134

Александр Золотов

Хризантема на снегу

  • Хризантема на снегу | Александр  Золотов

    Александр Золотов Хризантема на снегу

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аннотация

Любовь и только любовь





Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Хризантема на снегу

Хризантема на снегу

А. Золотов

 

Новелла

 

Хризантема на снегу.

 

Клонило в сон,  который овладевал всем ее существом. Мерный звук шагов, четверки запряженных, цугом, лошадей, убаюкивал совсем еще юную девушку. Угли у ног ее, перегорели,  потянуло холодом. Мария сильнее

укуталась в плед, и покорно отдала себя в лоно сна.

Сильный порыв ветра едва не опрокинул  карету. Мария  проснулась. Отодвинув занавеску,  выглянула в окошко.  В степи  бушевала метель. В ночном небе тучи казались неподвижными, а Луна,  иногда вырываясь из  их плена,  бросалась вслед за каретой.  Лучи ее метались в ночи, прорываясь сквозь мглу, помогали отыскивать путникам дорогу.  Будто поняв свою оплошность, тучи, опять, набрасывались на небесное светило.  Летящий навстречу путникам снег, еще больше создавал иллюзию полета.  Девушке казалось, что ее несут ангелы в неведомую даль, которая сулит перемены в жизни. Ожидание таких перемен рождало в ее маленьком сердце мечты.

Она видела себя на балах и приемах, где ее красота и обаяние вскружат головы многим кавалерам.   Ее наперебой приглашают к танцу, и она летит, кружит….   Вся ночь еще впереди, можно смотреть в окошко, мечтать и мчать сквозь тьму навстречу счастью и судьбе.

Постепенно сон отнял ее грезы, которые вдруг обрели

совсем другие очертания.   Куда бы она ни взглянула,

везде цветы, цветы, цветы…  Они заполняют все

пространство, весь мир. Цыганка смотрит на молодую пани предостерегающим взором, но  Мария, отстранив ее, бежит к клумбам,  ей хочется состязаться с цветами  в красоте.  Она  их королева, а не молодая панночка.  Но что это? Цветы  холодны и вялы, будто их поразил мороз, они не испускают аромата.  Только хризантема свежа и красива. Она бросает вызов королеве. Ее ярко-красные лепестки вдруг превращаются в пламя, которое  поглощает мир. Но почему огонь не обжигает? Он даже ласкает ее лицо и руки. Но ужас уже ворвался в  сердце девушки, она пытается  защититься, но тщетно….

Мария просыпается и сквозь слезы видит солнце. Его

багряный диск пылает еще холодными, огненными лучами.

Мария облегченно вздохнула: «Это не огонь!   Это

солнце, это солнце!»  Радость бытия вытесняет нелепую тревогу, хочется жить! Жизнь так хороша! Успокоившись, она прислушалась.  Мир не издавал ни одного даже

малейшего звука.  Девушка даже немного испугалась: «Куда подевался кучер?»  Мария открыла дверцу кареты. От ночной бури остался только снег, который покрыл ровную как стол окрестность. На непорочную белизну его было больно

смотреть. Она прикрыла на мгновение глаза, чтобы

привыкнуть к свету, затем  поискала кучера и негромко

позвала:

—Зденек! Где ты? – не получив ответа, почти крикнула? – Зденек куда ты подевался

—Здесь я, по нужде отходил, – замялся он.

—Мне бы…,—  девушка оглянулась, ища подходящее место

— Не извольте беспокоиться, дело необходимое. Ехать еще далеко.

Карета катилась по белоснежной равнине, где не отыскать ни деревца, ни пригорка,  но Зденек, полжизни,

просидевший на облучке, уверенно направлял лошадей к

дому. Почуяв близкое жилье,  четверка перешла на рысь. Дорога пошла в гору. Сердце девушки учащенно забилось. Она узнала любимые места совсем недавнего детства.

Наконец, в туманной морозной дымке появилась усадьба ее отца. Дымы от печных труб неспешно поднимались к небу, где соединялись в причудливое облако. Мария с умилением вспомнила, еще не стертые временем, картинки детства.  Ее охватило волнительное предчувствие радостных встреч.  Сердце еще хранило детскую любовь: “Все скоро, скоро случиться!”

 

***

Ее отец,   знатный шляхтич Казимир Левински, в кровь которого примешана и княжеская кровь, в прошлом много воевал, после нескольких ранений стал жить в своем

имении. Слухи о войне все настойчивее приобретали

реальность. Он отписал дочери в Париж, где она училась, с твердым требованием вернуться домой.

—Великая  радость, пан Казимир! Великая радость! Мария приехала! — запыхавшись, сообщила служанка.

Старый вояка внешне не выдал радости, но,  припадая на израненную когда-то ногу, поспешил к выходу.

Мария в сопровождении многочисленной челяди шла к крыльцу дома. Увидев отца, она бросилась к нему:

—Папа, наконец-то я дома!  Где мама?

—Слава Богу! Я так боялся за тебя. Время смутное. Слава Богу!—  Пресвятая Дева Мария сохранила тебя, —  шептал благодарение Всевышнему отец. Слезы радости и скорби  скатились по его щекам, – мать не дождалась свою

дочь-красавицу.

—Что  с мамой? — голос Марии тревожен и напряжен.

—Нет больше у тебя матери,— отец мучительно выдавливал из себя шепот, — умерла твоя мать.

— Этого не может быть! Не может быть. Не может..., — слезы ручьем стекали по ее щекам. Она еще что-то шептала и на минуту забылась на груди у отца.

 

***

Зима отступала под натиском южных ветров. Печаль

уходила под напором молодости и желания жить. Мария все чаще посещает балы, которые устраивают хозяева соседних имений. Ее мечты сбываются, кавалеры стоят в очереди за ее благосклонностью, чтобы пригласить на танец. Она  весела и беззаботна, но ее глаза ищут Анджея.  Балы  сменяют друг друга,  но молодого и желанного шляхтича нет.  Мария осторожными расспросами узнает, что Анджей воюет, в русской армии против Наполеона. Но эта новость вызвала лишь легкую печаль.

 

***

Утреннее солнце разбудило Марию. Она сладко потянулась, вставать совсем не хотелось,  вспомнился вчерашний вечер.

На  балу ей  понравился молодой офицер, который смотрел на нее влюбленными глазами и весь вечер старался опередить соперников, чтобы оказаться рядом  с ней. Он был не одинок в своих порывах. Вспоминая это, она  довольно улыбалась.  Марии хотелось поскорее прибыть на очередной бал, где она будет безраздельно властвовать. Это льстило ее самолюбие, она привыкала быть примой.

Вошла служанка Ядвига и сообщила, что приехала ее

подруга Каторжина и хочет увидеться с ней.

—Скажи ей, что я оденусь и выйду.

—Слушаюсь, пани.

Выйдя в зал, Мария увидела бледное лицо знакомой

девушки.

—Катаржина, что с тобой? На тебе лица нет….

—Это ты во всем виновата! Ты. – Глаза Катаржины

наполнены ненавистью и слезами.

—В чем я виновата?

—Его убили на дуэли!

—Кого убили?

—Моего жениха Томаша Сикорски

—Я здесь причем?

—Это ты вчера вскружила  всем голову. Из-за тебя была дуэль.

—Почему ты не сказала, что он твой жених?

—Бог тебя накажет! – крикнула Катаржина и бросилась из дома.

Настроение совершенно испорчено. «Балы и приемы надо оставить!»  — решительно приказала она себе.

Прошло несколько дней в душевных метаниях. Мария то бранила себя, то оправдывала, но время лечит, а молодость берет свое.

 

***

Солнечный теплый день выманил ее во двор усадьбы.

Солнце окончательно развеяло  страдания девушки, душа

открылась весне.  Ощущение радости бытия, вновь заполняло ее существо.

С лавочки, на которой она сидела, хорошо видно, как дворовые очищают клумбы от накопившегося за зиму мусора.

«Скоро красивые гладиолусы, розы, пионы и мои любимые гвоздики преобразят имение, – подумала девушка,— все  будет хорошо».

Стайка молодых женщин, убирающих двор, смеялись и

озорничали, но вдруг они стали серьезными и

сосредоточенными. К ним подошел мужчина лет тридцати. О чем они говорили,  Мария не слышала, но поняла, что до женщин вряд ли доходит то, о чем с ними беседуют.

Весна и молодость принуждала каждую из них, с блеском в глазах,  выдвигаться вперед, чтобы обратить на себя внимание.

Мария с интересом наблюдала за сценкой, ее

интересовало, кому же повезет.

К большому неудовольствию женщин, их предводитель

уходил. Он, без интереса взглянув на девушку, сидящую на лавочке, зашагал прочь.

Марию задело его  равнодушие.  Она позвала горничную и спросила:

—Кто этот мужчина?

—Это Станислав Малиновский — наш новый садовник.

—Давно он у нас?

—Нет, всего несколько дней. Все девчонки  без ума от него.

—Получается у них?

— Пока еще я ничего не слышала, но думаю, что

получиться у Ганны. Она девушка красивая, и главное,

бойкая.

 

***

Время не остановить. От палящего летнего солнца нет спасения даже в тени. Почти забыт этот день и разговор.

Цветы на клумбах расцвели яркими красками, а тихими летними вечерами их аромат распространяется далеко за пределы летнего сада.

Сразу после полудня пролетел, прогремел озорной ливень. Как приятно вздохнуть полной грудью. Воздух чист и  прозрачен. Мария, открыв окно,  видит, как по аллейке идет садовник, а рядом с ним красавица Ганна. «У, Ганы, видимо все получается», — почти равнодушно подумала она, но чувство досады шевельнулось в ней и тут, же

успокоилось.     Красота сада целиком опять захватила ее внимание. Цветы, с еще не высохшими каплями дождя на лепестках, смотрятся еще красивее и красочнее. Вошла

горничная и попросила пройти Марию в кабинет отца.

«Ах, как не вовремя! Такая красота, но папеньку

ослушаться нельзя», — мысль-сожаление на секунду посетила девушку и без следа исчезла.

Отец сидел за столом, что-то читал.

—Я пришла, папенька, — голос ее звучал весело и

беззаботно.

—Садись, доченька, и послушай меня. 

  Голос отца должен был насторожить, но прошедший

дождик настроил ее на беззаботное настроение.

—Я внимательна и послушна.

—Мне необходимо поговорить с тобой, дочь.

—О чем, папенька?

—Детство твое прошло. Пора выходить замуж!

—Папенька! Ты шутишь? — Мария с капризным удивлением взглянула на отца.

—Нет, не шучу.

Лицо Марии стало  растерянным. Черты лица напряглись, глаза потупились.

—Папенька, ты хочешь спросить у меня, хочу ли я замуж? – голос ее чуть дрогнул.

—Никто неволить тебя не будет. Но когда приедут сваты, веди себя соответственно.

Наступившая пауза  дала возможность дочери овладеть

собой.

—Я так понимаю, что тебе выгоден этот брак?

—Нет, но твой жених пострадал от твоей

легкомысленности.

—Ничего не понимаю! — неопределенность положения

вызвала у нее протест. — Папенька, говори яснее.

—Это тот самый офицер, который дрался из-за тебя на

дуэли и едва не был убит. 

—Он не убит? – пришла пора удивляться дочери,— Томаш Сикорский жив?

—Да, жив, ранение было неопасным.

—Но он жених Катаржины.

—Не знаю, свататься приедут к нам.

—Когда приедут сваты?

—На днях.

Неожиданное известие не давало  Марии уснуть. Ей

нравился молодой блестящий офицер, но она в своих

девичьих грезах видела себя рядом с мужественным и

сильным Анджеем. Это он защищал ее всегда. Его крепкие кулаки испытали многие. Но  защитника из детства нет, и появится ли — неизвестно.

Утром при встрече с отцом, она попросила отсрочки

сватовства:

—Папенька, дай мне возможность поближе познакомиться с будущим мужем.

—В твоих словах есть резон. Я отправлю его родителям письмо. Твой жених получит возможность бывать у нас в имении.  Здесь все и решится.

—Ты у меня самый лучший, папенька!— дочь обняла отца и благодарно прижалась к нему.

Томаш стал частым и желанным гостем. Однажды они

прогуливались между клумбами. Мария не удержалась, чтобы не восторгаться великолепием сада:

—Смотри, Томаш, как красиво, смотри!

—Правда, все великолепно, только ты всех лучше и

милее.– Томаш попытался обнять красавицу, но она игриво увернулась и побежала вдоль  аллеи. Она бежала, чувствуя его горячее дыхание у себя за спиной.  Неожиданно у нее на пути оказался садовник. Она с разбегу оказалась в его объятиях. Он тоже не ожидал такой ситуации, отстранился и сбивчиво просил прощения:

—Простите Бога ради, я не хотел. — Виновник склонил

голову и покорно ждал, что последует дальше.

—Кто это? — Томаш враждебно взглянул на человека,

который посмел обнять его возлюбленную.

— Это Станислав, наш садовник. Всю красоту, которую мы видим, создал он.— Мария чуть влюблено взглянула на

мужчину, у которого руки измазаны землей.

Томаш не пропустил этот взгляд.

—Пошел вон! Здесь нет места черни. — В подтверждение своих слов он грубо толкнул садовника.

—Вы нехорошо ведете себя, милостивый государь, извольте отвечать за свои поступки.

—Ты, грязная тварь, смеешь требовать от меня

статисфакцию? 

—Если вы не трус, присылайте секундантов.

—Дуэль с чернью…. Тебя надо просто выпороть!

Томош сделал угрожающий шаг навстречу противнику, но  от удара в лицо он оказался в клумбе роз, из которой ему долго не удавалось выбраться.

Мария смотрела на изодранный шипами мундир, в недавнем прошлом блестящего офицера, но почему-то сочувствия не испытывала. Только обязанность хозяйки и нерушимость

этикета заставили поставить на место зарвавшегося

садовника. Голос ее звучал твердо и решительно:

—Пошел прочь! Впредь знай свое место!

—Простите, хозяйка! Видит Бог, я не хотел этого.

Виновник инцидента выдержал паузу, но когда понял, что его соперник не продолжит выяснение отношений, спокойно удалился.  Жалкий вид заставил Томоша спешно уехать.

Марии не спится. Она вспоминает события прошедшего дня.

Ее сердце радуется скорой свадьбе. Но  изорванный мундир  и поведение будущего мужа  рождали отторжение: «Почему он не продолжил драку? Куда девалась его сановная спесь?

Садовник выглядел настоящим мужчиной. Только как он

посмел вызывать шляхтича на дуэль? Он мужик. Ни

пистолета, ни шпаги не держал в руках. Томаш убил бы его». Когда она уже почти спала, сладостная мысль

мелькнула в ее голове:  «…хорош мужик и обнимает крепко…»

 

***

Утреннее солнце встретило Марию в саду. Эту встречу случайной не назовешь. Ее подталкивал к встрече

неподдельный интерес. Станислав жалел о случившейся

стычке. Желание извиться смешивалось со стремлением

увидеть свою хозяйку, хотя чувство обиды еще тревожило его душу.

Глаза садовника искали ее. Она шла по алее красивая и недоступная.  Сомнения закрадывалось в его сердце, но он пересилил себя, и пошел навстречу. Но почему его сердце колотится, почему нет ничего вокруг? Только она и он, все остальное исчезло и не существует более.

Увидев, его, Мария остановилась,  по какой-то неведомой причине, она  видела только алую розу в его руках.

—Простите меня, милая пани! Я очень виноват перед Вами, готов понести любое наказание.

—Впредь знайте свое место. Вы поставили в щекотливое положение моего жениха. Не пользуйтесь более своей силой мужлана,— она не смогла пересилить себя, говорила совсем не том, о чем думала и чего хотела.

Если бы она приняла розу из его рук, возможно, река судьбы понесла бы ее по другому пути, а впрочем, кто

знает….

Что может быть общего у красавицы, с блестящим

образованием, и  необразованного мужика.  Ничего!

Внутренняя напряженность ее души, а возможно желание оказаться в его объятиях еще раз, вызвало головокружение. Она прикрыла глаза рукой, качнулась и стала медленно

оседать.

Мария действительно не помнила или не хотела помнить, как оказалась в доме, но еще долго чувствовала сильные руки, которые ее несли.  Ей хотелось, чтобы поскорее

закончилась суета:    «Как же хочется остаться одной…».

Утром, подойдя к окну, она увидела в беседке, на

столике букет роз.  Первое желание взять розы она в себе подавила, но метание в душе оставалось. Чтобы

окончательно избавиться от него, Мария приказала убрать цветы. Утром следующего дня все вновь повторилось. Видя неудовольствие хозяйки, служанка Ядвига, каждое утро, стала уносить  букеты к себе.

 

***

Жаркое лето сменилось золотой осенью.  На клумбах все больше увядших цветов, но самые красивые ложились на

столик беседки. Марии уже не хотелось, чтобы служанка

забирала  то, что предназначалось ей. Ранним утром она спустилась во двор и принесла букет в свою спальню.

С той поры, как она перестала ездить на приемы и балы, букеты цветов стали ее единственной радостью, которая все больше   усиливали ее чувства, вынуждали постоянно думать об этом человеке. Но пани не могла представить себя рядом с садовником.

Опустели клумбы, и только хризантемы,  которые украшали сад, любят осеннюю прохладу.  Вот уже злой ветер

безжалостно срывает золотые одежды деревьев и бросает под ноги прохожим. Зима у порога.

 

 

***

Анджей! Анджей приехал! Сердце нетерпеливо скачет в груди. Наконец прервутся ее страдания.   Но почему он так медлит? Почему не спешит подняться к ней? Почему?   

Мария нервно ходит по комнате, а его  все нет. Наконец, она обнимает человека, который совсем не похож на образ, который она помнила. Это уже  не юноша, а бывалый офицер, сильный мужчина.  От этого кажется  ей еще  привлекательнее. Они сидят у камина. Анджей влюбленными глазами смотрит на нее и говорит, говорит, говорит. Поздний вечер, все прекрасно, он  у ее ног, но стук в дверь прерывает их милое общение.

Служанка сообщает, что господина офицера зовет хозяин, чтобы через него отправить послание своему другу

генералу.

—Ах, как скоро вы уезжаете? Неужели нельзя хотя бы

немного погостить?

—Служба не терпит! Война.

—Обещайте мне сейчас же, что вернетесь тотчас же, как появится оказия.

—Не могу обещать того, что мне не подвластно. Прощайте, милая пани. Бог даст, еще свидимся.

 

***

От Марии бежит сон. Она, кутаясь в шаль, встречает

рассвет у окна. Падающий  снег уже покрыл землю, отчего ночь отступала быстрее.  Подошел человек в форме офицера и положил на заснеженный столик цветок.

« Кто это? Анджей!  Но офицер совсем не похож на него. Кто же это? Понять ничего не могу! Очень похож на

садовника, но почему он одет в форму военного?» — мысли панически метались в ее голове.

Девушка поспешила во двор.  Вслед за ней бежала Ядвига. Хризантема лежала на только что выпавшем снегу, белизна, его делала цветок красивее и нежнее. Капельки,

растаявшего снега, слезами дрожали на лепестках, которые еще хранили тепло дорогого ей человека.

«Станислав тоже уехал», — плетью ударила страшная мысль.  Она схватила хризантему и бросилась догонять

отъехавшую карету, но судьба уже далеко, не догнать ее, не докричаться….

Марию принесли домой в беспамятстве, руки крепко

прижимали к груди хризантему…. Через несколько дней,

когда она почувствовала себя хорошо, ей вручили письмо. Дрожащими руками девушка развернула лист бумаги, буквы  прыгали  и бежали из слов….

 

       Господи, Боже! Как ты красива!

       Себе ты не знаешь цены.

       Ты на богиню похожа,

       Хризантема в белом снеге зимы.

 

       Богине своей хочу поклоняться.

       Перед ней на коленях стоять!

       В любви своей нежной признаться           

       Хочу ее крепко обнять.

     

      Если бы ты мне приснилась

      И все было как наяву.

      Чтобы в меня ты влюбилась,

      Согрела бы душу мою!

            

     В мечтах, ко мне ты летела,

     Руки по сторонам разбросав,

     Мною, неизлечимо болела,

     Как тобою болею я сам!

 

     

 

 

Хочу быть твоею тропинкой,

Чтобы нести тебя на руках,

С неба слетевшей  снежинкой

Растаять у тебя на губах.

       

Не хмурься, не надо!

Это только мечты.

Не будет райского сада!

Не будет царства весны.

 

 Господи Боже….

   

Станислав.

 

***

Пройдет год. Мария приедет в деревню Бородино, чтобы положить хризантему на заснеженную могилу, где лежат два друга: Станислав Малиновский и Анджей Ковалевский.   Офицеры русской армии, в чине штабс-капитана и ротмистра, пали, защищая Москву.

 

***

 

—Доброе утро, пани! Как спалось? — служанка Ядвига 

решительно раздвинула шторы,  — день на дворе, вам давно пора завтракать.

—Доброе утро! Не сплю я.  До полуночи смотрела в

потолок, а к утру приснился сон. Странный сон.

—Замуж Вам надо, пани Мария, — тогда и сны будут

другими. Станислава не вернёшь, а жить - то надо. Вы

красивы, умны и образованы, зачем же сидеть затворницей? Сколько мужчин вокруг? Каждый будет рад предложить вам руку и сердце.

—Мужчины кругом, много мужчин, а мое сердце еще не

оттаяло. Умом понимаю, а представить себя с кем-то не

могу.

—Зачем что-то представлять, ей Богу! Надо призывно взглянуть на мужчину и когда надо  не оттолкнуть. Они прилетят как мухи на мёд.

—Ядвига, ты так рассуждаешь, будто ты уже все на своей жизни испытала. Сама-то когда выйдешь замуж?

—Если бы я была такой красивой или  богатой, как вы, пани. Я бы выбрала себе такого, такого….

—Люди говорят: «Не родись красивой, родись счастливой».

Мария встала с кровати, взяла аккуратно свернутый лист бумаги, села у камина.

—Пани Мария, сколько можно читать это письмо? — живые должны думать о живых. Вы же смотрите на этот лист с письмом от Станислава. Сколько можно?  Понимаете? Он мёртв, его нет.

 Ядвига взяла лист бумаги из рук Марии и спрятала в шкатулку.

—Когда я ехала из Парижа  домой, мне приснился сон,

сегодняшней ночью я видела его вновь. Только огня в нем не было, — Мария задумчиво растянула последние слова.

—Пани Мария, расскажите.

—Тогда мне снилась  хризантема и много цветов. Будто иду к хризантеме, а цыганка загораживает мне путь. 

Цыганку я не послушалась, побежала к цветам, а они вдруг завяли и превратились в огонь. Сегодня мне тоже снилась хризантема и много цветов, но хризантему дала мне

цыганка. К чему бы этот сон?

—Этот сон к переменам, чудесным переменам, — Ядвига присела к ногам Марии, заглянула в глаза, — скоро у вас будет жених.

—Цветы во сне — это неприятности, а когда их много то…, — Мария вяло махнула рукой, — идем завтракать.

—Пани Мария, отпустите меня сегодня, сейчас,— глаза служанки радостно блеснули и загадочно спрятались под ресницы.

Мария, почувствовав тайну, с лукавым взглядом стала

выпытывать.

—Говори, говори, что приключилось? Жених завелся? То, то, я смотрю, ты в хорошем настроении.

Ядвига стала вдруг серьёзной.

—Не буду ничего рассказывать, боюсь спугнуть счастье. Простите, пани.

—Хорошо, если твои хлопоты связанны со свадьбой, то я тебя не отпущу….

Глаза Ядвиги погасли, она понуро опустила голову.

—Ты не дослушала меня. Жаль будет расставаться с такой служанкой, как ты. Ты, по сути, моя подруга и я тебе

подарю все свадебные расходы.

Ядвига подняла глаза полные слез и благодарности.

—Разве такое возможно? Я не верю своим ушам.

—Ты поверь мне.

Мария обняла служанку.

— Сейчас беги к портному,  заказывай платье и не

скупись.

 

***

Ядвига  спешит к портному, в ее душе ликует радость. На свадьбе она будет выглядеть, будто богатая пани. Она

подходит к  пошивочной мастерской, ее внимание привлекают   два роскошных экипажа.

—Я себе такой же закажу, — затем испугавшись своих

мыслей, поругала себя, — развернулась ты пани на чужие деньги.

У входа в дом курили два офицера. В них Ядвига узнала Томаша Сикорски  и брата Катаржины Марека  Крушельницки.

Марек, язвительно улыбаясь, говорит  так громко, чтобы Ядвига слышала его слова:

—Смотри, Марек, служанки стали богатыми, к  дорогому

портному  позволяют себе ходить.

—Ты ее знаешь?

—Приходилось встречаться у Марии Левински. Это ее

служанка,— слова Томаша слегка пренебрежительны.

—И что?

—Неужели я так низко пал, что буду иметь связь с

простолюдинкой,  — Томаш презрительно скривил губы.

—А по мне хоть кто, лишь бы не страшная была, боюсь присниться, — Марек хохочет и нахально смотрит на Ядвигу.

Ядвига опустив глаза долу, бежит мимо офицеров и

сталкивается с женщиной. Застежка на ее дорогой шубке

оторвалась.

—Простите Пани, — Ядвига  поднимает глаза и добавляет, — пани Катаржина.

—Ты уничтожила мою любимую шубу, и вообще это заведение только для знатных людей. Ты, мерзкая прихвостница,

Марии, пошла прочь.

—Да! Я служанка пани Марии! Она настоящая женщина, а ты грязь в женском одеянии, ты ее мизинца не стоишь!

—Да, как ты смеешь?! Такое говорить! Пошла прочь.

Ядвига гордо подняв голову, отходит в сторону, садится на лавочку, ждет, когда господа удалятся. Она видит, как Катаржина  возмущенно что-то говорит Томашу. Марек

откровенно ржет. Катаржина выпустив «пар», идет к

экипажу.

—Уехали наконец, — вздыхает Ядвига  и неуверенно 

входит в мастерскую.

—Добрый день! Можно войти?

—Входите! — худой старичок-еврей  встречает необычную гостью, — что вам надо.  Глаза его, с недоумением и  настороженностью смотрят, поверх очков на Ядвигу, на ее одежду простолюдинки.

—Я хочу заказать свадебное платье.

—Скажите еще раз, я не понял, чего вы хотите.

— Я хочу заказать свадебное платье.

Старичок надул губы

—Это очень дорого, вам, милочка, не по карману.

Девушка, смущаясь, говорит и прячет глаза.

Простите, но все же хочу заказать платье у вас.

—Я не могу принять заказ. Поймите, платье будет готово, а вдруг окажется, что вы платить не сможете. Если хотите заказать платье, платите задаток.

—Сколько?

—У вас есть деньги, но откуда? Подождите, я сейчас.

Старичок, семеня ногами, уходит в другую комнату. Через несколько минут  к  Ядвиге выходит дородная женщина.

—Простите, пани, но ваш заказ мы принять не можем.

—Но почему?

—Мы шьем только для знатных и видных господ.

 

***

Человек в одежде мещанина, большим трудом сошел с

пролетки.  Лицо его, надвое рассеченное косым, глубоким шрам,  исказилось от боли.  Повязка, скрывающая пустую глазницу, сдвинулась. Мужчина, сильно припадая на правую ногу, пошел своим путем.   Ямщик сел на пролетку, тронул лошадей вожжами и тут же остановил их и бросился догонять израненного мужчину.

—Подождите, панове, подождите.

—В чем дело? — единственный глаз  недавнего пассажира вопросительно взирал на ямщика.

Ямщик, молча, сунул в карман человека деньги.

—Прости, брат, я не могу взять от тебя плату. Злотые тебе нужнее.

—Но….

Ямщик поспешил отойти, а человек побрел далее, иногда приседая на лавочки, чтобы отдохнуть.

 

***

Ядвига со слезами на глазах выскочила из пошивочной мастерской.

—Как же унизительно быть бедной,  — думала она, но ее взгляд поймал человека, сидящего на лавочке. 

Ядвига невольно стала рассматривать его лицо со шрамом и черной повязкой на лице.

—Боже, мой! Я обижаюсь на жизнь, а как же ему жить?

Мужчина поднял на нее единственный глаз, взгляды его и Ядвиги встретились. Мужчина погасил свой взор,

отвернулся. Ядвига уловила в этом человеке нечто

знакомое, даже близкое. Он вдруг заторопился, опираясь на трость, пытался подняться, что ему не удалось. Он

завалился на бок, надрывно застонал.  Ядвига подбежала к нему, помогла подняться, сесть на лавку. Мужчина

некоторое времямолчал, Ядвига сыпала вопросами:

—Откуда вы, пан? Куда вас отвести?

—Не стоит беспокоиться, я отдохну, пойду сам, —

скрипнул его голос

—  Вы не сможете сами идти! Я отведу Вас.

—Скажите только где ночлежка?— мужчина опять издал скрипящий звук.

Ядвига не смогла бы себе ответить, почему она

почувствовала симпатию к этому мужчине -  калеке. Я

отведу вас в ночлежку, это не далеко. Подойдя к ночлежке, они присели на сваленное дерево. Прошло некоторое время, необходимое для отдыха.

—Вот и ночлежка. Простите, но я должна идти. — Ядвига поднялась со своего места.

—Премного благодарен Вам, панночка! Счастья тебе, и не плачь более по пустякам.

Недавно пережитое унижение удерживало Ядвигу около этого человека.

—Как вас зовут?

 —Зачем тебе, милое дитя, мое имя. Ты уйдёшь, и мы больше не увидимся, — концовку фразы голос  его, не

скрипел, а грустил и печалился.

Ядвига вздрогнула,

—Это, это  голос, голос Станислава. Но он погиб,  Мария была на его могиле.

После недолгой борьбы,  Ядвига решилась на вопрос:

—Я, кажется, узнала вас. Вы— Станислав.

—Нет, милое дитя, я, я Ян Король, опять скрипел его

голос.

Ядвига попыталась заглянуть в его глаз, но это ей не удавалось, Ян не поднимал взгляд.

 

***

Мария встретила Ядвигу с желанием расспросить о

заказанном платье, но увидев ее выражение лица,

забеспокоилась:

—Что с тобой?  Ты так печальна и грустна, что я смею предположить, что заказ у тебя не удался.

—Со мной не стали разговаривать, подозревали, что я

воровка.

—Знакомая картина! Не страдай, мы им докажем, что это не так. Поутру  я поеду с тобой.

Ядвига не спала всю ночь, ее рвали сомнения: «Говорить или не говорить Марии о Яне Короле. Она только успокоилась душой и опять…».

Утро она встретила с твердым решением: «Не говорить!»

Мария  взяла из шкафа то самое платье, в котором она танцевала на балу.

—Ядвига, одевай, слушать ничего не хочу! Одевай.

—Пани Мария!!! Мне неудобно носить такой наряд, он же… — Ядвига замолчала, опустила глаза.

—Тебе неудобно от того, что платье не твое? Ошибаешься, я дарю его тебе!

Взгляд Ядвиги вспыхнул факелом и тут же погас.

—Мне все равно неудобно.

— Одевайся, мы можем опоздать.

Экипаж останавливается у мастерской старичка-еврея.

— Иди, Ядвига, и делай все, как я учила.

—Давай подождем, я вижу там, стоят экипажи Томаша и  Марека. Я не хочу с ними встречаться.

—Покажи, что ты не хуже этих гусей! Иди ты же

красавица, — Мария властно подтолкнула Ядвигу, — ничего не бойся, я тебя не дам в обиду. Иди!

Тем временем из мастерской, со скучающим видом вышли Марек и Томаш,  их ожидания, по всей видимости,

затягивались. Ядвига гордо вскинув голову, прошла мимо, не удостоив господ и толикой внимания.

Старичок, выпучил глаза от удивления. В пошивочную, следом за Ядвигой вошли Марек и Томаш. Они жадно и

неотрывно смотрели на даму. Катаржина удивленно встретила Ядвигу, оценила ее и обеспокоено посмотрела на мужа. Томаш и Марек, забыв обо всем, смотрели на Ядвигу. Такое унижение, Каторжина вынести не могла. Катаржина  бежит к Томашу и наотмашь бьет его по лицу.

—На горничных потянуло? Уходите отсюда прочь! Прочь.

Мария едва не столкнулась с офицерами, входя в

мастерскую.

—Слава Пресвятой Деве Марии, ушли, и дышать стало

легче, — Мария поднесла к лицу надушенный платочек.

— Что желаете заказать? — засуетился портной.

Мария и Ядвига, оживленно обсуждая будущее платье,

вышли к экипажу. Вдруг Ядвига заметила силуэт человека, который спешно спрятался за дерево.

—Я вам так благодар…, — Ядвига замолчала на полуслове, прижав руки к груди.

—Ядя, что случилось?

—Я не знаю, говорить вам это или промолчать….

—Говори, не скрывай от меня ничего, вместе переживать легче. Я помогу тебе во всем.

—Мне страшно…

— Говори, я найду защиту.

Ядвига испуганными глазами смотрела на Марию и

продолжала молчать.

— Говори же!

—Я не уверена, но, кажется это он….

—Кто он?

—Станислав.

Марию будто окатили холодной водой, она шатнулась, сглотнула слюну, прошептала:

— Станислав? Где? Он же погиб.

Ядвига преодолев страхи, быстро стала говорить, будто боялась, что ее не дослушают до конца.

—Я вчера встретила человека, очень похожего на

Станислава. Вернее я узнала его по голосу. Но он назвал себя Ян Король. Он калека! На его лицо страшно смотреть.

—Ты знаешь, как его найти? — спросила ровным голосом Мария, успевшая овладеть собой.

—Он там за…, — Ядвига неуверенно показала на

раскидистое дерево.

Мария  сначала неуверенно, затем почти бегом

направилась к дереву. За деревом нет никого, она

осмотрелась. Прячась за кустами, человек пытался быстро уйти, но это у него не получилось, он упал и сдавленно застонал.

—Это Станислав! Это он!

Мария и Ядвига подбежали к человеку, лежащему ничком.

—Станислав, я знаю это ты. Не надо прятать лицо, я

узнала тебя! Я дождалась тебя!

Станислав приподнялся, сел, он плакал, Мария обняв его, молитвой благодарила Пресвятую Деву Марию. Ядвига плакала молча.

 

***

Весна все настойчивее.  Теплые ветры радуют людей.

Мария сидит на лавочке, наслаждается ласковым солнцем. Душа ее безмятежна, нет видимых причин для грусти.

Станислав за последние полгода сильно изменился. Шрам уже не пугал прохожих, в нем узнавали  воина и

уважительно провожали взглядом.   Многочасовые занятия гимнастикой выпрямили его, но хромоту убрать не смогли.

Мария услышала позади себя шаги,  оглянулась. К ней подходил Станислав.

—Пани Мария, мне бы хотелось обсудить сложившееся

положение.

—Говори, Станислав, я слушаю.

Девушка  говорила  ровным голосом, опустив глаза, но  ей плохо удавалось скрыть нахлынувшее волнение.

—Пани Мария,  мне неловко говорить об этом, но не могу же я пользоваться вашей добротой бесконечно. Разрешите мне заняться своим любимым делом, садом.

Марию сжало в комок, она тихо  прошептала сквозь слезы:

—Занимайтесь.

 

***

Торговцы на все лады зазывают покупателей. Станислав идет по ряду, где продаются семена цветов, луковицы

тюльпанов и много того, без чего не создать красоту сада.    Покупки  не заняли много времени. Выйдя с рынка,

Станислав огляделся, отыскав извозчика, призывно махнул ему рукой.  Кучер, подъехавшей пролетки, услужливо

приглашал:

—Прошу, пан, прокачу с ветерком.

Станислав начал подниматься на пролетку, но его грубо оттолкнул офицер.

—Пшел прочь, свинья!

Офицер не успел забраться на пролетку, ему пришлось приземляться в канаве, служащей, для отвода ливневых вод.

Вскочив на ноги, он бросился на обидчика, пытаясь

ударить, но его руку Станислав перехватил и сжал с такой силой, что офицер с гримасой боли на лице, стал

приседать.

—Пан Крушельницки, вы опять хамите.  Извольте

извиниться. Вокруг  собралась толпа зевак, а Марек сидел на корточках, вызывая шутки.

—Ты что собрался делать?

—Ты бы снял сначала штаны!

Через несколько секунд, не дождавшись извинений,

Станислав, отпустив его руку, пнул коленом Марека и

убедительно произнес:

—Если желаете, чтобы я продолжил ваше обучение  

учтивости, жду секундантов.

 

***

С вечера Мария долго не спала.  Её утренний сон

прервала Ядвига.

— Пани Мария, у нас ранние гости.

Проснувшись, Мария долго не могла взять в толк, чего хочет от нее вбежавшая  в спальню Катаржина.

— Мария, вставай, они убьют друг друга.

— Кто кого убьёт?

—Марек, брат мой и Станислав. У них дуэль.

Словосочетание Станислав и дуэль подбросило Марию и заставило спешно одеваться.

Экипажи остановились у самой кромки леса. Мария и

Катаржина, выбравшись наружу,  бросились к дуэлянтам.

Марек стоял на коленях, клинок Станислава приставлен к его горлу.

—Извинитесь, и я прощу вас — голос Станислава звучал ровно, чувствовалось, что ему не хочется убивать.

—Я презираю тебя, одноглазый дьявол! Я все равно тебя убью, если оставишь меня жить.

—Придется уровнять наш статус.

Станислав резким движением клинка отсекает Мареку часть уха. Марек со стонами падает на траву.

— Теперь мы равны. Я одноглазый, ты ….

— Станислав, не убивай его, — Катаржина прикрыла Марека своим телом.

— Пусть живет, но скажи ему, что в следующий раз,

прощать не стану.

Мария некоторое время стояла в оцепенении, затем руша все запреты, бежит к Станиславу, обнимает, целует его.  Станислав берет ее на руки и, припадая на ногу, несет в экипаж.

—Господи! Станислав, как же долго я тебя ждала? Почему ты так долго не приходил?

—Сегодня я доказал себе, что я достоин такой красавицы.

Глупый,  глупый, я люблю тебя и всегда любила.

—Ты моя Богиня! Я всегда тебя любил, но не смел….

 

 

***

Ясный сентябрьский день. Сегодня венчается раб Божий Станислав Малиновский и раба Божья Мария Левински.


 

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет