Дож Арагона

гиперпанк

  • Дож Арагона | Алекс Викберг

    Алекс Викберг Дож Арагона

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 252
Добавить в Избранное


Империи арнов грозит энергетический кризис. Молодой император Платон I мечтает избавиться от диктата корпорации HELIUS. Казалось, осталось совсем чуть-чуть, и враг будет повержен, но в дело вступает коварный шпион, способный помешать взрыву лунной базы. Потеряв секретаря, маэстро Ленар пытается спасти привычный мир. Организованная им женитьба Платона I на принцессе Ти не дала доступа к месторождениям Нибиру. А тем временем на сцене появляется Наома-младший, у него новые заводы и новое топливо…

Доступно:
DOC
EPUB
PDF
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
1
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Дож Арагона» ознакомительный фрагмент книги


Дож Арагона


Часть I Перекрёсток космонавтов

Счастьем могут наслаждаться только свободные люди, остальные предпочитают обходиться иллюзиями.

Глава 1 Верность Семёна

Поскрипывая блестящими педалями внутри уницикла, Шимоза нёсся вдоль исполинских шорея. Осталось всего несколько минут, чтобы передать крайне важное сообщение: «Империя готовит ответный удар!» Только что Ленар предложил уничтожить HELIUS. Получи вовремя совет директоров информацию, можно будет избежать многих совсем ненужных жертв. Тщательно продуманный план грозил разрушиться благодаря вздорным прожектам вздорного маэстро. И ведь насколько убедителен бывает, когда увлекается очередной аферой. Столько усилий, риска, лишений – всё летит в чёрную дыру. Бред, да и только! Впереди показалась развилка, ведущая к тайному передатчику в чаще диких мангровых деревьев.

Лёгкий ветерок приятно охватывал тело вечерней прохладой, колыхал парусиновый навес. Ленар с графом расположились в шезлонгах с десертом мороженого под лучами догорающего заката.

– Итак, наш двойной агент, товарищ Шимоза, пребывает в святом неведении относительно своей роли в дьявольском плане меня любимого или же о чём-то догадывается? – обратился Ленар к вошедшему Семёну.

– Кэп, надо было видеть с каким рвением он жал на педали. HELIUS ему целый телеграф оборудовал в зарослях.

– Так, так, замечательно! Граф, вы верите, что транспорт доставят по назначению?

– Абсолютно, я могу сомневаться в себе, но не в гвардейцах. Каждый офицер, прежде всего, потомственный арн. Умрут за свои идеалы.

– И вот, граф, кто бы думал, что пламенный эсер может променять бомбы с нитроглицерином на работу в театральном агентстве.

– Кэп, из двух зол выбирают меньшее. Я совершенно уверен, что как только корпорация расправится с империей, тут же возьмётся за промывку мозгов, и прощай романтика революции. Эти клоуны всё опошлят и изгадят. Лозунг «В борьбе ты обретёшь право своё!» будет испачкан соплями фликов. Вы только вслушайтесь в само звучание этого слова – «флики». Нет, тогда лучше: «Да здравствует император!» Нельзя чувствовать себя великим, растаптывая сапогом пролетариата навоз истории! – Семён погрозил кулаком неведомому врагу в районе мангровых болот. Ленар с графом горячо зааплодировали пламенной речи бывшего революционера.

Малиновый шар коснулся зелёных верхушек шорея, когда на пандус вкатил ажурный экипаж, из которого с трудом выбрался запыхавшийся директор.

– Откуда вы, милейший, и на такой скорости? – свесившись с балкона, поинтересовался Ленар.

– Боялся не успеть до заката. У меня, знаете ли, куриная слепота. Стоит солнцу нырнуть за горизонт, как я становлюсь инвалидом.

– Это было бы крахом для всей компании. Берегите себя. Я прикажу камердинеру напоить морсом героя. Они у него такие замечательные. Вроде бы механизм, а вот, поди ж ты, с особым умением. Инженерная загадка. Почти как у людей.

Не успел Ленар договорить, а Гектор уже подносил спортсмену влажный стакан с холодным напитком.

– Уф, вовремя, просто блаженство, – сделав несколько глотков, поблагодарил Шимоза.

– Это вам спасибо, что успели отсалютовать Луне.

– Что, извините? – поперхнувшись морсом, просипел директор.

– А вы на что рассчитывали? Чтобы вам дали запросто раскатывать по аллеям на липиседе? Поразительная наивность! Эх, давненько я никого не травил. Смерть врагам империи! Как морсик?

Граф с деланным сочувствием заметил:

– Да, батенька, что же вы так неосмотрительно. Маэстро весьма злобный тип, когда из него пытаются дурака сделать. Теперь сутки на всё про всё. Не профукайте. У вас, кажется, семья в Эль-Катифе проживает?

– Вы опять?

– Что?

– Блефуете?

– Ничуть. Выбор за вами. Идёмте к нам. Сегодня у Гектора, кроме морса, замечательное фисташковое мороженое. Прекратите изображать жертву. Впрочем, примите мои поздравления – великолепная игра!

– Как вы догадались?

– Предупреждён об особенностях вашей натуры ещё с Ганимеда.

Шимоза облегчённо вздохнул: «Значит, им не всё известно. Значит, игру можно продолжать. Шахматная партия ещё не закончена. Что может один абсолютно безумный импресарио против законов истории. Графские идеалы – фигня полная, идиотизм в квадрате. Ещё немного и все эти напыщенные бараны в золотых эполетах уйдут в небытие, предоставив широкую дорогу людям практическим, действующим без оглядки на всякие там замшелые морали и этикеты».

– Меня шантажировали, что я мог против службы безопасности HELIUS?

– Однако, вы фрукт. Ну-с крещением. Здесь все испробовали на себе яд Ленара, за исключением Гектора. Железяка, что с него возьмёшь! – заметил граф.

– Итак, вам надобно убедить HELIUS снять блокаду или к семье, дорогой друг, с поцелуем смерти на устах.

– Ах ты гад! – выкрикнул Семён, спрыгнув с балкона. – Ты стучал в корпорацию! Удавлю самолично!

Маэстро и граф с большим трудом удалось оттащить эсера, вцепился в горло предателя, от сжавшегося в комок директора.

– Ленар, умеете окружить себя личностями! – поправляя одежды после борьбы, упрекнул граф.

– Только благодаря Вашей Светлости вовлечён в эти страсти. Здесь на болотах, под корнями мангровых деревьев, разлито настоящее, стопроцентное счастье. И что вы сделали с моим уникальным раем? Молчите уже, или обижусь навсегда! Звоните агентам, пусть уничтожат цитадель вредителей. Сказали – сделали, что тянуть-то?

– Надо вывести гражданских.

– А корпорация разбомбила бы вмиг, без сантиментов. К чему эти церемонии?

– Дорогой Шимоза, а ведь там ваша семья.

– Спасибо, граф. Я уже отчаялся их спасти. – На глазах шпиона выступили слёзы благодарности.

– А вы мне гуманизм, гуманизм! Не путайте с порядочностью, пожалуйста! Не могут арны из приличных семей младенцев убивать ради денег. Вот за идею – это, да! Но банальное сребролюбие – фу, какая гадость!

Так-с, господин директор, противоядие получите, когда вернётесь. Не доверяю я вам. Кстати, хоть раз задумывались о результатах? Ага, вот оно святое недоумение в глазах. Поздравляю с озарением.

– А вы знаете, что Семён зачипирован? – с подленькой улыбкой сообщил Шимоза.

– Семён? – Ленар повернулся к переменившемуся в лице эсеру. После драматической паузы, во время которой боевик чесал затылок, ёжился и пыхтел, тот наконец ответил:

– Так это затея вождя, кэп. Мы все одна общая семья, нам нечего скрывать друг от друга, – произнёс заученную фразу, словно буддийскую мантру.

– Дела, – Ленар присел. – никому верить нельзя! Кругом одни враги! И чё, давай вытащим дрянь, и дело с концом. Или предпочитаешь дзен буддизм?

– Сказали, дураком стану. Нельзя вынимать.

– Тебе можно за это уже не беспокоиться, всё случилось гораздо раньше. Граф, а если его алюминиевой краской обработать? Железного дровосека сотворим, товарища Гектору, им будет о чём поговорить.

– Вы серьёзно? – насупился Семён.

– Вполне, молодой человек. Мне, например, вовсе не доставляет удовольствия знать, что кто-то рассматривает, как я ем или, извините, пошёл в ватерклозет.

Граф достал ультразвуковой свисток:

– Немедленно попрошу гвардейцев посадить вас в свинцовый ящик,

Семён вскочил на брошенный уницикл и с невероятной скоростью устремился по красному гравию прочь от безжалостной компании.

– Гектор, каковы шансы у объекта сбежать? – спросил Ленар камердинера, разглядывая в морской бинокль велосипедиста, машущего спицами между деревьев.

– Ноль, маэстро, полный ноль без дробей против моего нового ускорителя.

