Будущее Эл

  • Будущее Эл | Майя Малиновская

    Майя Малиновская Будущее Эл

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 408
Добавить в Избранное


Она претендует на звание капитана космической разведки. Вместо академической подготовки за плечами будущего капитана - опыт неудачной экспедиции и полетная практика на окраине Солнечной системы. Накануне утверждения звания главная героиня по имени Эл отправляется в плановый полет, но обнаруживает гибнущее в космосе судно и оставляет задание. Встреча приводит ее к необычному контакту и меняет судьбу девушки. Непростой характер и воспитанное жизнью упорство толкают Эл к расследованию непростых отношений землян с инопланетными культурами. Ее история началась давно. Эл борется за свое будущее, прячет прошлое и справляется с трудностями настоящего. Первая книга цикла из четырех. От автора: Это история написана давно. Я оставила в ней все несовершенства молодости. Я периодически ее переписываю. Сюжет не меняется, но я делаю текст лучше. Поэтому от старой аудиоверсии текст книги отличается. Главной темой является взросление героев, эволюция характеров, переосмысление и поиск места в жизни. Люди всегда остаются людьми, даже когда сомневаются в своем происхождении.

Доступно:
PDF
DOC
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Будущее Эл» ознакомительный фрагмент книги


Будущее Эл


 Часть 1 Неудачная экспедиция


Глава 1 Вылет


Этот полет Эл считала простым. Прогулка. Несложная топографическая разведка в поясе Эджворта. Рейс на двое-трое суток земного времени.

Люди недавно выбрались в космос и жили в нем, но по инерции или свойственной человеку ностальгии по Земле мерили бортовые или станционные периоды земными сутками, часами и минутами. На базе Плутон-6, где она заканчивала обучение в Академии Космофлота «старики» завели традицию земного исчисления времени.

Эл бодро шагала по выходному рукаву к пирсу, на посадку, и про себя играла в игру, какую машину ей дадут. Заранее не узнала, пусть будет сюрпризом.

Класс навигационного катера – это маркер того, насколько ей доверяет командир Сектора, и как скоро сбудется ее мечта об относительной свободе. Со дня на день она перестанет быть курсантом, дистанционное обучение в Академии Космофлота завершилось, и ее ждет будущее капитана дальней разведки. Ради этого она явится на Землю для торжественного вручения звания с опозданием на год.

Восемнадцатилетний капитан Космофлота – это редкий случай, но она им станет.

Помимо амбиций, душу грела мысль, что у нее будет возможность повлиять на свою судьбу. Последние четыре года эта самая судьба-злодейка волокла ее по космосу за шиворот, Эл отчаянно хотела управлять своей жизнью.

Она вышла из коридора в открытое пространство взлетно-посадочного пирса и улыбнулась не без нотки грусти.

В ее распоряжении оказался катер класса «Дельта» с бортовым номером тридцать один. В туповато-округлой конструкции фюзеляжа Эл находила что-то очаровательное. Эта послушная машина набита навигационным оборудованием, летает сама, «думает» сама, пилот ей нужен на случай какого-нибудь маловероятного сбоя.

Пилоты называли «Дельту» санаторием. Условия на борту приближены к земным, спальная комната с ванной, медицинский блок, скафандры для автономного выхода и прекрасные кресла.

Эл подумала, что это либо прощальный реверанс командира Сектора Леона Дантела, либо утонченное издевательство личного инженера-техника Вердена.

Эл подошла ближе и увидела три оружейных модуля: два по бокам и один мобильный над кабиной пилота. У «Дельты» сверхпрочный корпус, щиты и скорость. В поясе астероидов не поскачешь. Эл с подозрением оценивала навигационный катер с высоким классом надежности, который отправлялся на задание с низким уровнем угроз.

Она в списке лучших пилотов базы, и командир наградил ее последним несложным полетом на шикарной машине.

Эл шагала к борту и копалась в противоречиях.

Полет условно рассчитан на тридцать шесть единиц полетного времени, что покроет с лихвой ее начальный капитанский норматив, последнее препятствие к званию.

Капитаном Эл не называлась в силу возраста, а не только нехватки полетного времени. Последний год она служила пилотом на орбитальной базе Плутон-6, занималась только полетами и обучением на капитанский минимум.

Форма цвета индиго, при взгляде на которую глаза начинали сладко щуриться, была частью ее груза уже давно. Эл таскала ее с собой как напоминание, что близится время, когда она получит относительную независимость.

Эл знала свой негласный приговор – летать ей одной без экипажа. Как сегодня. На базе она работала в группах и экипажах на авариях и ремонтах. Желание все делать самой – как результат разнообразие навыки и умения; решения поставленной задачи без кивков на начальство – как результат клеймо индивидуалиста. Таких, как она, своеобразно ценили, не многие согласятся уйти в космос в одиночку.

Ее самые близкие друзья, курсанты Академии, работали в экипажах. Во время редких сеансов связи они с напором задавали один и тот же вопрос:

– Когда у тебя будет свой экипаж?

Эл обычно уклончиво отвечала:

– Мне мало лет, кто мне доверит людей? Разве что курсантов на полеты внутри Солнечной системы. Не хочу. Подождите.

Вчера пришло задание на полет и приблизительная карта. Эл уныло посмотрела на экран и зевнула. В доке ремонтировали корабль, класс которого соответствовал ее капитанской квалификации, уж лучше заниматься ремонтом и всласть изучить его, а не составлять атлас района, где нет ничего кроме космической пыли и мелких астероидов – дело нетрудное для курсанта-штурмана.

Эл представила, как она просидит время на борту катера для дальних полетов, наблюдая, как навигационная система занимается работой. От нее много трудов не требовалось – поставить маяк на сложном участке. Тридцать шесть часов полетного времени – эквивалент полезности.

Одна из догадок оказалась верной. У борта маячил техник Верден.

Старик прослужил на базе всю жизнь, и у него была странность – он провожал свои корабли лично. Он ее своеобразно любил. Эл и то, на чем она летала, он опекал с нежностью деда, прикрывая истинные чувства градом язвительных замечаний.

Он увидел ее и похлопал катер по обшивке.

– Не разбей скорлупку, капитан, – насмешливо заметил он. Верден называл ее исключительно капитаном. – Двигатель испортишь, сама будешь ставить новый.

– Ну и поставлю, – с улыбкой ответила ему Эл. – Сам учил.

– Да, ты поставишь! Не сомневаюсь! – старался он ее задеть. – Только что-то тебе такой умной и талантливой кроме топографической разведки ничего не поручили. Я помру, пока ты соберешь свой экипаж.

Эл перестала улыбаться. Она всегда старалась показать, что выше его нападок. Не всегда получалось. Шутка была злой. Верден умел ее задеть, потому что знал больные места ее самолюбия. С первых месяцев работы ей не везло. Всегда в полетах. На ее борту дважды отказывало оборудование, вылетела внутренняя система контроля среды, а однажды беспричинно «умер» двигатель. Это были не аварии, Эл помалкивала. Верден – специалист высокого уровня, его сложно обмануть. Не добившись ответа от упрямой девушки, он донимал ее устными подозрениями каждый раз, однако все случаи были указаны в отчетах Вердена, как износ или аварийный сбой.

Кроме пилотажного навыка, Эл умела ремонтировать то, на чем летает. Пилоты обычно не утруждали себя подобными нагрузками, это умение она не считала лишним.

Эл возвращалась из полетов с поломками и выполненными заданиями. На базе работало много устаревающей техники, поэтому взысканий не было. Эл, к своей чести, умудрилась пару раз не погибнуть, вызвала уважение командира сектора и попала под доброе покровительство Вердена. На трудных ремонтах старик не отказывался от ее помощи, учил всему, когда просила. Но перед каждым вылетом напоминал, что она может устроить аварию. Эл, как подросток, начинала дерзить.

Исчезновение улыбки свидетельствовало, что колкость достигла цели. Старик ехидно улыбнулся.

– Верден, нельзя быть таким вредным. Это отравляет душу, – со вздохом ответила Эл. – Не перестанешь ерничать, я оправдаю твои худшие ожидания и загоняю машину так, что ее спишут.

– Ишь! Будет свой корабль, тогда делай с ним, что хочешь, а «Дельту», чтобы вернула целой. – Верден погрозил ей пальцем. – Ух, капитан.

Эл в ответ засмеялась.

– Хорошо. Я ей по дороге сменю обшивку и покрою лаком.

Эл нарочито игриво проскакала по боковой аппарели на борт. Не стоит соревноваться с Верденом в словесном фехтовании, ему перебранки доставляют удовольствие, а ей становиться кисло. Впереди полет, не сложный, но работа.

Предчувствия не оставили ее.

Эл прервала болтовню системы на запуске командой:

– Ручной пилотаж!

Ей можно, у нее допуск. Тишина в салоне и приятное покачивание на старте.

Верден спокоен, дополнительных пунктов к заданию, «на хвост», ей не навесили. На отлете все тихо и мирно.

Техник любовался тем, как она отчаливает от пирса. Пилот она превосходный. Без единого лишнего движения, дрожи, мощный тупоносый катер плыл по каналу пирса в свободное пространство, словно Верден смотрел учебную демонстрацию. А она так летала! Эл – самородок в пилотировании. Начальник сектора поощряет ее дальними полетами. Верден знал, что она любит развлекаться, выводя катер с пирса вручную, поэтому отключил автоматическую систему пуска. Он то же самое сделает на посадке, когда она вернется. Технический персонал пирса и наблюдатели отвлеклись от дел и следили за ее пилотажем. Что тут скажешь – талант.

Когда Верден поначалу спорил с начальством о ее способностях и умениях, жаловался, что она ломает технику, командир Сектора Леон Дантел угрюмо и твердо поставил Вердена на место.

– Девочка в катастрофе побывала. Ее поломкой на борту не напугаешь. Потому и взял.