

...

Мальчик бежал изо всех сил подальше от больницы, не обращая внимания на бешеный пульс и боль внизу живота. Он не разбирал дороги, не оглядывался назад и не думал о будущем. Единственная мысль давала ему столько силы, сколько не всегда можно было бы найти у взрослого мужчины.

«Я не позволю сделать со мной это» – повторял он себе, поднимаясь на повороте с расцарапанной коленкой.

Наконец, силы иссякли. Мальчик остановился, облизал пересохшие губы, и впервые за последние тридцать минут оглянулся и осмотрелся по сторонам. Да, он не ошибся. Родители называли это место «зоной» и если упоминали его, то всегда шепотом, стараясь, чтобы их никто не слышал.

На стене старого полуразрушенного здания мигал большой красный треугольник с восклицательным знаком внутри. Мальчик заглянул за высокий колючий забор вокруг здания, и одобрительно покачал головой, как будто только что согласился с увиденным. Примерно в километре чернели сухие выжженные деревья, после которых начиналась сама «зона».

Стас вспомнил, как в первом классе учитель во время первого урока очень долго и нудно рассказывал про это место. Показывал страшные фотографии искалеченных людей, ставших жертвами «зоны». Объяснял, что после Великого извержения миллионы паразитов, живущих в земле, мутировали, и стали очень опасными для живого человека. Настолько опасными, что до сих пор никто так и не смог найти средство, чтобы избавиться от них навсегда. И что только специальный защитный слой, который наносят на почву вокруг этой «зоны», позволяет сдерживать заразу, не давая ей распространиться в жилые районы.

Когда месяц назад его новый друг из сети Гай назвал историю про паразитов враньем, Стас очень удивился. Кому надо было врать всему населению планеты подобным образом? Ведь мир вокруг устроен идеально. Люди рождаются, влюбляются, создают пары, потом рожают своих детей. Так продолжается жизнь. Даже ссоры между людьми случаются очень редко и всячески осуждаются. А здесь такая нелепая ложь. Зачем?

Впрочем, после знакомства с Гаем у мальчика появились и другие мысли, не такие радужные и светлые. Гай был интересным собеседником, и Стас часто думал, что здорово иметь умного друга, который знает обо всем на свете. Они много общались в сетях, потом стали разговаривать по телефону. Первый раз, когда Стас услышал голос друга по телефону, он очень удивился, потому что у Гая был голос взрослого мужчины.

Тогда Стас впервые испугался, что Гай не тот, за кого себя выдает. Но друг сразу поспешил признаться, что на самом деле ему 20 лет, однако, это ничего не меняет. Он уверил мальчика, что Стас – очень умный смышленый парень, с которым интересно дружить даже взрослому.

А еще Гай пообещал, что докажет Стасу свою правоту насчет зоны, если тот не испугается. Единственное условие – пройти пятиминутную подготовку в нейросети, созданную Гаем, и не рассказывать об этом родителям или знакомым.

В назначенное время Стас и Гай встретились в сети. Гай попросил Стаса ввести цифровой идентификатор на справке о сделанной прививке «Элемент Бога» в трех всплывающих окнах, и надеть наушники. Через пару минут мальчик услышал очень громкие странные звуки, напоминающие скрежет металла. Стасу резко захотелось спать, и он отключился.

После этого случая мир как будто изменился. Родители стали раздражать своей заботой, их любовь казалась наигранной и фальшивой. Одноклассники бесили наивными разговорами ни о чем и непонятной уверенностью в завтрашнем дне и своем счастливом будущем.

Казалось, мир сошел с ума, никто не видел и не чувствовал того, что видел Стас. Так, в мире остался только один человек, который понимал его, и это был Гай.

Пару дней назад Стас позвонил ему и встревоженным голосом рассказал, что ударил свою мать, поэтому отец пообещал отвести его ко врачу. Гай ответил очень резко неожиданно и непонятно: «Слишком рано. Но в любом случае уже поздно. Скоро я покажу тебе настоящий идеальный мир. Главное, не попадись в руки врачам, иначе снова станешь растением. Я сам найду тебя, когда придет время».

Когда придет это время, Стас не знал. Позвонить Гаю самостоятельно тоже не мог, так как для связи в телефоне была лишь сим-карта для односторонних звонков от Гая.

Сейчас, стоя у заброшенного старого здания, разглядывая колючки на высоком заборе, запрещая себе думать о родителях и друзьях, Стас постоянно поглядывал на телефон и размышлял.

«Почему он до сих пор не звонит? Что теперь делать? Может все-таки вернуться домой? Нет, нельзя, отправят в больницу. А там превратят в растение, как говорит Гай, которое всем довольно. Идти одному в зону тоже страшно. Гай хоть и уверен, что это все выдумки про паразитов, но …».

Вдруг раздался телефонный звонок. Парень вздрогнул и посмотрел на номер, высвечивающийся на экране телефона.

«Врачи сообщили отцу, – понял он, отключил аппарат и вытащил все шесть сим-карт, оставив только одну, самую последнюю, – вот теперь ищите, как хотите».

Просидев у стены еще минут двадцать, Стас облизал пересохшие губы и стал осматриваться в надежде увидеть какой-нибудь небольшой магазин с питьевой водой. Но поблизости не было ни одного магазина, и даже люди не появлялись рядом с этим зданием. В этот момент телефон снова зазвонил. На экране появилась картинка с тремя знаками, похожими на египетские иероглифы.

– Наконец-то.

Стас радостно нажал кнопку ответа.

– Я ждал тебя! – выпалил он и торопливо стал рассказывать Гаю о том, как его отвели ко врачу, а он сбежал.

– Где ты сейчас? – спокойно спросил Гай.

– Возле дома, где знак висит. Дальше начинается зона. Гай, мне страшно. Что мне делать?

– Я скоро приду. Не переживай. «Зоны» не стоит бояться, на самом деле за ней и есть настоящая жизнь. Но имей в виду, назад дороги не будет.

– Я жду, – тихо ответил Стас и отключил телефон.

На улице темнело. От сильного ветра на втором этаже заброшенного здания со скрипом покачивалась створка окна с облупившейся белой краской. В воздухе пахло чем-то неприятным, как будто рядом разбили кучу протухших яиц. Мальчика затошнило, и он решил зайти внутрь здания.

Стены когда-то жилого дома хранили на себе отпечаток прежних времен, до Великого извержения. Шероховатые светлые поверхности были изрисованы уродливыми рисунками и странными надписями, смысла которых Стас не понимал. Шестиконечные звезды, кресты, перечеркнутые прямыми линиями, изображения черепов напоминали мальчику художества какого безумца, не имеющие смысла.

Очень хотелось есть и пить. Стас сел на корточки, обнял колени руками и уставился в одну точку на стене. Через несколько минут незаметно для себя мальчик уснул.

– Вдруг что-то зашуршало рядом с ним, и мальчик услышал знакомый голос.

– Стас, ты здесь?

– Здесь, здесь.

Стас вскочил и с улыбкой на лице побежал к входу в подъезд, где стоял Гай.

Высокий худощавый парень с коротко остриженными волосами, на вид которому было не больше 16, рылся в своем рюкзаке.

– На, пей.

Небрежно сунул он бутылку с водой Стасу, а тот сразу же приложился сухими губами к высокому горлышку пластиковой бутылки.

– Спасибо, – тихо сказал Стас, вытирая губы тыльной стороной ладони.

– Опять воняет.

Гай недовольно повел носом в сторону «зоны».

– Ну ничего, это только до леса воняет, а там дальше запаха уже нет.

– А ты заходил дальше? – удивился Стас.

– Конечно. Я там часто бываю.

– А что там есть?

– Там ответы на все вопросы. Даже на те, которые еще не появились в твоей голове, но обязательно возникнут после увиденного, – задумчиво произнес Гай и посмотрел Стасу прямо в глаза.

– Не бойся. Я покажу тебе настоящий мир, где человек сам решает, как ему жить.

– О чем ты говоришь, Гай? Я не понимаю.

– Позднее я тебе все расскажу, а пока просто верь мне. Если не будешь доверять, то не узнаешь главного про свою жизнь.

Стас смотрел на Гая удивленными глазами и молчал. Ему неловко было сейчас задавать вопросы взрослому двадцатилетнему парню. А еще ему казалось, что он не поймет ответов, даже если их услышит. Слишком огромная про́пасть сейчас вырисовывалась между умным всезнающим Гаем и простым десятилетним парнем. Парнем, который до недавнего времени занимался в кружке робототехники, создавал несложные компьютерные программки после уроков и думал, что абсолютно счастлив.

– Как ты себя чувствуешь, Стас?

– Если честно, очень устал и есть хочу.

– Придется потерпеть. Выходи́ть нужно сейчас, пока темно. Чтобы поисковики нас точно не засекли. Днем больше шансов попасть им в лапы.

– Какие поисковики?

Стас отошел от Гая и испуганными глазами посмотрел в сторону зоны.

– Это специальные роботы, которые занимаются поиском людей в зоне. Время от времени правительство отправляет их сюда, чтобы контролировать территорию.

– А если они нас все-таки найдут, что будет? – спросил Стас очень громко, стараясь не выдать свой страх.

– Не знаю. Но те, кто попал в зону, автоматически считаются зараженными и опасными для других людей. Об этом есть особый указ, содержание которого мне неизвестно.

– А как же паразиты? Они опасны для людей?

– Для нас с тобой уже не безвредны.

– Как это?

– Когда придем на место, все узнаешь.

– Гай, откуда ты все это знаешь?

– Я знаю намного больше, чем хотелось бы правительству и мне самому. Потерпи. Скоро и ты будешь знать очень многое из того, что неизвестно другим.

...

Идти в темноте было страшно и неприятно. Гай требовал, чтобы Стас шел сразу за ним по тропе, которой мальчику было не видно в ночи. Вокруг стояла такая странная тишина, которой Стас не слышал еще никогда. Каждый хруст ветки заставлял мальчика вздрагивать и осматриваться по сторонам. Через три часа беспрерывной ходьбы Гай наконец-то обернулся и сказал:

– Почти пришли.

Эта фраза придала сил Стасу от усталости еле волочившему ноги.

– Наконец-то, – едва слышно произнес он.

Через пятнадцать минут Стас оглядывал бункер, в который им с Гаем пришлось спускаться по металлической лестнице почти 10 минут.

Света было очень мало. В основном он исходил от разных приборов, стоявших на столах, от металлических труб, бочек и дверей, похожих на двери в подводной лодке. На металлическом полу лежали провода из пяти разнонаправленных коридоров.

Вдруг раздался странный звук, похожий на жужжание. Стас вздрогнул.

– Не бойся. Это мои помощники.

Гай подмигнул Стасу и открыл дверь слева. За дверью множество мини-роботов, похожих на округлые пылесосы с хоботками деловито жужжали и перемещались по территории в правильном порядке, не сталкиваясь друг с другом.

– Как тебе команда?

– Здорово! Программу сам писал для них?

Стас с восхищением посмотрел на Гая.

– Конечно, сам. И ты скоро тоже сможешь. Роботы помогают расширять территорию, пригодную для жизни.

– Зачем ее расширять?

– Скоро здесь появится много свободных людей. Считай, что ты первый после меня.

Гай улыбнулся и похлопал Стаса по плечу.

– Вот твоя кровать.

Гай взял пульт в руки, нажал кнопку, и из стены выдвинулась кровать с уже заправленным бельем.

– А вот еда. Уверен, ты мечтаешь сейчас что-нибудь съесть.

Рядом с кроватью выделился силуэт небольшого круглого стола. На блестящей полированной поверхности лежали хлеб, мясо, сыр, помидоры и стакан с водой.

Уже через минуту Стас с огромным удовольствием уплетал все, что было на столе, и с интересом разглядывал роботов, которые почему-то напоминали ему теперь пчел, строящих улей.

Под их жужжание сон пришел очень быстро.

Открыл глаза мальчик только после того, как кто-то горячим языком облизал его ладошку, а потом дотронулся чем-то прохладным и влажным.

– Не может быть! – подумал Стас и медленно открыл глаза.

Перед ним, высунув язык и виляя хвостом, сидел черный терьер.

– Герда?!

– Как ты здесь очутилась, Герда? – Стас гладил свою любимую собаку, которую 8 лет назад ему подарили на день рождения родители.

Герда преданно заглядывала в глаза и прерывисто дышала.

– Это твой пес? – раздался голос Гая.

– Да, мой. Это Герда. Но как она здесь оказалась?

– Судя по всему, шла по твоему следу. Несколько часов назад я услышал скрежет в дверь и завывания. Посмотрел. А там пес. Так и подумал, что это твой.

– Спасибо, что впустил ее. Теперь она останется здесь?

– Я не против. Тем более, назад ее не примут, так как считается, что животные тоже могут быть переносчиками паразитов.

– Думаешь, кто-то отслеживает перемещения из зоны и обратно?

– Не думаю, а уверен. Я тебе говорил про поисковиков? Они и отслеживают

–А как же мы прошли?

– У меня есть антирадар. Он делает нас невидимыми для поиска.

– Ты его тоже сам сделал?

– Конечно, сам.

– А как же Герда? Как она прошла?

– Поисковики запрограммированы на поиск людей, но и собаку могут отследить. Это как повезет. Ты пока много вопросов не задавай, одевайся, ешь. Я тебе принес свежих овощей. С ними здесь сложнее всего, так как земля после извержения неплодородна.

 – Я не привык на завтрак есть овощи, – Стас нахмурил брови.

– Ничего, привыкнешь, они полезнее того, что ты ел.

Гай улыбнулся и погладил Герду, которая тут же завиляла хвостом.

– Через 15 минут приду за тобой. Приятного аппетита.

Гай пошел по длинному коридору, заставляя эхо после каждого своего шага звучать тише и тише. Наконец, звук его шагов окончательно утих.

Стас взял в руки морковку, похожую на уродливого единорога, повертел в руках и положил обратно в тарелку.

«Что-то есть совсем не хочется» – подумал он и снова лег на кровать, свесив одну руку, которую Герда тут же принялась облизывать.

Через минут 10 послышались ритмичные гулкие шаги Гая.

– Готов? Пойдем, покажу твое рабочее место.

– Рабочее место?

У Стаса зачесались ладони, и сильно захотелось в туалет.

– Где здесь туалет?

Гай совершенно спокойно махнул рукой в сторону округлой металлической двери.

Справив нужду, Стас подошел к Гаю.

– Значит, я буду работать по-настоящему? Как взрослые люди? – удивленно и расстроенно спросил он, глядя в глаза другу.

– Конечно, чтобы жить, нужно работать. Ты не знал?

– Но мне еще 10 лет, что я могу?

– Намного больше, чем думаешь. Иди за мной. Я покажу, что надо делать.

Стас послушно пошел вслед за Гаем, разглядывая по дороге встречающихся роботов, странные приборы на столах и множество разных по форме и по цвету дверей.

– Что это за место? — спросил он, после того как на металлическом стуле увидел белый медицинский халат.

– Это бункер. Когда-то в этом месте занимались изучением паразитов, мутировавших после извержения. Группа ученых проводила исследования. Но результаты, которые они получили, не понравились правительству.

– Где эти люди сейчас?

– Сложно сказать. Скорее всего, их уже нет в живых.

– Ты думаешь, что их…

– Уверен. А результаты исследований уничтожили.

– Если их уничтожили, то откуда ты знаешь про результаты?

– Сохранилась одна копию, которую кто-то из группы успел хорошо спрятать. А я нашел.

– Как ты сюда попал? – все больше удивлялся Стас, слушая своего друга.

– Это долгая история. Как-нибудь расскажу, а пока некогда болтать, надо заниматься делом.

Гай свернул влево и оказался рядом с небольшим компьютером.

– Здесь ты будешь работать. Помнишь свои пароли?

– Нет, – расстроенно протянул Стас.

– Ладно. Тогда сделаем тебе новое имя в сети. Так даже лучше. Искать быстрее перестанут.

– Думаешь, меня ищут?

– Конечно. Чтобы вернуть и превратить в растение. Не волнуйся, здесь тебя никто не найдет. Живые в зону не ходят. А от роботов есть антирадар.

– Ладно, показывай, что нужно делать.

Гай вкратце объяснил Стасу, что сейчас ему предстоит заводить новые знакомства в сети со своими сверстниками, активно общаться, но не рассказывать о себе ничего лишнего. Выбирать самых умных, любознательных и общительных ребят. Когда появится большое количество подходящих друзей, Гай скажет, что делать дальше.

Стасу очень понравилась такая работа. Особенно самая первая девочка, с которой он подружился по «заданию» Гая.

Кира была кудрявой брюнеткой. Большие синие глаза придавали ее лицу особенное выражение задумчивости. И даже когда она смеялась, ее глаза все равно сохраняли в себе какую-то серьезную мысль и потому не улыбались.

Со Стасом они сразу же нашли общий язык. Оказалось, у ребят много похожих интересов Кира знала почти все языки программирования, увлекалась физикой, биологией, математикой. Стасу было с ней легко и не скучно. Только когда речь заходила о его родителях, он терялся и не знал, что ответить.

Однажды Гай обратил внимание, что мальчик бОльшую часть времени проводит за общением с девочкой.

– Стас, — позвал он его как-то перед сном. – Надо поговорить. Я заметил, что ты общаешься с одной девочкой чаще, чем с другими ребятами. Это неплохо. Но не забывай о нашей общей цели.

– О какой цели, Гай? Ты мне за месяц так и не рассказал, для чего я должен собирать вокруг себя ребят. Со мной почти не разговариваешь. Уходишь рано, приходишь поздно. Про какую цель идет речь сейчас? — обиженным голосом почти закричал Стас.

– Ладно. Если ты хочешь, я расскажу. Но слушать придется долго. 

              – А я не тороплюсь, — ответил Стас и улыбнулся.

Гай вздохнул и сел напротив мальчика.

– Все началось в 13 лет, когда я находился в этом городе на экскурсии со своей группой детдомовцев.

– А где же были твои родители?

– Их не стало во время извержения. Не перебивай,– раздраженно ответил Гай и продолжил. – Я случайно отстал от группы и заблудился в городе, а телефон остался в аэробусе, на котором нас привезли.

Но я считал себя самостоятельным человеком, умеющим решать проблемы без посторонней помощи. Поэтому просто шел вперед, не разбирая дорогу, пока не вышел за город. К этому времени уже стемнело, и я понял, что окончательно заблудился. В этот момент нечто острое вонзилось мне в ногу.

Я потерял сознание, а когда открыл глаза, было уже светло. Сначала думал, что найду людей, потому как еще не понимал, где нахожусь. Затем на глаза попалась яма, вернее, не яма, а вход в бункер. Я спустился с надеждой, что внутри есть люди, которые смогут мне помочь. Нога жутко болела.

Внутри никого не оказалось, но зато была вода и еда, и я решил остаться здесь, пока не заживет нога. Позднее я понял, что нога болит из-за укуса.

Мне стало ясно, что меня укусил паразит из зоны, о котором нам рассказывали с младших классов.

С самого детства я слышал, что после таких укусов люди не выживают. Я не знал, как быть. Просто нашел кровать, лег на нее и стал ждать, когда все закончится.

Не знаю, сколько времени прошло, но я проснулся от сильного чувства голода. Еды было много. Так я ел, спал и ждал плохого самочувствия. Но ничего такого не происходило. Даже наоборот. С каждым новым днем я чувствовал себя лучше и лучше. Нога перестала болеть, поэтому я стал осматривать бункер и заглядывал в каждое помещение.

Все говорило, что люди ушли отсюда совсем недавно. В бункере находились запасы еды на несколько десятков человек. И также оставался несобранный урожай свежих овощей и фруктов. Ухоженные растения кто-то посадил в специальной отдельной комнате, похожей на парник.

Несколько недель я даже ждал, что люди вернутся, пока не нашел записи, перевернувшие мою жизнь и открывшие глаза на правду об «Элементе Бога», извержении и паразитах.

– Ты мне их покажешь? – Стас с любопытством и страхом смотрел на Гая.

– Покажу, только вряд ли ты им поверишь, когда прочтешь.

– Почему?

– Потому что ты еще слишком мал для этого, к тому же совсем недавно лишился «Элемента Бога».

– Как лишился? Что со мной теперь будет?

– Не переживай. Как раз теперь с тобой все хорошо. Ты увидишь мир таким, какой он является на самом деле, без розовых очков.

– Я буду знать то же, что и ты?

Гай молча кивнул.

– Сейчас пора спать, уже поздно.

– А как же записи? Ты сказал, что слушать долго придется.

– Я сказал — завтра. К тому же мне пора идти.

– Ночью?

– Это не твое дело. Спи. Завтра поговорим.

– Ты со мной очень грубо разговариваешь, – обиженным голосом ответил Стас, натянул на себя одеяло и отвернулся.

Гай ничего не ответил и вышел в другое помещение.

Убедившись в том, что Стас его не слышит, Гай набрал чей-то номер телефона.

– Кира? Как ты? Надо увидеться.

– Прямо сейчас? Уже поздно, я не могу в такое время выйти из дома. А по телефону нельзя?

Гай потер острый подбородок и на пару секунду замолчал.

– Ты права. Уже поздно. Все время забываю, что ты еще маленькая.

– Я не маленькая!– возмущенным голосом возразила девушка.

– Видел, у тебя появились новые друзья в сети.

– У меня всегда было много друзей.

– Но с одним ты общаешься больше, чем с другими.

– Имеешь в виду Стаса? – с любопытством спросила Кира и засмеялась в трубку.

– Что смешного я спросил?

– Ничего. Просто мне кажется, кто-то ревнует. А мы ведь с тобой договаривались быть друзьями. К тому же ты на семь лет меня старше. На уроках гендерной психологии нам говорили, что такая разница в возрасте плохо влияет на психоэмоциональное состояние в паре.

– Ты опять издеваешься надо мной? К черту твою гендерную психологию. И я даже не ревную, не мечтай. Просто спросил. Кстати, Стасу всего 10 лет. Что ты на это скажешь?

– Да? Я думала он старше. Очень умный интересный парень.

– Кира, помнишь наш разговор про мою нейросеть? Ты обещала протестировать ее. Уже 6 месяцев прошло, а ты…

– Ох, прости, пожалуйста, пока никак не получается, да и….

Кира многозначительно замолчала, раздумывая продолжать фразу или нет.

– Ты считаешь, я наврал насчет зоны?

– Не знаю. Возможно. Да и к чему узнавать то, что, по твоим словам, от нас скрывает правительство? Я доверяю этому миру, и у меня нет повода думать, что правительство хочет причинить зло.