339

Анатолий Абаимов

Мечта моя о президентстве СССР ещё в далёком 1984

или правдивый, почти, рассказ одного из организаторов приватизации муниципальной собственности в Екатеринбурге

  • Мечта моя о президентстве СССР ещё в далёком 1984
    или правдивый, почти, рассказ одного из организаторов приватизации муниципальной собственности в Екатеринбурге
    Анатолий Абаимов
    Мечта моя о президентстве СССР ещё в далёком 1984 | Анатолий Абаимов

    Анатолий Абаимов Мечта моя о президентстве СССР ещё в далёком 1984

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аннотация

Фамилия моя идёт от родственника деда,которого усыновила тётка после смерти родителей от тифа(поэтому я выступаю против ксенофобии),мать русская родом с Рязанской области,кратко в моей книге:про антикоммунизм отца, героизм деда в 1941-45г.г.и 8 лет лагерей"за колоски",моё инакомыслие по коллективизации 30-х на уроке истории,как организатор забастовки при попытке наказания класса за чтение Солженицына,дворницкая тяжесть жизни с получением высшего обр-я очно,поиск соцсправедливости на заводе в Удмуртии с проверкой через провоцирование КГБ к измене родины перед публикацией статьи обо мне в"Комсомолке"читать: Перипетии обмена жилья в советское время с военного завода на режимный город Урала,работая опером ОУР(самовыдвиженец в ОБХСС,но мне прямо сказали,что туда с улицы не берут-элита),скорое противостояние с руководством городского БХСС по причине отказа в коллективном третировании опытного опера на Уралмаше,что привело после проверки мной реализации арбузов,выращенных москвичом в Казахстане и проданых на площади 1-й Пятилетки,к жалобе в ЦК КПСС, Но при моём личном обращении к генералу УВД я был внеочередно,из-за клановой борьбы в службе, принят на должность в Управление БХСС, "Спекуляция в СССР конца 80-х МУЗЫКАЛЬНЫМИ(импортными, высококачественными,профессиональными, электронными) инструментами",Угрозы со стороны секретаря первички КПСС Управления БХСС из-за"крышевания" системы торговли"Берёзка",рождение сына 1989год,Начало активной ЖИЗНИ В ПОЛИТИКЕ г.Свердловска, Завоевание доверия трудового коллектива НИИ УЭТМ по выдвижению моей кандидатуры в качестве кандидата в народные депутаты горсовет Свердловска,регистрация кандидатом по округу №137, Пелёнки и агитация – в радость





Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Мечта моя о президентстве СССР ещё в далёком 1984

Мечта моя о президентстве СССР ещё в далёком 1984

В декабре 1988 года по официальной жалобе я выехал на проверку в мебельный магазин, расположенный в юго-западном микрорайоне Свердловска, где директором работала жена одного из заместителей начальника следственного Управления УВД Свердловской области. 

Мои коллеги сообщили, что он с семьёй недавно переехал из Челябинска, где вынужден был уволиться из прокуратуры по компрометирующим мотивам.
 В кабинете директора мебельного магазина из журнала прихода товара выписал все позиции за интересующий период, однако в будущем оказалось, что здесь мной была допущена грубая ошибка. 
Данный журнал подлежал изъятию, так как в дальнейшем выяснилось, что он подвергся перезаписи с целью сокрытия других эпизодов, имеющих криминальный характер. 

Но после проверки даже тех позиций, которые мной были зафиксированы, хватило изобличающего материала, чтобы возбудить уголовное дело в отношении бригады грузчиков по факту спекуляции импортной мебелью, как-то: румынские спальные гарнитуры и стенки, немецкие прихожие и кухонные гарнитуры. 

В те годы советские граждане, работающие за границей, получали зарплату не соответствующей валютой, а – в «чеках», где указывалась эквивалентная сумма в долларах США. 
Операции с «чеками» на всей территории СССР могла осуществлять только система предприятий торговли под наименованием «Берёзка». 
И вот «ниточка» по некоторым эпизодам спекуляции мебелью грузчиками потянулась к руководству «Берёзки» в Свердловске.

 Оперативная работа сотрудника БХСС носит секретный характер, но от коллег трудно сохранить в тайне результат разработки, особенно когда с применением специальных средств осуществляешь захват фигурантов на дорогах города с помощью службы наружного наблюдения. 

Обычно оперативники Управления БХСС выезжают в командировки по городам Свердловской области, где выступают в роли руководителей операций на завершающих этапах реализации громких дел.
 Как-то в коридоре ко мне подходит начальник одного из отделов Управления БХСС, занимавший в то время пост секретаря первичной партийной организации КПСС, и приглашает в свой кабинет. 
Без предисловий он сказал, что они, не уточнив конкретно, не позволят мне заниматься проверкой в системе магазинов «Берёзка», что я буду ездить в командировки по пятидесяти районам Свердловской области для организации борьбы со спекуляцией водкой.

 После достижения победы в одном районе 
мне будет отдан приказ о поездке в другой из списка и так – по кругу, а о «Берёзке» надо забыть. 

Моё мнение его даже и не интересовало. 

После услышанного ультиматума я вновь понял, что очередная попытка вступления в ряды КПСС, при моей жизненной позиции, здесь тоже под большим вопросом.

 О состоявшемся грозном разговоре я доложил руководителю и вдохновителю по разоблачению дельцов на ниве торговли импортной мебелью начальнику Управления БХСС, который успокоил меня очень просто, чтобы я не обращал на этот выпад никакого внимания. 

Оказываемое давление со стороны партийного функционера при разоблачении очагов коррупции меня не устраивало, поэтому я обратился за содействием в городской комитет КПСС, находившийся в ратуше городского Совета народных депутатов. 
Сначала меня выслушал помощник первого секретаря городского комитета КПСС, а на следующий день встреча состоялась и с ним. 
На словах обещалась всесторонняя поддержка,
 так как КПСС,
 по мнению первого секретаря, 
системно ведёт непримиримую борьбу с коррупцией,
 однако встретиться с секретарём первичной партийной организации КПСС Управления БХСС отказался.
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Абаимов Анатолий Николаевич: за фракции в КПРФ!

- 12:47 30/11/2018

В начале 80-х годов прошлого века в центральной прессе стали публиковаться материалы на темы социальной справедливости. Я выписывал газету «Комсомольская правда», где в одном из номеров было обращение к читателям о том, что редакция ждёт писем о нарушениях на местах, выявленных при распределении жилья, поэтому решил откликнуться, обрисовав ситуацию, сложившуюся на нашем заводе, и реакцию руководства на моё выступление на профсоюзной конференции. Спустя какое-то время ко мне в обеденный перерыв в присутствии коллег обратился парень, примерно, одного возраста, но на голову выше, а я в нём увидел представителя пролетариата, что потом и подтвердил один из моих товарищей. Сначала он предложил мне отойти в сторону для разговора, где скороговоркой выпалил следующее, что после окончания рабочей смены за проходной у входа в дом культуры меня будет ждать с газетой под мышкой резидент ЦРУ США, который готов получить обещанную секретную документацию по производимой военной продукции нашего завода. И тут же быстро ушёл, я оторопел. Когда вернулся к коллегам и спросил их о том парне, то один из комсомольцев сказал, что он как-то видел его в цехе по производству тары. О случившемся я рассказал своему бригадиру Владимиру, который родился в этом городе и был старше меня года на три, а также имел обширный круг знакомых. Он предложил обратиться к сотруднику КГБ СССР, работающему на нашем заводе в первом отделе, который обеспечивает режим секретности предприятия в составе военно-промышленного комплекса страны. Мы вместе пошли в первый отдел, где Владимир рассказал о случившемся своему знакомому, который предложил мне, передав копии каких-то чертежей, выйти на контакт с резидентом ЦРУ и передать документы,- а уже сотрудники КГБ проследят за ним. Я дал согласие и после рабочей смены, прождав около одного часа у дома культуры, так и не увидел человека с газетой под мышкой. В течение рабочей недели ко мне подошёл тот же работник первого отдела и предъявил для опознания несколько фотографий, которые сдают все вновь устраивающиеся на работу в отделе кадров. И я указал того, кто подходил ко мне с провокационным предложением. Сотрудник КГБ сказал следующее, что с ним разберутся, а от меня хотели бы впредь получать информацию обо всех антисоветских высказываниях моих коллег по работе. Подобного предложения я не ожидал. Однако быстро ответил, что таких тем со мной никто не обсуждает, поэтому сообщать нечего, но при повторении аналогичного инцидента немедленно проинформирую сотрудников первого отдела. На этом и расстались.