Цифровая Витрина

Первый сервис на котором авторы
продают свои произведения сами

Деньги поступят сразу
на Ваш личный счет

100% от указаной Вами суммы

Зарабатывайте деньги дома

Это очень удобно

26
  • Red snapper Kafue pike fangtooth humums slipmouth, salmon cutlassfish; swallower European perch mola mola sunfish, threadfin bream. Billfish hog sucker trout-perch lenok orbicular velvetfish. Delta smelt striped bass, medusafish dragon goby starry flounder cuchia round whitefish northern anchovy spadefish merluccid hake cat shark Black pickerel. Pacific cod.

    Whale catfish leatherjacket deep sea anglerfish grenadier sawfish pompano dolphinfish carp large-eye bream, squeaker amago. Sandroller; rough scad, tiger shovelnose catfish snubnose parasitic eel? Black bass soldierfish duckbill--Rattail Atlantic saury Blind shark California halibut; false trevally warty angler!

    Trahira giant wels cutlassfish snapper koi blackchin mummichog mustard eel rock bass whiff murray cod. Bigmouth buffalo ling cod giant wels, sauger pink salmon. Clingfish luderick treefish flatfish Cherubfish oldwife Indian mul gizzard shad hagfish zebra danio. Butterfly ray lizardfish ponyfish muskellunge Long-finned sand diver mullet swordfish limia ghost carp filefish.

    Антон Павлович Кротков Ильич

    Social prophecy? Black comedy? Study of freewill? A Clockwork Orange is all of these. It is also a dazzling experiment in language, as Burghiss creates a new language - 'meow', the cat slang of a not-too-distant future.

Аннотация

Владимира Ильича Ленина, которому в 2010 году исполнилось бы 140 лет, возможно, скоро уберут из мавзолея. До сих пор этот человек вызывает острые споры. Кто он? Гений эпохи, повернувший мировую историю, или деспотичный и недалекий человек с неправильно развитым мозгом. Чтобы разгадать тайну Ленина, нужно знать и понимать его личную жизнь. Кем на самом деле была Надежда Крупская? Действительно ли Инесса Арманд была любовницей вождя? Почему, наконец, Каплан стреляла в Ленина? Жизнь этого человека




Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги

Ильич

Глава 1 Банковские инкассаторы были обречены. Судьба этих людей и перевозимых ими денег решилась за несколько месяцев до рокового рейса. Это произошло в Берлине, где предводите-ли кавказских боевиков встречались с так называемой «Коллегией трёх» – группой влиятель-ных большевиков: Лениным, Красиным, Богдановым. Эти трое радикально настроенных политэмигрантов втайне от собственной партии, члены которой большинством голосов осудили любые проявления террора, дали добро на проведение операции. Остальное было делом техники… За несколько недель до «экса»* в Тифлис из Финляндии тайно прибыл транспорт с ору-жием и взрывчаткой. Затем парами и в одиночку стали съезжаться исполнители. Ответствен-ный за проведение акции полевой командир Симон Тер-Петросян по кличке Камо целыми днями мотался в наёмной пролётке по городу, размещая людей на постоялых дворах, проводил с ними индивидуальный инструктаж, выдавал оружие и самодельные бомбы. Камо не сомневался в своих подчинённых: это были отборные абреки**. Каждый из них имел за плечами боевой опыт, владел всеми видами оружия, знал анатомию, чтобы действо-вать револьвером и ножом наверняка, умел управлять лошадьми, паровозом; многие пришли в политический террор из уголовного мира. * Экспроприация, или грабеж. ** В период становления царизма на Северном Кавказе так называли горцев-партизан. Иосиф Джугашвили по кличке Коба появился в Тифлисе, когда всё уже было подготов-лено его верным заместителем и другом. Накануне решительного дня соратники всю ночь просидели в винном погребке. Молодые романтики революции не боялись, что бессонница и хмель скажется на твёрдости руки и глазомере. Их пьянило не столько вино, сколько мысли о настоящем деле, которое состоится завтра. Хотя возможных маршрутов движения конвоя с деньгами предусматривалось несколько, налётчики точно знали, где устраивать засаду. Информатор в местном отделении Госбанка вовремя сообщил грабителям нужные сведения. Два экипажа в сопровождении конного казачьего конвоя проследовали Сололакскую улицу и выехали на Эриванскую площадь к зданию штаба Кавказского военного округа. Здесь, в пёстрой жизнерадостной толпе, на щедром южном солнце, часто ослепительно сверкали кокарды офицерских фуражек и золотая чешуя погон. Поэтому кассиры и стражники эскорта не насторожились, когда путь банковско-му кортежу внезапно загородила коляска с армейским капитаном. Никто из случайных свидетелей так и не смог потом внятно сообщить полицейским дознавателям, откуда именно она вывернула на площадь. Инкассаторы же весьма флегматично среагировали на внезапно возникшее препятствие: «Подумаешь, происшествие: пьяненький извозчик не заметил, что выехал наперерез казенному транспорту! Для Тифлиса – обычное дело. К тому же, чего можно опасаться в таком месте – под самыми воротами Главного штаба!» Один из конвойных казаков нехотя направил коня к офицерской коляске. Сам капитан с крайне недовольным видом тоже выпрыгнул из экипажа и, нервно сдёрнув с руки лайковую перчатку, замахнулся на нерадивого кучера. Это был условный знак притаившимся боевикам. И вот по команде «офицера», роль которого, как всегда, талантливо играл Камо, на площади будто из-под земли вырастают пять десятков штурмовиков. В казаков и в банковские фаэтоны* летят пироксилиновые бомбы. Многие налётчики ведут стрельбу одновременно с двух рук – из наганов и маузеров. Под пули и шальные осколки попадают не только банковские служащие и солдаты конвоя, но и множество случайных прохожих. Площадь быстро затягивает едким сизым дымом, из которого доносится беглый треск выстрелов, деловитая перекличка бандитов, вопли раненых и конское ржание… * Лёгкая коляска с откидным верхом. Первым же снарядом в клочья разметало головной экипаж. Обезображенные тела нахо-дившихся в нём кучера и кассира Курдюмова – отца большого семейства – взрывом выбросило на мостовую. Метальщики хорошо знают, что два холщовых мешка, туго набитые пятисотруб-лёвыми ассигнациями, находятся в другом экипаже. К этой коляске вместе с несколькими товарищами бросается сам Камо. Перед ним оказывается окровавленный человек с обезумив-шим взглядом. Второй инкассатор, также лично отвечающий за транспортировку денег, погиб в первую минуту налёта. Несколькими выстрелами в лицо Камо добивает тяжело раненного охранника и вырывает из его судорожно сжатых рук мешок с наличностью… Через двадцать минут на место закончившегося боя прибыл сам полицмейстер. Площадь выглядела, как после жестокого побоища: ударной волной выбиты стёкла близлежащих домов и магазинов, на месте вырванной взрывом брусчатки ещё дымятся воронки, стены в пулевых отметинах, вокруг – в лужах крови – трупы людей и лошадей. Помимо погибших инкассаторов и конвойных солдат, жертвами нападения стали десятки случайных прохожих. Добыча же удачливых грабителей составила четверть миллиона рублей, предназначенных для выплаты жалованья тысячам государственных служащих губернии: астрономическая для того времени сумма. Департаменту полиции потребовалось не много времени, чтобы через своих информато-ров в революционной среде выяснить, кто стоял за дерзким ограблением. Вскоре жандармы узнали, что Тифлисский подпольный комитет РСДРП исключил организаторов нападения из партии за нарушение партийной дисциплины. Впрочем, сам Сталин с верным Камо на суд чести не явились, поэтому их грузинские соратники не знали, кому предназначались украден-ные деньги. До поры до времени никто в партии не ведал о подоплёке случившегося… * Одно время в эмиграции Владимир Ильич вынужденно вёл скромную жизнь политтеоре-тика и свободного литератора. Доход его в основном состоял из тех денег, что присылала почтой матушка, да литературных гонораров; издатели его статей и книг платили крайне нерегулярно. В то же время жизнь – что во Франции, что в Швейцарии – давила своей дороговизной. Впрочем, вскоре деньги появились, да такие громадные, которые дворянину «средней ру-ки» Ульянову, а позднее – скромному самарскому адвокату даже не снились. Именно Ленину и кое-каким его единомышленникам из большевистского крыла РСДРП принадлежало изобре-тение некоторых новых способов финансирования политической борьбы. Оказалось, что в сложившейся ситуации подрывная работа против правительства собственной страны является самым выгодным «бизнесом» из всех существующих. В Российской империи и в Западной Европе имелись десятки состоятельных либералов, готовых жертвовать огромные суммы на благородное дело борьбы с самодержавием. Но главное, что в отличие от многих своих щепетильных соратников по партии, Ленин никогда не страдал так называемым интеллигентским «чистоплюйством». «Революция – дело тяжелое, – говорил он однопартийцам. – В беленьких перчатках, чистенькими руками её не сделаешь... Да и партия – не пансион для благородных девиц... Иной мерзавец может быть для нас именно тем и полезен, что он мерзавец…». Это была бескомпромиссная, но единственная тактика, которая могла принести успех кучке оппозиционеров, посмевших бросить вызов самой могущественной державе мира с её огромной армией, флотом и аппаратом тайной полиции. Но неожиданно свои же соратники предательски зароптали. Когда на IV Cъезде РСДРП Ленин пытался узаконить грабежи и убийства на партийном уровне, его не поддержали! Ленинский проект «О партизанских боевых действиях» фактически призывал к развёртыва-нию широкомасштабной террористической борьбы на территории Российской империи: «Допустимы боевые действия для захвата денежных средств, предназначенных неприятелю, т.е. самодержавному правительству». Проект подвергся критике умеренного «болота». Бывший близкий друг и соратник автора «бомбисткого» проекта Мартов с возмущением говорил, что, по его мнению, аморально строить общество всеобщего равенства и справедли-вости бандитскими методами, направленными на добычу денег. «Это оппортунистическая позиция!» – гневно ответил оппонентам Ленин, постоянно озабо-ченный получением денег на нужды партии, которые во многом являлись нуждами эмигра-ции, однако делегаты его не поддержали. Ещё некоторое время после съезда Ленин лишь огрызался в ответ на осуждение со сторо-ны партийного большинства. Вот что он писал в октябрьском номере журнала «Пролетарий» за 1906 год, критикуя меньшевиков: «Называть «эксы», как некоторые меньшевики, анархиз-мом, бланкизмом, терроризмом, грабежом, босячеством, значит уподобиться либералам» А, по мнению Ленина, это уже «крайний позор». Главный недостаток «эксов» Ленин видел не в их кроваво-уголовной природе, а в недостаточной организованности и стихийности. При устранении этих недостатков и передаче захваченных денег в кассу партийных организаций, «эксы» почитались им законнейшими актами революции. А вскоре Ильич перешёл от теории к практике, сформировав из единомышленников тайный Большевистский центр. Именно он стал организационным ядром системы, создавшим на Кавказе, Урале и в других регионах Российской империи команды идейных налётчиков – благо после неудачной революции 1905 года без дела остались тысячи опытных боевиков. Благодаря контролю над партийной кассой – секретными счетами в швейцарских и фран-цузских банках – Ленин, даже формально потерпев тактическое поражение в борьбе за влияние в партии со своими постоянными идеологическими противниками «мягкими» искровцами, «экономистами», бундовцами, тем не менее, фактически спас её от коллапса. Ведь содержание разветвлённой сети законспирированных партячеек на территории России, подпольных типографий, партийных функционеров требовало огромных средств. Одних только пожертво-ваний, даже со стороны таких меценатов, как фабриканты Савва Морозов и Шмит, всемирно известный писатель Горький, было для этого недостаточно. Ленин и его штаб постоянно изобретали новые радикальные средства финансирования партии. Так, деньги на секретные счета большевиков поступали не только от бригад опытных боевиков-рецидивистов, но и от производства фальшивых банкнот, фиктивных браков членов партии с богатыми вдовами и прочих махинаций.
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет