Красивая эротика

Полное собрание

  • Красивая эротика | Виталий Мушкин

    Виталий Мушкин Красивая эротика

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 326
Добавить в Избранное


Данное издание — полный сборник эротических рассказов автора. Сегодня у читателя появилась возможность ознакомиться со всеми произведениями Виталия Мушкина. Это не просто рассказы «про секс», это полноценные художественные повести. Где есть любовь, предательство, измены и коварство. И эротика, конечно. Прекрасная, влекущая, так необходимая всем Эротика.

Доступно:
PDF
DOC
EPUB
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Красивая эротика» ознакомительный фрагмент книги


Красивая эротика


 Самая крутая эротика (первый рассказ)



Больше всего Виктору Николаевичу нравилось иметь Ирину Павловну сзади. Вот и сейчас она стояла на четвереньках на диване, а Виктор Николаевич раз за разом вводил свой большой член по влагалище партнёрши. Одной рукой он мял ягодицы женщины, а второй крепко держал её за белые пышные волосы. Мужчине, в момент приближения оргазма, всегда хотелось причинить немного боли Ирине. Он слегка потянул за кудри дамы, и та, повинуясь воле самца, запрокинула голову назад. С её губ сорвался стон. Стон страсти, стон удовольствия, стон боли. Женщина была уже готова к оргазму, но она ждала того же от партнёра, чтобы испытать удовольствие вместе. Но Виктор Николаевич не торопился. Он дорожил этим моментом, предчувствием, и старался продлить его как можно дольше. Почти дойдя до последней черты, он сделал паузу. Кончить сейчас или сменить позу?

- Ирочка, поцелуй его.

Женщина послушно развернулась к Виктору Николаевичу лицом и направила его мокрый член себе в рот. Ирине не очень нравился оральный секс, она предпочитала, чтобы партнёр кончал в неё «классическим» способом. Но не выполнить волю своего «альфа-самца» она не могла. Закрыв глаза, она всасывала и всасывала большой пенис, который входил всё глубже и глубже. А Виктор Николаевич всё давил и давил. «Куда же дальше?» - думала Ирина Павловна.


«Хороша, ох хороша», - думал Виктор Николаевич. Шикарное тело блондинки, согнутое сейчас в поясе и коленях, вдохновляло его чрезвычайно. Он держал женщину за голову и всё сильнее насаживал её на свой стержень.

- Ещё, ещё, давай, давай, - твердил он в экстазе.

Ирина Павловна как могла пропускала мужской член в рот. Тот упирался уже в горло, но напор никак не ослабевал. Хотя оставалось совсем недолго, оргазм приближался неумолимо. И вот, в последний момент, Виктор Николаевич со всей силы прижал голову любовницы к паху. Той сделалось по-настоящему больно. Струёй ударило семя. Ирина попыталась высвободиться, но ей это не удалось. Мужчина крепко держал её за голову, стараясь как можно глубже спустить сперму. Женщина сникла и покорно ждала конца. Семя вливалось ей в рот, потекло на подбородок и грудь, и в этот момент самка почувствовала собственный оргазм.


Ирина Павловна была хороша собой. Красивое лицо и богатая фигура, плюс какая-то врождённая склонность к кокетству, делали её очень сексуально привлекательной. По крайней мере, для Виктора Николаевича. Зелёно-голубые глаза блондинки, высокая полная грудь и развитый, но не чересчур, округлый таз сразу привлекли его мужское внимание. Хороша была Ирина Павловна и в постели. Мягкие белые руки могли умело ласкать. Длинные ресницы и чувственные губы звали к поцелуям. Слегка заметный животик и в меру полные ножки влекли к источнику наслаждения. В сексе Ирина Павловна была безотказна, для Виктора Николаевича, конечно. Оральный и анальный секс, любые ласки, включая немного садо-мазо. Она была хороша спереди и сзади, сверху и снизу. С Виктором Николаевичем они испробовали много разных поз и приёмов.


Мужчина и женщина, голые, встали с дивана.

- Ирочка, ты в ванную?

- Да, Виктор Николаевич.

- Ну сколько тебе можно говорить, не зови меня по отчеству, когда мы одни. Я ведь не совсем ещё старый.

- Да, дорогой, хорошо, не буду.

- Возьми там розовое полотенце. Или, может быть, тебя помыть?

- Нет, не надо, я сама.

Ирина Павловна был дома у Виктора Николаевича в первый раз. До этого они встречались, в интимном смысле, на работе, в кабинете Виктора Николаевича, реже — в гостинице. Вообще-то, они вместе работали. Ирина Павловна — бухгалтером, Виктор Николаевич — генеральным директором. Роман между ними длился уже определённое время. А первый раз они поцеловались после новогоднего корпоратива, когда директор неожиданно почувствовал, что бухгалтерша прижимается к нему сильнее, чем надо бы. В первый рабочий день после новогодних каникул Виктор Николаевич по какому-то поводу вызвал бухгалтера к себе.

- Ирина Павловна, как Вам у нас работается?

- Спасибо, хорошо.

Кожа у Ирины Павловны была белой, волосы светлыми, возможно поэтому она иногда сильно краснела, что выдавало её истинные чувства. Вот и теперь она стояла перед директором, опустив глаза, и покрывалась краской.

- Зачем я к нему прижималась на вечере? - подумала она. - Это всё шампанское.

Директор подошёл поближе. Смущение бухгалтера подтолкнуло его к активным действиям.

- Потанцуем? - предложил он.

- Как, прямо здесь?

- Да, здесь, как на корпоративе.

Он подошёл к Ирине ближе, взял её руки в свои, как для вальса. Женщина не поднимала глаз, но движениям партнёра не сопротивлялась. Так они покружились немного, без музыки, посреди директорского кабинета. А потом обнялись крепче и поцеловались. А потом...


А потом... директор стал бухгалтершу раздевать. До этого он выглянул в приёмную и попросил секретаршу его не беспокоить. Та лишь кивнула и равнодушно повела плечами. Виктор Николаевич снял с Ирины блузку, расстегнул бюстгальтер.

- Какая грудь! Большая, белая... - подумал директор.

- Хорошо, что я одела новый лифчик, - подумала бухгалтер.

Виктор Николаевич наклонился и стал целовать грудь Ирины Павловны. Та покраснела ещё больше, но грудь не убрала. Ей было приятно, когда мужчина касался языком сосков и теребил их. В этот женщина почувствовала, как между ног выделяется влага.

- Она стоит, не шевелится, значит, согласна. В какой бы позе её поиметь? Стоя неудобно. Перейти на диван? - думал генеральный.

- Сейчас он начнёт меня раздевать дальше. Там с бельём должно быть тоже всё в порядке. Неужели он захочет меня поиметь прямо здесь, в кабинете, в разгар рабочего дня? А что подумает секретарша? - думала подчинённая.

Виктор Николаевич расстегнул юбку Ирины Павловны. Освобождённая ткань упала на пол. Под ней оказались трусики и колготки. Наклонившись, начальник стал снимать и их. Чтобы было удобнее, он встал перед женщиной на колени. Низ живота красавицы, её ноги, горячий пах совсем опьянили седовласого мужчину. Он приник лицом к впадине и стал пробовать всунуть туда, где смыкаются ноги, свой язык. Но поза женщины была для этой цели неудобной, поэтому Ирина Павловна чуть раздвинула ноги и подала вперёд таз. Язык начальника коснулся гениталий. Партнёрше стало приятней, она ещё больше раздвинула ноги.

- Ему не приласкать нормально влагалище и клитор, пока он меня не посадит. Неужели он не догадается?

- Ох, как неудобно. Язык не достаёт до входа. А так хочется!

- Виктор Николаевич, неудобно, - сказала тихо Ирина Павловна. - Вдруг кто зайдёт?

- Да никто не зайдёт. Хотя... Придёшь ко мне вечером, после работы? - он поднял к женщине красное и мокрое лицо.

Она кивнула в ответ.


Конца дня Виктор Николаевич дождался с трудом. В его кабинете была дверь, замаскированная под шкаф, которая вела в небольшую комнату отдыха и туалет с душем. Сюда он и пригласил бухгалтершу. Он помог ей раздеться и помыться. Вдвоём они стояли под струёй душа, смывая накопившуюся грязь и усталость. Мужчина нежно и с большим чувством мыл и гладил чувственные места сослуживицы. А она, стараясь не глядеть на его распухший пенис, молча принимала ласки.

- Давай, я помогу тебе вытереться.

- Спасибо, Виктор Николаевич.

- Не называй меня так... не надо отчества.

- Хорошо, не буду.

