Разместить

Цифровая Витрина

Главная О нас Услуги


Мумия Ленина

Замена объекта




Аннотация

Отсутствие точной информации порождает разноречивые слухи. Один из них - слух о том, что тело Ленина давно уже предано земле. По версии одного из независимых экспертов, это утверждение не так абсурдно, как кажется на первый взгляд. Автор книги "Мумия Ленина. Замена объекта" рассказывает свою версию загадочных и тревожных событий вокруг болезни и смерти вождя пролетариата.



Сумма: 100 ₽

Приобрести










Читать книгу онлайн
(Ознакомительный раздел)







Глава первая «Ответственное задание» В отсутствии жены стандартная беговая программа пре-терпела некоторые изменения. Теперь сделав лёгкий круг вокруг аквапарка, Дымов слегка притормаживал возле бара открытого кафе, присоседившегося сбоку от популярного сочинского отеля. Местный бармен-бодрячок с угодливым лицом прирождённого лакея уже ожидал появления солид-ного клиента. - Моё почтение, Прохор Степаныч! Ваш-с допинг – на ма-нер старорежимных трактирных половых докладывался он, ласковым взглядом указывая на предупредительно выстав-ленную на стойку бара рюмку дагестанского коньяку в жи-вописном окружении выложенных по ободку блюдца аро-матных долек свежезарезанного лимона. Переминаясь на месте, словно осаженный на полном скаку боевой конь, седобородый джогер (прим. автора. бегун трусцой) махом опрокидывал рюмку, и довольно кривясь, заедал её парой долек. Всё это священнодействие обычно сопровождалось довольным покрякиванием или же одной из крылатых строк бессмертного Омар Хайяма. На этот раз прозвучало следующее четверостишие: «Пусть хрустальный бокал и осадок на дне Возвещают о дне наступающем мне, Горьким это вино иногда называют, Если так – значит, истина скрыта в вине!» - Точно так-c, Прохор Степаныч – обязательно поддакивал бармен. Далее по программе был примерно километровый пробег вдоль моря по ещё влажному и холодному после ночи песку пляжа с обязательным возвращением в исходную точку «дозаправки». Здесь всё повторялось почти с точностью аристократического этикета. Менялись только слова древ-них поэтов. Когда же дистанция достигала двухсот пятиде-сяти граммов, то есть, прошу прощения, пяти километров, происходил щедрый расчёт с услужливым барменом. Те-перь следовало бодрым шагом вернуться в гостиничный номер, принять душ, выпить чашку кофе, и пару часов по-читать свежую прессу. А после завтрака можно будет пова-ляться на пляже; и обязательно хорошенько выспаться по-сле обеда, чтобы, вечером не быть сонливым во время тра-диционной игры в преферанс. Это была райская вольная жизнь без вечной опеки жены и врачей! * В гостиничном вестибюле Дымова окликнул знакомый голос. Это был Шура Скрипов – личный порученец самого генерала. Появление здесь данного молодца могло означать только одно: отпуск Дымова, едва начавшись, срочно пре-рывался по неизвестной ему пока причине. - А я по вашу душу, Прохор Степанович – весело забасил Скрипов, бросая заинтересованные взгляды на симпатич-ных девушек-портье за стойкой регистрации. – Понимаю, что трудно покидать такой рай, но что поделаешь – наша служба, как говориться, и опасна и трудна. - А ты знаешь, Шурик, что в старину с гонцами, принося-щими дурную весть, обычно не церемонились. - Знаю, знаю, товарищ майор – машинально отвечал Скри-пов, уже полностью поглощённый флиртом на расстоянии. Даже в гражданской одежде своей безукоризненной вы-правкой и бравым видом капитан производил впечатление блестящего штабного офицера. Девушки с рецепшена (прим. автора. стойка регистрации гостей в гостинице или в приёмной фирмы) теперь тоже благосклонно поглядывали на этого статного красавца-кавалергарда и даже кокетливо ему улыбались. Легко себе было представить, с какой поль-зой для себя и местного женского персонала Скрипов мог провести здесь парочку командировочных дней, если бы они у него только имелись. - Да! – горестно вздохнул молодой капитан, продолжая за-интересованно рассматривать загорелых красоток. - Рабо-таем на износ, о личной жизни остаётся только мечтать. Не глядя на собеседника, генеральский порученец протянул отпускнику авиабилет на московский рейс. На вопрос Ды-мова, зачем он так срочно понадобился «Самому», Скрипов только развёл руками, мол, Его Превосходительство сам всё расскажет при личной встрече. Кроме того, по своей пижонской привычке молодой человек воспользовался слу-чаем блеснуть познаниями в латыни, громко и со значени-ем отчеканив цитату: - Aquila non captat muscas! Что означает, орёл мух не ловит. И раз уж вас выдёргивают с курорта, Прохор Степанович, значит, дело чрезвычайной важности. Недовольство тем, что его вырывают из отпускной жизни, быстро прошло. Действительно, раз уж генерал прислал сюда своего личного адъютанта, значит, без его опыта и тонкой интуиции первоклассного сыщика, действительно никак не обойтись. Являясь без пяти минут пенсионером, ветеран умел ценить ситуации, когда в нём персонально нуждались по службе. А такое с ним случалось не так уж и редко. Обычно в безнадёжных случаях более молодые кол-леги, почесав затылки, вспоминали о последней возможно-сти хоть как-то сдвинуть застрявшее дело с мёртвой точки и принимали единственно верное решение: «Остаётся по-купать дагестанский коньяк и идти на поклон к деду». «Де-дом» лучшие силы столичной прокуратуры и милиции ува-жительно звали Дымова, за его уникальный профессио-нальный опыт и способность мастерски и часто нестан-дартными ходами решить практически любую головолом-ку. * Генерал Бугров умел быть любезным, когда особо в ком-то нуждался. Прямо у трапа самолёта Дымова встретила его персональная «Волга», которая доставила курортника в управление. Секретарша в предбаннике начальственного кабинета словно ожидала появления отпускника, так как с порога приветствовала седовласого майора вкрадчивым приглашением: «Пожалуйста, проходите, Прохор Степано-вич. Вас уже ждут». Если Дымов мог позволить себе в зависимости от настрое-ния некоторую барственную неряшливость в костюме и даже недельную щетину на щеках, то хозяин этого кабине-та всегда выглядел отменно. Белая свежая рубашка, скром-ных тонов галстук, хорошо пошитый тёмный костюм, уме-ренно щеголеватые французские ботинки. Высок, крепок, спортивен. Но главным достоинством этого прирождённого высокопоставленного аппаратчика являлась его поистине снайперская точность в манерах и словах, как и полагается тридцатишестилетнему скороспелому начальнику самого престижного главка министерства. К этому портрету мож-но добавить мужественное лицо скорее дипломата, чем си-ловика. Вот и в данном, в непростом для себя деле, генерал несколько дней искал решение, которое бы устроило всех. В итоге ставка была сделана на проверенную фигуру в лице Прохора Дымова. Вообще-то начальник недолюбливал сво-его лучшего сыщика, считая его плохоуправляемым подчи-нённым и ненадёжным типом, которого, несмотря на несо-мненную ценность, всё же следует поскорее отправить на пенсию, а пока задвинуть куда-нибудь подальше на случай возникновения особых ситуаций. Как и большинство вы-скочек, генерал постоянно испытывал страх за своё шаткое положение и в каждом талантливом подчинённом видел, прежде всего, опасного конкурента. Впрочем, внешне босс всегда был с Дымовым очень корректен и даже ласков. Выйдя из-за массивного стола, он пригласил посетителя на гостевой диван, что являлось знаком почти дружеского до-верия. Вышколенная секретарша тут же подала им чай. - Вы же знаете, уважаемый Прохор Степанович, как я вас ценю. И конечно никогда не решился бы побеспокоить на отдыхе, но дело настолько деликатное, что поручить его могу только Асу. Эти иностранцы народ до того зловред-ный, что готовы раздуть общемировой скандал из любого пустяка. Тут нужен человек, которому они беззаговорочно доверяют и в чьей компетентности и порядочности не со-мневаются. - Снова забугорники!– Дымов покривился, словно от при-ступа изжоги. - Владимир, Петрович, мы же не комитетчи-ки, чтобы за господами следить. Несколько лет назад майор действительно прославился среди столичного дипкорпуса и зарубежных журналистов, распутав менее чем за неделю дело об убийстве секретаря по культуре посольства ФРГ. Бедолагу нашли на мусорном полигоне в тридцати километрах от Москвы. Труп был раз-дет до гола и помимо проломленного черепа, множества гематом и переломов, имел специфические травмы в обла-сти заднего прохода. Перед смертью погибшего самым из-вращённым образом пытали посредством обыкновенного бытового кипятильника. Расследующие дело муровцы, сра-зу начали отрабатывать версию о маньяке нетрадиционной сексуальной ориентации. А параллельно на Западе раскру-чивался грандиозный скандал. Больше месяца крупнейшие европейские и американские газеты регулярно публикова-ли журналистские расследования, авторы которых внушали своим читателям мысль, что немецкого дипломата покара-ло КГБ, якобы, за его помощь преследуемым властью рус-ским художникам и поэтам. Группу Дымова подключили к расследованию далеко не сразу, да и то в качестве вспомогательной силы для отра-ботки второстепенных версий. Но как вскоре выяснилось именно одна из таких побочных ниточек, и привела к убий-це, которым оказался сорокалетний московский гомосексу-алист. Этот пылкий ревнивец, по профессии инженер-строитель, жестоко покарал немца за то, что иностранец отбил у него молоденького и смазливого любовника из ба-летных танцоров. Кстати, важную наводку на этот след Дымову дали с Лубянки с условием, что источник данной информации им нигде упоминаться не будет. Чекисты пре-красно понимали, как может отразиться на облике страны в целом и их организации в частности подобный «висяк» (прим. автора. на слэнге оперативных сотрудников мили-ции - нераскрытое убийство) и спешили реабилитировать-ся в глазах мировой общественности, тем более что похож-дения покойного немецкого дипломата никогда не являлись для них особым секретом. Дальнейшее расследование окончательно выявило вторую тайную жизнь, которую со-ветник по культуре вёл в столице СССР, являясь заметной фигурой среди московских «голубых». Проведённая пресс-конференция для иностранных журналистов окончательно урегулировала назревающий межгосударственный кон-фликт, а заодно создала Дымову в глазах московских ино-странцев репутацию порядочного советского полицейско-го, которому можно доверять. В дальнейшем его частенько бросали на дела, где были замешаны «господа». И это при том, что Дымов не являлся даже следователям по особо важным делам. Другими словами его служебное положение инспектора Главного управления юстиции никак не пред-полагало специализацию на таких специфических преступ-лениях. Но, тем не менее, именно из него начальство упор-но делало «пожарную команду» для работы по зарубежно-му контингенту. И надо сказать, что майор не слишком лю-бил такую работёнку, так как каждый раз чувствовал себя букашкой, вынужденной энергично шевелить лапками под стеклом микроскопа. Любая его промашка сразу раздува-лась до размеров вселенской трагедии, а удачи вызывали у многих плохо скрываемую зависть. Хотя чему тут было за-видовать, ведь именно из-за благосклонности к нему зару-бежных господ Дымов до сих пор ходил в майорах, хотя с 1978 года трижды представлялся на подполковника. Но каждый раз звание ему заворачивали. Вскоре он понял по-чему. Со времён НКВД и МГБ система советских право-охранительных органов оказалась заражённой стойкой по-дозрительностью по отношению ко всякому, кто имеет ре-гулярные контакты с выходцами из капиталистического за-рубежья. Кто-то очень влиятельный на самом верху упорно отказывался визировать своею подписью представление на сотрудника, так популярного у идеологического противни-ка. Именно поэтому новость об очередном «иностранном» деле не слишком понравилась Дымову, ибо тайно он всё же не терял надежды выйти на пенсию подполковником с пола-гающимся этому званию солидным содержанием. - Владимир Петрович, избавьте меня от подобной чести. Я бы хотел до пенсии прожить спокойно и по возможности не высовываться. А с этими буржуинами можно в большие не-приятности вляпаться. - А я ничего такого вам и не предлагаю. История самая ба-нальная. У известного нашего сценариста случился ин-фаркт со смертельным исходом. Медицина сомнения в этом диагнозе отметает решительно. Кстати, вот ознакомьтесь с заключением патологоанатомической экспертизы – собе-седник протянул Дымову несколько машинописных листов. Это был протокол вскрытия. – Но примерно через сутки после смерти литератора западные «голоса» словно взбеси-лись. Устроили в радиоэфире настоящую свистопляску. Лейтмотив этого шабаша примерно таков: сценариста Гри-горьева, будто бы убрало КГБ из-за его тайного инакомыс-лия. И смех и слёзы! - А чем он занимался в последнее время? - Да в том то и дело, что Григорьев очень лояльный совет-ской власти человек. Иначе бы ему не доверили писать сценарий о последних днях жизни Ленина для совместного советско-итальянского документального фильма. - Но если инфаркт налицо, зачем нужно затевать след-ствие? – прикинулся дурачком Дымов, по крестьянской своей натуре всё же рассчитывая увильнуть от тяжкой но-ши. Генерал сочувственно улыбнулся и откинулся на мягкую спинку кожаного дивана. Голос его стал ещё более ласко-вым и бархатистым. Несмотря на молодость, сейчас он го-ворил с Дымовым, словно на правах мудрого родителя, внушающего неразумному чаду очевидные вещи. - Как перед профессионалом я перед вами, Прохор Степа-нович, просто преклоняюсь. В моём управлении вы, несо-мненно, лучший по части поимки разного ворья. Но ваш политический кругозор, уж извините меня за откровен-ность, чрезвычайно узок. Недаром наш парторг регулярно докладывает мне, что на занятиях по политподготовке, вы предпочитаете читать «Огонёк» или разгадывать кроссвор-ды, чем слушать докладчиков. А ведь вы, прежде всего коммунист и уже только потом сотрудник прокуратуры. Лицо генерала утратило благодушное выражение, зато об-рело принципиальную твёрдость. Хозяин кабинета покинул «демократический» диван, чтобы вернуться за свой началь-ственный стол. Это был явный знак высочайшего неудо-вольствия. В его ухоженных руках появилась папка с надписью «личное дело». Остаток их разговора генерал по-чти не отрывал внимательных глаз от содержимого этой папочки, в которую была вписана большая часть професси-ональной жизни Дымова. Лишь изредка, перелистывая очередную страницу, он бросал на подчинённого придир-чивый взгляд. - Та-ак, вы на службе с 61-го года? - Так точно. - Имеете шестнадцать благодарностей от министра? - Именно так. - Начинали с участкового. Дважды ранены. Имеете ордена, медали, почётные грамоты… М-да – задумчиво протянул генерал. – Такая прекрасная служебная биография должна закончиться на высоком аккорде. Как вы считаете? Дымов мрачно молчал. Он уже понял, что попал в тиски об-стоятельств и от скверно пахнущего политической прово-кацией дела ему никак не отвертеться. Оставалось изобра-зить полное смирение, чтобы лишний раз не раздражать начальство. - Я очень хочу, - продолжал генерал. - Чтобы в следующем году вы вышли в отставку подполковником. Я считаю, что вы это заслужили, и буду лично ходатайствовать об этом перед министром. Но пока вы ещё на службе потрудитесь выполнять приказы… Генерал внушительно помолчал и вновь стал ласковым. Он хоть и недолго, но работал когда-то следователем и успел усвоить универсальное правило давления на собеседника, гласящее, что силовой нажим обязательно требуется чере-довать с дружескими уговорами – размягчая душу допра-шиваемого контрастами. - Да поймите же вы, дорогой мой Прохор Степанович, что дело не в этом сценаристе. Его смерть только повод. На са-мом деле враги пытаются косвенно очернить самое святое для нашей партии имя – Ленина. От вас требуется провести объективное расследование и доказать всем злопыхателям, что никакого подтекста в этой истории нет. И поверьте, что я поручаю это дело вам только из самой искренней симпа-тии.




Конец ознакомительного раздела























Hi!
___________________________________________________________________________________________________________

О Цифровой Витрине
Использование
Услуги


Видеоинструкции
Как продавать книги
Ответы на вопросы
Наши преимущества
Связаться с нами
Зарегистрироваться
Войти в личный кабинет
Добавить свою электронную книгу
Добавить своё видео
Рекламировать книгу бесплатно
Создать обложку книги
Создать буктрейлер книги
Продвижение электронных книг
___________________________________________________________________________________________________________

© Москва | Цифровая Витрина | 2016 - 2018