– Ага, пусть тогда покатается. Потом верни товарища Семёна к нам на медицинское обследование. Хирургом работал?

– Нет, но могу вставить перфокарту с инструкциями и быстро освою.

– Гектор, ты неподражаем! Но постарайся не пугать меня скрытыми талантами, иначе, продам графу, а у него ты быстро деградируешь до халдея в блестящей ливрее.

– Маэстро, с вами лучше на запчасти, чем к графу в услужение. У вас можно хирургом стать. – Гектор благодарно прослезился каплей машинного масла.

– Растрогал до невозможности, догоняй буревестника. Дело к ночи, а я ещё не принял обязательной мадеры. Граф?

– Да, да, конечно, присоединяюсь, – согласился вельможа.

Гектор доставил стянутого ремнём AstroProfi беглеца. Робот, раскачиваясь на универсальном колесе под тяжестью узника, въехал по парадной лестнице в столовую. Операцию решили провести в привычной обстановке, чтобы не дрогнула рука у начинающего эскулапа.

– Семён, у меня только один вопрос перед возможным блаженством. Последнее желание?

– Если выживу, в глаз директору хочется зарядить.

– Даже и не обсуждается – обязательно! Самолично подержу, чтобы мстил изящней. Хотел расколоть ряды тимуровцев – шпана уличная!

– Я согласен, – раздалось из-за спин. – Пусть уже. Вдруг взаправду повезёт. Потерплю, – вытянув от любопытства шею, разрешил Шимоза.

Гектор, облачившись в накрахмаленный поварской фартук и колпак, воткнул в специальное отверстие на груди перфокарту и сосредоточенно замигал лампочками.

– Не томи, Авиценна, – зло потребовал Семён. – Да, ты поустойчивей встань, опустись с колёс на опоры.

– Зря волнуетесь, товарищ эсер, в программе всё есть. Правда, она не совсем подходит для людей, но у млекопитающих, на мой взгляд, всё одинаковое.

– Подождите, садисты! А что он там читает? – запротестовал Семён.

На корешке перфокарты мелким шрифтом было написано: «Чипирование крупного рогатого скота».

– Не беспокойся, Семён, всё будет как надо. – Ленар показал название вельможе, – Граф, думаю, подойдёт. Вы как считаете?

– Абсолютно, экселенс, – ответил представитель империи, доставая монокль, чтобы не упустить мельчайших подробностей операции. Он легонько постучал тростью по гулкой спине робота.

– Голубчик, повнимательней. Чип надо вынуть, понимаете?

– Маэстро, вы меня ещё не продали? – бесцветным голосом спросил камердинер.

– Всё, режь, пили уже, обижаться надумал.

Семён ещё продолжал стонать, когда на стол легла мигающая капсула с нейроволокнами.

– Раздавить? – Электрический хирург занёс металлическую руку.

– Ни в коем случае! Скормим тапирам. Пусть сынок познакомится с нравами хрюшек. Думаю, их жизнь весьма познавательна для революционера. – После слов Ленара в столовой повисла тишина. Всем стало неловко. Совсем живому астеру лоб расковыряли из любопытства. Могли, действительно, отпустить навсегда. Вместо этого захотели посмотреть, что будет, если вынуть прибор слежения из мозгов.

У Семёна неглубокое дыхание медленно поднимало грудь, указывая на ещё теплящуюся жизнь в мятежном теле эсера. Череп с круглым отверстием на лбу казался навсегда обезображенным, если не знать, что умные нанобактерии уже приступили к регенерации костных тканей и через несколько часов на повреждённом участке невозможно будет найти следов операции.

– Доктор, прогнозы?

– Выживет, в справочнике указано, что на производительности быков эта процедура никак не отражается.

– Вот металлическая башка! А что с душой?

– Вы меня об этом спрашиваете?

– Извини, переволновался. Подождём до завтра. Мадеры принеси.

Ночью Ленар проснулся от жуткого грохота. По второму этажу ломился во все двери перебинтованный эсер с криком: «Шимоза!» Пришлось успокоить больного:

– Семён, горишь жаждой мщения? Поздравляю, значит, мозги в порядке! Директора мы отправили с боевым заданием: убедить корпорацию снять блокаду с Земли. Прилетит и, ради звёзд, соглашение в силе, бей по мордасам.

– Кэп, а вдруг сбежит? Я не переживу. – Семён осторожно потрогал забинтованную голову.

– Даже и не думай! Обязательно вернётся. Сейчас ложись. У тебя постельный режим. Гектор, принеси ему горячего молока с мёдом.