153

Марик Лернер

Перезагрузка

  • Перезагрузка | Марик Лернер

    Марик Лернер Перезагрузка

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аннотация

Ракеты не прилетели, оккупанты не пришли. Внешних врагов вообще не наблюдается. Просто в один, совсем не прекрасный день, взрослые умерли. Вещи есть, а вот воспитывать и указывать что делать уже некому. Предел мечтаний маленького ребенка и огромная проблема для подростков. Ведь теперь все возможно и дозволено. Когда привычный мир исчезает, становятся неважны прежние планы и мечты. Теперь имеет значение лишь одно: впадешь в отчаяние или начнешь строить новую жизнь. И никто не подскажет правильный путь или не пообещает отсутствие нового вмешательства в происходящее неизведанной силы.





Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Перезагрузка

Перезагрузка

Глава 1. Последняя ночь. - Да ерунда все это! - воскликнул высокий худой парень и энергично отрицая, рубанул воздух ладонью. - Вот увидишь, ничего не будет! Прогнутся наши начальнички в очередной раз. Что они дураки, собственных детей и капиталы, находящиеся за границей терять? - Иногда нельзя уступать, - возразил второй парень. Этот был с виду крепче, хотя и пониже. А в лицах обоих нечто неуловимо присутствовало, любому постороннему намекая на родство. Причем длинный был брюнет, а другой темный блондин. Они и были братьями. - Если речь идет о выживании, - убеждено заявил первый, - всегда можно договориться. Ну не идиоты ж они, конченные, неизвестно с чего решившие угробить всех. Даже догматик и волюнтарист Хрущев сдал назад, когда выяснилось, что может случиться большой бум. А эти-то не той породы, - он аж подпрыгнул на ящике, чуть не сшибив очередным взмахом руки себе на голову бутылку с уксусом. Сидели они в подсобке, сплошь забитой штабелями всевозможных коробок, пакетов и банок. Мебель здесь отсутствовала полностью и устроились на наиболее подходящих предметах. - Пока что не похоже, что готовы договариваться. Интернет отрезали, связь с заграницей в любом виде тоже. Радио глушат, одни государственные работают и то сплошь музыка и грозные заявления. Мобилки и то не соединяет. Даже самолеты все посадили. Представляешь, сколько народу сейчас застряло в какой-то Анталии или Испании и не может вернуться? Между прочим, в данном случае прямая дорога в лагерь для враждебных граждан. Это ведь страны НАТО. - Может потому наглухо перекрыли, чтоб не знали люди что происходит? - Да военные и то не в курсе! - Ну да, Стас, наш папахен большой начальник, - пренебрежительно отмахнулся длинный. - Начальник отдельного железнодорожного батальона. Раз его в известность не поставили... - Дурак, что ли, Мишка? Хотя бы общие приказы довести обязаны. - Может и сказали. - Не, он бы не стал врать. Никому ничего не ясно и не понятно вплоть до округа. Без всякого мигания погасла лампочка. - Опа! - сказал Стас. - Это только у нас или вообще? Он поднялся и толкнул дверь на кухню. Там тоже было темно. Гремя чем-то железным и в пол голоса ругаясь прошел внутрь. - Похоже весь район вырубило, - крикнул, - дома темные стоят. В этот момент лампочки замигали и снова загорелись, но уже не так ярко, будто напряжения не хватало. - На улице окна все равно темные. - Это запасной генератор больницы заработал, - объяснил стоящий в дверях подсобки Мишка. - Не общая сеть. - Сначала связь, потом транспорт, теперь электричество? - Затемнение? - с сомнением спросил Мишка. Кажется он уже не был столь оптимистичен. - В наше время фигня. Наводят не так. Дверь распахнулась с силой, треснув о стену. Почти вбежала женщина. Еще не старая, в белом халате. - Вы здесь? - вскричала с заметным облегчением в голосе. - А Слава не вернулся? Ведь знала, нельзя отпускать! - Да что такое мама, - удивился Стас. - Он же в гараже, давай сбегаю - пять минут. - Сидите здесь! - почти закричала она. - Будете мне носиться туда-сюда, а я вас искать. Сама схожу. - Может вместе? - Никуда не уходите! - приказным тоном потребовала и метнулась на выход. Стас извлек из кармана сигареты и усевшись на подоконник задымил. - Оно тебе надо, - пробурчал брат. - Вернется, опять шуметь станет. Расстроится. Тот обернулся, явно готовый послать далеко и надолго. И тут завыла сирена, заставив обоих подскочить. - Песец, - в голос сказал Стас, спрыгивая на пол и помчавшись к двери. Открыл и уставился на торопливо ковыляющую по этажу процессию больных всех возрастов и пола. - Быстрее, быстрее! - нервно кричал срывающимся голосом пожилой начальник отделения. - В лифт не садится! По лестнице пешком. Тут он тормознул при виде застывших парней. - Поздняковы? Раз уж здесь, помогите людям, - и показал на последних отставших. Первой из последних в забеге двигалась со скоростью умирающей черепахи, пытающаяся торопиться бабка, тащившая за собой капельницу на подставке с колесиками. Мало того, что ноги еле волочит, так еще и трубка в вену воткнута. Сзади за ней прыгал совсем молодой парень, постриженный практически под ноль на костылях с обеими ногами в гипсе. Больница осталась от времен, когда всем заправляли люди в погонах, но теперь в ней лечились не только военнослужащие и члены их семей. Лежали все вперемешку. Все лучше, чем ехать в Астрахань или Волгоград, особенно когда всерьез прижмет и время терять нельзя. - Давайте ребята, - доктор почти просил, причем звучало это странно, поскольку орал в полный голос, иначе под сирену ничего не услышать. - Всем в бомбоубежище надо. Они переглянулись. - Напиши записку и прямо к двери приклей, - решил Стас. - В подсобке есть скотч. Потом догоняй. Бабку почти понес, под ее оханье, волоча заодно штатив или как там эта штука в виде палки на колесиках называется. Солдатик самостоятельно бодро обогнал по коридору, но на лестнице замешкался. Передвигаться на костылях по ступенькам не самое приятное занятие. В одной руке костыли, в другой перила. А на ноги толком не опереться. Впрочем, застрять в лифте, если вторично отрубится электричество тоже не лучший вариант. Но и передвигаться со старухой, страхуя и чувствуя насколько быстро заканчивается терпение от ее жалоб и попыток лично двигаться, тоже мало приятно. - Ох, сынок, - сказала томно бабка, когда они спустились на второй пролет. - Туалета здесь нет? - Внизу, - ответил сквозь зубы Стас, размышляя нафиг он взялся за это неблагодарное дело. До сих пор пенсионеров через дорогу не переводил и тимуровца не изображал. - Уже недалеко. Вообще-то он не помнил есть ли в бомбоубежище толчки, но раз сидеть предстоит долго, наверное должны иметься. Это ж положено предусмотреть для минимального комфорта. Прежде внутрь не заглядывал. Еще пару дней назад там был склад всякой хозяйственной дребедени, необходимой больнице от постельного белья до разнообразной поломоечной химии. Вытаскивали сегодня, освобождая пространство, силами лечащихся. Не все ж с переломами и в лежку. Правда часть ходячих из-за новостей разбежалась по домам. А они чтоб не припахали сидели у матери в подсобке. Таскать чужое добро не шибко мечталось. Нема дурных, пусть срочники стараются, а они люди гражданские и не обязаны. Бабка внезапно потяжелела, навалившись всей тяжестью на плечо. Пришлось ухватить со всей силы, а то бы и сам загремел с лестницы. Уж больно оказалась грузная, пусть с виду и не заметно. Зато солдат вдруг выронил костыли и реально закувыркался вниз. То есть ничего похожего на киношное падение. Никакого подпрыгивания на ступеньках. У него словно подломились ноги и клюнул носом вперед. Нормальный человек так падать не может. Он всегда машинально сгруппируется. - Эй, ты чего? - крикнул Стас и повернув голову, оторопел. В глазах у бабки не было жизни. Он невольно отпрянул, бросая повисшую на нем тушу покойницы и тут же ухватил, за плечо, пытаясь удержать, в надежде на ошибку. Осторожно опустил и присел рядом, заглядывая в застывшее лицо. Никогда прежде не приходилось иметь дело с мертвыми, как щупать пульс видел исключительно в кино, однако нерешительно потрогав морщинистое запястье и поискав жилку на шее почему-то моментально уверился в смерти. - Ничего не понимаю, - сказал сам себе, под не прекращающийся вой сирены и пошел вниз. Если солдатик и не окачурился на манер бабки сразу, то его и проверять не требовалось. Голова была повернута чуть не назад. Потом трупы стали попадаться все чаще. Возле бомбоубежища они уже лежали сплошным слоем, не позволяя ступить, чтоб не попасть на человека. Трогать их не хотелось, как ходить поверху. Вроде кто-то шебаршился в подвале. Ничего толком не разобрать из-за завывания, которое в закрытом помещении стало еще хуже. Он застыл, колеблясь и наконец, для очистки совести крикнул: - Эй, есть кто живой? - и крайне удивился, когда изнутри донесся заполошный женский вопль и плач сразу нескольких голосов. - Стас? - воскликнула прекрасно знакомая одноклассница Тамара, появляясь в дверях убежища. - Ты один? Шутить было не ко времени и он просто подтвердил. - Да. - Иди сюда! Помоги! Она повернулась внутрь и через мгновение держала в руках маленькую девочку, сунувшую в рот палец и смотрящую в неизвестность застывшим взором. Кажется это состояние называется ступором. Видимо внезапно умирающие люди и скорее всего кто-то из родителей крепко дали по психике. - Держи! - Может не надо? - нерешительно сказал он, принимая ребенка. - Здесь спокойнее от повторного удара. - Ты идиот? - спросила Тамара, стряхивая вечно лезущие на лицо роскошные волосы. - Уже не помогло. Здесь все, - она сделала хорошо понятный жест по горлу. - Раз уж так, лучше наверху. Лучше ли? - подумал Стас, но возражать больше не пытался. Детей от шести до приблизительно двенадцати лет оказалось семеро. Три пацана и четыре девочки. Видимо не только их матери пришла в голову идея взять с собой на работу. Младшие плакали, первая так и молчала, замкнувшись в себе, один из пацанов шел в обмоченных штанах и кажется никто этого не замечал. Второй был вполне в адеквате и помогал в меру сил. Малолетнего пацана на себе тащил и утешал. Мелькнула мысль спросить не родственник ли тот, но сразу ушла. Не до любезностей. Последней вылезла красивая девушка лет шестнадцати-семнадцати. В отличие от остальных она была даже чересчур спокойна. - Ты откуда? - спросил Стас автоматически. - Из Москвы. Отправил отец подальше от войны к тетке, - тут у нее затряслись губы и только усилием воли сдержалась, смахнув слезу. Они так и поднимались цепочкой наверх, неся маленьких на руках и контролируя тех, кто постарше. - Стас! - выдохнул Мишка, когда оставался последний пролет. Он так и застыл, не решаясь спуститься или позвать. - Я думал ты тоже... Стас аккуратно поставил ту самую ничего не соображающую девочку на ноги, сунув маленькую ладошку в руку Тамаре и тремя прыжками взлетел на этаж. Сходу двинул ничего подобного не ожидавшего брата в челюсть и принялся пинать ногами. - Ничего не будет?! - заорал. - Прогнутся! Урою, сука! - Хватит! - заорала Тамара. - Прекрати! Внезапно замолчала сирена, оставив в ушах звон и вернув нормальный слух. Это было настолько неожиданно, что Стас невольно застыл, прекратив бить брата. - Кто-то выключил? - Таймер, - сказал невнятно все знающий Мишка, получивший в школе не особо лестное прозвище 'Знайка'. Зуб у него шатался и сплевывая кровь, он кряхтя поднялся, щупая бок. - Само отрубилось. - Взрыва не было, - озвучил Стас с опозданием сидевшую где-то на периферии мысль. - Мы б услышали и увидели. Если не свет, так ударную волну. - Радиации тоже нет, - доставая из кармана приборчик величиной с ладонь, сообщил Мишка. - У доктора в халате было, - пояснил. - Во всяком случае фон обычный. Никаких нейтронных бомб. И это не химия, тогда все бы почувствовали. - И не биологическое оружие, - пробормотала Тамара. Вокруг них все собрались внимательно слушали, кроме так и не очнувшейся девочки. Даже плакать перестали. - Не бывает вируса, чтоб сработал одновременно. А у любой чумы или эболы некий срок должен пройти после заражения. - И какая нам разница? - спросил тот самый полезный парнишка. - Большая, - буркнул Мишка. - Может мы иммунные к этой неведомой хрени, а может и нет. - Тебя как зовут? - Валера Шехтель. - Так вот, Валера, если нет радиации и нервно-паралитических газов, можно жить дальше спокойно. Было и прошло. - А когда появятся МЧС? - подал голос второй пацан в мокрых штанах. - А действительно, - задумчиво сказала Тамара. - Вдруг только у нас? - судя по тону она и сама не особо верила, но надежда всегда остается. - Вы чего не поняли? - спросил Валера. - Взрослые все умерли. А мы остались! Это реально какое-то оружие, но генетическое. - Чушь! Невозможно такое создать! - Я книгу читал, - сообщил до сих пор молчавший третий пацан. - Там похожее было. Как уцелевшие дорастали лет до двадцати, тоже дубу давали, - в глазах у него застыл страх. - Заткнись! - залепила ему оплеуху Тамара. - Это книга, - рассудительно сказал Мишка, - мало ли какую чушь накалякают аффторы. - Чего держишься? - спросил Стас. - Болит, - ответил тот. - Покажи. Ну не хотел я, - пробурчал, задирая рубаху и прощупывая бок. - Не похоже на перелом. Может ребро треснуло. Щас повязку тугую соорудим. Где-то далеко хлопнула дверь и послышался топот ног. В пустом коридоре звуки разносились далеко. Все дружно уставились в ту сторону. А потом заорали каждый свое и неразборчиво. Через минуту из-за угла выскочил парень, почему-то держа в руке монтировку. - Славка! - радостно закричали братья, кидаясь к нему и обнимаясь. - Какой-то дебил закрыл задний вход, пришлось бегать вокруг. Больница была старая, стоянки не имела и машины обычно ставили снаружи как попало. Зато всю опоясывал оставшийся с времен госпиталя высокий бетонный забор с колючей поволокой поверху. И хоздвор почему-то отдельно, за оградой, как на зоне. Обычно ходили свободно сквозь вечно открытую калитку, но видимо, некто бдительный проявил дурную инициативу. Вот и пришлось ему давать немалого кругаля. - А мама? - Не видел, она же с вами должна быть. - За тобой пошла. Они уставились друг на друга. - Эй, ребята, - позвала Тамара, не давая углубиться в напрашивающуюся мысль и когда они обернулись, - что делать-то будем? - В городе наверняка тоже самое, - сказал Слава. - Я на улице видел мертвых. Одни на машине ехали, так впилились прямо в здание. Думал помочь, но с ними все. Кстати и дети там были... - Появятся спасатели или нет, - твердо вернула к прежнему Тамара, - надо как-то жить дальше. - Первое правило апокалипсиса, - после короткой паузы сказал Мишка, - нужно место, где будет вода, электричество, тепло. База идеально подходит. Там собственный насос для воды, на хоздворе колодец, отдельная ТЭЦ, есть солнечные панели. Да и жратвы на складе навалом. Надо ж понимать, что если снова не подключат ЛЭП, в холодильниках все протухнет. И вообще... Он не договорил, но практически всем и так было ясно. Трупы тоже скоро начнут разлагаться. - Здешний генератор бесконечно работать не будет. Сутки, не больше. Хотя можно горючку надыбать. - База лучше, - пробормотал Стас. - Можно в штабе устроиться или доме офицеров. Сейчас внутри наверняка пусто. - Там можно попытаться наладить связь не по телефону. - Много толку от подслушки, - сказала Тамара, мимоходом выдавая военную тайну. Впрочем, практически все присутствующие и так в курсе чем занимался полк связи. Чужие переговоры фиксировал. Особенно южных соседей и для этого даже были переводчики. - Где есть приемник, обязан иметься передатчик, - уверено заявил Мишка. - Голосуем? Кто за? Подняли руки даже самые маленькие. Мало кому хотелось оставаться в мертвом здании среди покойников. - Значит решили. Ты Михалычу 'газель' наладил? - спросил брата. - И ключи есть, - подтвердил Стас. - Поедем с комфортом. - Нет, - сказал Валера. - Что, нет? - Сначала похороним родных. Хотя бы своих! - Да, надо маму найти, - невпопад сказал Мишка. - Посмотрим вокруг, потом вернемся, - решил Стас. - Твоих... ваших найдем. Идет? - Да! - Мы в приемную, к телефонам. Стационарные вроде не выключали. - заявила Тамара. - Попробуем звонить. По адресам, учреждениям, в другие города. А вы проверьте и возвращайтесь. Может на улице еще кто живой. - Справишься? - еще колебался Стас, но на ее отмашку повернулся и побежал. Мишка со Славой последовали сзади. Она посмотрела вслед и скомандовала остальным движение, взяв на руки по-прежнему сосущую палец девочку. Нехорошо с ней. Не реагирует ни на что, да и достаточно большая, чтоб так себя вести. - Кто такой Слава? - спросила на ходу Лена. - Брат их. Третий. - Младший? - Где-то на пол года старше Мишки. - Что? Это как? - Жила-была женщина-разведенка, - негромко заговорила через несколько шагов Тамара, - работающая в солдатской столовой в качестве повара. Она вообще-то и сейчас ничего, а тогда видимо была в лучшем виде. Запнулась, осознав, что вряд ли имело смысл говорить в настоящем времени. Останься живой, давно бы появилась. Похоже пацан прав, взрослые все погибли. И это паршиво. Кто ж наладит электростанцию или прилетит спасать? Похоже некому. - И хотя был у нее ребенок грудной, - продолжила, - повадился годить в гости лейтенантик один, от которого сбежала жена, оставив своего дитенка отцу. Короче, не знаю, какие там чувства были или просто им так удобнее казалось, поженились они. А через годик родила уже общего. Вот это и есть Стас. Братья они сводные. Да и семейка у них, надо сказать, изумительная. Отец пьет, как лошадь, мать ругается не хуже прапорщика и может врезать. Мишка книги читает и все знает на отлично. Не зубрила, но вечно в стороне от остальных, таких нигде не любят. Славка в отца пошел, вечно машины чинил, под конец всем желающим за денежку и ценят наши местные автовладельцы за малые расценки и хорошее качество. Стас рос натуральным бандюком. Чуть что - в морду. С пером, правда не баловался, но в школе его боятся. А так... за друг друга они горой. - Я видела, - сказала Лена с сарказмом. - У всех нервы на пределе, - рассудительно возразила Тамара. - Мне, к примеру, хочется сесть и завыть. Я только что смерть матери с отцом видела. - Извини. - Да за что? Я б тоже в другое время постаралась подальше от такого оказаться. Откуда нам знать, что они там прежде говорили. - Стас кричал 'ничего не будет', - поддержал Валера, шагавший рядом. - Видимо Миша сильно умно обещал. Вот за это и бил. Тамара покосилась и промолчала. Шугать пацана особо не за что, сама болтала. Да и глупо ссориться по пустякам. Стаса многие знали, но она гораздо лучше. Сидение за соседними партами способствует. Не было в парне садизма и никогда не тряс малолетних, как иные 'герои'. Вот старшим зарядить в морду запросто. Да и учителям был способен сказать в лицо прямо что о них думает. - Можно я в кабине? - спросила Лена, когда после окончания похорон стали молча забираться в кузов. Здешняя 'газель' была с кабиной на троих, но за руль почему-то сел Стас. Тот, не отвечая, махнул рукой. Она предпочла принять за разрешение. Парень был мрачен, неизвестно всегда такой или по нынешнему поводу. Они нашли свою мать, как и подозревали, мертвой. Потом извлекли из кучи покойников еще несколько человек. Младших с собой не таскали, Тамара их родителей и так знала, однако все остальные участвовали. Рыли общую могилу прямо на газоне. Без обсуждения решили не возить на кладбище, а устроить последнее пристанище прямо здесь. Потом Слава принес неизвестно откуда отломанную доску и выжег на ней с десяток фамилий и имен с одной датой, прибив на черенок швабры и воткнув глубоко в землю. Постояли, кто плача, кто бормоча обрывки молитв, толком не помня ни одну и стали собираться в путь, укладывая матрацы в кузов, чтоб было на чем сидеть. Стас дождался пока похлопают по кабине и повернул ключ. Мотор негромко заурчал. Машина тронулась, освещая темные пустые улицы, с черными повалами окон. Сколько она не всматривалась, не видно огоньков, даже от свечей. И дорога практически пустая. Лишь пару раз попались стоящие поперек пути машины. В другое время сказала бы брошенные, но сейчас проверять и снова смотреть на трупы абсолютно не хотелось. Мелькали редкие деревья, иногда в свет фар попадали плакаты с рекламой, но в целом очень неприятное ощущение, особенно, когда проезжаешь мимо дома, а у входа лежит сразу несколько человек. То ли выскочили на улицу из-за вырубившегося света, то ли еще что. К счастью таких было немного. Большинство сидело по домам из-за введенного запрета на ночные передвижения. Военное положение, блин. Непонятно только куда подевались патрули с улиц. - Можно спросить? - попросила минут через пять, изучив его руки. Теперь она Тамару гораздо лучше понимала. Костяшки пальцев у парня были с мозолистыми шишками. Она прежде всего один раз такое и видела. Тот качок специально набивал на тренировках, чтоб драться без перчаток. Да и вел себя соответственно. Резкий, как понос и вечно пытался наехать на кого-то по причине или без. Потому постаралась отвадить моментально. А по нынешним временам как бы и к лучшему иметь рядом драчуна. - Почему нет? - ответил Стас. - Вряд ли сейчас есть нечто столь тайное, чтоб стесняться. - Ты меня увидел, сразу спросил откуда. Я не так одета? Он хмыкнул. - Здесь не Москва и даже не Астрахань. В нашем городе живет тысяч двадцать пять-тридцать. Две школы. Под две сотни девчонок твоего возраста. Я не считал, но где-то так. Кинотеатр, Дом Культуры, стадион, универмаг, еще пара мест, где регулярно все встречаются. Мальков могу путать, а со старшими сталкивался неоднократно. Не такая уж проблема если не быть знакомым, то хотя бы знать в лицо. Тем более ты красивая. Она промолчала, не зная, что сказать. То есть сама прекрасно в курсе и умела пользоваться, заставляя мальчишек делать необходимое. Но он не пытался заигрывать, вроде как признавал факт и не больше того. - А пистолет тебе зачем? - поинтересовалась, косясь на кобуру на поясе. - И где взял? - В любом фильме про судный день набегают мутанты и грабители, - ответил не то всерьез, не то издеваясь. - Приходится отбиваться. А пистолет нашел в сейфе у главврача. Точнее сначала обнаружил у него, - он явно имел в виду тело, - ключ и решил посмотреть нет ли чего полезного. Кроме кучи служебных бумаг, бутылку 'Абсолюта' и 'Макаров' нашел. Как не удивительно заряженный и с запасной обоймой. Хотя врачи ж призываются в случае боевых действий. Раз ввели военное положение могли выдать. Наверное в любой больнице хранятся в специальном помещении. - Кому надо отнимать вещи, когда кругом добра сколько угодно? - Может и никому, - неожиданно согласился, - но полицию в ближайшее время не вызвать, - тут внезапно резко ударил по тормозам, отчего она чуть не врезалась носом в приборную панель. Откуда-то сбоку, из мрачных подъездов выскочил прямо на дорогу под фары человек, размахивая руками. - Ты чего творишь, - крикнули сзади, - не дрова везешь! Стас отворил дверцу и высунувшись наружу крикнул: - Ты один, Руслан? - Стас?! - закрываясь от фар, удивился тот. - Я! - А я боялся проскочите, думал... Можно было не сомневаться, обнаружив грузовичок решил про спасателей. Вблизи он уже не казался взрослым, как помнилось в первый момент. Щуплый, хотя и высокий. - Алину оставил у дома, наперерез помчался. Но там еще трое. В кузове возбуждено загомонили. Видеть из-за натянутого тента пассажиры ничего не могли, но слух имели. - Не, мы не МЧС, а такие же. На базу едем. - Мы с вами! Сейчас! Подождите! - Так садись, - сказал Стас, - сразу и завернем. Парень залез внутрь, потеснив Лену и мужские особи принялись через ее голову обмениваться впечатлениями. Ничего нового не прозвучало. Практически тоже самое. Внезапная, без малейших внешних признаков нездоровья смерть матери. Попытки кого-то найти или позвонить. Кроме двух второклашек-близнецов и случайно замеченной двенадцатилетней девчонки из соседнего дома, вышедшей на улицу в поиске живых, никого не обнаружил. Естественно, появление машины привело к стремительному броску с целью остановить. Хуже того, он назвал два имени, явно знакомые Стасу. Умирали не одни взрослые. Среди подростков тоже такое случалось. Стас рулил без указаний, похоже прекрасно знал дорогу и когда затормозил, парень выскочил из еще не остановившейся машины и кинулся в подъезд. - Алина - это кто, сестра? - Ей двадцать два недавно исполнилось, - закуривая, сказал Стас, - и на быстрый взгляд добавил, - от рождения одна нога короче на пару сантиметров. Так не особо заметно, специальная ортопедическая обувь, но бегать не особо может. - Она кто? - и поняв, что не дошло, - профессия? - Что-то с компьютерами связано. Когда надо, все обращаются. Из дверей появилась процессия, нагруженная узлами с вещами. - Думаешь подушек в казарме не найдем? - спросил с отчетливым сарказмом Слава, успевший вылезти из кузова, принимая первый тюк и зашвыривая в машину. - Ты еще прокладки там поищи, - с оттенком превосходства, отбрила маленькая полненькая жгучая брюнетка с раскосыми глазами. Через некоторое время вещи и пополнение погрузили и 'газель' снова вырулила в прежнем направлении. Опять темные дома без света и не работающие светофоры. В свете фар мелькнули таблички 'ул. Володарского' и 'Рязанская'. Поскольку она не имела понятия о городе, названия ничего не разъяснили. Представление имела достаточно смутное, но одно знала твердо: город вытянулся длинной кишкой вдоль реки, а часть еще и на другую сторону залезла. База где-то на окраине и вряд ли долго ехать. В кузове неразборчиво разговаривали. - Там, действительно, можно нормально устроиться? - спросила. - Лет пять назад командование ВС РФ обеспокоилось самообеспечением. Уменьшить зависимость от гражданской администрации и прочие бла-бла, - он говорил, пытаясь ее как-то успокоить и внушить оптимизм, который сам не испытывал. Они ехали на базу и там наверняка мертвый отец. И так тошно. - По ходу старались ставить солнечные батареи и еще кой чего, энергосберегающее. В результате дают достаточно электроэнергии для освещения всей базы и греют воду. Купаться в холодной понравится? А здесь горячая будет. Зимой, конечно, сложнее. Ну при нашей численности еще и в холостую работать станут. А электроэнергия в теперешних условиях - все. Не отруби официально, неизвестно сколько бы продержалась без техперсонала на плотине и линиях передач. Зато на базе все будет работать долго и прочно. От холодильников до радио. Может даже до спутников доберемся. Коды в полку связи должны быть. Мечты, мечты, подумала Лена. Надо еще уметь запустить и нажимать куда положено, а не тыкать наугад. Без специалистов та морока разобраться даже учившемуся. - А вообще, там масса всего. Учебка инженерных войск, где готовили крановщиков, экскаваторщиков, саперов и даже вололазов. Отдельная часть ракетчиков, железнодорожный батальон с техникой, караульная рота, полигон, смешанная авиаэскадрилья на аэродроме, технические подразделения, склады с имуществом, оружием, боеприпасами и длительного хранения, база материально-технического обеспечения, Военторг. Можно годами жить за счет местных ресурсов, не высовываясь наружу. - Ты не надеешься на помощь? - Лучше готовится к худшему. Ошибись и повод для радости. Он снова притормозил, на этот раз осторожно и повернул налево, осветив фарами бетонный забор и железные ворота с красной звездой. В пяти метрах остановился и открыл дверцу, собираясь спрыгнуть. В КПП нечто шевельнулось и через мгновение перед 'газелью' встал человек. Росту в нем было под два метра, телосложения спортивного, в военной форме и с коротко стрижеными соломенного цвета волосами. С первого взгляда типичный деревенский паренек. Вот только калаш он держал с небрежной уверенностью привычного профессионала. Не направлял на приезжих, не дай бог, но ощущение, что моментально полоснет очередью, стоит чему-то не понравиться. - Сегодня день сюрпризов, - пробормотал Стас. - Трофим собственной персоной. Почему дома, а не в училище? Глава 2. День первый. Утро. - Подъем! - прозвучало над ухом и Стас моментально сел, одурело осматриваясь. Пустое длинное помещение, заставленное солдатскими кроватями и тумбочками. Нормальная ротная спальня. Только вместо правильно застеленных одеял, выровненных под линейку, на части определенно следы лежащих. Все перекручено и сожмакано. Даже где распрямляли, не особо старались. Сразу видно - нормальной армией и не пахнет. Бардак. Через ряд несколько человек продолжают спать, причем парочка прямо в одежде. После вчерашней бурной встречи и обмена впечатлениями, оказалось здесь из военного городка куча детей военных уже собрались. Кое-кто сразу находился на базе, приведенный родителями, часть из ближайших домов шли на свет. Но и среди этих были погибшие и в немалом количестве. Ситуация становилась крайне запутанной и очень неприятной. Дело явно не только в возрасте. Вчера на ночь устроились в караульной роте рядом со штабом. На всякий случай постоянно дежурили на проходной, сменяясь, парами. Вдруг кто еще появится. Он тоже поторчал в компании с Валерой, потом завалился на койку. Устал после всего и физически, и эмоционально до предела. Никаких сил не осталось, однако думал не сможет заснуть, но как отрезало. Сразу отключился. - А где все? - спросил торчащего рядом с ехидной улыбочкой Валеру. Доволен, что подколол. Хорошая психика у человека. Один из здешних, после сидения в подвале с кучей мертвяков сдвинулся и пытался кусаться. Может просто крыша поехала, а может изображал зомби. Пришлось запереть и что делать с ним неизвестно. А этот скалится. Чувствовал себя на удивление прилично. Думал от недосыпа и нервов голова будет чугунная, а ничего подобного. Нормально соображал. - В столовку потопали. Девочки с утра сготовили. И потом, - он глянул на часы, - через пятнадцать минут собрание. Давай, мойся быстренько и тоже пойдем. - А эти? - Ночью пришли. Трофим сказал пока не трогать. Пусть отдыхают. На самом деле его звали Илья Юрьевич Трофимов, но кличка, благодаря папаше, приклеилась намертво. Того иначе за глаза не звали даже офицеры. Весь гарнизон знал начальника караульной роты и губы, и не с самой лучшей стороны. Кому приятно, если ловят или цепляются. Не так одет, не правильно себя ведешь и прочее. Сын, за отца не отвечает, но людям свойственно переносить отношение. Тем более пацанам. Вечно цеплялись и регулярно случались драки. Потом Трофим-сын, как-то незаметно вырос в здорового лося с мощной шеей, крепкими кулаками и умудрился подмять под себя школу. В прошлом году получил аттестат и отбыл. Все дружно вздохнули с облегчением, когда поступил в военное училище. В городе он оказался случайно. Бабка скончалась за пару дней до начала событий и отпустили на похороны. Да так и застрял. Не только самолеты, но и поезда не ходили. По возрасту он, если не считать Алины, был старше всех и имел определенный авторитет, пусть и не самого наилучшего качества. Но главное отнюдь не дурак. Даже хулиганы бывают разными. Стас потянулся с хрустом и прямо в трусах, не одеваясь и босой пошлепал в сторону туалета и умывальников, прихватив висящее возле его койки полотенце. У раковины валялось несколько кусков мыла, зубная паста и безопасная бритва. Здесь тоже отсутствовал порядок, что слегка раздражало. Искать чужую зубную щетку и использовать было брезгливо и просто выдавил на палец чуток разноцветной пасты. Потом поплескал холодной водой в морду, вытерся и уставился в зеркало. Абсолютно ничего нового не обнаружил. Глаза как глаза, никакой особой трагедии из них не сочилось, хотя душа ныла. Трофим сразу сказал, здесь повторилась больничная история. В последний момент в древние, чуть не сороковых голов огромные подвалы загнали почти две тысячи человек из нескольких частей. Еще какое-то количество сидело в шахтах от ракет. Даже дневальных убрали из казарм. Толку было ровно столько же. Практически все погибли одновременно. Из военных остались живы двое. Прослуживший пол года затюканый салага и некий старший сержант. Если первый моментально надрался и заснул пьяный, то второй взял чью-то оставшуюся бесхозной машину и прихватив автомат с цинком патронов из оружейки уехал домой куда-то под Рязань. Наверное он прав, хотя вряд ли найдет нечто лучшее. В принципе, один на тысячу выживший, совсем не плохо. Если так по всей России, то сто сорок-сто пятьдесят тысяч взрослых должно уцелеть. Алина, Трофим, два военных - уже нечто. Или считать нужно с другой границы? Девятнадцать-двадцать лет не тот срок? Но тогда бы срочники все не перемерли! Как сказал хмуро Мишка, для создания непротиворечивой теории недостаточно статистических данных. Умеет он загнуть, когда все проще. Хрен его знает, чего будет и что произошло. В столовой человек тридцать обоего пола от двенадцати и выше сидели за двумя соседними столами, сдвинутыми вместе. Явного разделения не было, все вперемешку. В воздухе висело тяжелое молчание. Только иногда просьбы передать соль или похожее. Появление Стаса будто разрядило обстановку. Его приветствовали многочисленными криками. Практически все друг друга знали. Хлопали по плечу, пожимали руку. Для новеньких подвинулись, освобождая место на скамейке рядом с братьями. Лена поставила перед ним тарелку с вареной картошкой в мундире и огромным парниковым огурцом. Хлеб, нарезанный крупными ломтями и глубокая тарелка с остатками тушенки из банки стояли посредине стола. Чтоб там Валерка не звонил, готовкой особо не утруждались. Но и это неплохо. Жрать хотелось всерьез. - А где мальки? - спросил в пол голоса, принимаясь снимать кожуру. Картошка успела остыть, но и так сойдет. - Их устроили в штабе, - ответил Слава. - Тамара с парочкой девочек помладше присматривают. Игрушки на компьютере и прочее. Чтоб было занятие и под ногами не путались. Стас мысленно одобрил. Иметь на шее целый детский сад его не устраивало. Вот пусть хоть балуются, все спокойнее. Трофим поднялся, постучав по столу увесистым кулаком, привлекая внимание. - Вроде все собрались. - В казарме еще трое, - подал голос кто-то. - Они утром пришли. Пусть отдохнут. Мне не хотелось повторяться, - сказал Трофим после паузы, - специально дожидался. Ну, Михаила Позднякова все знают. А это, - он положил руку на плечо парня в очках и солдатской форме, - Гена Бухвостов. Тот поднялся, явно не зная, что сказать. - Садись... Короче, они всю ночь рыли носом перехваты в полку. Присутствующие настороженно замерли, только Стас продолжал неторопливо жевать. Рядом встал Мишка. Глаза у него были красные, натурально не спал. - Картина не полная, - сказал в полной тишине. - Куча неизвестного. Под конец в журнал уже не записывали, а в начале часто не открытым текстом, а кодовыми фразами. Но приблизительно было так: вчера, с наступлением ночи, парочка кораблей 3-го американского флота, базирующихся на западном побережье США и в Тихом океане, находящиеся в море, внезапно перестали подавать сигналы. То есть никаких взрывов, на радарах или где там присутствуют, но молчат наглухо. Подняли самолеты упали без всякой причины. Американцы объявили тревогу и высшую степень готовности, подозревая нападение. Мы, естественно, ответили зеркально. Тогда и вырубили интернет и посадили гражданскую авиацию, а также связь с заграницей любыми путями. Наверное боялись мятежей. Социальные сети и все такое... Он криво усмехнулся. - Оказывается отрезать целую страну и города друг от друга не так уж и сложно в нашем мире. Было бы желание. Не важно... Достаточно быстро выяснилось, что все гораздо хуже. Волна молчания двигалась с востока на запад по мере наступления ночи. Когда накрыло Гавайи и Австралию туда отправили самолеты. Они увидели нечто вроде, - Мишка показал неопределенно в сторону города. Были уцелевшие, но почти всегда дети. - Но взрослые тоже? - Как минимум два случая старше сорока. Я ж говорю, отрывки, обрывки. Перехват на военных направлен был, а не телевизор с общими радиопередачами. Причем под конец на вызовы штаб округа не отвечал. Похоже все смылись. Короче, за границей паника, куча сообщений. У нас военное положение. Что творилось в больших городах неизвестно. Есть подозрение, что под вечер войска по людям стреляли на улицах. Советовали уходить в шахты и ядерные убежища, но это были чисто догадки. Главное, вроде бы доказали, источник атаки некое излучение из космоса. Не спутники, не ракеты, в принципе не человек. Поэтому поставили в известность все правительства. - Попрыгать в самолеты и вслед смерти сзади? - Против вращения земли бесполезно. Ну американцы может быть успели, если второго раунда не будет. Трофим заметно скривился. Правильно. Зачем зря пугать раньше времени. Все равно ничего изменить нельзя, а бомбоубежище не помогает. Если сильно хитрозадых граждан 'золотого миллиарда' прижмет, здесь хуже не станет. Один раз пережили... Вряд ли кто заметил помимо Стаса гримасу старшего парня, все жадно смотрели на Мишку. А ему неудобно на соседа голову поворачивать, вот и пялился в тарелку или напротив. - Европейцы, - говорил между тем брат, - может быть двинулись. Но сколько человек таким образом удастся спасти. Лететь через Тихий океан, а где садиться? На мертвых аэродромах без диспетчеров и заправки? Легкие самолеты просто не долетят. Не думаю, что перебросить можно серьезное количество. Разве армейской авиацией, но у нее тоже возможности не безграничны. И кого? У солдат тоже семьи и пока соберут.... Выходит больших начальников и миллионеров. Много будет проку от генералов без армии и брокеров в отсутствии биржи. Флот с побережья, но тут кто успел на него попасть. На западе была огромная паника. Брали штурмом аэродромы и вплоть до катеров. Но до нас не доводили, хотя где Аляска, там и Камчатка. Ну, - он развел руками, - помочь большинству уже было невозможно. - Суки! - сказал кто-то убеждено, но его не поддержали. Одна из девушек вскочила и кинулась к выходу. За ней поднялась еще одна. Эта не плакала на ходу, видимо хотела помочь и утешить. Мишка посмотрел и слегка пожал плечами, вроде не его вина. - Всех не эвакуировать за несколько часов, - сказал помолчав. - Наверное сделали лучшее из возможного. Нас сразу отсекли от информации. Даже в полку не сразу сообразили, что происходит. Да и под конец считанные люди понимали. В подвалы отдали приказ прятаться, а что еще можно? Бомбоубежища вон открыли. Мы сами видели, чем это закончилось. - В России и Белоруссии кто-то сверху отдал приказы закрывать все атомные станции, химическое производство и вообще опасные заводы, стремясь уменьшить максимально потери. В Европе АЭС вроде тоже заглушили, надо думать и за Атлантикой постараются. У них времени больше всего, так что есть шанс не травануться и обойтись без ядерной зимы. - Сейчас кого-то можно услышать? - спросил дрожащий девичий голосок. - Мы проверяли военные станции, а они молчат, - доложил Гена, поднимаясь. - Или сменили дислокацию, а как настроиться на какую-нибудь Новую Зеландию я не знаю. То есть разберусь со временем, но не прямо сейчас. На аварийных волнах иногда звучит, но кто и что... Потом я учил английский, а болтают китайцы или вьетнамцы не разбираюсь. Да и пофиг, - сказал с неожиданной злобой. - До них слишком далеко. А Москва молчит, хотя там полно народу в метро должно было быть. Может быть позже, - сказал без особой надежды в тоне, - простейший коротковолновый передатчик сделать в принципе не проблема. - Вопрос нужны ли нам натовцы в качестве спасателей, - угрюмо пробурчал Саша Глотов из параллельного 10го класса. - Не мешало бы поинтересоваться нужны ли мы им, - неожиданно вступил Валера. - Своих забот хватит. А ресурсы им до того самого места... Кто вывозить-то станет? Проще на складе брать нужное, чем производить. Нам запасов города на долго хватит, а другие чем хуже. Дискуссии и не вышло. Все переваривали услышанное и неприятные новости. - Так ребята, - снова вставая, выдержав паузу, провозгласил Трофим. - Судя по всему спасение утопающих дело их рук и тянуть к берегу в ближайшее время нам предстоит себя самостоятельно. Даже если кто уцелел, пацан прав. Каждый в мире, в первую очередь, станет думать о личных проблемах. Поэтому так: детство закончилось. Кто может держать лопату или иначе приносить пользу - отныне считается взрослым, со всеми вытекающими. Если понадобится получит оружие или будет чистить картошку на всех и мыть полы. Кого не устраивает, может отправляться в детский сад к малолеткам или идти на все четыре стороны. Он обвел сидящих за столом взглядов по очереди. Никто не вышел, не возразил. Но это пока от растерянности. Без дисциплины все развалится достаточно быстро. Значит нужно создавать часть. С командирами и иерархией старшинства. С наказаниями и поощрениями. Но не сразу. Пока не стоит сильно давить. - Для начала у нас две задачи, - провозгласил для слушателей. - Хотя, скорее три, но кормежка и устройство надолго, с дежурствами отдельно. Потом решим по очереди или кто-то возьмет на себя постоянную обязанность. - Между прочим, я видел на хоздворе полевую кухню, - сказали с другого конца стола. - Удобнее будет. - Вот и займешься, - демонстрируя известную армейскую пословицу про наказуемость инициативы, порадовал Трофим. - Плиты на электричестве, - возразила девушка, - зачем лишняя работа. И фляг с судками сколько угодно. Если надо, отвезем к любому месту. - Хорошо. Но у нас сейчас два основных по важности направления. Первое: искать других уцелевших. Кто умеет водить машину? Поднялось четыре руки. Слава, Стас, Захар Рудницкий из 9го класса и Яшка Летников. - Я не спрашиваю у кого права есть, - поправился. Появились еще умельцы. Покататься с родителями или без многие пробовали. Особенно на рыбалку по проселочным, где бдительных полицаев все равно нет. - Я на автомате ездила, - неуверенно сказала Лена. - Я тоже могу, - пробурчал кто-то, - но на грузовике ведь ручное. - Заглохну. - И я. - Я ездил на автомате. !Надо бы устроить курсы для всех', подумал Трофим. 'В конце концов в ближайшее время даже если разобьют машину-другую, на улицах их полно. А штрафы выписывать некому. Зато навык по любому сгодится'. - Значит трое для начала пойдут, - сообщил для всех. - Слава мне здесь пригодится больше. Ты ж на тракторе можешь? - Э... я все ж легковушками дело все больше имел. - Больше кандидатур, как видишь, не наблюдается. - Не доводилось, но попробую. - А вы возьмете чего повместительней и начнете шерстить все дома в районе подряд по поводу людей. - Детский дом! - подсказали с места. - Правильно. Не подумал. Кинете потом жребий и одна машина пойдет туда. А остальным ходить по району. Звонить и стучать в каждую квартиру. - Одному долго. - Ничего не поделаешь, остальные здесь нужны. Это пункт второй. Надо похоронить всех покойников на территории базы. Нам вонь и эпидемия ни к чему. Есть экскаватор, выроем ров на полигоне и хлоркой заспим. Слава богу, нашли на складе огромное количество, неизвестно зачем запасенное. - Я боюсь мертвых, - сказала Лена достаточно громко. Трофим посмотрел тяжело. - Придется привыкнуть. Думаешь в городе их меньше? - Если там малолетки, лучше послать девчонку, - поддержала Светка Масникян. Она училась на класс младше Стаса, но курила не хуже заводской трубы и вечно встречались за школой на переменах. - Я тоже не прочь покататься. Уж извините, тяжести таскать мужское занятие, а с детьми лучше нам говорить. - Возьмешь ее в напарницы? - спросил Стаса Трофим без особого энтузиазма, - показав на Лену. - Почему нет? - удивился тот. - А если у меня мама с бабушкой в квартире остались? - крикнули. И сразу поддержал гул голосов. - Мы имеем право своими заняться! - Имена, адреса, - переждав возгласы, сказал Трофим, - прямо сейчас запишите. И кого знаете, чтоб не забыли родных, знакомых и потом обиды не было. Завтра возьмем машины и пройдем уже по всему списку. -Почему не сегодня? - Потому что эти у нас под боком и выносить чем дальше, тем неприятнее. А в подвалах не только солдаты, но и отцы с матерями многих. Ну не разорваться! - гаркнул. - Сделаем одно, возьмемся за другое. Закончим раньше, отправимся скорее. По канону вообще на третий день положено. - У нас до вечера! - в городе хватало и мусульман. - Нас слишком мало, чтоб по одиночке работать. Сделаем одно, перейдем к следующему делу. Обещаю - сразу. - Но тогда наших на кладбище в отдельной могиле! На площадке второго этажа лежала мертвая женщина. Лена невозмутимо переступила через нее и пошла дальше. Не первая за сегодня и далеко не последняя. К счастью, на улицах попадались не особо часто. Все ж приказ сидеть по домам, вечернее время и отсутствие света не способствовали прогулкам. Большинство собралось кучей по квартирам. Открывать и заглядывать внутрь абсолютно не тянуло. В апреле далеко не жара, однако очень скоро тела начнут разлагаться. - Мне не кажется, что ты шугаешься мертвецов, - сообщил в спину Стас. - На самом деле нет, - без малейшего стеснения ответила девушка, - но вот трогать их, - ее неподдельно передернуло. Привычно остановилась у очередной двери и забарабанила кулаком. - Кто там? - спросил через некоторое время детский голос. Она довольно улыбнулась. Не зря мотались по бесконечным лестницам. Находки живых в квартирах случались не часто. Кто постарше сам выбирался на улицу или выглядывал в окна. Обнаружив людей обычно кидались к ним. Но иногда бывало и такое. Третий раз на два десятка стандартных панельных домов, выделенных для них для обхода. - Нас прислали из МЧС, - с крайне серьезным видом сообщила обычную фразу. Объяснять в подробностях малолеткам причины по которым они таскаются из дома в дом было достаточно сложно. Обходились простейшим враньем. Да и даже детсадовцы обычно реагировали положительно на знакомую аббревиатуру. - Мы собираем всех детей вместе. - Мама запрещает открывать незнакомым, - грустно сказал голос. - А где она? - с подозрением спросил Стас. - Ушла вчера вечером, когда погас свет, выяснить что случилось. И настрого запретила чужим открывать. - Может я сломаю? - спросил шепотом Стас, демонстрируя ломик. В предыдущей квартире девочка была в дикой истерике, сидя среди мертвых родственников и не способная найти ключи, чтоб сбежать. Наверняка они были у кого-то в кармане, но она не могла пересилить себя и забрать. Так и подвывала, пока они не появились. - Только хуже сделаешь. Перепугается. Мало нам Глашки, - имея в виду ту самую, упорно цепляющаяся за живых девочку и моментально снова впадающая в истерику. Еле удалось спихнуть на одну из девчонок. Не хотела отпускать. Вообще с некоторыми была беда. И не только маленькими. Как раз большинство из них намного спокойней приняли случившееся. Кое-кто просто не понял всего ужаса, другие вели себя практически нормально. Но запертый псих продолжал кидаться на людей, сосущая палец не ела даже с ложечки. Вряд ли без психиатра и хорошей лечебницы им можно помочь. А что делать не ясно. Хотя даже от подобного польза имелась. Тамара, к примеру, слишком занятая попытками кормить подопечную про свои несчастья не вспоминала. Как оказалось, это лучший рецепт для всех, быть постоянно чем-то занятым. Некогда думать. - О! - сказала Лена и показала на покойницу. - Проверь у нее документы. - У нас тут список, - сказала громко, - сейчас посмотрю. Как твои имя и фамилия? - Фадей Хижняков, - охотно выложил ребенок за дверью. - Интересное у тебя имя, - ласково-завлекательно пропела Лена, напомнив Стасу древний фильм про лису Алису. - наверное в честь деда. - Не знаю, - растеряно сказал мальчик. - А звали его как? - Дед, - после длительного молчания. Стас поднялся, держа в руке паспорт и ключи, извлеченные из сумочки. Не понадобилось даже по карманам шарить. Она глянула на открытую страницу документа и кивнула. - Убери женщину, - сказала шепотом. Тут она права, без особой осторожности волоча за ноги труп вниз по лестнице, а затем в сторону, в коридорчик на этаже, подумал. Не гоже пацану смотреть. Но с какой стати раскомандовалсь? Сама бы и убирала. - Вот, есть! - воскликнула между тем Лена наверху. - Анна Хижнякова. Срочно вызвали на работу. В связи с военным положением вернуться домой скоро не сможет. Просила тебя забрать. Ага! Вот и ключи есть. Отойди, чтоб не зашибла дверью. Он что-то неразборчиво ответил и замок щелкнул, открываясь. Через пару минут Лена прошла мимо, держа на руках мальчишку. На удивление маленький, но вроде бы в порядке. - Это Стас, - сказала Лена небрежно, когда парень встал, загораживая покойницу, - мы вместе работаем. Проверь выше. Опять командует подумал раздраженно, но пошел. Возиться с плачущей малышней абсолютно не хотелось. Лучше уж обход закончить. Когда он спустился никого не обнаружив, во дворе возле его 'Газели' стоял старый Форд-Транзит. Побитый и облупившийся, еще китайского производства. В городе было всего два автобусных маршрута и по ночам офицеры частенько добирались пешком. Веселый армянин Ашот занимался перевозками пассажиров, подрабатывая. В машине, оставленной за забором его не оказалось, зато ключи на месте. Вот Захар и приватизировал бесхозную. Двенадцать пассажирских мест, чего еще надо в их случае. Возле него происходил импровизированный митинг. Точнее куча детей знакомилось, пока Захар со Светкой и Леной обсуждали свои важные дела. Была нехорошая новость. Среди умерших достаточно часто попадались молодые. Далеко не все выжили, как надеялись. Неприятно, что невозможно понять логику этих пришельцев. Если конечно в этом поучаствовали зеленые человечки, а не природное явление. Вон, Гумилев писал про какие-то лучи пассионарности. Правда отец смеялся над теорией, говоря про подгонку фактов к ответу, но он не в той области профессионал. Почему не могло прилететь нечто похуже без всякого усилия далеких враждебных цивилизаций? Тем более бороться с имеющим такое оружие занятие абсолютно безнадежное. Все равно таракану героически сражаться с тапком. Ощущать себя беспомощным не хотелось. Пока не появятся явные инопланетяне, лучше считать, что имеем дело со слепыми силами природы. - Считай городок, - подразумевая бывший военный, построенный еще в 50-е, где жили прежде практически одни офицеры, - вычистили, - сказал, после приветствия, - Ваших шестеро, мы восьмерых нашли. Малых на руки, нормально будет. Давай всех заберу, чтоб не отвлекаться, на базу завезу. Яшка уже двинул. У него урожай побогаче. Десятка два набралось и почти все старше четырнадцати. Правда неизвестно к лучшему ли. Один 'колес' нажрался, совсем плохой. Другие сами не знают, чего хотят. И 'Башмак' в придачу с друзьями. Ну пусть Трофим сам их строит. Это был местный хорошо известный деятель. Подсевший за нанесение тяжких телесных в пьяном виде на танцах на малолетку и не поумневший за колючкой. Особого авторитета не имел, но парочка придурков при нем всегда торчала, слушая рассказы про крутость и как магазин правильно подломить. Реально ничего подобного никто не слышал уже года два, так что выходил чистый свист. - Идет, - согласился Стас. - Тогда мы налегке двинем в Степной микрорайон, а вы потом в центр. - Да! Ты ж не слышал! - вспомнил Захар. - Прикинь, бабку встретили живую. - Кого? - Знаешь, раньше газеты продавала в киоске на Советской? Стас пожал плечами. - Да она лет пятнадцать там уже не работает, - сказала Светка. - За восемьдесят старухе и не все у нее дома. - Точняк крыша поехала, - подтвердил ее напарник. - Мы говорим двинули с нами, там еда и жилье. А она грит, нафиг сдалось в дом престарелых, у меня квартира имеется законная и прописка. И жировки все имеются оплаченные. Это она про чего? - Коммунальные платежи вроде, - неуверенно сказала Лена. - После войны или до так говорили, не помню точно. - Ну, похоже давно Альцгеймер навестил. Вы ж не имеете права без согласия упрятать, грит. И пятится. Сбежать хочет. - Я говорю с собеса, мы бабуля, - хихикнула Светка. - А она, пенсию-то добавят? - Может просто сдвинулась на почве... - И что? - уже серьезно потребовал Захар, без малейшего признака смеха. - Нам что насильно ее тащить? Так мы в натуре не социальные работки и памперсы менять не нанимались. Адрес спросили, - он опять рассмеялся, - чтоб продуктовый пакет на 9 мая занести. Кому захочется - навестит. Где-то по соседству грохнуло, аж зазвенели стекла. Все невольно закрутили головами, пытаясь понять, что взорвалось. - Это что ж так рвануть могло? - На том берегу, - неуверенно сказала Светка, - вроде бы. - И мне так кажется, - подтвердил Стас. - Там ничего нет! - заявил Захар. - А завод удобрений? - Так он километров тридцать по трассе, не меньше. - Напрямую ближе. - Вообще-то из удобрений террористы бомбы делают, но это ж специально надо. - Главное не рядом. А то ночью где-то в той стороне горело. Может огонь добрался до чего-то взрывчатого. - В принципе взорваться может и сахар, и мука при определенных условиях. Или газопровод. А то и ракеты. В Кап Яре полно должно быть, а топливо токсичное. Как бы нам вниз по реке гадость не пошла. - И что мы сделать можем? - спросила Светка, прикуривая дрожащими руками от дорогой зажигалки 'мальборо'. Не иначе надыбала в какой-то квартире. Добра валялось буквально под ногами сколько угодно всякого разного и Стаса по этому поводу ничего не мучило. Ни совесть, ни мораль. Все одно пропадет. Тоже прихватил дорогих сигарет. А еще разжился газированной водой, нескольких видов колбасой, хлебом, сыром, овощами, накормив найденных и себя не забыв. А больше брать не стал, хотя видел дорогущий навороченный ноутбук, о котором давно мечталось. На черта ему теперь. Игрушки закончились, а интернета нет. - Разве молиться за заставивших вырубить все опасное, насколько это возможно. Они помолчали и разошлись, принявшись выполнять программу. Пассажиров в форд, напутственно помахав ручкой, а сами в 'газель'.
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет

  • Создадим под ключ вашу аудиокнигу за 2500 ₽
    Создадим под ключ вашу аудиокнигу за 2500 ₽
  • Сделаем вас известным автором за 1980 ₽
    Сделаем вас известным автором за 1980 ₽
  • Заведите свой блог и становитесь популярнее
    Заведите свой блог и становитесь популярнее
  • Получайте деньги напрямую из любой точки мира
    Получайте деньги напрямую из любой точки мира