128

Юрий Иванович Шевченко

МЕТАФИЗИКА ЖИВОЙ ПРИРОДЫ

  • МЕТАФИЗИКА ЖИВОЙ ПРИРОДЫ
    Юрий Иванович Шевченко
    МЕТАФИЗИКА ЖИВОЙ ПРИРОДЫ  | Юрий Иванович Шевченко

    Юрий Иванович Шевченко МЕТАФИЗИКА ЖИВОЙ ПРИРОДЫ

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине.

Аннотация

Верно сказано, что образование – это то, что остаётся после того, как человек забудет всё, чему его учили. А остаться может только сама система, если само образование было действительно системным. И, разумеется, сама система должна быть открытой для развития…, а значит – живой, работоспособной. Предлагаемая философская система является именно такой – истинно живой, истинно работоспособной. Всякий новый опыт будет не только интегрироваться в систему, но и способствовать лучшему её пониманию.


Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги

МЕТАФИЗИКА ЖИВОЙ ПРИРОДЫ

Если уважаемый читатель полагает, что религиозное мировоззрение не нуждается в защите, поддержке и развитии, то может со спокойной совестью отложить в сторону это дело, не вникая в него. Если бы я и сам считал, что религиозное мировоззрение не нуждается в защите, поддержке и развитии, то и не было бы ничего из того что есть на данный момент времени. А имеем мы на текущий момент 477 глав одной общей работы, имеющей целью систематизации практического опыта, выработки единого мировоззрения, основанного на общечеловеческих ценностях. То, о чём вообще идёт речь, связано с извечным противостоянием мировоззренческих позиций религии и атеизма, или борьбой антагонизмов, которая всегда была, и всегда будет иметь место: так как жизнь не устаёт задавать нам всё новые и новые вопросы. Крайняя поляризация жизни светской и жизни религиозной является ни чем иным, как результатом утверждения принципа "разделяй и властвуй", пока есть возможность. Наша общая задача и обязанность перед Истиной состоит в том, чтобы стремиться к единству: то есть взаимопониманию поляризованных представлений о мире, или пониманию взаимоотношений мира физического и мира логического, как мира "материального" и мира духовного. В начале своего долгого пути, я и не думал о единстве и борьбе содержания и формы субъекта физического… (мира физического, или, так называемого, "материального") и субъекта логического… (мира энергоинформационного, или духовного – "антивещественного"), когда только приступал к этой работе: потому что не представлял себе механизма их взаимодействия. Но мне достаточно было твёрдо знать, что всё в этом мире подчиняется трём законам диалектики развития, интуитивно полагая, что сами эти законы диалектики представляют собой всего лишь частные процедуры некоего общего алгоритма закона сохранения и преобразования материи, собственно механизм работы которого и составляет суть фундаментального метода, положенного в основу всех моих рассуждений. С самого начала я полагал, что некий алгоритм закона сохранения и преобразования энергии в информацию, и обратно…, как универсальный алгоритм всех без исключения процессов энергоинформационных преобразований, должен являться и на самом деле является алгоритмом работы и нашего собственного сознания. Насколько же это важно для осознания Божественной природы мира вряд ли требует пояснений.

Сама идея этой моей работы так же родилась не случайно; но это отдельная история, хотя и, безусловно, связанная с началом перестройки в нашей стране. Мне это время запомнилось ещё и потому, что совпало с моим сорокалетием. Именно с этого момента, я как бы проснулся от некоего "сна разума", к активной деятельности. Меня по-настоящему взволновала потеря идеологических ориентиров, которые мы имели в нашей прошлой жизни. И первое, что я сделал, это купил три тома Маркса и Энгельса. Мне захотелось разобраться во всём самому. Я не мог верить на слово всему тому, что можно было услышать из средств массовой информации. Однако меня нисколько не заинтересовало содержание купленных книг, и мой интерес быстро переключился на литературу религиозного содержания, которая к этому времени стала вообще появляться в продаже. Эти книги я читал с величайшим интересом и сопереживанием. Следует сказать, что в это же самое время, после какого-то периода "созревания" и ломки своей общественной пассивности (1988-1991гг), я включился и в активную политическую деятельность. Мною было написано порядка трёх десятков статей на общественно-политические темы, но параллельно писал цикл статей философского плана. Вернее, философские статьи я начал писать даже раньше: философия для меня всегда была главным, но и политические проблемы не могли меня не волновать. Соответственно, не мог я не принимать посильного участия и в политической борьбе. До этого момента, в круг моих интересов входила только техника (в основном электротехника), достижения науки и музыка. От общественной жизни я всегда уклонялся: в школьные годы я даже "умудрился" в комсомол не вступить, и не потому, что имел что-то против комсомола. А душе я всегда был и остаюсь истинным коммунистом, патриотом Родины.

Необходимо рассказать ещё об одном принципиально важном для меня моменте этого периода. В то смутное время начала перестройки…, я воспринял И. Талькова и его творчество, как луч солнечного света в сумрачном небе той своей жизни. Он стал для меня примером истинного героя нашего времени, пробудил во мне чувство ответственности за смысл моей собственной жизни. Именно тогда я понял, что должен как-то оправдать своё существование на Земле. А когда его злодейски убили, меня это настолько потрясло, что я поклялся отомстить за человека, ставшего для меня символом Совести и олицетворением Божественного Начала в реальной нашей жизни. Я воспринял это как глубоко личную потерю – так, как будто у меня отняли Солнце: лишили только-только обретённого солнечного света и вновь обрекли на сумеречное существование. Именно такое состояние я переживал тогда – состояние растерянности и боли от утраты человека, успевшего стать для меня самым настоящим духовным солнцем. Это событие меня решительно и бесповоротно подстегнуло к активной деятельности; и именно тогда я решил, что самое лучшее, что вообще можно сделать в подобного рода ситуации, это, в прямом и переносном смысле слова, выбить идеологическое оружие из рук воинствующего атеизма. Я прекрасно понимал – насколько сильно их оружие: ведь мы имеем дело с действительно научным, и потому во многих отношениях истинным мировоззрением. Но я так же прекрасно понимал и то, что существует более высокая, более общая Истина. А это значит, что нам необходимо всем вместе продолжать борьбу за Неё. В процессе своей работы я с особой ясностью понял, что Истина в содержании, а не в форме; и потому – никогда не даётся нам в готовом виде: мы всегда должны её определять, решая задачи и получая новые частные представления о ней. Иначе говоря, правды, справедливости и Истины мы вынуждены добиваться трудом и борьбой, если хотите; но не разбоем, конечно.

Итак, в один прекрасный момент (весной 1994 года), запомнившийся мне так же хорошо, как и тот первый – пробудивший меня от "сна разума", при подведении итогов предыдущего периода…, собрав воедино цикл статей на философско-религиозную тему, я неожиданно для самого себя почувствовал, что смогу разобраться в любом вопросе, каким бы сложным он ни оказался. Однако тогда я ещё и не думал о работе над книгой, эта идея пришла позже (весной 1995 года). И очевидно потому, что процесс размышлений продолжался…, а материалы… накапливались. И когда я собственно пришёл к такому решению, то к лету 1996 года у меня уже был готов первый вариант книги. Изначально, весьма скромной целью моей работы было просто сказать Слово в защиту религиозного мировоззрения. В первоначальном варианте, идея книги заключалась лишь в новом, нетрадиционном представлении истории развития мира, его эволюции (и это было собственно всё, на что я был тогда способен). Разумеется, это было обусловлено тем, что ни меня лично, ни других здравомыслящих людей не устраивает крайне упрощённое об этом представление, данное нам от Ветхого Завета. Однако это вовсе не означает того, что я как бы отказался от исходного общего представления, данного в Ветхом Завете. Напротив, я решил по возможности придерживаться его в принципе, но переосмысливать и стараться понять всё, о чём там говорится. Собственно, не традиционность нового представления состояла именно в попытке связать воедино научное представление об эволюции мира с религиозным представлением истории развития мира. Сами по себе результаты работы заставляли меня всё глубже вникать в суть дела – той версии развития событий, которой я сам стал придерживаться; и которая, как выясняется, ни в чём не противоречит общепризнанному во всём мире научному представлению об эволюции жизни во Вселенной. С самого начала я неосознанно исходил из того, что нам всем не нужно открещиваться от потока достоверной (научной) информации, а взять общую ситуацию под свой контроль. Только в этом случае можно управлять процессом развития ситуации, контролировать его. Но для этого и требуется систематизация знаний, форматирование опыта. Но для этой систематизации требуется сама система – метод, или единая форма, в которую мы все имеющиеся знания и те, которые мы будем получать в будущем, могли бы вмещать. Сама необходимость в единой форме очевидна: так как именно отсутствие единой формы обусловливает всякого рода разногласия и кривотолки.

Проблема, однако, заключается не в самой форме, которую мы воспринимаем, а в том – каким содержанием мы эту форму наполняем: то есть в том, как мы будем понимать то, что нам вообще говорится или что нам даётся в восприятии. Вся ценность первого варианта книги и её идеи, заключалась именно и только в новом подходе к делу – в той новой принципиальной возможности объяснения мира, которую я избрал для себя. Не отдавая в полной мере себе отчёта, я интуитивно выбрал абсолютно верный путь, который, с одной стороны, представлял чисто физический подход к делу, а с другой стороны – чисто логический. То есть, я как-то изначально задался целью понять окружающую реальность через процесс самопознания, самоанализа: так как рассматривал физику процессов через призму энергоинформационных преобразований, как логически закономерных физических процессов, а саму логику последних – через призму информационно-энергетических, или физически закономерных логических преобразований. Однако то, что энергоинформационный уровень процессов является ни чем иным, как логическим уровнем, я понял (отдал в полной мере себе отсчёт) гораздо позже. Иначе говоря, я выбрал метафизический (физико-логический) подход к решению проблемы объяснения реальной действительности. Метафизика тем и отличается от физики, что рассматривает все процессы не только на физическом уровне, но и на логическом уровне – одновременно и параллельно – в единстве и борьбе этих двух истинных противоположностей. Кстати говоря, одна из самых первых моих философских статей (если не самая первая…) называлась именно так – "Энергия и информация". И уже в ней я начал рассматривать физическую реальность с точки зрения процесса энергоинформационных преобразований: то есть в общем относительном движении, целенаправленной работе. И хотя эта первая статья оказалась безвозвратно потерянной, я, и вся моя работа, до сих пор, находимся под впечатлением (Знаком) именно этой статьи.

Одним словом, вскоре после того, как я "подшил" все материалы в первый вариант своей первой книги, то, решая естественным образом возникающие вопросы, я понял, что ещё не нашёл того способа, или собственно метода, который позволил бы мне успешно решать поставленную задачу. Собственно этот способ, или метод я искал и в работе над первым вариантом. Только теперь я стал гораздо яснее ощущать, что мне предстоит вырваться из плена традиционных прямолинейных представлений. Как потом выяснилось, уже той зимой, когда я работал над первым вариантом книги, меня собственно посещала идея представить дело в виде круговой диаграммы, но я с поразительной лёгкостью отбросил эту идею. Видимо мне тогда не хватило логического опыта её понять: очевидно, слишком сильны были стереотипы (инерция) мышления физического субъекта. Тогда для меня это была ещё слишком "пустая", слишком эфемерная форма восприятия, и потому я её как бы и не увидел. Однако ровно через год, когда я всё ещё продолжал биться в безуспешных поисках выхода из логического тупика, эта идея точно так же ненавязчиво вновь посетила меня, когда я таким же зимним вечером сидел за тем же самым столом. И здесь на меня нашло как бы "просветление…" ("озарение…): я, вдруг, понял… идею решения задачи. Я понял, что это и есть тот самый ключ, тот способ мышления, который, как необходимый и самодостаточный инструмент (средство) познания, поможет мне решить поставленную перед собой задачу. Работа пошла так быстро, что буквально за два-три месяца я написал второй вариант книги, который был уже не в сто страниц, как первый, а имел более двухсот страниц и явился началом настоящей работы – первой её части.

Однако не успел я его распечатать и оформить в виде книги, как новые идеи подхватили меня и заставили продолжить работу. Так прошёл ещё один год. И когда я, уже по традиции, взялся было за распечатку третьего варианта, то бросил это дело на полпути, и продолжил писать, писать и писать. Таким образом, на сегодняшний момент, мы имеем достаточно большой труд, под условным названием "Метафизика 2000", объёмом уже более 8000 страниц, который я предполагал издавать в десяти частях. Так, начав, в безусловном предположении пользы дела, с построения физической модели процессов энергоинформационных преобразований, я вынужден был, уже в условном её предположении, строить и логическую модель метода. Далее, мне потребовалось начать строить математическую и даже механистическую (кинематическую) модели исследуемого метода: речь идёт и о высшей небесной механике, в том числе. Да, речь следует вести именно об исследовании…: так как, сам метод оказался бесконечно глубоким по своему содержанию. И я, параллельно с осмыслением реальности как вне, так и внутри себя, открывал для себя всё новые и новые возможности самого метода, постигал бесконечную его сложность. Сложность его бесконечна в частностях – тонкостях дела, а, в общем и целом, метод достаточно прост, как и всё гениальное. Однако путь к пониманию этой его простоты оказывается длинным и трудным. На этом пути я убедился, что нельзя понять суть метода (механизма развития природы), используя только одну какую-нибудь модель, или подход к делу. Понять его можно только при комплексном рассмотрении, одновременно и параллельно в четырёх указанных физических и логических проекциях.

Поначалу меня самого долгое время смущала эта сложность. Но ведь всё оценивается в сравнении. Всякая другая научная дисциплина так же является достаточно сложной и бесконечной в своём развитии. А то, что мне, с Божией помощью, удалось создать – есть ни что иное, как новая научная дисциплина. И в отличие от некоторого множества школ и направлений в философии, в которых царит дух соперничества и взаимных противоречий, я имею возможность предложить новую общую философию, в основу которой положен универсальный алгоритм Закона Сохранения и Развития, как мощнейший инструмент познания мира. Эта новая общая философия является истинно научной по содержанию: так как имеет свой метод – физический, логический, математический и механистический алгоритм исследования. Действительно, нет метода – нет науки, есть метод – есть наука! Поэтому, утверждая фундаментальный метод, я утверждаю фундаментальную науку. Утверждая новую общую философию, мы будем утверждать и новое общее (религиозное и одновременно научное) мировоззрение. Утверждая новое общее мировоззрение, мы утвердим и новую государственную идеологию, исповедующую общечеловеческие ценности. Сам по себе исследуемый метод представляет собой логический механизм работы собственно сознания всякого процесса вообще, и нашего собственного сознания в частности; и именно поэтому новая общая философия не может не представлять живого интереса для Церкви.

Предлагаемая философия религиозна и по своей форме, так как создавалась человеком не только твёрдо и необратимо принявшим веру в Бога, но и взявшего на себя ратный труд воина Духа, рядового… армии добра в борьбе с воинствующим злом. А враг у нас один на всех, то есть для всех религиозных конфессий – это, безусловно, атеизм. Религиозность предлагаемой философской системы, прежде всего, связана с тем обстоятельством, что предлагаемый метод, как алгоритм Закона Сохранения и Развития, является алгоритмом работы и нашего собственного сознания. И если речь идёт об универсальном алгоритме, согласно которому живём и мыслим мы сами, то естественным образом проводится аналогия на процесс развития всего Мироздания, которое так же, подчиняясь этому алгоритму, живёт и мыслит. Проводить такую аналогию позволяет сам метод, состоятельность которого мне, безусловно, удалось в конце концов доказать. Собственно в таком, и только в таком плане я с самого начала рассматривал эволюцию: от первого дня творения мира и до "последнего…". В таком ключе, религиозная картина развития мира не подвергает сомнению даже учение Дарвина: поскольку оно является лишь частью более общего представления. Не отвергает она ничего и не противоречит ничему тому, что уже неопровержимо доказано наукой. И не просто не отвергает, а органично включает в свою живую работоспособную систему, делая сами эти знания ещё более живыми и работоспособными. Утверждая данную философию в жизнь, мы снимаем, в конечном счёте, противоречия не только между наукой и религией, светской жизнью и жизнь всякого религиозного деятеля, но будут сняты все противоречия и между различными религиозными конфессиями. Кроме того, наше общество, наконец, обретёт необходимую и всем понятную идеологию.

А вообще, я считаю, что эта идеология не будет ограничена рамками только нашего государства. Она представляет собой общечеловеческую ценность. Действительно, Истина – на всех одна, и не может быть много Истин: могут быть, и на самом деле имеют место только различные физические и логические проекции Истины. И то, что физика логически сильно связана с математикой, а математика физически сильно связана с логикой – не требует вообще доказательства. Об этом свидетельствует само развитие науки: взять, хотя бы, программное обеспечение персональных компьютеров. Действительно, с одной стороны, это "чистая" логика…, а с другой стороны – "чистая" математика…: не зря же логические программы называют ещё математическим обеспечением. И как не бывает физики, логики и математики, допустим, русской или английской, так и философия, построенная на физических, логических, и математических понятиях, как основа идеологии, так же может быть только единой. Это обстоятельство тем более важно для нашего многонационального государства. И, наверное, не случайно то, что именно в нашей стране суждено родиться новой общей для всего мира философии. Также, я считаю, что эту философию должна взять на вооружение, прежде всего, сама Церковь и, конечно же, государство. Именно через освоение этой философии лежит путь внедрения религиозного мировоззрения в систему общего образования – как среднего, так и высшего. По своей сути, предлагаемая философия не сложнее математики, физики и логики, и поэтому встаёт в один ряд с ними: логически подчиняя эти и всякие другие области науки, техники и жизни вообще. Иначе говоря, она потребует всей суммы знаний из всех этих наук, а также, всего жизненного опыта. Эту философию я реально создаю уже более двадцати лет (1994-2016), но считаю, что только закладываю необходимые и достаточные основы для развития будущей науки: так как вижу бесконечные возможности её развития в глубоком переосмыслении всего наработанного научного интеллекта человечества. И, кроме того, только теперь сама философия сможет по праву занять подобающее ей место царицы наук: так как за последнее время она более чем существенно сдала свои позиции.

Всё выше сказанное касается и самого религиозного мировоззрения – оно так же должно развиваться по пути "от простого к сложному" – пути, по которому развивалась вся физическая Вселенная много миллиардов лет. Меньше всего я бы хотел, чтобы меня заподозрили в том, что я в какой-то мере ставлю под сомнение необходимость, важность и значимость всего того, чем сегодня занимается Церковь. Напротив, то, чем она занимается, является работой на сохранение той пользы, которая уже была достигнута в прошлом, и представляет собой ни что иное, как "работу на выживание…". И, конечно же, это работа имеет фундаментальное значение: такое же фундаментальное, каким является для нас само наше живое и работоспособное (здоровое) физическое и психологическое состояние. Но то, чем я занимаюсь – это работа на развитие…, и так же, является фундаментальной работой, нацеленной на получение новой пользы. Работа на сохранение…, во всяком случае, представляет собой тактику выживания, тогда как работа на развитие является ни чем иным, как стратегией эволюции жизни вообще. В нашей обычной жизни так же имеют место работа на сохранение (поддержание жизни) и работа на развитие – стратегию жизни. И всякий раз, говоря о жизни, мы говорим об Истине. Истина и в самом деле заключается в самой жизни…, в её неоспоримой пользе: в самой пользе собственно живого, постоянно работоспособного состояния. И именно само понятие жизни…, как энергоинформационного принципа проявления материи, предлагаемая философская система и наполняет необходимым содержанием.

И знаете, ни политика, ни экономика и ни религия – не спасут нашу страну от новых потрясений – всё это у нас уже было и сто лет назад. Причиной хаоса в реальной жизни был и остаётся разброд в умах людей, отсутствие научной объединяющей идеологии. Большевики же, на волне известной эйфории от успехов науки эпохи Просвещения, утверждали разделяющую на классы и натравливающую людей друг на друга идеологию. Подобный же разброд я наблюдаю и сегодня. И не только в светской жизни, но и в самой Церкви: некоторые церковные деятели ради своего самоутверждения считают возможным сотрудничать даже с русскими неофашистами. Вообще же, я считаю, что Церковь не должна проявлять сектантские тенденции – уклоняться от реальной жизни, уходить в мир одних только таинств и чудес. Иначе говоря, Церковь не должна ограничиваться в своей деятельности только этим. Так как, по сути (алгоритму и цели своего существования) она несёт ответственность и за реальную жизнь тоже, в которой чудес не бывает, а всё совершается закономерным образом, подчиняясь физике и логике процессов. Есть, конечно, вещи, которые мы можем расценивать сегодня как чудеса, но все эти вещи рано или поздно будут нами осознаны. В последнее время, я всё больше прихожу к уверенности, что только через новый менталитет мышления, через глубокое освоение фундаментального метода лежит путь к разгадке тайны НЛО, а также, к созданию таковых нами самими. И что самое важное – предлагаемая новая общая философия позволит разговаривать нам всем опять на одном языке: будь то физик, математик, юрист, историк или религиозный деятель.

Известно, что во всё время своего существования Церковь стремилась привлечь на свою сторону как можно больше людей из самых широких слоёв общества: в том числе, и людей образованных. Весь девятнадцатый и двадцатый век, век научно-технического прогресса, Церковь в этом плане сдавала свои позиции. И это закономерно, так как нельзя осуществлять контроль и управление процессом, не владея его алгоритмом. И я вижу единственный реальный путь для завоевания умов просвещённого ныне человечества через систему образования, и только через систему образования, куда может иметь реальный доступ только научное мировоззрение. Тот уровень знания алгоритма развития вообще, который даёт предлагаемая общая философия, вооружённая новым общим методом исследования, позволит осуществлять действительный контроль и управление эволюционным процессом во всём обозримом будущем. В самом деле, число образованных, интеллектуально развитых людей неизмеримо выросло, а это значит, что Церковь потеряла столько же своих сторонников. Кроме того, больно дают себя знать противоречия между различными религиозными конфессиями, и всё это происходит опять же по причине отсутствия должного развития общего представления о ситуации в реальной действительности. Это обстоятельство, и только оно предоставляет возможность для разгула всякого рода мракобесия. Я так же, как и наши потенциальные оппоненты, всецело поддерживаю призыв – учиться, учиться и учиться. Но я также говорю и о том, что наша система образования далеко не совершенна: а именно – по причине отсутствия в этой системе общего подчиняющего начала, то есть истинно живой философии. Предлагаемая философия обладает ещё одним замечательным свойством: связывая в единую систему… знания по физике, математике, логике, механике и даже истории…, она возбуждает у человека живой интерес к знаниям вообще, процессу обучения, как таковому. Готов поспорить, что это не может поставить себе в заслугу нынешняя "система" образования.

С внедрением новой живой (во многом, именно в этом смысле) истинно работоспособной философии в систему образования, нам удастся решить много её собственных проблем, а также, стереть ту невидимую, но упорно разделяющую грань между так называемыми гуманитариями и "технарями", между светским и религиозным мировоззрениями вообще. Я считаю (имея свой собственный жизненный опыт), что во многом, как недостаточный интерес к обучению, так и недостатки самого процесса обучения связаны именно с отсутствием системного подхода к процессу познания истины реальной действительности. Возможности новой общей философии таковы, что её можно начинать преподавать с самых первых классов, закладывая её первоосновы, и заканчивая самой, что ни на есть наивысшей школой. Но и на этом её роль не может закончиться. Человек, овладевший данной методологией в принципе…, всю свою жизнь будет вольно или невольно углублять её понимание: то есть через познание реальной действительности – глубже познавать самого себя, а через процесс самопознания – глубже познавать процессы в окружающей действительности. Эта философия, как и всякое истинное, а потому живое работоспособное знание вообще, делает человека сильнее. Но как метод – способ мышления – делает человека сильнее во много крат. Я уверен, что выпускник школы будущего, получивший системные знания (в отличие от бессистемных – в настоящее время), будет с большей уверенностью вступать в жизнь. Да и в процессе самого обучения и воспитания подрастающего поколения – поскольку новый метод не только учит, но и в определённой мере (нравственном плане) воспитывает – нам удастся избежать многих проблем: в том числе и психологического плана.

Даже в плане борьбы с наркоманией, имеющей, как я считаю, прежде всего, психологические корни (неуверенность в себе, страх перед непонятной в целом реальностью), нам способна будет помочь именно эта общая философия. Я считаю, что человек срывается на наркотики, когда у него возникают проблемы с самоутверждением. Из-за слабости духа он не может найти точку опоры ни в самом себе, ни в окружающей действительности. Предлагаемая философия, укрепляя дух человека, и вооружая методологией мышления, способна дать силы для преодоления сложностей жизни. В связи с вышесказанным, главный недостаток нашей системы образования я сравнил бы с логическим (не физическим – через "не могу…") насилием над личностью: мы зачастую навязываем знания через "не хочу…". В самом деле, человеку бессистемно навязывается огромное количество знаний, и он далеко не всегда способен понять, зачем ему собственно всё это нужно. И, разумеется, этот главный недостаток связан именно с отсутствием истинно живой общей философии, способной обеспечить системный подход к безусловно взаимосвязанным процессам обучения и воспитания.

Наша система образования (вернее, лучшая её часть) всегда была озабочена проблемой воспитания, то есть проблемой формирования личности – её мировоззрения. Однако проблемы образования и воспитания у нас всегда существовали как бы раздельно – сами по себе – в силу слабой логической (при сильной физической…) между ними связи. И поэтому у нас нередко путают цель со средством: где, конечно же, целью является воспитание, а образование – средством. Но именно как средство, наша система образования несовершенна: и именно по причине отсутствия в ней системного объединяющего начала. Но как только новая общая философия будет внедрена в систему образования, проблемы воспитания и образования начнут органично сочетаться (синхронизируют свои усилия). Тот путь размышлений, а вернее исследования нового системного подхода к пониманию окружающей действительности, зафиксированный в десяти томах моей монографии, в случае выхода его в Свет, начнёт тиражировать тысячи и тысячи пропагандистов нового уклада мышления. Основа воспитания, во всяком случае, лежит в нравственности. Нравственность новой общей философии, безусловно, связана с исходным общим религиозным её характером. Иначе говоря, нравственность заложена в самой первооснове этой философии. И пусть Вас не смущает словосочетание – новая общая философия. Эта философия фактически представляет дальнейшее развитие уже известной всем философии диалектического материализма. И не смотря на то, что я начинал практически с чистого листа бумаги (так как избрал совершенно новый подход к делу) мне удалось востребовать и связать в единую систему взглядов все уже известные области знания. И я считаю, что такая, и только такая философия способна воспитать полноценную и действительно гармонично развитую личность и гражданина.

В лице своего читателя я хочу найти союзника и помощника в этом деле. Так как считаю, что для государства, общества и Церкви нет дела более важного, чем привлечение на свою сторону тех, кто по тем или иным причинам стоит по разным сторонам баррикад: в этом собственно и состоит миссия их "спасения…". У Церкви нет, и не может быть дела более важного, чем необходимость взять в руки идеологическое оружие гораздо более мощное, и тем самым в значительной мере обезоружить идеологического противника. И хотя процесс всякого развития – есть процесс эволюционный, в нём всегда есть место процессу "революционному", или так называемому диалектическому скачку (перелому в развитии ситуации), который всегда завершает процесс решения всякой общей задачи, утверждая принятое решение задачи физическим и логическим субъектом в одном лице. Так и мы, утверждая решение этой задачи, будем совершать в определённом смысле этого слова, "революцию" в общих представлениях людей, в способе их мышления.

Все десять томов этой работы неразрывно связаны в один капитальный труд – "Введение в общую философию". Этот труд можно было бы называть по-разному: в начале, я называл свою работу – "Истина в борьбе со словом", затем – "Семя жизни", затем – "Философия эволюции", затем – "Метафизика—2000" и даже – "Теория одной истины". Но как бы я ни называл сей фундаментальный труд, всё равно это название лишь отчасти способно отразить его роль и значение. Уверяю вас, что с момента выхода в Свет этой работы, время начнёт работать на нас. Это тем более важно, что не так уж много его, в принципе, у нас и осталось. По моим предварительным оценкам – порядка полутора тысяч лет. Но, во всяком случае, этого времени вполне достаточно, чтобы должным образом подготовиться к логически неизбежному диалектическому скачку, или условному утверждению общего решения Логического Субъекта: так называемому "Концу Света", как антивиртуальному результату – производному рабочему ходу образующего круга решения общей задачи последних трёх дней творения нашего мира.

Все мы являемся свидетелями того, что с началом перестройки активизировался разрушительный процесс в межнациональных отношениях. Это мы можем видеть как на государственном уровне, так и на примере моей Тюменской области, где тоже как бы имеет место национальный вопрос. Как показывает практика, остановить развитие разрушительного процесса запретительными или силовыми методами никому не удастся. Необходимо организовать встречный (обратный) созидательный процесс. И лучше, эффективнее всего, а скорее, только одним единственным способом это вообще (в принципе) и возможно сделать – это на идеологическом, мировоззренческом фронте. И я считаю, что поставленное на научную основу новое общее религиозное мировоззрение только и способно организовать новый созидательный процесс, противодействующий разрушительному процессу в межнациональных отношениях. А именно новым религиозным мировоззрением, имеющим прочную научную основу, как раз и является предлагаемая новая общая философия: так как именно её научный характер, характер научно-религиозного мировоззрения может позволить внедрить её в систему образования. Ну и уж совсем понятно, что только обновлённая система образования может решить этот наиважнейший государственный вопрос внедрения в сознание людей нового общего мировоззрения – залог стабильности и процветания.

На протяжении всего времени этой своей работы… меня не покидает ощущение, что всякая вновь написанная глава лучше предыдущей. И только где-то на середине пути я, наконец, понял – почему так происходит: наверное потому, что нашёл нужные слова для объяснения этого факта. В самом деле, каждая новая глава получается полезнее…, а потому ценнее предыдущей за счёт того, что на базе уже достигнутого общего уровня понимания проблемы я получаю, всякий раз, некоторое множество новых частных знаний – новых инструментов познания. В свою очередь, физико-логическая природа некоторого множества новых частных знаний, начинает играть роль необходимого и достаточного основания для решения новых задач, что и позволяет подняться на новый общий – логический – уровень, или следующую ступеньку, так называемой, "лестницы в Небо". Знакомиться с моей работой необходимо с самого начала, по порядку – в естественной логической последовательности изложения материала, поскольку даже самые умные слова и даже красиво сформулированные мысли, но не к месту сказанные, не произведут должного впечатления и не принесут никому действительной пользы. Да и сам читатель должен "созреть" для восприятия и осознания всякого нового знания. В этом и состоит значение логики развития всякого повествования, алгоритма эволюционного развития всякого сюжета или ситуации реальной действительности. Это так же, как не производят на людей должного впечатления, так называемые, летающие тарелки, ибо мы просто не понимаем, с чем вообще имеем дело. И это так же, как на меня самого не произвела должного впечатления схема собственно метода, когда её идея впервые посетила меня: я тогда ещё просто не был готов к её пониманию.

На данном этапе, о моей работе, вообще говоря, трудно судить – сильная она или слабая: так как ей нет аналога – не с ч

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет