Рабочая любовь

Агентство Амур

  • Рабочая любовь | Леон Малин

    Леон Малин Рабочая любовь

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 210
Добавить в Избранное


Иду по пляжу к морю. Солнце, песок. Пляж завален загорающими. Женщины и девушки разных возрастов и комплекций. Потоньше, потолще, поаппетитнее… А вот дама лежит топлес, по-русски говоря, без лифчика. Круглые «дыньки» подставлены солнцу и взглядам. Ноги дальше не идут… В рассказе задействованы 4 марки автомобилей. Главный герой ездит на Джипе. Заказчица — на Лексусе. Мошенница водит Шкоду. Рено — машина каршеринга. Это не реклама автомобилей, хотя вполне могла бы ею и быть. Адрес «Рассказов Леона Малина» для рекламодателей: .

Доступно:
PDF
DOC
EPUB
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Рабочая любовь» ознакомительный фрагмент книги


Рабочая любовь


Рабочая любовь



На носу — новогодние каникулы. Кто сейчас работает, кто отдыхает? Людей и машин в городе меньше, но магазины открыты. Разные конторы тоже. Вот и мы на вахте — Агентство «Амур» на боевом посту. Готовы помочь всем, кто запутался в своих любовных отношениях. За деньги, естественно.


Иду по пляжу к морю. Солнце, песок. Пляж завален загорающими. Женщины и девушки разных возрастов и комплекций. Потоньше, потолще, поаппетитнее... А вот дама лежит топлес, по-русски говоря, без лифчика. Круглые «дыньки» подставлены солнцу и взглядам. Ноги дальше не идут.


Приглядываюсь к женщине. Да это же Виктория, моя помощница!

- Вика, ты почему без лифчика?

- Мне так нравится. Клею мужиков.

- Ты что, всем доступная?

- Да. Хочешь меня?

Наклоняюсь над распростёртым телом. Надо снять ей трусики, иначе не получится... Берусь за тесёмки, тяну их вниз... Материя не поддаётся. Переворачиваю девушку на живот. Трусики сползают. И тут она оборачивается. Но это не Виктория?! Другая, совсем не знакомая мне женщина. И это уже не имеет значения, поздно... Ничего поделать с собой не могу. Да и не хочу... И просыпаюсь... Жарко, душно. Надо приоткрыть окно. На улице зима, а я тут потею...


Сидим в офисе, скучаем. Клиентов нет и, вроде как, не предвидится. Но и дома сидеть не резон. А вдруг? Виктория раскладывает в компьютере пасьянс, я составляю план работы на месяц. Хотя январь, обычно, месяц пустой.

- Эта питерская погода надоела, - изрекает помощница. - Холодно, солнца нет, снега нет, одна грязь и темнота. В четыре часа уже ночь.

- День уже прибавился, на 15 минут.

- Прибавился, - ворчит Вика. Приходишь на работу — темно, уходишь — ещё темнее.

- Ладно, не ворчи. Скоро весна, а там и лето. Белые ночи...

- В этом году получится ли куда съездить? С этим дурацким коронавирусом.

- Чтобы куда-то съездить, надо ещё на это заработать. Клиентов нет, скоро зарплату платить будет нечем.

- Олежек, я знаю, ты меня без зарплаты не оставишь, - она смотрит ласково, хитро улыбаясь.

Для большей убедительности своих слов Вика перекладывает ногу на ногу, предоставляя мне возможность полюбоваться их стройностью. Короткая юбка едва прикрывает ляжки, совсем как у Шэрон Стоун в известном фильме.

- Небось хочешь на пляже поваляться, топлес? - спрашиваю красотку.

- Что?

Нашу вялотекущую беседу прерывает телефон. Отвечает Виктория. Смысл разговора понятен, звонит новый клиент.

- К нам гости, - положив трубку, сообщает Вика.

- Я понял. Давай-ка попьём кофейку, а то я сейчас совсем засну.

- Согласна, - девушка идёт готовить напиток.

Вот так! Новый клиент. Будем надеяться на хороший заказ. А на что ещё надеяться?


Эмилия Францевна, так зовут заказчицу, производит впечатление умной, знающей себе цену, женщины. Ей слегка за... но сохранилась она совсем ещё даже ничего. Всё при ней, и ухоженное лицо, и спортивная фигура. Одежда говорит о респектабельности и определённом положении в обществе. Рассказывает только Эмилия Францевна путано, с пятое на десятое. Повод обращения к нам становится ясен не сразу.


У женщины есть, то есть, был муж. Муж не по паспорту, а по жизни. Некий Эдуард. Жили они у Эмилии Францевны, в большой доме под Санкт-Петербургом. А потом он, Эдуард, пропал.

- А почему Вы не пошли в полицию?

- Понимаете, я не совсем уверена, что Эдик пропал.

- Как так?

- Эдуард моложе меня, - женщина опустила глаза. - Он красив, пользуется успехом у женщин.

- Вы думаете, он мог уйти к другой?

- Не знаю. Поэтому я и обратилась к вам в агентство. Чтобы без лишнего шума это выяснить.

- Вы правильно сделали, что пришли к нам, мы обязательно поможем. И сделаем это тайно. Скажите, Эмилия Францевна, когда и при каких обстоятельствах Вы в последний раз видели Эдуарда?

- В последний раз? - дама чуть не заплакала. Губы её задрожали. - Три дня назад, в субботу, я поехала в город, в офис. Эдик был дома. А когда приехала вечером, его уже нет.

- В доме ничего не пропало?

- Ну что Вы, как Вы могли такое подумать? Эдуард порядочный мужчина. И зачем ему было что-то брать? Я давала ему денег без ограничений.

- Чем Вы занимаетесь, если не секрет?

- Недвижимостью. Сдаю здания и помещения в аренду.

- А Эдуард?

- Эдик, он тоже из недвижимости, он риелтор. Мы и познакомились на работе.

- Эмилия Францевна, не возражаете, если завтра я к Вам подъеду домой?

- Да, молодой человек, подъезжайте, буду Вам рада.

На том мы и расстались. Главное было сделано, заказчица согласилась нам платить. А уж найти этого Эдика — дело техники. Для таких крутых специалистов, как мы с Викусей. На радостях я даже шутя хлопнул помощницу по заду.


У Эмилии Францевны большой красивый дом. Живёт она богато, на воротах охрана.

- Вам назначено? Фамилия?

Захожу в дом, хозяйка встречает меня в гостиной.

- Проходите... э...

- Олег.

- Проходите, Олег, располагайтесь. Хотите чаю, кофе?

Прислуга пошла готовить кофе. Мы сели в удобные большие кресла. Хозяйка одета неброско, но дорого. Серая юбка с пуговицами на боку, голубая блузка с серым же жакетом. На ногах — туфли на каблуке. Изящная женщина.

- Скажите, Эмилия Францевна, у Эдуарда здесь есть своя комната?

- Своя? А зачем ему своя? Ведь мы живём... живём как муж и жена. У нас общая спальня, общая гостиная, всё общее.

- А когда Вы уходили на работу, чем он занимался?

- Да, у него есть на втором этаже комната, вроде кабинета. Там Эдик работал. Господи, что же это я о нём всё в прошедшем времени?!

- Можно взглянуть на этот кабинет?

- Да, пойдёмте.

Просторная уютная комната. Большой письменный стол, диван, книги. Кабинет писателя. Только что он тут писал? Вот ноутбук.

- Можно мне взять его с собой? Покопаться.

- Да, берите.

- И всё же, Эмилия Францевна, ничего в доме не пропало? Подумайте.

- Да чего тут думать?! Говорю же Вам, ничего не пропало. Вы женаты, Олег?

- Нет.

- Вам трудно меня понять. Пойдёмте пить кофе.

Кофе в этом доме оказался душистым и бодрящим.


Вопросов к хозяйке много. Но не на все она, наверное, ответит.

- Эмилия, Францевна, прошло уже несколько дней, как пропал Ваш муж. Почему Вы всё-таки не обращаетесь в полицию? У Вас есть какая-то информация?

- Нет, я ничего не знаю. Но уже было, один раз, когда он пропадал на несколько дней.

- И что же это было?

- Ну, это запутанная история. Его напоили, держали в компании. Против его воли.

- Эдуард пьёт?

- Нет, не часто.

- Из дома он выходил куда-нибудь? На работу, например.

- Нет, офиса своего у Эдика нет. Он все дела вёл по телефону. В город, конечно, выезжал. По магазинам, пообедать, просто прогуляться.

- Когда Вы были на работе?

- Да, и в это время тоже.

- У него есть друзья, родственники?

- Нет, я никого не знаю. Общался он только по работе, по своим риелторским делам.

Я поблагодарил Эмилию Францевну за кофе и откланялся. Не терпелось порыться в ноутбуке Эдика. Какую-нибудь ниточку оттуда наверняка можно вытащить.


Ночью меня разбудил телефон. Звонила заказчица.

- Олег, Эдуард объявился. Приезжайте ко мне, срочно!

- Он вернулся домой?

- Нет. Приезжайте, я Вам всё объясню.

Ночной вызов должен хорошо оплачиваться, как мне кажется. И я поехал.


Охрана отворила ворота перед моим Джипом, не сказав ни слова. Эмилия Францевна встретила на крыльце. Одета она была совсем по-домашнему. На ночную рубашку накинут халат. В руке она держала телефон.

- Вот, пришло сообщение! Эдуарда держат в заложниках! Его похитили! Читайте.

В сообщении было написано: «Твой Эдуард у нас. Если заплатишь 30 миллионов рублей, мы его вернём. Если обратишься в полицию, то никогда больше его не увидишь. Жди дальнейших распоряжений».

- Они убьют его! - Женщина с рыданиями бросилась мне на шею. Я стоял, не шевелясь. А она всё плакала, сжимая или обнимая меня за плечи.

- Эмилия Францевна, ну не плачьте. Давайте спокойно разберёмся, - я постарался ослабить объятия.


Мы присели на диван.

- Если это шантаж, то Вам необходимо обратиться в полицию.

- Но они убьют его!

- Если Вы не будете заявлять в полицию, то надо платить. Вы будете платить шантажистам?

- А что мне остаётся? Я не хочу потерять Эдика. В конце концов, у меня перед ним обязательства.

- Какие обязательства?

- Моральные, конечно.

- Давайте уточним, для порядка. Вы собираетесь платить вымогателям. И в то же время рассчитываете на мою, на нашу помощь? Так?

- Да. Не бросайте меня. Я слабая женщина, я не справлюсь со всем этим.

- Хорошо, хорошо. Я просто уточнил.

Эмилия Францевна взяла мою руку и стала её гладить, заглядывая ласково в глаза.

- Вы же меня не бросите, Олег? Вы — сильный мужчина. Я Вам доверяю.

Мне стало неловко, я отвёл взгляд.


Пора было ехать домой. Шантажисты выдвинули своё условие. Теперь они должны дать жертве время собрать деньги.

- Эмилия Францевна, так я поеду? Завтра с Вами свяжемся.

- Олег, Вы меня бросите? Здесь, одну, в этом большом доме?

- Но у Вас охрана.

- Охрана у ворот, а здесь я одна. Останьтесь, Олег, прошу. Утром придёт Марина, помощница по хозяйству.

- Хорошо, Эмилия Францевна, если надо, то я останусь. Вы поднимайтесь к себе, а я побуду тут, в гостиной.

- Олег, я боюсь. Рядом с моей спальней есть гостевая комната. Там и постель, и душ. Пойдёмте туда.

Говорила, что у них общая с мужем спальня. А теперь говорит «моя». Женщина провела меня в гостевую, мы пожелали друг другу спокойной ночи.


Сна ни в одном глазу. И кровать удобная, и вообще обстановка приятная. Прибрано везде, чисто. Как в хорошей гостинице. Мне даже выдали пижаму и халат. Злоумышленников я не боюсь, ведь дом действительно под охраной. Никто сюда не сунется. Вот только в животе слегка посасывает. Выпить бы чего или ещё лучше — перекусить. Спуститься в кухню, поискать холодильник? Набрасываю на пижаму халат, выбираюсь из комнаты. Дверь в хозяйскую спальню приоткрыта. Как она там, жива? Осторожно заглядываю в тёмную комнату.

- Олег, это Вы? Заходите.

- Я так, не специально. Захотелось что-то попить.

- Ну подойдите, не бойтесь.

Женщина включила светильник. Она лежит в постели, рука тянутся ко мне, она приглашает...

- Я пойду, пожалуй.

- Я Вам не нравлюсь? - Эмилия Францевна откинула край покрывала. Обнажённое плечо, вот и голая нога. Кожа гладкая, формы упругие. Женщина хочет, она ещё не старая.

- Эмилия Францевна, у нас, у меня строгое правило. Никаких отношений с клиентами. Вы извините, Вы очень симпатичная женщина, но у нас контракт. Извините!

- Вы бессердечный!

Я быстро покинул спальню соблазнительницы. Как это скажется на наших деловых отношениях? Другого заказчика у агентства сегодня нет...


На следующий день в офисе изучаю содержимое ноутбука пропавшего Эдуарда. Пароля нет, это уже хорошо. Диспетчер закладок. Обычный «джентльменский» набор. Сервисы, поисковики, банки, есть и «клубничка». А что же соцсети? А здесь запаролено.

- Виктория, помоги найти Эдуарда по соцсетям. Да, на своём компьютере, на его ноутбуке пароли.

Вика сегодня в приподнятом настроении. У нас, наконец, появилась работа. Эти новогодние каникулы, будь они неладны...


По базам провайдеров, купленных на «чёрном» рынке, нахожу абонентов Эдика. Придётся всех их проверить.

- А Эдуард совсем не Эдуард, - говорит Вика.

- Как это?

- В сети он Артур.

Подхожу к компьютеру помощницы. На меня смотрит лицо Эдуарда. Но личные данные другие, хотя их и не много. В сети Эдуард — Артур.

- Викуся, посмотри, что можно выжать из этого Артура. Умница ты моя, - я посылаю девушке воздушный поцелуй.

Надо позвонить заказчице. Как она там?

- Эмилия Францевна, здравствуйте, это Олег. Как себя чувствуете?

- Спасибо, Олежек. Давление поднялось, голова болит, всё переживаю.

- Может быть, врача вызвать?

- Нет, спасибо, обойдусь. Как ты?

Она ко мне уже на «ты»?!

- Похитители не объявлялись?

- Нет, никто не звонил. Что у вас? Выяснили что-нибудь?

- Выясняем. Информация будет позже.

- Я на тебя надеюсь, Олежек.

- Стараемся, Эмилия Францевна. Я Вам позвоню, как только что-то узнаем.

Я для неё теперь Олежек. Ладно, пусть называет как хочет, лишь бы платила.


Номер, с которого пришло сообщение заказчице, оказался фальшивым. Проследить абонента не удалось. Зато стали проясняться телефонные контакты Эдуарда. Один из номеров, на который часто шли звонки, принадлежал Соколовой Анне Витальевне. В сетях она не нашлась. Зато нашлась в базе лиц, имеющих судимость. Статья № 159 — мошенничество. Это уже кое-что. С ней следовало познакомиться поближе.


В базах данных нашлось об Анне Соколовой всё, в том числе адрес проживания и фото. Жила Анна в «сталинском» доме на Московском проспекте. Неподалёку от её подъезда я и припарковался. Запасшись предварительно бургерами и кофе из фастфуда.


Во второй половине дня птичка выпорхнула. Анна села в припаркованную невдалеке белую Шкоду и поехала. Поехала не в центр города, а напротив, от него. И даже прочь от города. На Московском шоссе я увеличил между нами дистанцию, хотя машин на трассе было много. Приехали мы в посёлок Новолисино. Анна Соколова вышла из машины, огляделась по сторонам и вошла в калитку небольшого дома, выкрашенного в синий, когда-то, цвет. Я достал бургер, отпил из бумажного стаканчика кофе. Напиток был холодным и невкусным.


Уже смеркалось, когда Анна вышла из синего дома. И вышла не одна. Я успел сделать снимок своим фирменным Кодаком. С ней вышел мужчина средних лет. Они сели в Шкоду и укатили. Преследовать я не стал. Лишний раз лучше не «светиться». А поехал в офис. По дороге позвонил Эмилии Францевне, новостей пока не было.


Главной новостью стало «опознание» мужчины, к которому приезжала Анна Соколова. Им оказался вор-рецидивист Грачёв Сергей Григорьевич по кличке «Бамбино», авторитетный в определённых кругах гражданин. Прописан и проживал Бамбино в своём доме в посёлке Новолисино. Освободился он не так давно.


Что же связывает воровского авторитета с мошенницей? Уж не похищение ли Эдика ради выкупа? Этой информацией следовало бы поделиться с компетентными органами, но заказчик этого не хочет.

- Эмилия Францевна, добрый вечер! Как Вы, как давление?

- Олег, рада тебя слышать. Давление в норме, бандиты о себе знать не дают. Ты подъедешь?

- Куда, Эмилия Францевна, к Вам?

- Да. Ты же знаешь, что я боюсь тут одна. А если меня похитят? Или убьют?

- Но... Эмилия Францевна, это не входит в наши обязанности. По договору Ваша личная охрана нами не предусмотрена.

- Так надо предусмотреть. Олежек, я всё оплачу, не беспокойся.

Не беспокойся, Олежек, она всё оплатит. Ты что, испугался женщину? Боишься, что она лишит тебя невинности?

- Виктория, еду ночевать к заказчице. Снова её охранять.

- Съезди, конечно. Нам очень будут нужны денежки съездить в этом году куда-нибудь в Европу. В Италию, например. Хочу в Рим.

- А я хочу спокойно выспаться дома, на своей постели.

- Съезди, не капризничай. Эмма женщина ещё очень даже ничего. Ну, постарше тебя. Главное, что она богата. Потом расскажешь, как ночь прошла, - она усмехнулась.

- Может быть, поедем вдвоём? За двойную оплату.

- Нет, ей нужен мужчина, молодой мужчина. И защитит, и приголубит...

В ночь опять ехать в этот большой, сверкающий чистотой и уходом дом. Высплюсь ли я там сегодня?


Заказчица встречает меня как дорогого гостя.

- Олежек, кушать не хочешь?

- Нет, Эмилия Францевна, спасибо, я поужинал.

- А то давай, посидим. Хочешь чаю, кофе?

- Нет, спасибо.

- А вот, попробуй печенье, очень вкусное, домашнее.

- Спасибо, не буду.

- Но ты же ещё не хочешь спать? Посидим, пообщаемся.

- Я бы прилёг. День выдался тяжёлый, устал.

- Ну хорошо, пойдём провожу тебя в твою комнату.

У меня уже «своя» комната?


Только я закрыл глаза, только начал смотреть какой-то сон, как меня оглушил крик:

- Олег, вставай! Пришло сообщение! Они вышли на связь!

Я посмотрел текст сообщения. Там было написано: «Деньги готовы? Даём тебе 5 дней, чтобы собрать всю сумму. Иначе — готовься к худшему».

- Они просто уточняют, собрали ли Вы всю сумму? Вы нашли деньги?

Эмилия Францевна стоит рядом в одной ночной рубашке, босиком.

- Деньги в сейфе, их только забрать из офиса. Я боюсь, Олежек. Ты передашь деньги?

- Передам. Если у них не будет условия, что это сделать должны Вы сами. На меня они могут подумать, что я из полиции.

Разговор в «моей» комнате несколько затягивается. Мы стоим полураздетые, совсем рядом...


Я медленно увеличиваю дистанцию. Шутки шутками...

- Олег, давай выпьем! Коньячку. А то я точно не усну. Пойдём в гостиную.

Почти силой Эмилия Францевна тащит меня вниз. Может быть, действительно выпить рюмочку? Забыться до утра. Но только одну...


Мы сидим с хозяйкой дома на диване в гостиной и пьём коньяк. Закусываем печеньем. Печенье на самом деле вкусное.

- Олежек, а какие женщины тебе нравятся?

- Не знаю. Красивые, которые улыбаются, задорные.

- Я как раз такая! Посмотри на меня. Я красива, улыбаюсь, и во мне столько задору. Или задора?

- Вы красивая.

- Ну и что, если я немножко старше тебя.

Уж не готовит ли она в моём лице замену своему Эдику? Или она со всеми мужчинами так?

- Ты не подумай, Олежка, что я вешаюсь на шею ко всем попало. Но сейчас у меня такой период. Эдика украли, я одна, - я почувствовал, что сейчас она заплачет. - Мне нужно, чтобы меня утешили. Хоть на пять минут. Обними меня.

Я неловко обнял женщину. И захотел... Эмилия Францевна встала, взяла меня за руку и мы пошли наверх...