Покончив с вытираниями, они прошли к дивану, куда начальник усадил Ирину, предварительно подстелив полотенце.

- Садись, девочка. Раздвинь ножки.

Он стал перед дамой на колени, и как днём прильнул к её промежности. На этот раз цель оказалась ближе, добраться до неё языком было удобнее. Ирина Павловна уже не так сильно волновалась. Она прикрыла глаза, раздвинула ноги и допустила Виктора Николаевича к самому драгоценному месту. А тот работал языком неистово. Он вылизал всю промежность, потеребил клитор, вошёл, насколько смог, во влагалище. Ирина Павловна застонала. Она не знала, достигнет ли в таком положении оргазма, но это было для неё довольно приятно. А возбуждение директора нарастало. Тереться лицом о гениталии женщины ему было уже мало. Он решил заняться настоящим сексом, ввести во влагалище не язык, а пенис. Встав с колен, Виктор Николаевич попытался войти в Ирину, сидящую на диване с раздвинутыми ногами. Но ничего из этого не вышло. То ли поза женщины была неудобной, то ли член слишком возбудился и не желал становиться железным.

- Ирочка, встань, пожалуйста. Повернись ко мне спиной.

Ирина встала, повернулась в Виктору Николаевичу спиной и наклонилась вперёд, упёршись руками в спинку дивана. Зад она чуть приподняла, открывая свободный доступ к своей вагине. Мужчина вставил было туда член, но тот, как назло, сделался ещё более вялым.

- Чёрт! Что же делать? Как неудобно. Раздел женщину, поставил её «раком», а трахнуть не можешь. Что ты за мужчина, - думал директор.

- Да, вяловат член у мужичка. Видать, старость. А, впрочем, и хорошо. Поласкает меня, а до акта и не дойдёт. А не было акта, не было и измены, - думала бухгалтерша.


Муж Ирины был тоже старше её. Брак их длился уже долго, дочь заканчивала школу. А секса между супругами не было. Вместо секса муж Ирины прикладывался к бутылочке. Жену не имел, но смотрел всегда на неё с подозрением и ревностью. Мог и ударить. Но зарабатывал, деньги приносил в семью (Ирине), дочь любил. Ирина Павловна ждала то ли совершеннолетия дочери, то ли ещё неизвестно чего. И на развод не подавала.


Секса с женой не было и у Виктора Николаевича. Жили они богато, супруга директора могла себе позволить разъезжать по заграницам. А больше ей от Виктора ничего было и не надо. Их взрослый сын, шалопай, жил отдельно.


Ирина Павловна стояла, упёршись руками в спинку дивана, и ждала. В сексе она никогда не брала инициативу, а отдавала её мужчинам. Виктор Николаевич в досаде оставил попытки впихнуть вялый член в половое отверстие женщины. Тело бухгалтерши пленило его ещё больше, он не мог от него оторваться. И тогда директор вернулся к оральным ласкам. Он просунул в мокрую щель язык, стал им двигать в разных направлениях. Ирине Павловне это понравилось, она негромко застонала. Лаская языком и губами вагину, мужчина периодически (чтобы не увидела партнёрша) проверял состояние своего члена. Увы, тот не подавал признаков роста.


Вылизав весь низ, Виктор Николаевич решил переместиться чуть выше. А выше находилась шикарная попа Ирины Павловны. Раздвинув ягодицы, директор прошёлся по ложбинке языком.

- Это сексуально, - подумал он.

- Это приятно, - подумала она.

Нежная кожа ложбины прерывалась закрытым отверстием. Туда и направил свои устремления и язык Виктор Николаевич. Сначала он легонько продавливал вход. Потом усилил нажим. Ирина вновь застонала. Это было ей в новинку, но нравилось всё больше.


Полизав попу, директор перешёл на вагину. Потом обратно. Страсть его крепчала, но выхода не имела. И тогда Виктор Николаевич попросил бухгалтершу поцеловать причинное место ему. Женщина без возражений пустила член директора в свой ротик, и тот быстро кончил. Так завершилось первое их свидание.


… Из ванной Ирина Николаевна вышла, обернувшись большим розовым полотенцем.

- Ну, я пойду?

- Подожди, не уходи, попьём хоть чаю, - возразил директор.

- Роскошная квартира. Хорошо бы осмотреть её всю. Когда ещё представится подобный случай, - подумала она.

- Конечно я уже кончил, но, может быть, что-то ещё у нас получится. Пусть походит голенькая по квартире, это должно меня возбудить, - подумал он.

Ирина Павловна не осталась голой. Одеться при любовнике она стеснялась, и теперь ходила завернувшись в полотенце и в мягких тапках.

- Мне бы такую квартиру. А что, возможно Виктор Николаевич когда-нибудь и разведётся, а мы с ним и поженимся? Я молода для него, красива, он меня постоянно хочет. Чем мы не пара? Я перееду сюда, разведусь с мужем, работать больше не буду. Подруги сдохнут от зависти. А потом построим коттедж, будем жить за городом. Заведу красивые розы, как в кино.

Виктор Николаевич, в трусах, и Ирина Павловна, в полотенце, сидели рядышком на диване и пили чай. В супружескую спальню они не ходили, директор показал Ирине комнату мельком.

- Ирочка, у тебя красивые ноги, - мужчина слегка приоткрыл полу полотенца.

Ему нравилось тело молодой женщины, но он ещё не решил, хочет ли её снова.

- Да, - скромно ответила бухгалтер и потупила глаза.

Лицо её покраснело. Ирина поняла, что готовится второй акт сексуальной пьесы. Она, честно говоря, уже не очень хотела. Почти все сношения с директором заканчивались минетом. Брать в рот мужской член Ирина Павловна немного брезговала. Этого она не позволяла мужу, пенис начальника сосала из вежливости.

- Сними полотенце, Ирочка, - попросил Виктор Николаевич.

- Неужели у него получится второй раз? - подумала любовница.

Пенис начальника крепчал, вид обнажённого тела самки действовал положительно.

- Возьми его сразу в ротик, - Виктор Николаевич встал напротив сидящей на диване Ирины и спустил трусы.

Той ничего не оставалось, как исполнить желание шефа.

- Ну и хорошо, - подумала она. - Пусть побыстрее кончит, да и прекратим это секс-свидание.

Но испытать оргазм, второй подряд, хозяину квартиры было уже затруднительно. Он пихал и пихал в рот Ирине свой член, вроде бы подходил к финишу, но кончить никак не мог. Заняться сексом в другой позе было бесполезно, это понимали оба. Итак, начальник тужился, Ирина Павловна терпела и делала вид, что страсть овладевает и ею.


Неожиданно стукнула входная дверь. Виктор Николаевич отпрыгнул от дивана.

- Кто это?! Жена?!

Директор быстро натянул трусы, женщина прикрыла грудь и пах руками. В гостиную заглянул молодой человек.

- Извините, помешал, - он саркастически улыбнулся.

- Как ты вошёл? Почему не стучишься? Закрой дверь! - на повышенных тонах быстро произнёс Виктор Николаевич.

- Вошёл, потому что у меня есть ключ. А зачем стучать, если вошёл? - уже из-за закрытой двери произнёс юноша.

Директор и бухгалтер начали быстро одеваться.

- Это мой сын, Егор, - сказал Виктор Николаевич. - Пойду с ним поговорю.

Он вышел из комнаты, а Ирина осталась сидеть на диване, вся пунцового цвета.


Через некоторое время Ирине Павловне позвонили.

- Здравствуйте, это Егор, - произнёс молодой голос.

- Егор, сын Виктора Николаевича?

- Да. Ирина Павловна, нам нужно встретиться.

- Что случилось?

- Я объясню Вам всё лично, не по телефону.

Они встретились в кафе. Егор как-то странно улыбался. Было видно, что он нервничает.

- Что-то с Виктором Николаевичем? - спросила женщина.

- Нет, с папой всё в порядке.

- А что такое?

- Видите ли, Ирина Павловна, - после некоторой паузы произнёс молодой человек. - В квартире у родителей установлена система «Умный дом».

- И что?

- При любом движении ведётся съёмка. Видеосъёмка.

У Ирины похолодело внутри. Её секс с начальником записали. А что хочет этот мерзавец?

- Папа не умеет пользоваться аппаратурой, а я решил посмотреть, чем вы с ним занимались.

- Тебе не стыдно?

- Мне стыдно? Это Вам должно быть стыдно. Вот, смотрите.

Егор повернул к женщине экран смартфона. Там голые Виктор Николаевич со своим бухгалтером занимались сексом. Женщина стояла наклонившись к дивану, а мужчина усердно засовывал свой язык ей в зад.

- Фу, какая мерзость!

- Да, действительно. Заниматься сексом замужней женщине с женатым любовником. А что сделает Ваш муж, когда узнает?

- Подлец! Ты меня шантажируешь?

- Тише, Ирина Павловна, на нас оглядываются. Да, я могу ознакомить Вашего мужа с этим видео.

Лицо женщины из огненно-красного превратилось в белое.

- Ты не сделаешь этого.

- Почему же я этого не сделаю?

- Я расскажу всё твоему отцу.

- Рассказывайте. У нас с ним всё равно плохие отношения.

- Чего ты хочешь?

- Я хочу с Вами... ну, Вы сами понимаете.

- Переспать?

- Да.

- Мерзавец, - Ирина Павловна привстала со стула, чтобы дать ему пощёчину. Юноша инстинктивно отпрянул.

Женщина опустилась на место. Её большая белая грудь, видневшаяся из-под блузки, готова была оттуда выскочить. Перспектива ознакомления мужа с этим видео для бухгалтерши имела самые неприятные последствия. Допустить такого никак нельзя.

- Один раз, - продолжил молодой человек.

Ирина Павловна ничего не ответила. Она просто не знала, что отвечать. Воля её была парализована.

- Пойдёмте, - Егор подал женщине руку.

Она встала и как во сне пошла за вымогателем. Открыв дверь мужского туалета, юноша галантно пропустил даму вперёд. Зайдя внутрь, Егор защёлкнул засов на двери и стал расстёгивать блузку бедной женщине.

- Погаси свет, - прошептала она.

- Не надо, так лучше.

Сорвав лифчик, мужчина стал мять ей грудь, делая больно. Ирина прикусила губу. Потом он повернул её к себе спиной и задрал юбку.

- Наклонись, - приказал мужчина.

Бухгалтерша послушно наклонилась. Стянув зелёные трусики, Егор остался наедине с роскошной женской попой. Ирина Павловна, её фигура, напомнили молодому человеку его учительницу, Ирину Сергеевну. И столько раз он представлял её большую, голую, белую попу перед сном. И вот теперь, эта попа, эта послушная женщина, всё её тело принадлежало ему, Егору. Мужчина возбудился сразу, сразу же он вогнал твёрдый член во влагалище «училки». Та ойкнула. Схватив женщину за толстые сиськи, сын директора стал быстро-быстро её иметь. И вскоре всё кончилось. Ирина Павловна почувствовала, как потекла у неё по ногам горячая жидкость. Егор достал телефон, быстро сделал пару снимков, застегнул ширинку и выскочил из туалета. Ирина смотрела в зеркало на свою растерзанную одежду, на полуголое тело, растрёпанное лицо и плакала. Тушь мешалась со слезами и текла по лицу.


Прошла неделя, за ней другая. Ирина Павловна старалась забыть неприятный случай в кафе. С Виктором Николаевичем она решила больше не «встречаться». В конце концов, пускай он её увольняет. Разговор с начальником не заставил себя ждать. Генеральный вызвал бухгалтера в разгар рабочего дня.

- Ирина Павловна, сегодня вечером Вы задержитесь на работе?

- Нет, Виктор Николаевич, не могу. Муж ждёт.

- Ирочка, ну что ты? Что случилось? - шеф подошёл к ней вплотную, взял за руки.

- Я замужем, Виктор Николаевич, а Вы женаты.

- Ну и что? Раньше тебя это не смущало.

- А теперь смущает.

- Чего ты хочешь?

- Ничего не хочу.

- Давай так, - директор сделал паузу, потом продолжил. - Я назначу тебя заместителем главного бухгалтера, утрою оклад, выделю служебную машину. Идёт?

Ирина Павловна молчала. Предложение генерального было неожиданным и довольно щедрым.

- Ну что, согласна? Не молчи. Если согласна, то покажи мне это.

Виктор Николаевич расстегнул ширинку. Женщина встала перед ним на колени, достала рукой вялый член директора и сунула себе в рот.


Теперь у Ирины Павловны был служебный автомобиль и отдельный кабинет. Помещение обставили очень уютно, Здесь был удобный большой диван, небольшая туалетная комната с умывальником и биде. Тут заместитель главного бухгалтера встречалась иногда вечерами с генеральным. Муж Ирины почувствовал произошедшие с ней перемены и стел ещё более ревнив. Каждый раз, когда она задерживалась на работе, он устраивал сцены, но пока всё обходилось без рукоприкладства. Всё чаще женщина подумывала о разводе.


Однажды ей снова позвонил Егор.

- Здравствуйте, Ирина Павловна.

- Чего тебе? - она сразу узнала голос мерзавца.

- Хотелось бы поговорить.

- Не о чем нам с тобой говорить, - женщина выключила абонента.

Через несколько минут на телефон пришло несколько фото. На них Ирина была изображена в самой неприглядной позе. С голой попой, подставленной для соития. С отвислыми голыми грудями в позе «раком». Вот край её лица, пунцового то ли от удовольствия, то ли от стыда. Потом пришло сообщение: «Ты хочешь, чтобы эти снимки увидел твой муж? Или твоя дочь? А может быть, весь Интернет?».


Снова раздался звонок.

- Да, - резко ответила Ирина.

- Ещё один разок, Ирина Павловна, и я от Вас отстану.

- Как тебе верить, если прошлый раз ты говорил то же самое?

- Не совсем так. Прошлый разы вы «отрабатывали» за видео у отца. Теперь — за фото в туалете кафе.

- А где... - женщина сбилась от возмущения. - А где гарантия, что не будет новых снимков?

- Я Вам обещаю. Клянусь, что новых снимков не будет, старые все уничтожу. Ну как, договорились?

- Мне надо подумать.

- Хорошо, думайте, я позвоню завтра.

Абонент отключился.


Когда на следующий день Егор снова позвонил, Ирина так и не решила, соглашаться ли на условия вымогателя или нет. Где гарантия, что не будет новых компроматов? Или не используются уже имеющиеся? А с другой стороны, если эти снимки окажутся у мужа, а ещё хуже, у дочери? А если весь Интернет увидит её позор?

- Алё, это Егор, здравствуйте. Вы надумали?

- Что ты хочешь?

- Приезжайте вечером ко мне домой. Адрес я скину сообщением.

- Это в последний раз?

- Клянусь. Быстренько туда-сюда и я Вас отпущу. Вам понравилось в прошлый раз?

- Подонок.

- Так придёте?

- Не знаю.

- Жду Вас до восьми вечера. А потом отсылаю снимки Вашим родственникам. И размещаю их в Интернете. В разделе: «Лучшее порно».

- Подлец! - Ирина Павловна нажала кнопку «Выключить».


Идти, не идти? Пять минут позора и всё закончится. Позвонил по внутреннему телефону Виктор Николаевич.

- Ирина, сегодня я зайду вечерком?

- Нет, Виктор, сегодня не могу.

- Что так? Свидание?

- Свидание с твоим сыном, ублюдком, - хотела сказать Ирина Павловна, но промолчала.

- Или муж ревнует? Да бросила бы давно своего пьяницу.

- А ты бы взял, да бросил свою жену.

- Да, всё может быть, - согласился директор. - Только трудно будет делить имущество, на неё многое записано.

- Давай, ты разведёшься с женой, а я со своим мужем? - предложила заместитель главного бухгалтера.

- Если ты не будешь меня избегать, то вполне возможно.

- Виктор, правда, сегодня не могу, родительское собрание в школе, у Тани.

- Ну ладно, в другой раз.

На сердце женщины стало полегче. А может быть действительно возможен их брак с Виктором? И тогда уже не будет этих унизительных минетов. Да и в деловых, денежных вопросах она сумеет себя достойно поставить.


В половину восьмого Ирина позвонила в дверь квартиры по адресу, указанному в сообщении. Егор открыл дверь, пропустил женщину внутрь, закрыл замок. С осторожностью Ирина Павловна зашла в неухоженную квартиру. Тёмная, грязная прихожая, какой-то шум на кухне. От вымогателя явно пахло спиртным.

- Ты пьян?

- Да, ну и что? Хочешь, и тебе налью?

- Ты не один?

- Не обращай внимания, - Егор плотнее прикрыл дверь на кухню.

- Нет, я пожалуй пойду.

- Пойдёшь? Ну смотри. А так по-быстренькому перепихнулись бы и всё. Стоило так далеко ехать? Давай, не тушуйся, проходи в ванную. Потом пойдём в спальню.

Посомневавшись, Ирина прошла в ванную. Ванная комната была также в запустении, как и прихожая. Какое-то дурное предчувствие охватило женщину. Это, наверное, притон. Надо будет быстро «перепихнуться», как сказал шантажист, и бежать отсюда.


Егор провёл её в спальню. Маленькая комнатка с оборванными обоями. В углу — видавшая виды кровать.

- Проходи, раздевайся.

Неловко себя чувствуя, женщина разделась. Одежду и бельё аккуратно сложила на стул.

- Ну, ложись.

- Может быть, что-нибудь постелить? - Ирина брезговала ложиться на засаленное покрывало.

Егор достал из шкафа пожелтевшую простынь. Женщина аккуратно её расстелила и прилегла с краю.

- Ложись на спину. Раздвинь ноги.

Она повиновалась.

- Теперь поглаживай себе соски и клитор. Я хочу, чтобы ты возбудилась посильнее.

Мужчина стоял рядом, он тоже был голым. Его пенис уже разбух, но ещё не поднялся полностью. Ирина Павловна потрогала свои груди, опустила руку к паху, стала поглаживать гениталии. Эти движения сейчас её не возбуждали, потому что неприятен был этот мерзавец, да и вся обстановка внушала отвращение и страх.


Молодой человек подошёл вплотную. Помогая рукой, она стал водить твердеющим пенисом по лицу Ирины Павловны. Та закрыла глаза.

- Открой глаза, смотри.

Она открыла. Пенис ползал по лицу, щекам, он касался глаз, носа, губ. Ирина приоткрыла рот, полагая, что предстоит минет, но парень не торопился. Сейчас он не был похож на того молниеносного партнёра, каким проявил себя в туалете кафе.

- Я привяжу тебе руки к спинке кровати, - сказал Егор

- Не надо, - попросила блондинка.

- Надо. Лежи и молчи.

Ирину охватил страх. Не сопротивляясь, она дала мужчине связать себе руки. Что хочет этот подлец? А кто там у него на кухне? И почему он всё делает так медленно? Как будто у нас впереди ещё много-много времени. Тут Ирина Павловна оказалась права.


Снова член парня заскользил по лицу женщины. На этот раз он вошёл всё-таки в рот.

- Давай, соси, - приказал Егор.

Ирина повернула голову набок, чтобы пенис полностью мог войти в полость рта, и начала сосать. Под действием ласки, плотно охваченный женскими губами, и теребимый языком, пенис стал крепнуть и вскоре максимально затвердел. Мужчина, почувствовав это, залез на Ирину Павловну и вставил член «по назначению». Тот вошёл туда не свободно, с большим натягом.

- Да ты не возбудилась, овца. Не хочешь, значит, меня? Ну ничего, всё предусмотрено.

Егор встал, достал с тумбочки гель, нанёс его на головку члена. Теперь пенис вошёл во влагалище гораздо мягче.

- Вот так, хорошо. Надо мне в тебя кончить, пока ты чистая.

- Что он имеет в виду? - подумала бедная женщина. - Чистая? Пока? А потом? - страх сковал всё тело.

А шантажист продолжал своё «половое» дело. Движения его участились, он вошёл в экстаз и вскоре кончил.

- А что дальше? - думала привязанная к кровать Ирина Павловна. Она чувствовала, как стекает горячая сперма по её бёдрам, ягодицам.

Егор молча встал и вышел из комнаты.


Вернулся он не один. У голой женщины, лежащей на кровати, округлились от ужаса глаза. Вместе с Егором вошли в спальню два его собутыльника. Она непроизвольно напрягла руки, с силой сжала коленки.

- Ох, какая краля, - сказал вошедший, который постарше. Руки у него были сплошь покрыты татуировками. - Солидная женщина, с такой приятно иметь дело.

Старший погладил Ирину по ноге, та судорожно дёрнулась. Младший, ровесник Егора, лишь глупо улыбался.

- Мальчики, отпустите меня, пожалуйста, - попросила пленница.

- Отпустим, конечно. Приласкаешь нас, и отпустим. Тебя как зовут? - спросил татуированный.

- Ирина Павловна.

- Меня Денис. Выпить хочешь, Ирина Павловна?

Женщина отрицательно покачала головой.

- Егор, неси водку, - распорядился старший.

Парень принёс початую бутылку.

- Давай, пей, - Денис подставил горлышко ко рту Ирины.

Женщина пить не хотела, но обжигающая жидкость лилась прямо в горло. Захлёбываясь и откашливаясь, Ирина Павловна глотала водку. Сознание начало покрываться серым туманом.


Вошедшие тоже разделись. У старшего в татуировках оказались не только руки, но и всё тело.

- Теперь это будет не Ирина Павловна, а Жучка. Собака, сучка. Давайте развяжем ей руки и сделаем ошейник.

Один ремень татуированный застегнул Ирине на горле, сделав ошейник. Второй прицепил к первому, как поводок. Ирина Павловна почти не сопротивлялась. Её казалось, что это происходит не с ней, а где-то в другом месте, с другой женщиной.

- Нужен ещё один ремень. Чем мы будем её пороть? Сучка должна слушаться хозяев.

Егор подал Денису ещё один ремень. Тот размахнулся и стеганул женщину по заднице. Та громко ойкнула, по ягодицам поползла красная полоса.

- Тихо, Жучка, молчи! Если будешь слушаться, то ремня не будет. Поняла?

Ирина Павловна кивнула. Из глаз её потекли слёзы.


Она сделает всё, что они скажут, только бы не били.

- Я люблю сзади, - сказал старший. Ну ка, Жучка, вставай на четвереньки, на пол. Теперь ты будешь ходить только на четвереньках. Ведь ты собака, сука.

Ирина Павловна встала на четвереньки. Похотливые юнцы со страстью смотрели на это белое тело. На большую груди, свисавшие почти до пола, на широкий зад, на ставшие доступными половые органы. Пенисы у юношей разбухли, хозяева мяли их руками, готовясь к овладению белым незащищённым телом. Но первым тут был Денис. Он помазал член гелем и вогнал его в заднее отверстие Жучки. Та ойкнула от боли.

- Молчи, сука, а то получишь ремня.

Большой каменный член мужчины разрывал задний проход бедняжки. Стиснув зубы, она терпела. Алкоголь не снимал болевых ощущений, он просто отуплял. Долго, очень долго, как казалось Ирине, происходило сношение. Но вот настала кульминация и снова потекла сперма.


Довольный Денис оторвался от мягкого тела, критически осмотрел «тренажёр».

- Своди-ка ты, Лёха, Жучку помыться. Заодно можешь её там и трахнуть, - сказал старший третьему, ждущему своей очереди. А мы с Егором пока опрокинем по рюмочке. Веди её на ошейнике и не давай вставать, пусть знает своё место. Будет сопротивляться — бей ремнём. С этими суками только так.

Денис с Егором пошли на кухню, а Лёха повёл Ирину Павловну на четвереньках в ванную.


Неожиданно из ванной донёсся громкий женский крик. Мужчины из кухни побежали туда. Их глазам предстала сцена — Ирина, закрывшись руками, забилась в угол ванной, а Лёха лупит её со всей силы ремнём. Тело женщины в красных полосах, она защищается изо всех сил. Денис придержал обидчика, подобрал с пола валяющийся носок и засунул его в рот Ирине. Та только выпучила глаза.

- Будешь орать — будешь с кляпом во рту. Поняла?

Она кивнула. А глаза полны ужаса.

- Вынуть носок?

Снова кивок. Денис вытянул носок, бросил его обратно на пол.

- Лёха, ты чего? А если соседи услышат? Зачем так её разрисовал?

- А чего она не даёт?

- Чего она не даёт? Всё она даёт.

Лёха молча мял свой вялый член.

- Ну-ка, давай, - сказал Денис парню. - Давай, присунь ей.

Он поднял Ирину на ноги, развернул её силой, наклонил.

- Раздвинь ноги.

Она раздвинула. Влагалище, анус, всё свободно и доступно.

- Ну, давай. Куда ты хочешь?

Лёха попробовал сунуть член во влагалище, но тот его не слушался. Пенис мялся, гнулся, но входить не желал.

- Дай ей в рот, - предложил Денис. - Ну-ка повернись, - скомандовал он Жучке.

Ирина встала, наклонилась и взяла пенис в рот. Слёзы, сопли, слизь с члена, всё перемешалось. Что-то текло по подбородку, что-то проглатывалось. Лёха затих, он уже получал удовольствие.

- Ладно, пойдём, оставим их вдвоём, - сказал татуированный младшему товарищу.

Они вышли из ванной, сели снова за стол. Скоро должен был опорожниться и третий член. А впереди было ещё много времени — вся ночь... а может и больше.




Она приглашает мою руку себе под трусики


Ночь


Я влюбился в неё сразу. Красивая женщина, длинные чёрные волосы, выразительные карие глаза.

- Меня зовут Наташа, - говорит девушка.

- Меня Борис.

Мы сидим рядом, взявшись за руки. Любовь и нежность захватывают нас целиком. Покой, радость, страсть, всё перемешалось во мне. Это какой-то сногсшибательный коктейль положительных чувств и эмоций. Влечение к этой женщине сильнее всего на свете. В её глазах я читаю те же чувства. Это любовь! Нет, это нечто большее. Это квинтэссенция всего хорошего и истинного. Это всепоглощающая радость и абсолютный покой. Это полная свобода и божественное начало. Это награда и смерть, рождение и любовь.


Я обнимаю Наташу, прижимаю её к себе. Расстёгиваю пуговицы платья, освобождаю одну грудь. Грудь у женщины большая, белая и гладкая. Я приникаю к ней губами, целую. Нахожу сосок, сжимаю губами, ласкаю его языком. Освобождаю обе груди Наташи. Как хорошо окунуться в них головой. Утонуть в этих больших мягких холмах. Я хочу Наташу. И знаю, что она хочет меня. Ничто не будет помехой в нашей большой любви, в нашем большом желании.


Мы сидим с Наташей где-то в ресторане. Но это нас не смущает. Я расстёгиваю пуговицы её платья дальше. Вот гладкий белый живот женщины, вот начинаются бёдра. Платье расстёгнуто, я снимаю с Наташи трусики. И запускаю руку ей между ног. Желание достигает предела. Наташа тоже очень хочет. Она разводит ноги, давая моим пальцам погрузиться глубоко в её недра... Грохочет железо.



День


Гремит железный засов. Это рабочий с галёры передаёт в камеру хлеб. Хлеб в хаты поднимают рано утром. Я лежу на шконке, не открывая глаз. Это был всего лишь сон. Как я мог даже во сне забыть это постылую камеру, эту ужасную тюрьму, свою незавидную долю. А ведь забыл. Спасибо тебе, Наташа! Я пошевелил пальцами руки, они ещё помнили прикосновение к нежным женским органам.


Какой чудесный сон! Как мне в нём было хорошо! А тут... а тут безнадёга. Как долго я без женщины? Долго, очень долго. Глаза открывать совсем не хочется. Неужели впереди целый день мучений? Целый день страха, целый день переживаний. Целый день тоски и безысходности.

Дожидаюсь, пока затухнет эрекция, слезаю со своей верхней шконки. Опять эти лица, эти стены, за которые не вырваться. Окажусь ли я когда-нибудь на свободе? Может, да, а может, и нет. Как далеко она от меня, воля. Никто там, по-настоящему, меня и не ждёт. А Наташа? Наташа — это сон. Она больше никогда и не приснится.


Загремели засовы железной двери, выходим на галёру, на утренний осмотр. Сейчас лето, форма одежды — трусы и тапки. Осматривает узников врач, в сопровождении охранников. Осмотр формальный — вышли, потом повернулись спиной, затем обратно в хату. Врач — приятная женщина средних лет, блондинка. Близко к арестантам она не подходит, но и отсюда можно разглядеть зеленоватые глаза, алые пухлые губки, аккуратные пальчики рук. Фигурка тоже неплохая — большой бюст, в меру широкий таз, талия тоже присутствует. Десятки голодных мужских глаз жадно вглядываются в её лицо и фигуру. Но взгляд врачихи скользит по строю, ни на ком не останавливаясь.



Ночь


Я гуляю по набережной. Навстречу мне силуэт девушки. «Наташа», - чувствую я сердцем.

- Наташа, ты?

- Да, Боря, я жду тебя.

Мы садимся на лавочку. Снова я оказываюсь в плену большой любви и большой страсти. Мне так хорошо с тобой, Наташа! Словно камень спадает с сердца, оно бьётся в унисон с неимоверной радостью и безумным счастьем.


Я опять расстёгиваю платье женщины. По одной пуговичке, сверху вниз. Появляется одна белая грудь, за ней другая. Тёплое податливое тело Наташи хочет ласки, оно полностью в моей власти, во власти большого, взаимного, чувства.


Пуговицы закончились, платье снято. Я берусь за трусики девушки и помогаю ей их снять. Наташа сидит на скамейке голая, я становлюсь перед ней на колени. И целую её тело. Целую бёдра. Целую живот. Ноги мешают подобраться ближе, Наташа их раздвигает. Я целую внутреннюю часть бёдер, сначала одну ногу, потом другую. Всё ближе и ближе заветное место, главный орган наслаждения и чувственности. Провожу языком по самым интимным местам. Наташа стонет, опрокидывается назад, придвигая таз ближе ко мне. На, входи! И я вхожу. Язык на всю длину проникает внутрь, он ласкает, гладит, теребит. Наташа стонет ещё громче. Смазка из влагалища орошает мне губы, подбородок, нос. Предчувствуя оргазм женщины, я работаю языком неистово. Наташа уже схватила меня за волосы и вдавливает лицо себе между ног. Давай, давай, ещё сильнее! Оргазм накрывает женщину, судороги трясут тело. Близок к оргазму и я. И мы меняемся с Наташей местами. Я встаю с колен и направляю свой большой член прямо ей в рот. Губы, нёбо, горло. Пенис пытается войти полностью, но рот девушки не бездонен. И всё же страсть толкает меня вбить член как можно глубже. Я силой давлю и давлю его внутрь. Вот уже губы девушки у основания члена, они сжимаются у самого корня. И в этот момент я кончаю... Долго, долго выливается сперма. Она покрывает всю лавку, голую женщину, из шапки пены на меня смотрят с любовью карие, прекрасные глаза моей Наташки. А жидкость всё поступает, глаз девушки уже не видно, вокруг только сперма и сперма. Внезапно грудь пронзает боль.



День


Я открываю глаза. Ноет сердце. Острая боль отступает, остаётся какая-то тяжесть. Трусы и простынь мокрые, во сне я кончил. Скоро проверка, надо быстро влезть в сухие трусы. Осторожно, не привлекая внимания, переодеваюсь под одеялом. Успел — громыхает замок двери, выходим на галёру. Один и тот же ритуал, изо дня в день. Утром проверка, вечером проверка. Сегодня опять эта врачиха, с зелёными глазами. Мне показалось, а может быть и нет, женщина остановила мельком свой взгляд на мне. Потом силуэт её удлинился, стены качнулись, я полетел в пропасть.


Через какое-то время я очнулся в больничном корпусе. Та же камера, только нас тут всего двое. Те же решётки на окнах, та же железная дверь с кормушкой. Что со мной? Сердце? Тяжесть в боку вроде бы прошла, сделали какой-то укол. Ладно, дождёмся врача, послушаем, что скажет. А вообще, оно и неплохо. Сдохнуть на больничке, прервать разом все мучения. Да, это выход.



Ночь


Я иду по городу, всматриваюсь в лица прохожих.

- Вы не видели Наташу?

- Нет.

Вот она! Я догоняю идущую впереди девушку.

- Наташа!

Она оборачивается. На меня смотрят зелёные глаза тюремной врачихи.

- Я Наташа.

- Ты не Наташа.

Я иду дальше. Почему её нет? Может быть, она обиделась? На что? На большое количество спермы? Да, вероятнее всего. Следующий раз не надо выливать не неё столько семени. А будет ли следующий раз? Может быть, она не хочет больше встречаться? Разлюбила? Наташа!!!


Так вот же она! Сидит на той самой лавочке, где мы расстались в прошлый раз. Сегодня здесь сухо и чисто.

- Наташа, здравствуй!

- Здравствуй, Боря!

- А я тебя везде ищу.

- А чего меня искать, я тут.

- Ты скучала по мне?

- Да, милый.

Мы обнимается, целуемся. На меня опять накатывает волна радости, счастья и покоя.

- Ты меня любишь, Боря?

- Да, любимая, конечно. Очень люблю.

- Тогда почему ты не делаешь мне предложение?

- Предложение? Но у меня нет колец.

- Кольца мы найдём.

- А как же быть с тюрьмой? Ведь я сейчас в тюрьме.

- Если мы поженимся, то больше ты туда не вернёшься.

- А где мы будем жить?

- Здесь, в этом прекрасном городе. Мы будем жить вечно и любить друг друга.

- Здорово! Так давай быстрее поженимся!

- Ты делаешь мне предложение?

- Да, любимая. Станешь моей женой?

- Я согласна. Боря, а хочешь секса?

- Хочу.

- Так давай, раздевайся. Раздень и меня.

Я быстро разделся, снял одежду и с Наташи.


Мы стоим обнявшись, совершено голые. Моя рука на лобке женщины, её — на моём. Наташа мягко обхватывает мой член у самого основания, я просовываю кисть ей между ног. Девушка готова для секса, я слышу это по её учащённому дыханию, чувствую по влаге, наполняющей ладонь. Сейчас мне хочется познакомиться поближе с великолепной женской попкой. Я захожу сзади, ласкаю её гладкие, упругие ягодицы. Попка ждёт, она тоже горит желанием. Я прошу Наташу наклониться, а сам встаю на колени и целую прохладную голую попу. Целую губами, облизываю ягодицы языком. А что скрывается между ними? Там нежная ложбина, вход ещё в один райский уголок. Проникаю сюда языком, облизываю интимную зону, пробую вход на крепость. Наташе нравится, она застыла в ожидании. В ожидании продолжения, в ожидании необузданной любви.


Я встаю с колен и направляю свой тяжёлый, опухший член в попку девушки. Сначала только чуть-чуть, слегка вдавливая головку. Потом, почувствовав, что сопротивление уменьшается, поглубже. Потом ещё. Дело идёт на лад, член входит в попку всё дальше и больше. Наташе анальный секс нравится, она только постанывает. И вот уже, не скрывая своей силы, большой член со всего маху ныряет в анус, в распахнутую гостеприимно дверь. Я с чувством предаюсь сексу, но кончать пока не собираюсь. Шпарю и шпарю Наташу в её сладкую попку.


Как хорошо долбить Наташку в заднюю дырочку. Кожа члена и ануса хорошо притёрлись и контакт получается максимально чувственным. Давай, девочка, держись крепче, упрись руками в скамейку! Для разнообразия отношений я опускаю член ниже и ввожу его во влагалище. Инструмент входит туда как нож в масло. И там хорошо? И там хорошо. А если чередовать? Раз в анус, раз в вагину, снова в анус, снова в вагину. Ещё, хочу ещё!


Наташа всё стонет. Оргазм она испытала уже несколько раз. Я чувствую, как ноги её дрожат. Ничего, терпи, скоро я кончу. А пока не кончу, тебя не отпущу. Никак не могу. Но оргазм всё не приходит. Давай, Наташка, давай, ещё поднажмём!


Тут я осознал, что мы с Наташей, а она полностью обнажённая, находимся на оживлённой набережной. Вокруг гуляют люди, все смотрят на нас, некоторые показывают пальцами. Я прикрываю голую женщину каким-то чёрным шерстяным одеялом и продолжаю её «жарить». Член входит то в анус, то в вагину, а то, вдруг, прямо в рот. Куда бы он не входил, я не успокоюсь, пока не изолью семя. Я прижимаю ещё крепче тюк с одеялом к спинке скамейки. И ещё сильнее тыкаю в него членом. Тот входит то между ног скрюченной и сдавленной женщины, то между грудей, то ещё куда. А я всё тыкаю и тыкаю. И не успокоюсь, пока не кончу. И не отпущу пленницу. Неожиданно сзади ко мне подбегает собачонка и кусает меня за голую попу. Больно!



День


Больно! Я открываю один глаз. Зеленоглазая врачиха делает мне укол.

- Тихо, лежи, спокойно.

- Что со мной доктор?

- Высокая температура, не можем сбить. Будем вызывать скорую.

Женщина смотрит с сочувствием.

- Ничего оклемаешься, будешь как новенький.

- А для чего мне оклёмываться? Лучше сдохнуть сразу, чем гнить на зоне.

- Ты ещё молодой, всё образуется. Снился эротический сон? Вон, всё одеяло скомкано.

Я промолчал.

- Звал какую-то Наташу. Девушка твоя?

Я опять не ответил. Женщина положила мне ладонь на лоб. Рука оказалась ласковой и прохладной.

- Да, температура никак не спадает. Вот, выпей ещё таблетку.

Я выпил таблетку, откинулся на подушку и закрыл глаза.



Ночь


А где Наташа? Вот скамейка, вот скомканное чёрное одеяло. Где она может быть? В ресторане, где мы встретились в первый раз? Но где его искать, тот ресторан? Надо пройтись, осмотреться. Какой-то незнакомый город. Где я? Вдруг слышится громкая музыка, взлетают фейерверки, по улице катит праздничная процессия. В первой машине, открытом лимузине, едет Наташа! На голове её корона, платье сверкает золотом и драгоценными камнями. Так она королева? И куда они все едут? Поравнявшись со мной, кортеж останавливается. Наташа машет мне рукой, зовёт. Я сажусь к ней в машину, на голову мне тоже одевают корону.

- Так мы с тобой король с королевой?

- Да, любимый. И сейчас наша свадьба.

- А кольца? У меня нет обручальных колец.

- Кольца я взяла, - она показывает коробочку.

Мы едем на лимузине, народ осыпает нас цветами, все довольны и радостны.


Автомобиль едет по праздничному городу.

- Кольца мы должны одеть во время полового акта, - говорит Наташа. - И тогда будет считаться, что мы поженились.

- А куда мы едем?

- Никуда, просто катаемся по городу, отмечаем. Ты готов жениться?

- Прямо здесь?

- Да.

Наташа сделала знак рукой, в лимузин впрыгнули на ходу две полуголые девушки и два полуобнажённых юноши.


Молодые мужчины атлетического сложения стали раздевать королеву, а красавицы, едва прикрытые тонкими полосками материи, меня. Полностью нас раздев, прилюдно, «группа поддержки» стала стимулировать наши гениталии. Девушки по очереди посасывали мой член, а юноши ласкали языками Наташе соски и клитор. А машина всё ехала сквозь толпу горожан, которые приветствовали нас, нашу свадьбу, наш секс.


Далее, собственно, начался половой акт. Девушки разложили для меня удобное кресло. Юноши помогли королеве усесться на мой пенис. Для этого они аккуратно и нежно раздвинули женщине половые губы и водрузили королеву на фаллос, поддерживаемый молодыми красотками. Народ ликовал. А мы с Наташей начали ритуальные движения бёдрами. Она упёрлась мне руками в грудь, а я ласкал её шикарные ягодицы.


Так началась наша свадьба. Наташе подали коробку с кольцами, одно она одела на палец, второе протянула мне.

- Как только ты оденешь кольцо, ты останешься здесь навсегда, - сказала королева.

- А как же тюрьма?

- В тюрьму ты больше не попадёшь. Там утром обнаружат твой труп.

- Значит, я умру?

- Умрёшь там, а здесь ты будешь жить вечно. Тут мы вечно будем с тобой молодыми, будем всегда любить друг друга. Ты согласен?

- Да.

- Одевай кольцо.

Я взял кольцо левой рукой и стал одевать его на безымянный палец правой руки.


А секс наш не прекращался ни на мгновение. Наташа раз за разом насаживала себя на мой член. И скоро уже должен был подойти оргазм. Кольцо медленно опускалось на мой палец. Неожиданно я почувствовал, как внутри Наташи кто-то взял меня рукой за член. И стал его поглаживать. От неожиданности я открыл один глаз. На моей постели сидела врачиха и поглаживала мой возбуждённый пенис.

- Тихо, молчи, - предупреждая мой вопрос, сказала она. - Твой сокамерник спит.

Я снова закрыл глаз. Наташа всё также сидела на мне и периодически подпрыгивала под крики одобрения толпы. А я вскоре кончил. Из глубины поднялась волна нежности и благодарности. Но не к Наташе, а к зеленоглазой врачихе.



День


Днём я забывался тяжёлыми снами. Мучили кошмары, Наташу я не видел. Просыпался в поту, всё тело разбито, болела голова, в общем, мне было очень плохо. Зашёл врач, мужчина, сделал укол, дал таблеток. И всё это молча. Сокамерник спал, похоже, он тоже был в тяжёлом состоянии.



Ночь


Мы с Наташей на какой-то лужайке, на пикнике. В корзине еда — мясо, овощи, хлеб. Я разрываю жаркое руками и с аппетитом поедаю его.

- Ты так и не одел обручальное кольцо.

- Да, я не успел. А потом я боюсь — а вдруг я умру там, а здесь не смогу жить.

- Значит, ты мне не веришь?

- Верю, но опасаюсь.

- Тогда я заставлю тебя одеть кольцо силой.

- Как?

Откуда-то к нам подходят обнажённые туземки. Наверное, это Африка. Девушки снимают с меня одежду и привязывают спиной к дереву. Потом появляется много красивых белых женщин и девушек. Все они в лёгких платьицах, колышимых ветерком. Мне стыдно своей наготы, но фаллос напряжен и готов к совокуплению.


Туземки раздевают и Наташу. Они дают ей в руки резиновое кольцо, которое, как я понимаю, она наденет на мой член. Женщины в платьицах обступают меня вплотную. Каждая хочет поласкать мои гениталии. Мне это, конечно, нравится, и уже сильно хочется секса. Смогу ли я заниматься им с эти кольцом на члене? Наташа медленно, с усилием, натягивает «обручальное» кольцо. Вот оно прошло головку, спускается ниже, к основанию. Но вот опять, как в прошлый раз, я почувствовал прикосновение к пенису ласковых женских пальцев. Они мнут и поглаживают член, трогают яички. Во сне я понимаю, что это рука врачихи, из моей жизни наяву. Но сон продолжается, я не могу от него освободиться. Наташа всё натягивает и натягивает резиновое кольцо. С большим усилием, там, наяву, я протягиваю руку к руке женщины и нахожу её. Это меня будит окончательно.


Не открывая глаз, делая вид, что сплю, я какое-то время наслаждаюсь эротическими ласками женщины в халате. Но присутствие реального женского тела будоражит мозг и нервы. Я не могу с собой совладать. Не отпуская руку врачихи, я вскакиваю с постели и набрасываюсь на женщину. Одежда слетает с неё с треском. Что-то рвётся, что-то слетает с тела. Зеленоглазая не сопротивляется, лишь только завороженно смотрит на моё молодое тело. Со стороны, наверное, я выгляжу комично, со спущенными трусами, с торчащим наизготове членом. Но мне не до смеха. Обнажающаяся, почти уже голая, женщина — предел моих мечтаний. Нервы, постоянный стресс, воздержание, всё это сейчас сконцентрировалось здесь, в моём жёстком фаллосе и этой, готовой к спариванию, самке. Сорвав с неё последнюю тряпку, трусики, я пронзаю это мягкое тело твёрдым снарядом. И почти сразу он взрывается, море спермы устремляется внутрь полового отверстия. Мы оба кончаем, семя вытекает, но я не спешу отпустить голую самку, насыщение будет долгим.


Не вынимая пенис из влагалища, я понемногу перевожу дух. Соседняя шконка пуста, значит в камере мы одни. Женщина лежит подо мной, зелёные глаза её широко распахнуты, краска, подводящая веки, слегка размазана.

- Боря, мне надо идти.

- Подожди, ещё разок. Тебя как зовут?

- Света.

- Подожди, Света. Давай встанем, я войду сзади.

Она послушно встаёт, наклоняется вперёд, к шконке, подставляя мне широкую белую попу.


Я вхожу в женщину сзади. На этот раз времени до оргазма требуется больше. Но вот я и кончаю. Белая липкая сперма течёт по попе и плотным ляжкам.

- Боря, я пойду?

- Нет, Света, подожди. Ещё разок, последний.

Сажаю её на шконку и даю заглотнуть свой уже несколько увядший, мокрый пенис. Света активно его сосёт, чуть причмокивая.

- Давай, детка, давай, энергичнее.

Света старается изо всех сил. Наконец, сперма орошает и её лицо. Теперь она вся мокрая и липкая.

- Ну, я пойду?

- Иди. Завтра придёшь?

- Приду.

Одевшись, женщина уходит. А я ложусь на шконку. Колет в паху, это боль организма, потерявшего весь запас семени. Но сердце не болит, да и общее состояние, как говорят врачи, удовлетворительное. Неужели, я буду жить?




Господский шофёр


Близкое знакомство с хозяевами


...Обнажённая девушка на коленях. Разглядеть её всю мешает стоящий перед ней мужчина. Он тоже голый. Волосатые ноги, широкая спина, белые толстые ягодицы. Это Глеб Аркадьевич. Его член — во рту девушки. Светлые волосы партнёрши лежат на тонких плечах. Плечи не двигаются, перемещается только её шея, подавая голову к мужскому паху. Руки хозяина лежат на затылке девушки, помогая совершать периодические движения.

- Молодой человек, Вы не ошиблись дверью? - негромко говорит за моей спиной встретивший меня парень.

Я вздрагиваю от неожиданности.

- Вот, искал туалет, - неуклюже оправдываюсь.

Молодой человек возвращает меня в «мою» комнату, где на столике уже стоит поднос со стаканом чая в красивом подстаканнике и тарелкой с бутербродами. Про туалет я забываю...


Первый мой рабочий день начался с посещения сауны. Точнее, посещал её не я, а мой хозяин, Суворов Глеб Аркадьевич.

- Ваня, - сказал он мне. - Если захочешь перекусить — заходи, обслуга тебя покормит.

Рабочий день у меня ненормированный. Днём и ночью, когда хозяину надо, везёшь его. Не задавая вопросов, всегда умытый и причёсанный. В костюме, белой рубашке и галстуке. Мой хозяин — крупный начальник. Машина, на которой я его вожу, - большой чёрный Мерседес. Как я устроился на эту работу? Большую роль, если честно, сыграл случай.


Шефа нет уже больше двух часов. Кушать не очень, пока, хочется, но от стакана чая я бы не отказался. Да и в туалет можно было бы сходить. Стучу в массивную дверь. Открывает её молодой человек, тоже в деловом костюме.

- Глеб Аркадьевич, - начинаю я.

- Проходите, Глеб Аркадьевич распорядился Вас накормить.

Идём коридором в небольшую комнату. Диван, журнальный столик, кресло и телевизор.

- Что будешь есть?

- Стакан чаю, если можно. И бутерброд.

- Всё?

- Да.

Служащий заведения исчезает за дверью. Ах, чёрт, забыл спросить про туалет. Да ничего, сам найду. Выглядываю из комнаты, иду по коридору. Двери все похожи и табличек на них нет. Одна слегка приоткрыта. Обнажённая девушка стоит на коленях...


После сауны едем домой. В машине хозяин заснул и открыл глаза, только когда мы остановились у крыльца дома.

- Пойдём, Вано, представлю тебя хозяйке.

Дом у Глеба Аркадьевича большой и красивый. Широкая белая лестница нарядно освещена. В холле нас встречает хозяйка.

- Батюшки, Глеб, ты опять пьян?

- Молчи, женщина. Вот наш новый водитель, Ваня. Целуй его, обнимай.

Я киваю головой, женщина не смотрит в мою сторону.

- Почему ты не позвонил? Я беспокоилась...

- Отстань, я устал, дел невпо... невпро-во-рот.

Хозяйка — красивая женщина. Видно, что она моложе Глеба Аркадьевича. Чёрные гладкие волосы, изящная шея. В вырезе халата — края высоких грудей. Выразительные карие глаза. Яркая женщина.

Хозяева с руганью уходят внутрь дома. Я, немного потоптавшись на пороге, покидаю богатый особняк. Сажусь в машину, выезжаю за ворота. Завтра с утра снова сюда. Теперь я работаю без выходных.


В воскресенье хозяин отдал автомобиль жене. Вместе со мной, естественно. У супруги, её звали Дарья Сергеевна, была своя машина, красная Мазда. Но по качеству и комплектации «моему» Мерсу она явно уступала. Глеб Аркадьевич остался дома, он маялся с похмелья. А в искупление вины жене машину и отдал.


Вначале мы посетили СПА-салон. Через несколько часов Дарья Сергеевна вышла оттуда ещё более молодой и красивой. Я, несмотря на свой костюм и белую рубашку, перед ней явно тушевался. То ли потому, что она была моей хозяйкой, то ли... не знаю почему. После СПА - магазины. Моей задачей было сопровождать хозяйку по бутикам, таскать за ней коробки с покупками. И периодически складировать их в безразмерный багажник "мерзавца". Дарья Сергеевна покупала всё. Шляпки, перчатки, колготки, сапоги, одежду, украшения, посуду... Обедать она пошла в ресторан, отпустив меня перекусить в Макдональдс. После обеда поход по магазинам продолжился. В одном из них хозяйка выглянула из примерочной кабинки и позвала меня.

- Ваня, - иди сюда, застегни мне сзади. Продавцов тут не дождёшься.

Я вошёл в кабину и чуть не ослеп от увиденного. Дарья Сергеевна стояла в одних колготках. Тонкая полоска трусиков скрывалась в глубине попы. А застегнуть ей надо было лифчик! Я застыл как деревянный. Руки не слушались. Кое-как мне удалось, наконец, соединить половинки бюстгальтера.

- Аккуратно! Ну, ты - неумёха. Всё, иди! Сама расстегну. Но будь рядом, а то застёжки здесь тугие.

Я вышел из кабинки на негнущихся ногах. Щёки пылали. Мне казалось, что все вокруг на мня смотрят. Но это было не так, никому не было до меня никакого дела. Какая женщина! В жизни не видел ничего более великолепного и сексуального.

- Ваня, иди сюда, - раздался для меня снова гром с неба.

На этот раз я увидел обнажённую грудь хозяйки. Не большая и не маленькая, самая совершенная и самая привлекательная. Я почувствовал эрекцию.


После магазина мы поехали в кафе. На Канале Грибоедова, в полупустом помещении, Дарья Сергеевна сидела за столиком с молодым человеком. Это я видел из окна автомобиля. Они пили шампанское, о чём-то оживлённо разговаривали, смеялись. Затем оба погрузились в машину.

- В Европейскую, - бросила мне хозяйка.

У гостиницы Европейская они высадились и вошли внутрь. Я снова остался ждать. Уже поздно вечером, ночью, когда мы подъехали к воротам особняка, хозяйка сделала знак приблизиться к ней. Я развернулся.

- Послушай, Ваня. Глебу Аркадьевичу не нужно знать про Дениса. Ты меня понял?

Я кивнул в ответ.

- А я умею быть благодарной.

Она притянула меня к себе и дотронулась моей щеки своей. Я почувствовал нежнейший запах ароматных духов, гладкой свежей кожи и чего-то неизъяснимо горячего и желанного.


Хозяин встретил жену в гневе.

- Ты где столько болталась?

- Ездила по магазинам.

- Почему не отвечала на звонки?

- Телефон разрядился.

- Будешь сидеть взаперти, больше из дома ни ногой. Знаю я тебя, проститутку.

Дарья Сергеевна вся вспыхнула, но ничего не ответила. А я продолжал таскать в дом коробки и пакеты из машины. Перепалка между супругами кончилась тем, что Глеб Аркадьевич дал жене пощёчину. Та взвизгнула и убежала по лестнице наверх. Мутные, залитые кровью, глаза хозяина не предвещали ничего хорошего.

- Куда вы ездили?

- По магазинам.

- А ещё?

- В ресторан, в кафе, в салон красоты.

- Она ни с кем не встречалась?

- Нет.

- Ладно, поезжай. Выпить не хочешь? Тебе же нельзя, за рулём. Ладно, завтра как штык в семь утра.

Мне оставалось поспать всего несколько часов.


К графику своей работы я привык. Да, на сон выпадало иногда мало времени. Но большую часть работы я ждал. Ждал хозяина, иногда хозяйку. Мог и подремать, и перекусить, и поиграть в Интернете. Деньги платили хорошие, обижаться было не на что. К причудам хозяев я тоже привык. Однажды Глеб Аркадьевич встречался с важными людьми в ресторане. Они отмечали какую-то "сделку века". И здорово наотмечались. Из ресторана хозяин выходил уже сильно качаясь. А в машине его вовсе развезло. Когда подъехали к дому, это был не человек, а труп. Тёплый, пахнущий табаком, водкой и ещё чем-то, труп. Собрав все силы, я вытащил его из машины. На лестнице мне помогла Дарья Сергеевна. Вдвоём мы опустили тяжёлое тело хозяина на диван в гостиной.

- Я пойду? - спросил я в нерешительности.

- Подожди, давай его разденем. Снимай ботинки, носки. А я попробую раздеть его сверху.

Потом хозяйка принесла плед и накрыла им Глеба Аркадьевича.




Поцелуи и оргазм


Я вопросительно посмотрел на хозяйку, она внимательно оглядела меня.

- Пойдём со мной, - кивнула она.

Я, не спрашивая, в чём дело, пошёл на второй этаж за Дарьей Сергеевной. Мы зашли в спальню. Шикарная комната, здесь я был впервые.

- Ты не стучишь на меня Глебу? - спросила хозяйка, расчёсывая свои чёрные как смоль, блестящие волосы.

- Нет.

- Не рассказывал про Дениса?

Я отрицательно помотал головой.

- Молодец. Помнишь, я говорила, что умею быть благодарной?

- Да, - хрипло произнёс я.

- Так вот, хочу тебя отблагодарить. Я тебе нравлюсь?

Я хотел сказать: "да, очень", но язык почему-то не смог произнести эту простую фразу.

- Хочешь меня поцеловать?

Я снова не ответил, но пунцовая краска, покрывшая лицо, выдавала меня, наверное, почище всяких слов.


Дарья Сергеевна повернулась ко мне лицом.

- Ну, иди, поцелуй. Только сначала раздень меня. Учти, секса между нами не будет, только поцелуй.

Я подошёл ближе. Как её раздевать? Что снимать?

- Снимай халатик. Аккуратно, нежно. Молодец.

Хозяйка осталась только в трусиках и лифчике.

- Теперь бюстгальтер. С замками этими ты уже знаком. Так, хорошо. Теперь трусики.

Она повернулась снова ко мне, выставив напоказ своё роскошное тело. Белые гладкие груди, я не мог отвести от них взгляд.

- Наклоняйся. Берись за тесёмки трусиков. Осторожно тащи их вниз. Медленно, ласково.

Я стянул тонкую полоску материи на пол. Теперь Дарья Сергеевна стояла передо мной абсолютно голая.


Я попытался было поцеловать женщину в животик, но хозяйка меня мягко отстранила.

- Подожди, не всё сразу. Для начала сними пиджак и галстук. Брюки не надо, секса у нас не будет. Теперь я свяжу тебе руки за спиной, чтобы... так будет лучше. Тут есть специальный ремешок.

Она ловко затянула ремень на моих руках. Что она задумала?

- Теперь целуй меня, начнём сзади. Целуй сверху вниз, покрой всё моё тело поцелуями.

Я подошёл сзади к голой женщине и коснулся губами её шеи. Какая нежная кожа! Какой приятный аромат! Эрекция моего члена достигла крайнего размера.

- Целуй плечи. Так, хорошо, нежно. Целуй руки, спину. Не торопись, помедленнее. Сделай мне приятно. У тебя нежные губы.

Может быть полизать языком? Так ей будет ещё приятнее.

- Язычком? Молодец, хорошо. Давай, полижи. Спускайся ниже. Поцелуй попочку. Давай, каждую половинку. А между ними язычком пройдись. Ах! Как хорошо! Ещё, ещё.

Мне не хватало моих связанных рук. Хотелось прижать эти бёдра к себе. Давить их, мять, гладить...

- Ладно, давай ниже. Ножки. Ножки, бёдра, ниже. Оближи все ноги, не забудь пяточки.

Я честно облизал все ноги сзади.


Дарья Сергеевна повернулась ко мне передом.

- Погоди, не вставай с колен, давай теперь снизу. Ножки - моё самое нежное место. Начни с пальчиков. Оближи их, пососи. Каждый по отдельности.

Чтобы мне помочь, женщина поднимала ноги, чтобы пальцы полностью заходили в рот.

- Ты молодец, хорошо целуешь, я уже возбудилась. Но не останавливайся, поактивнее. Сделай мне ещё приятнее.

После пальцев я перешёл к поцелуям голеней, одной, второй, потом к коленям и выше.

- Давай, поцелуй бёдрышки. Снаружи, внутри. полижи, полижи. Ах, хорошо!

Так я добрался до паха.


Но тут хозяйка меня остановила.

- Подожди, тебе так будет неудобно. Ложись на кровать. Да, на спину. Мешают связанные руки? Ничего, потерпи.

Она склонилась надо мной.

- В губы мы не будем целоваться. Поласкай лучше губами грудь.

Дарья Сергеевна подставила мне к лицу сиси, сначала одну, потом другую.

- Целуй, только не кусай. Не надо зубами, только языком.

Я мял сосцы губами, языком надавливая на середину.

- Ладно, хватит, а то откусишь мне сиську. Целуй живот.

Она легла животом мне на лицо.

- Давай, язычком пройдись. Загляни в пупок, нажми чуть сильнее. Хорошо, молодец. Теперь самое главное. С чего начнём, спереди или сзади? Давай сзади, а то спереди я сразу кончу. Так, давай я присяду поудобнее.

И она села на моё лицо. Так, что язык оказался прямо под её задним проходом. Сама она наклонилась к моим ногам, чтобы доступ к середине попы был максимально свободен.

- Давай, просунь язычок подальше. Ещё, ещё!

Я старался изо всех сил.

- Давай, Ванечка, давай! Сделай тётеньке приятно.

Я лизал щель между ягодицами, засовывал язык как можно глубже в анус. Я делал всё это быстро и страстно. Язык тёрся о страстные места женщины как сумасшедший.

- Ох, молодец, хорошо! Ну, теперь пора и передком...