C той стороны

Происки ада. Извне. Оборотная сторона луны. Конец света

  • C той стороны | Александра Треффер

    Александра Треффер C той стороны

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  88


Мало кто знает, что среди нас, в нашей практичной, далеко не волшебной, реальности, живут маги, лишённые памяти, которая пробуждается, когда силы тьмы пытаются захватить планету. Происки ада мы часто путаем с землетрясениями и другими природными катаклизмами, существ с той стороны называем мутантами, и только горстка сильнейших знает, как на самом деле обстоят дела, и век за веком спасает Землю от ухода во тьму.


ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...


Отзывов пока нет

Буктрейлер к книге C той стороны

C той стороны

Читать бесплатно «C той стороны» ознакомительный фрагмент книги

C той стороны

Часть 1

Происки ада

– Тише, детка, тише…

Молодая хрупкая женщина, несшая на руках крупную девочку лет пяти, остановилась и опустила ту на асфальт.

– Почему ты кричишь, малышка? – сев на корточки, вопросила мать. – Зачем мне мешаешь?

– Я устала, – прохныкал ребёнок, – и мне неудобно.

– Светочка, – вытирая слёзы с щёчек дочери, уговаривала её спутница, – пожалуйста, потерпи. Если мы остановимся, они нас найдут.

– Нас папа спасёт, – возразила та.

Прозвучал тяжёлый вздох.

– Если бы он находился в городе, то не дал бы нас в обиду. Но его нет, и…

Внезапно женщина замолчала и, подхватив девочку, кинулась в темноту между домами.

– Тсс, – прошипела она, – они здесь.

Действительно, над мостовой из ниоткуда появились большие светящиеся шары. Что странно, ни один из редких прохожих не обратил на них внимания, словно для других людей их не существовало. Беглянка же, вжавшись в стену, напряжённо следила за перемещениями недобрых вестников, и паника постепенно отступала: её не заметили.

С облегчением вздохнув, она прижала к себе притихшую дочь, но едва открыла рот, намереваясь сказать что-то успокаивающее, как земля под ними просела и расступилась, образуя прогал, и обе с отчаянными криками полетели в разверзшийся под ногами огненный ад.

 

Глава 1

Пробуждение

Василий подскочил на кровати и, уставившись на выключенный телевизор,  долго сидел, пытаясь вспомнить, что же ему приснилось. Сон казался настолько реальным, что мужчина не единожды простился с жизнью, но сейчас не мог восстановить в памяти ни одного эпизода.

– Да что же это? – удручённо прошептал он. – Уже полгода я смотрю по ночам фильмы ужасов, а утром их содержание немедленно вылетает из головы.

Он кинул взгляд на будильник. Часы показывали половину шестого.

– И ведь уже не засну, – расстроился Василий, – а в контору к девяти.

Подумав, человек поднялся.

– Ладно, – обречённо сказал он себе, – пойду, выпью кофе.

Напиток убежал на плиту и мужчина, чертыхаясь, долго оттирал эмалированную поверхность, размышляя о своём кошмаре. В какой-то момент ему показалось, что он зацепил кончик ниточки клубка видений, перед глазами мелькнули пустырь, охваченные пламенем заросли, но, едва появившись, исчезли, и Василий, смирившийся с неудачей, постарался забыть о неразгаданном сне.

 

Позавтракав, он отправился на работу. Старенькая машина недавно приказала хозяину долго жить, и общественный транспорт ежедневно принимал его в свои тёплые и тесные объятия, что нравилось мужчине намного больше, чем одиночество в крошечном, пропахшем бензином драндулете. Выйдя из автобуса и стряхнув с плеч подхваченные внутри чужие эмоции, соринки и перхоть, Василий, не спеша, двинулся к цели.

День проходил спокойно. За несколько часов не случилось ничего из ряда вон выходящего, документов поступило мало, и большинство офисных служащих предавались блаженному безделью.

– О, смотрите-ка, – вдруг выдал из угла планктон, носивший с насмешкой воспринимаемое коллегами имя Платон, – теперь похожую яму нашли и в Москве…

– Какую ещё яму? – лениво спросил его сослуживец, звавшийся Фёдором.

– Ты что, не помнишь?! – вознегодовал собеседник. – Лет сорок назад такую обнаружили у нас в районе университета. Асфальт был разломан изнутри, а в провале кипела лава. Насколько я знаю, всё быстренько замуровали, засыпали землёй и посадили деревья. Сейчас там нет прохода, а соседние здания пустуют.

– Как я могу это помнить? – возмутился Фёдор. – Меня тогда ещё и не спроектировали.

Василий поднял голову, в глазах его мелькнула искорка интереса.

– Кинь-ка мне ссылочку, Тоня, – попросил он.

Платон надулся.

– Сколько раз я просил меня так не называть…– начал он, но его перебили.

– Ну, извини, извини, – услышал он покаянное. – Дай, пожалуйста, адрес.

Спустя несколько секунд Василий погрузился в чтение и созерцание. По мере того как информация укладывалась у него в мозгу, сердце всё крепче сжимала мускулистая рука иррационального страха. Мужчине казалось, что некогда он участвовал в происходившем, но почему-то не мог вспомнить ни одной детали.

Внезапно перед его внутренним взором вздыбилось пламя, охватившее огромное пустое пространство и подбирающееся к деревьям, мгновенно вспыхнувшим от жгучего прикосновения. Присмотревшись, наблюдатель понял, что это вовсе не растения, а беззвучно вопящие люди. Один из них махнул обуглившейся рукой, и в замершего наблюдателя полетела огненная бомба, попавшая тому в лоб и опалившая брови и ресницы. Глаза человека закатились, и он рухнул в жар стихии, озером разлившейся у ног.

 

Когда мужчина открыл глаза, его ударила по ушам тишина. Сослуживцы молчали, глядя кто с сочувствием, а кто и с испугом. Приподнявшись на банкетке, Василий поинтересовался:

– Что случилось?

– В зеркало посмотри, – промямлил Платон.

Последовав совету, человек ахнул: растительность в верхней части лица отсутствовала, а одежда выглядела так, словно он действительно пробирался сквозь полыхающие дебри. Кто-то положил руку Василию на плечо и, вздрогнув, тот обернулся.

– Вась, – сказал Фёдор, – ты сидел у компьютера, а потом просто загорелся. И так неожиданно, что мы растерялись. Конечно, когда очухались, огонь сбили, но, по-моему, тебе надо к врачу. Наверняка ты получил сильные ожоги. Болит что-нибудь?

Мужчина помотал головой и, осторожно стянув рубашку, недавно бывшую частью дресс кода, осмотрел торс. Обуглившихся участков он не увидел, да и повреждений не чувствовал.

– Вась…

Вздрогнув, тот вновь повернулся к собеседнику.

– Как ты меня назвал?

Фёдор разинул рот от удивления, но справившись с собой, повторил:

– Васей…

– Это не моё имя.

Окаменели все.

– Меня зовут… зовут…

Человек задумчиво зашевелил губами, словно подыскивая варианты, и вдруг хлопнул себя по обожжённому безбровому лбу.

– Точно…

Скривившись от боли, Василий представился:

– Зихард Брумио – маг второго уровня…

Но, поразмыслив с секунду, передумал:

– Нет, всё-таки первого…

Наступило молчание, можно было слышать, как в помещении мечется комар, но длилось это недолго. Из-за спин сотрудников выступил начальник отдела и, с жалостью глядя на подчинённого, сказал:

– Иди-ка ты домой и отдохни. Самовозгорание наверняка отняло у тебя массу сил и немного разума. Разрешаю тебе неделю не посещать офис. И обязательно загляни в больницу.

Василий кинул сумрачный взгляд на шефа.

– Я не лгу, – раздражённо возразил он.

– Конечно, нет, – уверило руководство. – Мы с нетерпением станем ждать твоего возвращения, и ты обязательно нам всё расскажешь. А пока отоспись и съезди на природу, она успокаивает.

Не ответив, мужчина развернулся и, на ходу вызывая такси, покинул контору, повторяя про себя:

«Зихард Брумио, я – Зихард Брумио».

Сев на заднее сидение машины, Василий стиснул виски ладонями и погрузился в размышления.

 

Пока внезапно прозревший работник захудалого офиса добирался к себе, по улицам города, не отрывая взгляда от асфальта, брёл мужчина, выглядевший полной противоположностью Василия. Если последний был плотен, коренаст и неухожен, новое действующее лицо казалось холёным и утончённым. Манера держаться, расправив плечи, несмотря на очень высокий рост, тонкие ненатруженные пальцы и мечтательный взгляд указывали на возможную принадлежность человека к классу богатых рантье, не знающему забот.

Но сейчас, бросив роскошный автомобиль на произвол судьбы, он шагал по тротуарам и думал, думал, не в состоянии осознать, что открылось его уму.

– Холт Леден, – шептали его губы, – Холт Леден. Не понимаю…

Мужчина остановился.

– Что за бред, – воскликнул он, заставив проходивших мимо женщин опасливо оглянуться и ускорить шаг, – как я могу оказаться другим человеком, если помню себя едва ли не с младенчества? Кто мне внушил, что эта жизнь не моя? Или я схожу с ума?

Резко развернувшись, человек кинулся к оставленной машине и, прыгнув за руль, выехал на оживлённый проспект. Не замечая, что в его отсутствие кто-то выворотил и унёс дорогую магнитолу, он бормотал:

– Верховный жрец… Что?! Какого культа?! Чушь! И кто такая Галя? Что за Кален? Откуда мне знакомы эти имена?

Запнувшись, мужчина фыркнул и замолчал. А через несколько секунд твёрдым голосом, явно убеждая самого себя, произнёс:

– Немедленно к психологу. Конечно же, виноваты книги. В последнее время я слишком много читаю, вот и вообразил невесть что. Думаю, Дарья Николаевна разберётся в моём состоянии, за это я ей и плачу.

Отбросив мысли, новорожденный Холт Леден надавил на педаль газа, и послушное авто пошло на обгон вертлявого фольксвагена.

 

– Охо-хо!

Женщина лет тридцати подскочила на нижней полке плацкартного вагона и, ударившись головой о невысоко расположенную верхнюю, вскрикнула достаточно громко, чтобы разбудить соседку напротив.

– Галь, ты чего, а? – сонно поинтересовалась она. – Снова дурацкий сон?

Та, кого звали Галиной, потирала ушибленную маковку.

– Хуже, – хмуро ответствовала она, – я вспомнила свою прошлую жизнь.

Собеседница расплылась в улыбке.

– Разве это плохо? Ведь мы так ждали, когда память вернётся. Твоя амнезия…

– Это не амнезия, – морщась, перебила попутчица, – точнее, не в прямом смысле слова. Так решили высшие…

Галина замолчала, пытаясь справиться с внезапно нахлынувшей паникой. Когда это удалось, женщина кинула взгляд на внимательную слушательницу.

– Что-то грядёт, Мила – дрожащим голосом сказала она, – и приход может оказаться как плохим, так и хорошим. Но я помню только зло…

Напуганная её словами Людмила задрожала и, зябко кутаясь в одеяло, тихо произнесла:

– Я знала, что ты особенная, но в чём? Может, расскажешь мне? Ведь мы с тобой подруги.

Из груди Галины вырвался тяжёлый вздох.

– Мы – рядовые не имеем права ни на дружбу, ни на любовь. Но однажды я осмелилась нарушить запрет, когда встретила Холта – великого человека, покорившего моё сердце. Несмотря на обет безбрачия, приносимый жрецами, он полюбил меня, мы долго встречались, а потом нашу тайну раскрыли, и, заслонив меня от заклятий ревнивого убийцы, Холт потерял жизнь. И я предпочла немедленно лишиться памяти, чтобы не сойти с ума от отчаяния.

Потрясённая подруга смотрела на Галину во все глаза. Несколько раз она порывалась задать задумавшейся женщине вопрос, но не решалась прерывать её размышления. Наконец, осмелившись, она спросила:

– Сейчас ты говорила только о чувствах. Я понимаю, для человека они очень важны, но мне хотелось бы узнать главное: кто же ты…

Галина подняла голову, и глаза её засветились в полумраке.

– Я Галина Фаско – маг-прорицатель третьего уровня.

 

В большой светлой комнате, закинув ноги на стол, сидел человек. Черты его время от времени перекашивало нервным тиком, но он, не обращая на это внимания, пристально наблюдал за метавшимся из угла в угол мужчиной. Наконец тот остановился и повернулся к собеседнику.

– Регард, не забывайся, – глухим голосом произнёс он. – Времена изменились, и я позволяю тебе сидеть в моём присутствии, но, будь добр, делай это цивилизованно.

Лицо напротив снова дёрнулось, и его владелец неохотно освободил столешницу.

– Вот так, – удовлетворённо сказал гость, – другое дело.

Это был человек среднего роста и могучего сложения, выглядевший достаточно молодо, несмотря на густую седину. Подойдя, он сел напротив хозяина.

– Разве ты не знаешь, Арвит, – сказал Регард, – что после контузии мне трудно передвигаться и принимать позы, характерные для человека. Позволь мне хотя бы перейти к своему животному облику. 

Арвит кивнул, и перед ним возник огромный паук, уставившийся на предводителя четырьмя парами глаз.

– Шовшем двугое дево, – прошамкал восьмилапый.

Собеседник наклонился к нему.

– Тебе известно, что творится в мире? – вопросил он.

И, получив отрицательный ответ, продолжил:

– Маги просыпаются, я постоянно получаю сигналы их пробудившихся умов, недра вновь открываются и... Понимаешь, что это значит?

Паук подскочил и, пройдя через обратную трансформацию, в ужасе воззрился на Арвита.

– Выходит, что…

– Да, да, – подхватил тот, – скоро здесь будет ад.

– О-о, – схватившись за голову, простонал Регард, – опять! Я не выдержу.

Кинув яростный взгляд на подчинённого, Арвит сердито сказал:

– Вот только твоей истерики нам и не хватало. Ты моя правая рука и должен…

– Не-ет, – заныл мужчина, – не хочу. Ах, если бы был жив Леден…

– Он жив.

– Что?

Вновь обратившийся от неожиданности изумлённый паук вытаращил всё своё многоглазие на соратника и вдруг, подпрыгнув от радости, принялся, скользя лапами по паркету, отплясывать ирландскую джигу.

 

Дарья Николаевна Зайцева – психолог с тревогой рассматривала замершего в кресле клиента. Михаил Алексеевич долгое время был для неё золотой жилой: нервный и мнительный тот постоянно жил в странных кошмарах, справиться с которыми оказалось очень сложно.

Сейчас лицо мужчины выглядело спокойным. После того как, прервав рассказ на середине фразы, он замолчал и закрыл глаза, Дарья Николаевна не смогла добиться от него ни слова. Щека Михаила слегка подёргивалась, но мышцы тела, все долгие пятнадцать минут ожидания, оставались неподвижными.

Внезапно клиент поднял веки, и психолог ахнула, когда на неё глянули не серые, а чёрные очи, и мужчина, легко вскочив, направился к выходу.

– Михаил Алексеевич, – робко окликнула женщина.

Тот остановился и, окинув съёжившуюся собеседницу взглядом, низким голосом произнёс:

– Его больше нет.

Пройдя сквозь закрытую дверь, человек исчез, а шокированная Дарья Николаевна, сползшая под стол, зашлась громким визгом.

 

Василий, нет, Зихард шагал по сумрачному переулку, стремясь… Куда, он не имел понятия, его вело чутьё.

Миновав засаженный деревьями пятачок, где некогда произошла описанная Платоном трагедия, Брумио шагнул за порог мрачного дома, откуда, как ему казалось, доносился настойчивый зов. Поднявшись на второй этаж, мужчина дёрнул ручку ближайшей двери. Она подалась, и маг очутился в большом зале, где толпились как люди, так и существа, напоминающие насекомых, паукообразных и мутировавших млекопитающих. И тотчас его окликнули:

– Зихард, ты?

Повернувшись на звук, тот увидел улыбающегося человека, чьё лицо искажалось тиком, и крепко его обнял.

– Регард, боже мой, как я рад тебя видеть! – изнемогая от избытка чувств, шептал маг. – Сколько же мы не встречались?

– Лет пятьдесят, как минимум, – смахивая слёзы, отозвался друг. – Не понимаю, какого шута у большинства наших отбирают память, ведь полвека мы могли бы провести вместе.

– Это суровая необходимость, – послышался чей-то голос, – иначе колдуны, заскучав, могли бы применить свою силу во зло ради собственного развлечения.

– Арвит?

Низко поклонившись верховному магу, Зихард поинтересовался:

– Почему мы здесь? Грядёт пришествие зла? Или это что-то вроде военных сборов?

Арвит помрачнел.

– Нас ожидает апокалипсис, знаки указывают на приближение страшной опасности. И, если мы не справимся, планета уйдёт во тьму.

Брумио похолодел, по спине его побежали противные мурашки.

– Без Калена нам не обойтись…– пробормотал он.

Верховный покачал головой.

– Я не позволил ему очнуться. Он покусился на верховного жреца, и наказанием для него стало вечное беспамятство.

Черты собеседника подёрнулись пеленой грусти. Зихард хорошо помнил Ледена – сильнейшего мага и прекрасного человека. Его смерть причинила боль многим.

Арвит не отводил взгляда от лица соседа, считывая мысли. И когда тот вспомнил о погибшей семье, отвлёк его от печальных размышлений.

– Холт жив, Зихард.

И, глядя в наполняющиеся восторгом глаза мужчины, попенял:

– Ты дурного мнения о высших. Поверь, нас не слишком просто убить, даже такому, как Кален. И ты, несмотря на первый уровень, тоже способен противостоять ему без особого вреда для себя. А ещё…

Арвит запнулся, когда стена напротив затряслась, и, улыбнувшись, присовокупил:

– Вот и он.

Повысив голос, маг воскликнул:

– Господа, встречайте Холта Ледена. Добро пожаловать, мой друг!

 

Поглядывая на часы, Галина во весь опор неслась к месту встречи. Торопилась она не без причины; за опоздания не наказывали, но они и не приветствовались. Снова посмотрев на быстро двигающиеся стрелки, женщина остановилась.

– Я не успеваю, – сквозь зубы процедила она. – Да пропади всё пропадом, рискну.

Попятившись, Галина ступила в густую тень, отбрасываемую большим дубом, и, скрестив руки на груди, нараспев произнесла несколько слов на неизвестном языке. После четвёртого силуэт её заколебался, после пятого расплылся, а шестое прозвучало в пустоте, Галина исчезла…

…и материализовалась в нескольких шагах от нужного ей дома. Праздный зевака, ошарашено наблюдавший за её проявлением, помотал головой, а после, коротко вскрикнув, кинулся бежать.

«Та-ак, засветилась», – удручённо подумала женщина.

Но, поразмыслив с минуту, решила, что свидетельство одного человека для мага не опасно, а вот за приход к шапочному разбору её никто не похвалит. Волнуясь, она поднялась по ступеням и очутилась на месте в момент, когда кирпичная кладка заколебалась, извещая о появлении важного члена сообщества.

 

А между тем в поселении творилось странное. Кое-где сдвинулись плиты тротуаров, и из образовавшихся пустот тянуло сероводородом и ещё какой-то дрянью. Прохожие, морща носы, перепрыгивали трещины, пока те не увеличились настолько, что людям пришлось искать обходные пути.

До выброса лавы дело ещё не дошло, но, казалось, катастрофа неминуема, поскольку из глубоких ям то и дело вылетали огненные сполохи. Город напрягся и зашумел, обсуждая происходящее. Неизвестность пугала, и каждый готовился к самому худшему.

 

– Господа, встречайте Холта Ледена, – повторил Арвит, приветствуя высокого мужчину, выступившего из стены.

Сейчас тот выглядел иначе, чем нервный рантье, которым ему пришлось оставаться последние полвека. Гордо поднятая красивая голова его покоилась на мощной шее и широких плечах, черты заострились и стали строже, взгляд чёрных глаз прожигал насквозь, в каждом движении чувствовалось достоинство, но, несмотря на суровый облик, в этом человеке не было ничего угрожающего.

– Здравствуйте, братья и сёстры, – пожимая руку Арвита, произнёс жрец глубоким низким голосом. – Я рад, что снова с вами.

Зал взревел, и ликующие крики заглушили тихое «ох», вырвавшееся у изумлённой женщины. Не веря глазам, Галина смотрела на восставшего из мёртвых любимого. Она рванулась вперёд, но остановилась, осознав, что сейчас не время для выяснения отношений. Фаско не догадывалась, что зоркий взгляд Холта уже отыскал её в пёстрой толпе, и, прислонившись к стене, понуро глядела на радостные лица окружающих.

Поздоровавшись с товарищем, Арвит заговорил:

– Друзья, – негромко начал он, и вокруг внезапно наступила тишина, – конец света близок. Думаю, каждый из прорицателей, а их среди нас немало, видит, что творится на улицах этого города. Те же проблемы сейчас и у всей планеты. Но в других местах есть свои бойцы, вы же должны рассредоточиться на небольшом пятачке и начать боевые действия при первом же выплеске ада из недр. Напомню, что я и Леден вездесущи, мы услышим ваш клич, где бы ни находились. Но Холта – владыку пламени разрешено звать, только когда невозможно справиться самим. Каждый из вас знает своих партнёров, объединяйтесь с ними, вводите в команду новичков, и вперёд.

Переглянувшись, люди начали выкрикивать имена сподвижников, группы одна за другой исчезали, а верховный жрец огня, молча наблюдавший за рокировкой, неожиданно обратился к Арвиту. Показав на застывшую в углу поникшую женщину, он сказал:

– Я тоже выбрал напарницу и, если не возражаешь, заберу её с собой.

Высший маг вздрогнул.

– Ты сошёл с ума? – тихо спросил он. – Её уровень… Ваши отношения… Это же недопустимо.

И замер, пригвождённый к месту взглядом соратника.

– Не вмешивайся, – так же негромко, но со сдерживаемой яростью в голосе произнёс тот, – я никому не позволю нас разделить. Кроме того, это невыгодно миру; друг без друга мы потеряем стимул к борьбе. Я стану биться за неё, поскольку люди меня давно не интересуют.

– Как ты можешь? – слабо возмутился Арвит, но Леден уже не слушал его.

– Галя, – окликнул он, – Галочка, иди сюда.

Та ожила, лицо её просияло и, простонав: «Холт!», женщина кинулась к возлюбленному.

 

Глава 2

Явление ада

Клешни.

Вечерело. Группа из десяти магов расположилась неподалёку от трещины, рассекшей Лесную улицу. Активности зла не наблюдалось, и люди разговорились.

– Команда Рунистальфа отправилась в дом с привидениями. Думаете, происходящее коснётся и его?

Возглавлявший отряд Зихард фыркнул:

– Как же иначе? Там всегда неспокойно, а при сегодняшних обстоятельствах тёмные силы обязательно восстанут…

– Во плоти… – пошутил кто-то.

Маг сердито зыркнул на шутника.

– Несомненно, – уверил он. – Ты – новичок и многого не знаешь, а мне приходилось сталкиваться и с материализовавшимися призраками, и с рассеивающимися в воздухе зомби. Смеяться над этим я давно перестал.

– И с какой же периодичностью такое происходит? – поинтересовался другой новобранец.

– Раз в два-три столетия обязательно, но сейчас ад стал напоминать о себе чаще.

– Неудивительно, – понимающе кивнул собеседник, – ведь в мире стало больше плохого…

Он не успел договорить, а Зихард ответить.

– Смотрите, – показывая на трещину, окликнул друзей маг второго уровня Савид, – там что-то случилось.

Действительно, вокруг ямы собрался народ, с ужасом и любопытством следивший за чем-то внизу. Маги бросились к провалу, но опоздали. Раздался женский визг, прозвучал страшный вопль, и немолодой мужчина вознёсся над головами кинувшихся врассыпную людей.

Но не самостоятельно. Его туловище посредине пережимала гигантская  клешня, спустя секунду располовинившая тело несчастной жертвы.

– Куда они лезут?! – послав в чудовище клубок заклинаний, в отчаянии закричал Савид. – Им жить надоело?

– Тихо! Сосредоточься, – одёрнул предводитель.

И приказал:

– Взлетаем…

Они зависли над ямой, пытаясь рассмотреть, что же находится на дне. И увидели, как похожее на колоссального краба животное со светящимися красными глазами, опираясь на стригущие конечности, карабкается наверх.

Зихард обрушился на него первым. Заклинание отрикошетило от панциря чудовища, и мужчина едва успел увернуться от им же посланной смерти. Когда руку занёс второй маг, вожак перехватил её.

– Нет, – крикнул он, – погодите, иначе вы погибнете от собственных ударов. Дождёмся, когда оно выберется.

 Но когда краб очутился на поверхности, люди оторопели. Клешни оказались лишь маленьким придатком к огромному туловищу высотой с трёхэтажный дом. От существа исходила такая давящая энергетика, что летуны с трудом удерживались в воздухе.

Один из необстрелянных не устоял и, отчаянно закричав, рухнул вниз. Больно ударившись об асфальт, он не смог подняться сразу, и руки-ножницы рассекли его на несколько частей.

– Ах, ты, сволочь, – процедил Зихард.

И крикнул ошеломлённым соратникам:

– Бейте по глазам!

В порождение ада полетели множественные заклинания, и ослеплённый монстр, оглушительно взвизгнув, завертелся на краю трещины. Тщательно прицелившись, предводитель выбросил руку вперёд, из пальцев его заструилась убийственная энергия, и казавшаяся непробиваемой броня взорвалась.

Волна ультразвука, изданного погибающим чудовищем, снесла магов, разбросав тех вокруг провала, а исполинская туша, завалившись назад, медленно сползла обратно в яму, и та, выметнув длинный язык пламени, закрылась.

Охая и постанывая, победители поднялись с земли и заковыляли к своему вожаку. Тот, раненый в плечо куском оболочки краба, осторожно извлёк его, заживил повреждённые ткани и, оказав помощь менее опытным собратьям, сел на мостовую. Кинув мрачный взгляд на молчавших соратников, Зихард глухо произнёс:

– И это только начало… 

 

Призраки.

Близилась полночь. Собравшиеся в доме с привидениями люди, руководимые высшим магом Рунистальфом, легкомысленно разбрелись по комнатам, рассматривая обстановку дореволюционных времён.

– Почему всё это бросили? – обратился один человек к другому. – Я понимаю, что жить тут нельзя, но вещи…

– Неброн, ты с луны свалился? – удивился собеседник. – Здесь при странных обстоятельствах погибла большая семья, а наследников не нашлось.

– Но  мародёры…

– Во-первых, многие верят в творящуюся в здании чертовщину и боятся сюда соваться, а во-вторых, тех, кто всё-таки рискнул, никто и никогда больше не видел.

Маг почесал в затылке.

– Значит, тут и впрямь нечисто?

Он вздрогнул от громкого шороха.

– Пойдём-ка к Рунистальфу, с ним мне как-то спокойнее.

С жалостью посмотрев на товарища, мужчина уже собирался съязвить, когда в дверном проёме возникла невысокая, пухленькая девушка.

– Ребя-ат, – растягивая слова, промурлыкала она, – старший гневается. Спускайтесь.

– Мы идём, Фира, – согласно наклонил голову один.

А второй, отстранив вестницу, торопливо побежал по ступеням вниз.

 

Холт Леден и Галина Фаско стояли на крыше высотного дома, опираясь о металлическую балюстраду. Взгляд владыки огня скользил по улицам, отмечая места, где происходило нечто необычное, и вновь останавливался на лице молчаливой спутницы.

Женщина была бледна и выглядела напуганной. Казалось, она с трудом сдерживается, чтобы не закричать.

– Боже мой, – прошептала Галина так тихо, что Леден с трудом услышал, – что же делается? Ад всегда пытался покорить Землю, но таких ужасов я ещё не видела.

– Зло пошло ва-банк, – послышался низкий голос Холта, – и теперь, несомненно, завоюет планету.

Галина задрожала.

– Почему ты так думаешь? – вопросила она.

– Люди помогают ему намного больше, чем в другие времена.

Собеседница попятилась.

– Нет, нет, – твердила она, – этого нельзя допустить. Нужно спасать наш общий дом или в нём воцарятся…

– Исчадия преисподней и мы: – произнёс мужчина, – я, ты и те, кто способен сосуществовать с огненной тьмой.

Галина с ужасом смотрела на возлюбленного.

– Ты рассуждаешь, как отступник, Холт. Прошу тебя, не надо, не доводи меня до отчаяния, иначе я немедленно брошусь вниз.

Сильные руки мага перехватили кинувшуюся к бордюру женщину.

– Глупышка, – покрывая поцелуями её лицо, негромко говорил Холт, – я  никогда не предам своих и лишь пытаюсь подготовить тебя к страшному финалу, чтобы ты не слишком расстраивалась. Ведь мы с тобой выживём при любом исходе.

Обняв Галину и прижав её голову к своей груди, Леден добавил:

– Не сомневайся, мы сделаем всё, чтобы спасти недостойных. А тебя я прошу только об одном: не вмешивайся. Я практически бессмертен, повредить мне очень трудно, но ты уязвима. И если ты погибнешь, я уйду вслед.

– Нет...

Галина судорожно вцепилась в лацканы пиджака мужчины и закрыла глаза. На лице её мелькали тени испытываемых эмоций, но вскоре оно разгладилось, и женщина, нежно взглянув на Холта, провела рукой по его щеке.

– Всё будет, как хочешь ты, милый, я не стану упрямиться. Ты слишком дорог мне, чтобы я могла пожелать тебе смерти.

И властелин огненной стихии, существование которого длилось не одну тысячу лет, почувствовал, как его уставшие от долгой жизни тело и мозг оживают, возрождённые любовью и лаской избранницы.

 

 Рунистальф обвёл подчинённых тяжёлым взглядом.

– Вы помните, каково основное правило группового противостояния мраку?

Потупившиеся маги дружно качнули головами. Глаза высшего загорелись гневом.

– Вы словно первый год живёте, – рявкнул он. – Главное – в преддверии опасности держаться вместе. Неужели не ясно, что окажись здесь стая призраков, нас просто задавили бы поодиночке. Кроме того, в замкнутом пространстве мы лишены манёвренности. Хватит глупить, до полуночи осталось десять минут.

Отдышавшись, Рунистальф продолжил:

– Трансформеров я попрошу принять свой зоооблик. Лиланд, нам нужен паук.

Названный маг, обернувшись, вопросительно посмотрел на командира.

– Под потолок, в угол, – распорядился тот.

И Лиланд, пыхтя, пополз по стене. Перекинулись ещё двое. Пред светлыми очами высшего возникли крупный богомол и нечто, напоминающее искорёженную почти до неузнаваемости собаку. Оба перевёртыша укрылись в тенях, а оставшиеся приготовились отбивать атаку тёмных сил.

Она не заставила себя ждать, но стала неожиданной для всех; Фира, рассеянно поглядывающая по сторонам, молча рухнула на пол с раздробленной головой, а привидение, нанесшее удар топором, исчезло.

– Они материализовались, – крикнул Рунистальф. – Встаём спина к спине.

Люди заняли круговую оборону, но глаза их в страхе расширились, когда нечисть полезла изо всех щелей.

– Ай-яй! – взвизгнул трусливый Неброн и бросился к выходу.

– Вернись, идиот, – завопил его сосед, заполняя брешь, образовавшуюся после бегства соратника.

На несколько мгновений замерли все, в том числе и призраки, когда удирающий маг резко остановился и задёргался, как паяц. Ноги его подкосились, но, прежде чем рухнуть замертво, он успел повернуться к товарищам, и те увидели, что лицо Неброна съедено до кости. Кем, они не знали, враг был невидим.

– Бейте, – закричал вожак.

И закипел бой.

Когда волею Рунистальфа на стенах зажглись светильники, стало понятно, что побеждают маги. Лиланд спешно плёл крепкие сети, накидывая те на противников, его товарищи добивали пленённых, богомол с хрустом откусывал головы и конечности врагов, а собака-мутант прогрызала ходы в их животах.

Рёв и рычание будоражили воздух, но внезапно всё стихло, и печальные белые тени поплыли прочь, уходя в невозвратность. Битва закончилась.

Облегчённо вздохнув, высший маг склонился над телом Фиры.

– Бедная девочка, – прошептал он. – Ей не исполнилось и ста лет, жить бы, да жить.

Проведя рукой по залитому кровью лицу погибшей, Рунистальф закрыл ей глаза и поднялся. Приблизившись к двери, он склонил голову набок, словно прислушиваясь, и, постояв немного, вернулся к команде.

– Там хода нет, – негромко произнёс мужчина, – его охраняет сущность, сожравшая Неброна. Идите за мной.

Подойдя к стене, он раздвинул её руками, пропуская соратников, и вскоре все очутились снаружи.

– И что теперь? – поинтересовался Лиланд.

– Теперь огонь, – ответил вожак. – Сожжём это гнездо тьмы дотла.

Отступив на несколько шагов, он свёл ладони, и между ними возник огненный шар. По мере того, как Рунистальф раздвигал руки, тот становился всё больше и через несколько секунд взорвался под крышей здания.

Старое дерево вспыхнуло мгновенно, и дом отчаянно завыл разными голосами, сгорая. Остальные члены группы подключились, и вскоре в ночи полыхал огромный костёр, разбрасывающий искрящийся пепел на много метров вокруг.

А победители, развернувшись, побрели прочь. Предводитель их был задумчив, он корил себя, что не догадался сразу спалить источник зла, и из-за его недомыслия двое навсегда остались за гранью реальности. Но успокоился, твёрдо решив, что в ближайшее время собственноручно уничтожит подобные места.

Несмотря на немереную силу, Рунистальф не умел прорицать и строил далеко идущие планы, не ведая, что приготовило