Жизнь за жильё. Книга 4

  • Жизнь за жильё. Книга 4 | Роман Тагиров

    Роман Тагиров Жизнь за жильё. Книга 4

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 790
Добавить в Избранное


Жаркое лето 1994 года... Засекреченный сотрудник уголовного розыска внедряется в бокситогорскую преступную группировку. Лейтенант милиции решает захватить торговые точки в Питере, кинуть братву под жернова правосудия и самому занять место под солнцем. Возникает конфликт интересов, в который втягивается тамбовская группировка. Вскоре в городе появляется мощное охранное предприятие, которое станет известным, как «ментовская крыша»… События и имена придуманы автором, некоторые вещи приукрашены, некоторые преувеличены. Бокситогорск – прекрасный тихий городок Ленинградской области. И многое хорошее из воспоминаний детства и юности «лихих 90-х» поможет нам сегодня найти опору в свалившейся вдруг социальной депрессии экономического кризиса эпохи коронавируса…

Доступно:
PDF
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Жизнь за жильё. Книга 4» ознакомительный фрагмент книги


Жизнь за жильё. Книга 4


В тот же вечер, в том же месте, неоднократно упомянутый за день Студент встретился с Гамлетом и ещё с одним пожилым мужчиной в дорогом костюме, который представился просто – Илья Маркович, юрист. За ужином  Илья Маркович подробно проинструктировал молодого коллегу по таможенным документам, обратил внимание на основные позиции нашей стороны и пожелал «ни пуха, ни пера».

Новоиспеченный главный юрист организации послал коллегу к чёрту, получил от законника новенький мобильный телефон размером с кирпич и перед уходом зашёл в кабинет администратора кафе «Роза ветров», где к аппарату добавились двадцать пять тысяч американских долларов в новеньких пачках и шикарный кожаный портфель.

Телефон и портфель с возвратом…

Кантемиров так и не смог продумать предстоящий разговор с Путиловым. Из всего дрезденского опыта общения с Директором дома советско-германской дружбы молодой человек сохранил в памяти единственный вывод – невозможно предугадать ход мыслей и действий бывшего комитетчика.

Бывшего ли? Наверняка Виктор Викторович до сих пор состоит в штате ФСК (Федеральная служба контрразведки) и уже носит полковничьи погоны. А то, глядишь, и выше…

Студент решил действовать по наитию в ходе встречи, с раннего утра облачился в свой лучший костюм темно-синего цвета, поверх которого накинул легкий светло-серый  плащ и по совету Ильи Марковича вышел из дома с запасом на целый час.

Со слов мудрого юриста Тимур знал, что Комитет по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга возник в конце 1991 года по инициативе Собчака, а структуру и кадровый состав сформировал назначенный мэром Виктор Викторович Путилов. Новый комитет создали для привлечения в город иностранных инвестиций и выдачи экспортных и импортных лицензий в рамках масштабного бартерного плана – сырье в обмен на продовольствие.

Так в городе появились первые инвестиционные зоны: зона в районе Пулковских высот, где были построены заводы «Кока-кола», «Жиллет», «Ригли», запущено фармацевтическое производство, а также зона «Парнас», где был построен комплекс пивоваренной компании «Балтика». В конце 1994 года Санкт-Петербург начал выходить из экономического кризиса и вскоре окончательно отказался от продуктовых талонов.

Молодой мужчина волновался… Шутка ли, зайти вот так запросто в святая святых Великой Октябрьской Социалистической Революции. Смольный – это же символ великих перемен, наряду с «Авророй» и с «Зимним». Что нового ждёт Студента в историческом здании за памятником Ленина, стоящим на броневике? И кто? Виктор Викторович наверняка не ждёт. У него и своих дел хватает, чем выслушивать липового юриста преступной группировки.

Ладно… Как говорится: «Назвался бандитом – полезай в кузов автозака». Обратной дороги нет…

Совет Ильи Марковича оказался верен. Юриста придержали с полчаса у столика дежурных милиционеров охраны, пока сверяли список приглашенных на сегодняшний день.  Затем Тимур потосковал на деревянной скамеечке у входа в кабинет на первом этаже, рядом со столовой, вдыхая волнующие запахи пищи для представителей высшего общества. И наконец-то был приглашен к председателю Комитета по внешним связям.

Посетитель прошёл приёмную, улыбнулся молоденькой секретарше, открыл огромную  дверь и оказался в просторном кабинете с обычной советской мебелью: большой стол, обтянутый зеленным сукном,  расположился между двух высоких окон, впритык к нему приставлен стол для сотрудников и посетителей. Стулья у стены и несколько книжных шкафов. Вот только шикарное тёмное кожаное кресло на колесиках с импортным телефонным аппаратом на столе выделялись из общей картины.

Во главе стола, глядя с интересом на визитёра, сидел хозяин кабинета в модном светлом костюме. Над головой Путилова висел портрет Петра Первого. Странно… Обычно у чиновников должны висеть фото действующего президента.

Кантемиров прошёл ближе к столу и улыбнулся:

– Добрый день, Виктор Викторович.

– Здравствуй, Тимур. Давненько не виделись, – ловко вставая с двигающегося кресла, произнес чиновник, вышел навстречу и протянул ладонь.

Боксёр отметил про себя, что после четырёхлетней встречи в главном корпусе университета, где бывший подполковник КГБ  работал помощником ректора по международным вопросам, мужик хорошо сохранился. Лишнего веса не заметно, наверняка посещает спортзал и баню. В отличие от Тимура… Вот только проявились морщины на лице, да и мешки под глазами указывали на постоянное утомление.

Хозяин кабинета сделал шаг назад и внимательно осмотрел гостя:

– А костюмчик то тесноват. В Дрездене покупал?

Кантемиров кивнул и, вспомнив вдруг Дашу Потапову, невольно улыбнулся:

– Пять лет ношу.

– Пора менять. Присаживайся.

Путилов вернулся на место. Кантемиров взял стул, придвинул ближе к председателю комитета и сообщил:

– Хорошо устроились, Виктор Викторович. По капстранам катаетесь, – и добавил по-немецки: – «Wie eine Made im Speck leben…»

(Дословный перевод: «Жить, как червяк в сале…».  Русский аналог: «Кататься, как сыр в масле…)

Путилов повернул голову в сторону собеседника, поднял правую бровь и ответил с лёгким саксонском диалектом:

– Jedes Ding hat zwei Seiten. (У каждой вещи есть две стороны)

Оба рассмеялись, довольные своими знаниями. Хотя Кантемиров начал забывать немецкий язык, но память ещё сохранила некоторые саксонские пословицы.

Посетитель поставил портфель на колени и начал вытаскивать папки с документами.

Путилов отсмеялся, устроился удобней на кожаном кресле и сказал:

– Занялся корпоративным правом – это хорошо. Но, Тимур, по названию твоей организации я знаю, от кого ты пришёл и с каким вопросом. И по этому делу мне на днях звонили из самой Москвы с величайшей просьбой. Пытались указать, что мне делать и каким образом. Я всем отказал, и не обессудь –  тебе откажу тоже, – хозяин кабинета вдруг добавил со злостью в голосе. – Достали меня эти «тамбовские», куда не глянь, везде их душок присутствует. И ты тут проявился вдруг…

Старый знакомый по службе в Германии спокойно поднял голову и понимающе кивнул.

– Виктор Викторович, вот здесь я солидарен полностью. Нет, так нет…, – Кантемиров посмотрел в лицо Путилова и спросил: – А как у вас со временем?

– В обрез, – коротко ответил председатель Комитет по внешним связям.

– Я постараюсь быть кратким, – сообщил Кантемиров и начал свой рассказ с предложения старшего следователя городской прокуратуры Князева о внедрении в преступную группировку.