Цифровая Витрина

Первый сервис на котором авторы
продают свои произведения сами

Деньги поступят сразу
на Ваш личный счет

100% от указаной Вами суммы

Зарабатывайте деньги дома

Это очень удобно

94

Анатолий Агарков

Блеск и нищета Комитета

  • Анатолий Агарков Блеск и нищета Комитета

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине.

Аннотация

Как рождается легенда? Наверное, из слухов. Чего только не говорили в народе о нашем Комитете и его председателе, а мы работали и работали, строили красоту людям, создавали себе славу, несмотря ни на какие трудности. И нам есть чем гордиться… Все мы любили своего председателя, хотя в Комитете бывали случаи, когда супруги, поделив детей, подавали на алименты своим половинкам, чтобы хоть малую часть заработанного получить наличкой.




Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги

Блеск и нищета Комитета

Когда меняешь место работы, в большинстве случаев приходится начинать с самого начала. Ничего эффектного или рискованного в этом нет. Как говорится: не умеешь научим, не хочешь… Ну, почему же? Я очень хотел быть полезным Клипе и его Комитету. Просто всегда начинаешь с азов. А уж как быстро и далеко продвинешься, зависит от индивидуальных способностей. И разумности прямого начальника. И лояльности коллектива. И множества других факторов…

У меня есть такое правило – уж если взялся за работу, не устраивай себе отпуска, даже кратковременного. Отдыхать можно, лишь завершив дело. Тем более, что на прежнем месте я получил компенсацию за неиспользованный отпуск. А на новом – меня ждали выборы, которые надо было выигрывать...

А мы проиграли.

Конечно, это еще не конец света, а просто плохой финал тараканьих бегов. У меня по-прежнему оставалась работа в Комитете по той профессии, которую вписали в трудовую книжку… Просто закончилась агитация. 

Это понятно, что перейдя из МУП «Коммунсервис» в Комитет по строительству и архитектуре, я только ею и занимался. Хотя доверенным лицом кандидата в Главы района Клипы не стал. И это была первая ошибка Сергея Борисовича из числа многих, приведших вобщем-то к малоутешительному результату. Все-таки два года работы в отделе пропаганды и агитации райкома партии чему-то меня научили – не только распространять листовки и всучать буклеты. Под руководством Кожевникова Павла Ивановича я познал многие скрытые механизмы воздействия на избирателей.

Вот пример.

Собрался Сергей Борисович с утречка пораньше выступить перед трудовым коллективом Увельского ДРСУч. Я напросился с ним в поездку. Да то ли припозднился чуток, то ли они раньше времени уехали – разминулись. Подвернулась другая машина и отвезла меня к дорожникам.

Заглядываю в Красный Уголок (ну, или конференц-зал). Все сидят. Стоит перед ними Клипа, стоит рядом Михайлова (это доверенное лицо кандидата). Сергей Борисович рассказывает о своей платформе… А Хрупало-то нет!

Меня Кожевников поучал – ты можешь с лекцией своей выступать перед тем, кто придет; но ежели читаешь постановление бюро райкома партии или другой основополагающий документ, поставь рядом с собой по стойке смирно и парторга, и первого руководителя.

Вот для этого как раз и нужно рядом с кандидатом грамотное в политическом плане доверенное лицо. А что Нина Викторовна? Она, конечно, человек авторитетный – но в своей профессии; популярный – но своей порядочностью; милая женщина… Но этого мало, чтобы быть искушенным в политической борьбе.

Поднимаюсь на второй этаж в кабинет Генерального директора.

- Владимир Михайлович, ты почему здесь? К тебе приехал кандидат в Главы района, а ты не встречаешь, не приветствуешь, не сопровождаешь… Во-первых, это не тактично. Во-вторых, чревато – изберут Сергея Борисовича всеувельским начальником, он тебе это припомнит.

- Ага, - Хрупало пренебрежительно отмахнулся. – Изберут. Держи карман шире!

- Откуда ты знаешь?

- А давай поспорим…

Не можешь получить ответ на один вопрос – задай другой. Я спросил:

- Все руководители настроены за Литовченко?

Хрупало повел плечами:

- Тайна за семью печатями. Откажитесь от выборов – поговорим.

- Я говорил об этом Клипе. Но он желает борьбы. 

Возникла пауза. Я терпеливо ждал.

- Ну, тогда вам кердык, - наконец, проговорил Генеральный директор Увельского ДРСУч, явно желая потерять меня из виду.  

Обратно возвращались в машине вместе. Я пытался Клипе внушить, правильно понимая, что именно за такую смекалку мне в Комитете и платят деньги:

- Сергей Борисович, неужели ты не понимаешь, что своим отсутствием на выступлении кандидата первый руководитель предприятия дает народу понять – за этого не голосуем. Так и будет! Мы проигрываем в мелочах большую игру.

- А, - небрежно отмахнулся председатель Комитета. – Голосует народ, а не Хрупало.

И бесполезно спорить – у него своё видение ситуации. Отсюда результат…

Кстати, он меня самого поучал:

- Не советовал бы тебе так настраиваться. Выборы – как и жизнь. Ждешь неудачу – её и получишь. Настройся на победу, держись до конца и никогда не изменяй своим принципам.

И по тому, как дрогнули у председателя губы, я понял, что ему в данной ситуации скорее смешно, чем обидно – однако рассмеяться по-настоящему после эпического выступления о задачах кандидата в Главы района не хватает пороху. Но меня зацепило.

- Слушай, - говорю, - одним настроем успех не делается. Надо еще какие-то действия совершать. Не кажется ли тебе, что сегодняшнее выступление в ДРСУч не помощь, а помеха делу? Народ-то ведь понимает своего руководителя. Хрупало слова против тебя не сказал, но показал за кого не надо голосовать…

- Да ты что? – воскликнул Клипа, правда, без особого куража. – А я-то думал, что привлек всех дорожников на свою сторону… 

Поспорь с таким…

- Ты забываешь о стадном чувстве коллектива и завышаешь их интеллект.

Сергей Борисович рассмеялся. Мое ослиное упрямство таки допекло председателя до прорыва в настроении. Ну а я, просто обожаю людей не теряющих чувство юмора даже в критические минуты.

- Я подумаю над твоими словами.

Он кивнул, но я понимал – ни он, ни я полного доверия друг к другу не испытываем. Хотя, при чем тут это? Наши отношения вполне укладываются в рамки – он шеф, я подчиненный. Не каждому дано нарушать сложившийся стереотип.

Я промолчал, но хмыкнул на его последнюю реплику.

- Что ж, в следующий раз без тебя не поеду, - сказал мой босс.

Взгляд был такой честный, что я почти поверил. И улыбка знакомая.

Что это? Неужели начинаю к нему привыкать? Подмечаю его манеры. Автоматически замолкаю, когда замечаю – шеф мой задумался о чем-то. Становлюсь блеклой тенью своего великолепного патрона… Надо же!

И еще Клипа сказал:

- Даже ради победы на выборах не изменю своим принципам. Не знаю, понятно ли тебе это?

Я слегка повел плечами – не вполне. Но если снова начну зацикливаться на идеологии, патрон, пожалуй, отстранит меня от участия в его предвыборной кампании. А я в ней, мне кажется, в данный момент крайне необходим…

Как-то задал ему вопрос:

- Шеф, а как ты себя повел, если бы твоим противником на выборах была женщина?

Тот удивился:

- Какой ответ ты от меня ждешь?

- Я так понимаю половой вопрос в борьбе за власть. Когда мужик берет её в руки – ждут население реформы, из которых неизвестно что и получится. Когда женщина садится на трон, ждут страну благоденствие и процветание. Вспомни наших императриц. Женщина – путь к прогрессу.

- Вот человеку-то делать нечего!

Но это он зря. Я в постоянном поиске был. Искал пути к нашей победе – анализировал, сопоставлял, предлагал... Правда, не всегда мои советы брал патрон во внимание.  

Забегая немного вперед, расскажу такой эпизод.

Уже после проигранных выборов случилось нам быть с Сергеем Борисовичем в Песчанке. Поднялись в кабинет тогдашнего руководителя хозяйства Выприцких Василия Николаевича. Он только увидел на пороге Клипу, из-за стола поднялся и пошел навстречу, распахнув объятия:

- Дорогой ты наш, Сергей Борисович…

Уважают моего начальника – этого у него не отнимешь.

Но вот что дальше, после рукопожатий, сказал Василий Николаевич:

- Как это тебя угораздило заявиться на выборы? Ну, а если всерьез решил стать нашим Главой, то все надо было делать не так, как ты сделал. Прежде собрал бы нас, руководителей, заявил о своем желании – неужто мы тебя не поддержали? А то молчком-тайком сунулся, никому ничего не сказав – таков и результат. Наверное, на народ надеялся? Думал – поддержит? А народ это же быдло. Я сказал ему – за Литовченко голосуем… и проголосовали.

На обратном пути Клипа молчал. Меня, конечно, подмывало спросить – ну, что, теперь убедился в моей правоте? понял как выборы надо выигрывать? Но промолчал – не к чему уличать начальство в политической безграмотности. А начальство замкнулось в своей скорлупе – о чем думает, не поймёшь.

И также было трудно определить, что в данный момент чувствует Сергей Борисович. В нем будто все застыло и смолкло. Я поймал себя на том, что пасую перед его непонятной логикой. Где-то слышал или читал, что истинные гении доставляют неприятностей больше, чем того заслуживают.

Хотя, должен сказать, правота моя вся разбивалась, как волна о бетон причала, от мысли – а нужны ли Сергею Борисовичу эти выборы вообще? Ну, может, выборы и да – в виде азарта борьбы и проверки собственного имиджа в глазах народа. Но вот кресло Главы…

Вызывает сомнения. Как-то неактивно, без азарта он за него боролся.

И программа его предвыборная как-то не очень увлекала – совсем отсутствовала трескотня о конкретной помощи конкретному человеку. А зря – народ это любит…

Но тогда возникает вопрос – а этично ли ввязываться в предвыборную борьбу ради одного лишь адреналина? Одно дело – ради карьеры, другое – ради тщеславия. Впрочем, может, в нынешние времена разница между ними уже не видна?

Официально, всем и каждому, Клипа говорил, что противостоит Селянину, который, по его мнению, слишком эксцентричен для руководителя района. Но по сути боролся с Литовченко, отбирая у него голоса. На все мои доводы в пользу такого вывода отмахивался – мол, выдумываешь ты все.

Иногда мне в такие моменты Клипа казался капризным ребенком. Ведь по большому счету, его хозрасчетная организация запросто могла обойтись без любого Главы. А вот вновь избранный руководитель района без его Комитета вряд ли. Это я к тому, что не было у него стимула никакого биться не на жизнь а насмерть за портфель первого руководителя района. Он не стоял у последней черты, как его коллеги по выборам – у него был прекрасный выбор…

От собственного всепонимания мне легче не становилось. Борьбу мы проигрывали – я это чувствовал, но ничего поделать не мог. О том, чтобы снять свою кандидатуру и усилить команду Литовченко, Клипа даже слышать не мог. Возможно, ему сложно было на собственную гордость наступить?

И куда деваться? что дальше делать? как без позора выйти из выборов? и ценой чего? – задавался вопросами я, предчувствуя поражение.

А Сергей Борисович о такой малости не соизволил даже задуматься. Он, похоже, уверен был в несокрушимой любви народа к нему. Чувство, прямо скажу, весьма и весьма сомнительное. Ну, как ему доказать, что простому люду он абсолютно не свой человек. Принципиальная честность его многим кажется чистоплюйством. Тактичность и выдержанность – замашками барскими. Грамотность и профессионализм – еврейскими штучками…

Я бы многое мог рассказать шефу о простом русском народе – как им умела восемь десятков лет партия манипулировать. Только ведь он слушать не хочет. Называет меня партократом. Меня, инструктора райкома партии, рабочую лошадь марксистско-ленинской идеологии!

А что если шеф мой – сам единственный и последний убежденный марксист, затесавшийся в ряды капиталистов? Не знаю, восторжествуют ли идеи его о порядочности и принципиальности, но он их настойчиво в массы несет в предвыборной своей агитации. Хотя я очень надеюсь, что в данном конкретном случае выборов Главы района 1996 года мы обойдемся без призрака, который некогда плутал по Европе.

Знаете, иногда в жизни наступает момент, когда понимаешь, что ты вовсе не такой умный и оборотистый, каким себя мнишь перед зеркалом или в тиши ночной. Сейчас наступил именно такой момент. Мы увязали в трясине борьбы, и назад уже хода не было. В конце концов, я решил посоветоваться с настоящим профессионалом пиарной борьбы. Позвонил своему бывшему шефу по райкому партии в Челябинск, обсказал сложившуюся ситуацию:

- Пал Иваныч, что посоветуешь?

Кожевников мне посоветовал:

- Если хочешь сделать карьеру, бросай Клипу, просись в команду к Литовченко. Он победит однозначно.

- Не та ситуация. Я работаю в Архитектуре.

- Ну, тогда – увы. Мне нечего тебе посоветовать.

Спросите – зачем мне все вышесказанное: эти волнения-переживания, эти скачки с препятствиями под названием выборы? Не меня ведь избирают. Можно и на трибуне посидеть, переживая за своего кандидата. Но, возможно, это как раз от серьезного увлечения футболом – играем командой и выкладываемся, кто на что способен. Даже если победа не светит, бьемся до финального свистка. На выборах, как и в спорте, никто не признается в своей несостоятельности раньше, чем судья последний раз дунет в инструмент. И, конечно, надежда, как всегда, умирает последней…

Ну да ладно, о чем теперь сетовать? Проиграли так проиграли. Сергей Борисович, по-моему, и не огорчился результатам голосования. На второй день после выборов его вызвал к себе Литовченко и задал прямой вопрос:

- Работать будем?

- Конечно, - ответил Председатель Комитета по строительству и архитектуре при Администрации Увельского района.

И стоило напрягаться?

Не проще ли было встретиться и договориться – одно дело творим.

Я вообще считаю: жизнь – это искусство компромисса.

Ну почему, к примеру, не встретиться всем кандидатам на пост Главы района и не договориться меж собой? Ведь негодяев среди них нет – все люди уважаемые, имеют свой электорат. Скажем, была у Селянина в должности первого заместителя Главы интересная мысль – создать Увельскую районную торгово-промышленную палату. Вот я бы в неё со своим ЧП (будь оно еще живо) с удовольствием вступил. Уж там бы ребята не дали меня в обиду никакой беспредельщице из налоговой инспекции.  

Вот и здорово было бы так:

Анатолий Григорьевич Литовченко – Глава Увельского района; ведь он все равно победил, наслушавшись о себе и дерьма, и хороших слов.

Селянин Алексей Борисович – глава торгово-промышленной палаты; уж он-то смог бы защитить интересы предпринимателей перед народом и властью.

Клипа Сергей Борисович – ничего не потерял, проиграв выборы; и не знаю, что бы приобрел, победив на них; он очень хорош там, где он есть – все знает и умеет; к тому же человек порядочный, хотя не любитель компромиссов.

Виктор Григорьевич Шумаков – так много трудов и энергии вложил в создание МУП «Коммунсервис»; ну так отдали ему всю коммуналку – была бы большая польза району.

Анатолий Михайлович Агарков – на Главу, конечно, не тянет, но с районным Управлением сельского хозяйства мог бы справиться; отчего бы не уважить человека?

Вот так бы встретились, поговорили, обсудили – договорились и решили. В предвыборных-то речах все они – патриоты. А в сумме бы получился суперпатриотизм. И никаких тараканьих забегов.

Говорят умудренные – за власть борются для передела собственности. Но вот избрали Литовченко – и что у кого он отнял? Санаторий «Урал» у Селянина? Комитет у Клипы? Фермерское хозяйство у Шумакова? Новый дом у Агаркова в поселке Лесное? Нет, нет и нет… Не так это просто, даже если захочешь. Таки живет наша матушка Россия по законам, а не понятиям.

Может, конечно, я чего-то и не догоняю…

Но твердо уверен, что вся эта выборная борьба, что происходила на моих глазах в 1996 году никому по большому счету не нужна – ни кандидатам, ни народу. Вбуханы средства, потрачено время… А сколько нервных клеток убито напрасно! 

Будь я Ликургом, издал бы закон – все, кто желает служить народу, пишите заявления на мое имя. А потом бы собрал их, кандидатов в слуги народные, закрыл в кабинете – как закрывают кардиналов в Ватикане при выборе римского Папы – и сказал: пока меж собой не поделите власть, на свободу не выпущу вас.

Почему из-за них народ страдать должен? 

Да кандидатам в Главы и самим досталось – не дай Бог никому!

К примеру, привязался к Литовченко некий пенсионер Ушаков Николай Иудович – ночами ходит по поселку как привидение, на столбы всякую гадость о человеке расклеивает. Пробовали его органы правопорядка усовещать – да где там! пенсионер не вменяем… так и отстали. И приходилось кандидату терпеть – а куда деваться? Не стреляться же с «шапокляком» в штанах.

Клипа однажды заявляет:

- Трубку дома поднимаю – в телефоне раздается щелчок.

- И что это значит?

- Меня прослушивают! – не без дрожи в голосе возвестил мой начальник. 

- Да брось ты, – говорю, – Сергей Борисович, кому это надо?

- Политическим оппонентам.

Пытался я ему объяснить, что технически такое, конечно, возможно, но в реальности – вряд ли. Нет у нас в поселке абсолютно молчаливых людей – пришел с прослушки, жене похвастал, она подруге… Рано или поздно правда всплывет. Но так и не всплыла информация о прослушке. Значит, не было. А я что говорил?

Ну да ладно, выборы Главы Увельского района 1996 года стали историей. А эта наука не терпит сослагательного наклонения. Все эти «бы» теперь ни к чему.

А вот команда была. Команда надеялась на Клипу. Примкнул к нам и зачастил в Комитет фермер Федор Акулич, бывший фотокорреспондент. Конечно, он на что-то надеялся, хотел что-то получить от Клипы, после его прихода к власти. А пока по собственной инициативе взял и накрыл стол в Комитете аккурат в день рождения кандидата. Предложил:

- Повод есть надраться как следует. А то все равно голова кругом идет.

Сколько мы усидели в тот вечер на Федины кровные я не помню. Что изумило – в доску пьяным оказался один я, хотя все «закладывали за воротник» будь здоров как. Никогда прежде Акулич не мог перепить меня – обычно я его доставлял из редакции домой с корпоративных вечеринок. Но в тот вечер он сел в машину и уехал. Мы с Клипой убрали все со стола и вместе пошли – нам по пути. Остальным в другую сторону.

Вот тогда почувствовал – ох, и назюзюкались же мы… Точнее, я. Так поколбасил от крыльца, что Клипа меня под руку взял:

- Я тебя такого одного не отпущу. Домой провожу.

Проводы, так сказать, с доставкой на дом. А я еще пытался философствовать:

- По-моему, если бы Бог хотел нас видеть только веселыми, он водку оставил, но отменил земное притяжение. Как больно падать, когда ноги не держат!

Сергей Борисович проводил меня до дома. Только я ключа от двери не нашел.

Тогда Клипа меня к себе повел…

Вот ведь человек! Не бросил своего подчиненного в морозную ночь.

А говорят, в районной Администрации вот так однажды, после попойки дружеской, насмерть замерз сам председатель избирательной комиссии.

М-да… грехи наши тяжкие!

Но пойдем дальше… Ибо завтра, как утверждают синоптики, будет новый день.

Втиснулся в нашу команду адвокат Степанов Петр Иванович. И вот что случилось по этому поводу. Я, когда работал в котельной Восточная, повстречал во второй школе по райкому КПСС знакомую Наталью Ивановну. Она после запрета партии снова вернулась в преподаватели и на общественных началах возглавляла участковую избирательную комиссию. Пригласила меня поучаствовать в регистрации голосующих и подсчете голосов. Мне понравилось узнавать результаты из первых рук. Никто, наверное, в мире и не знает, что на нашем участке на первом этапе выборов Президента страны победил генерал Лебедь. Потом был Зюганов. Действующий Президент лишь третьим…

Двое выборов я провел в её команде.

В ту памятную 1996 года кампанию по выборам Главы Увельского района она возглавляла предвыборный штаб кандидата Литовченко. А председателем участковой комиссии стала Наталья Петровна из детского сада. Собирает нас (членов комиссии) и объявляет:

- Друзья! Из Агропромснаба нам прислали в подарок ящик водки «Пшеничная». Сделаем всё, чтобы Алексей Федорович победил?

- Стоп-стоп-стоп, - говорю, - Наталья Петровна. Я в команде у Клипы на выборах, а в неё входит соперник Позднякова на нашем участке – Степанов Петр Иванович. Так что выборы будут честными – никаких подтасовок!

- Ты что, водку пить не желаешь?

- И пить буду, и прослежу за справедливой борьбой. По-моему, если бы мир не заклинило на взятках, мы бы все жили гораздо лучше, - сказал я, вновь соскальзывая на идеологию, правда, уже без особого блеска: просто по старой памяти.

Да, я – бывший профессионал уходящего идеологизированного века. Впрочем, Наталья Петровна не знала меня как инструктора РК КПСС.

Скажу, чтобы напрасно не бросать тень на плетень – Поздняков победил на выборах без каких-либо компромиссов. Да и никак не возможно было там сжульничать – наблюдателей свора за каждым нашим шагом следила. 

Вот говорят – не важно, как проголосуют, важно как подсчитают.

Заявляю категорично – на избирательном участке подсчет голосов проходит чисто и честно. Может, где-нибудь наверху что меняют – но я туда не вхож и ручаться не буду.

Короче, суетились мы, чаяли, только все напрасно – голосами даже Селянину проиграли, не говоря уже о Литовченко. Вот с кого надо брать пример – и команду набрал сильную, и заручился поддержкой сильных мира сего…

Я даже сомневаюсь – как все на самом-то деле было? То ли Анатолий Григорьевич их всех собрал и себя предложил в кандидаты. То ли главные наполнители бюджета района собрались однажды вместе, посовещались и предложили Литовченко – будь нашим батькой!

Сказать по правде, с трудом представляю, чтобы было с районом, стань Клипа его Главой. Его бескомпромиссная четность могла боком выйти и ему, и народу. Повторюсь, подчеркивая: жизнь – это искусство компромиссов. И никак иначе!

Хотя, возможно, я ошибаюсь. В наше, постсоветское время, чего только не бывает. Иным всякое в жизни выпадает, а они устраиваются лучше, чем те, кто ничего такого не испытал. С другой стороны, я, конечно, не верю, что придя к власти над всем районом, Сергей Борисович научился бы красть.  

М-дя, выборы, выборы…

И такое было. На самой финишной прямой все политические оппоненты Литовченко объединились между собой. Как бы ни были они далеки друг от друга, однажды собрались в одну кучу и чуть было не обрушили выборы 1996 года в Главы Увельского района. А началось всё с газеты…

Если бы я не знал уровень шоферского интеллекта редактора «Настроения» Семисынова, то мог подумать – кто-то большую свинью очень грамотно подложил триумфу Литовченко. Так все было топорно сработано в газете… Так была предсказуема реакция оппонентов лидера… Разве только безмозглый подхалим мог на такое отважиться.

Что же произошло?

А вот что. Накануне выборов печатает «Настроение» на первой странице большой портрет Анатолия Григорьевича, а ниже фейсы всех остальных кандидатов. Соотношение параметров – они как цыплята перед курицей. И заголовок выдающийся – «Равнение на лидера». Пусть подленько, но смешно!

Ну, понятно – «цыплята» с подачи Семисынова разом обиделись на «курицу» и объединились против неё. Вызвали в район представителя облизберкома, корреспондента газеты покруче и сели в карты играть с явным желанием бойкотировать выборы. Возможно, они хотели выбить Литовченко из игры – ведь как у исполняющего обязанности Главы района бюджетная газета «Настроение» находилась в полном его подчинении. И «дружеский шарж» Семисынова ставил Анатолия Григорьевича в крайне неловкое положение…

Четверо против одного. Два шантажа в одном сюжете облизберкому – либо убирайте из числа кандидатов Литовченко за превышение должностных полномочий, либо мы все отказываемся от борьбы. Что автоматически ведет к срыву выборов в Увельском районе. Прекрасный способ совместить свою уязвимость перед финальным голосованием со своей злостью на несомненного лидера…

Я как раз Клипу искал за какой-то надобностью. Захожу в конференц-зал Администрации – цыплята-кандидаты там в подкидного дурачка играют. Уютно сидят, почти как дома, вчерашние враги не на жизнь. Чудесно, наверное, было им передохнуть от лихорадочных бегов тараканьих и бесконечной вражды.

М-дя, хорошо быть кандидатам в Главы района! На какой другой работе вам будут платить за то, что вы сидите за столом вчетвером и режетесь в подкидного в рабочее время? Или им не платят как кандидатам – каждый живет на свои средства?

Один сказал шутку – другие дружно рассмеялись, будто он и вправду сказал что-то страшно остроумное, хотя это было далеко не так. Но кто их, кандидатов в Главы района, поймет? Непосвященному взглянуть, так эти великовозрастные дяди в галстуках могли показаться просто милыми болтунишками с картишками, каким-то волшебным ветром занесенными в Белый Дом.

Но я посвященный. Для меня они – иной мир. Я торчал возле них, чувствуя свою неуместность. Маргиналы – вот то, кого мы, свидетели великих мгновений, собой представляем. Хотя, это, наверное, позволяет нам сохранять нравственное чувство ответственности перед обществом, когда все другие вокруг его теряют. Иногда это срабатывает, иногда – нет. Но юмор, знаете ли, подчас просто защита от боли.

У меня тогда даже голова закружилась от сладкого ощущения их коллективного благодушия. Всё своё сознательное существование мечтал стать соучастником подобного сюжета. Беда в том, что я им компанию составить не мог – рангом не вышел. И, наверное, смотрелся среди них в тот момент, как клизма на витрине, и соответственно себя чувствовал. Мы даже остротами с шефом не перекинулись, как обычно. Но меня это совсем не огорчило. Новый сюжет набирал скорость и отвлекал все мои мысли. На него ушел и адреналин…

Вероятно, обиженные кандидаты полагали, что классно смотрятся все вместе и с картами. Я бы так не сказал. Иногда столько всего замечаешь посторонним-то взглядом…

А я как раз пробежался глазами по их лицам.

Все политики в одном очень похожи друг на друга. А именно – даже если говорят правду, умудряются при этом сохранять двусмысленное выражение. Казалось – по поводу возникшего предвыборного кризиса они сохраняли полную бесстрастность. Боль поражения и радость победы, кому бы что ни выпало в финале, оставались исключительно делом личным. А вот азарт был у них от игры карточной.

Да и карты, казалось, пребывали в явном недоумении – четверо кандидатов в слуги народные шлепали ими о стол, забыв вражду между собой и свои политические амбиции.

  Любопытно. Они так вошли во вкус картежной игры, будто милее занятия не было в белом свете. Я думаю, к этому моменту они уже поняли расстановку сил и за кем будет победа на выборах. Пусть хоть какое-то в сложившейся кутерьме обломится им удовольствие – хоть на часок-другой почувствовать себя вершителями судьбы выборов…

Ведь шторм не на шутку разразился. Баржу кандидатов несло на рифы. Вот-вот врежется она в скалистый барьер океана. Рулевой в растерянности. Команда бунтует – спасаться никто не хочет. Сюжет определенно один из типичных случаев кораблекрушения по Айвазовскому…

Ну, вообщем, как-то вот так представлялась мне в ту минуту сложившаяся картина.

И побочный сюжет становился куда увлекательней основной интриги. Если что-то из него выгорит, то всерьез подумаю о карьере пиарщика – мастера по созданию кризисных ситуаций.

Ай да, Александр Геннадьевич – хотел как лучше, получил как всегда. Скучно шли выборы? – нате вам, ловите скандал! И мне тему подсказал для размышлений. Хотя умные люди обожают повторять: до тридцати лет разживайся умом, после – добром. Но я следую заветам отца – только к шестидесяти годам должен стать богачом. Признаться, не по воле своей … то есть нет большого желания в Рокфеллеры выбиваться, но что-то же должен оставить после себя своим наследникам.

Вп

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет