Цифровая Витрина

Первый сервис на котором авторы
продают свои произведения сами

Деньги поступят сразу
на Ваш личный счет

100% от указаной Вами суммы

Зарабатывайте деньги дома

Это очень удобно

21

Антон Павлович Кротков

Человек, который боялся

  • Red snapper Kafue pike fangtooth humums slipmouth, salmon cutlassfish; swallower European perch mola mola sunfish, threadfin bream. Billfish hog sucker trout-perch lenok orbicular velvetfish. Delta smelt striped bass, medusafish dragon goby starry flounder cuchia round whitefish northern anchovy spadefish merluccid hake cat shark Black pickerel. Pacific cod.

    Whale catfish leatherjacket deep sea anglerfish grenadier sawfish pompano dolphinfish carp large-eye bream, squeaker amago. Sandroller; rough scad, tiger shovelnose catfish snubnose parasitic eel? Black bass soldierfish duckbill--Rattail Atlantic saury Blind shark California halibut; false trevally warty angler!

    Trahira giant wels cutlassfish snapper koi blackchin mummichog mustard eel rock bass whiff murray cod. Bigmouth buffalo ling cod giant wels, sauger pink salmon. Clingfish luderick treefish flatfish Cherubfish oldwife Indian mul gizzard shad hagfish zebra danio. Butterfly ray lizardfish ponyfish muskellunge Long-finned sand diver mullet swordfish limia ghost carp filefish.

    Антон Павлович Кротков Человек, который боялся

    Social prophecy? Black comedy? Study of freewill? A Clockwork Orange is all of these. It is also a dazzling experiment in language, as Burghiss creates a new language - 'meow', the cat slang of a not-too-distant future.

Аннотация




Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги

Человек, который боялся

Глава 1 Он чувствовал, - скоро страх доконает его. Это не был обычный профессиональный страх, который даже необхо-дим человеку его ремесла, нет, это был, сжирающий изнут-ри животный ужас перед смертью. От одного только пред-ставления о том, что, возможно, уже сегодня или завтра придётся вновь лезть под пули, у него мгновенно пересы-хало во рту и начинало мерзко подташнивать под ложеч-кой. Что-то внутри него сломалось тогда - две недели назад, когда нелепо, едва ли не по ошибке застрелили Вов-чика. Сколько раз за эти годы он видел смерть своих и чу-жих, а тут вдруг его достало, почему? Ну да, конечно, ведь прямо на его глазах убили самого закадычного дружка, да ещё и разнесли ему полчерепа из мощного помповика. И всё-таки как же позорно он скис! А ведь всегда считал са-мого себя сорвиголовой, да и ребята уважали его за неод-нократно демонстрируемую в сложных передрягах удаль. И вот Рембо сдулся, словно накаченный воздухом ярмароч-ный клоун. В душе накапливалась смертельная усталость от постоян-ной борьбы с самим собой и обстоятельствами. Даже пиво не способно было надолго заглушить нарастающую в душе тревогу. Каждый день являясь на службу, Стас изо-всех сил изображал полный порядок, даже боевой кураж, но на са-мом деле делал всё возможное, чтобы как-то протянуть время, оставаясь в безопасном кабинете, и не быть послан-ным руководством с очередным заданием на улицу. * Обедать он выходил в пирожковую. Возвращаясь в родное здание Главного управления по борьбе с организованной преступностью, Стас вновь испытал особенно сладостное теперь для него чувство полной безопасности. Здесь: за пу-ленепробиваемыми стёклами; металлодетекторами; не-сколькими мощными кордонами вооружённой до зубов охраны, ему ничто не угрожает. При этой мысли неконтролируемая блаженная улыбочка непроизвольно нарисовалась на его лице. Поймав в зеркале лифта это припоганейшее выражение собственного ничто-жества, Стас стыдливо опустил глаза. Он вышел этажом ниже, решив по дороге к себе заглянуть в отдел к знакомым ребятам. Перед тем как войти к ним, Стас не забыл прежде нацепить маску жизнерадостной бо-евитости. - Ударно копаете, парни! – присвистнув, уважительно об-вёл он взглядом пухлые папки, которыми были буквально завалены ближайшие к нему столы. Коллеги расследовали крупное дело о незаконной регистрации в столице сотен, если не тысяч пригнанных из Западной Европы иномарок. Большинство автомобилей числились за кордоном в угоне. Стас знал, что по этому делу уже предъявлено обвинение нескольким высокопоставленным милицейским чинам из дорожной инспекции. - А, Стас, проходи, - оторвав сосредоточенный взгляд от монитора компьютера, радушно улыбнулся ему своей ис-кренней светлой улыбкой Валера Беликов. Они были с Ва-леркой одногодками, оба деревенские, оба начинали служ-бу рядовыми патрульными. Правда, после школы милиции Валера сразу поступил на юрфак университета, на что у Стаса пороху тогда не хватило. И вот Беликов уже занимал серьёзную должность и работал в основном собственным интеллектом в связке с мощным компьютером, а он Стас всё ещё числился уличным «копом», правда, элитарным. - Наливай себе кофе, сахар там - в банке, - торопливо от-стукивая что-то на клавиатуре, и вновь устремив свой не-много близорукий взгляд на монитор, рассеянно проявлял гостеприимство Беликов. Видимо, у парней была большая запарка, так как кроме Валеры никто даже не перекинулся с гостем и парой слов. Все только протягивали ему руки для рукопожатия, некоторые даже не глядя на Стаса. Насыпав себе в стакан кофе, две ложки сахарного песку, и залив всё это кипятком, он расположился в свободном кресле; принял на нём полулежачее положение и блаженно вытянул ноги. Пока он здесь ему ничто не угрожает, а начальству он в случае чего скажет, что по дороге с обеда зашёл в соседний отдел по делу – ребята, если что, это под-твердят. * - Смотрите, головастики, наш то подопечный каждый квар-тал новый «Мерин» на кого-то из своих родственников оформлял! – удовлетворённо выехав на колёсном стуле из-за своего компьютера на середину комнаты, радостно объ-явил один из местных умников. Информация, которую он только что накопал подействовала на всех возбуждающе. Видимо, это действительно было большой удачей, так как парни, разом прекратив работу, потянулись к чайно-кофейному уголку, попутно шутливо перетирая нарытый очкариком компромат на одного из гаишных мздоимцев: «- И сколько «Мэрсов» за этим козлярой уже числиться? – Чёрт побери, и почему я не распределился в ГИБДД, сейчас бы ездил на хорошей машине, как человек, а не жался каж-дое утро в метро, как мусор проклятый! – А ты, слей дяде наш компромат, и он тебя облагодетельствует, как родного, ха-ха!». - Везёт вам, мужики, по чистенькому клиенту работаете, можно сказать, в белых перчатках, – полушутя полусерьёз-но поддержал общее благостное настроение Стас. – Не то, что мы! Взяточник, это ведь не убийца, маньяк или похити-тель малолетних. Это публика можно сказать деликатная, вежливая. - Ну, это ещё как посмотреть, - заржал всегда добродушный толстяк Жора Камазин, - везение тоже штука относитель-ная. Зато на вашем этаже буфет, да и Юлечка, к вам тоже ведь ближе (имелся в виду кабинет пресс-службы, с кото-рым отдел Стаса и впрямь соседствовал дверь в дверь, и си-дящая в нём первая красавица всего управления Юлечка Иванцова). - А ну вас – баловней судьбы! – шутливо махнул рукой Стас и направился к двери. На самом деле ему страшно не хотелось возвращаться на своё каторжное место, и он с удовольствием бы отсиживался здесь и дальше, если бы это так уж явно не выглядело, как полное забивание на свои служебные обязанности. На прощание местные жеребцы жизнерадостно велели ему, там у себя - этажом выше пере-дать от них коллективный привет красотке из пресс-службы. * Навстречу Стасу, со стороны лифтов двигалась внушитель-ная делегация из четырёх солидных мужчин. Шли они мол-ча, лица их были очень серьёзны и даже напряжены. Трое атлетичных молодых людей были в хороших костюмах, при кожаных портфелях «атташе», сопровождал их сухощавый майор с петлицами военного юриста. Пока они сближались, майор неприятно сверлил Стаса острым пронзительным взглядом. Стасу даже стало как-то не по себе. Он посторо-нился, пропуская встречных посетителей. Проходя мимо, майор скользнул по его лицу пытливым взглядом, словно что-то для себя решая, и вдруг изобразил приветливую улыбку и слегка кивнул ему, но глаза его при этом остались холодными и жёсткими. * Ожидая лифта, Стас немного подался в сторону, и осто-рожно заглянул из-за угла в коридор. Интересно, ведь он даже не посмотрел, куда они зашли. Все выходящие в ко-ридор двери были плотно закрыты, из-за ближайших доно-сились деловитые голоса сотрудников – вторая половина рабочего дня была в самом разгаре. И вдруг вдали плавно распахнулась дверь того самого отдела, где он только что был, и оттуда вновь появилась та же самая делегация в полном составе. Стасу показалось, что теперь стильные портфельчики в руках молодых пижонов заметно потяже-лели, впрочем, на их походке это почти никак не сказалось – вышагивали они так же спокойно и решительно – только теперь в обратном направлении. Между тем с приятной музыкой распахнул свои двери по-дошедший лифт и Стас, словно опомнившись от странного наваждения, шагнул в его чрево. * Через три минуты он уже сидел за своим столом и вёл пу-стой трёп со скучающими сослуживцами. Пришёл «ВИК» и стал подробно расспрашивать его о ночной засаде возле дома Рамиза Саданбаева. Виктор Иванович Камневалов умел требовать от подчинённых результатов, и если те по каким либо причинам не тянули работу, то он в интересах дела мог вытащить из них все жилы вместе с печёнкой и прочими жизненно-важными органами. Виктор Иванович уже успел почувствовать, что с его лучшим опером проис-ходит что-то нехорошее, но в память о прошлых заслугах Степцова оттягивал неприятный разговор. - Ладно, Стас, ты уж меня извиняй, но дальше так продол-жаться не может. У меня есть информация, что ты саботи-руешь работу. Это правда, что вы видели Саданбаева и он от вас спокойно ушёл? Стас угрюмо молчал. Вот оно всё и открылось. Они дей-ствительно этой ночью видели из своего «Соболя» подхо-дящую к дому долговязую мужскую фигуру. По росту и комплекции неизвестный очень походил на типа, которого они здесь пасли. Напарник Стаса дажё дёрнулся, собираясь при приближении подозрительного мужика, отрезать ему путь в старый деревянный барак, где тот бы мог хорошо за-брикодироваться. Но как старший группы Стас приказал напарнику не лезть вперёд батьки, а сам с плохо скрывае-мым ужасом следил через щёлку в шторах, как, наверняка прекрасно вооружённый бандит, преспокойненько прибли-жается к ним. На их обоюдное счастье подозрительный тип видимо вовремя заметил выглядывающую из проулка «морду» их «Соболя», и легко перемахнув через ближай-шую к нему жиденькую ограду, исчез в густой темноте ди-ких садов… - Что молчите, Степцов, может быть вам стыдно перед то-варищами? Ладно, зайдите потом ко мне. Обычно если с подчинённым «ВИК» переходил на «Вы», это было знаком тому, к кому он подобным образом обра-щался, что дела его хуже некуда. Когда за ушедшим закрылась дверь, сидящий напротив Стаса Гладышев вопросительно посмотрел на приятеля и непосредственного руководителя. Они вместе эту ночь про-вели в засаде, и только он – Гладышев мог подробно про-информировать шефа о случившимся. - Ты извини, Стас, но он просто выпотрошил из меня, всё как оно было, а скрывать детали я не мог. Не та ситуация. Но поверь… - Погоди, Володь, - вдруг порывисто поднялся из-за стола Стас. Он всё никак не мог отделаться от странного тягост-ного предчувствия близости беды. У него было такое пога-ное ощущение, как будто бы где-то совсем рядом в это са-мое время происходит нечто ужастное, непоправимое, или уже произошло. – Погоди, Володь, - вновь как заворожён-ный повторил Степцов. - Я сейчас! Опрокинув по ходу стул, он бросился вон из комнаты, не дожидаясь лифта, по лестнице слетел на два пролёта вниз, пробежал коридор, порывисто распахнул дверь отдела, и… вначале никого там не увидел. Правда, по душе сразу не-приятно скребануло от пустоты того места, где менее по-лучаса назад были триумфально выложены пухлые папки с материалами дела. Большинство компьютеров были вклю-чены, а на том месте, где сидел Валера, рядом с клавиату-рой ещё дымилась чашка кофе. Стас сделал несколько напряжённых шагов вглубь комнаты и вдруг увидел справа от себя выглядывающий из-за стола носок ботинка. Он за-мер, словно по-детски боясь и не желая продолжения страшной истории. Тут за его спиной что-то щёлкнуло, и Стас с кошачьей ловкостью отпрыгнул в сторону, на ходу инстинктивно выдирая из подмышечной кобуры, преду-смотрительно взведённый по дороге сюда пистолет. Непо-нятно почему, он сперепугу не вышиб «мозги» настенным часам, которые так напугали его щелчком своих стрелок. Возможно, этого не случилось только потому, что его вни-мание сразу же полностью захватило леденящее кровь зре-лище, которое ему вдруг открылось с того места на полу, куда он приземлился. Прямо на него неотрывным стеклян-ным взглядом таращились светло-голубые глаза лежащего под своим собственным столом Валеры Беликова. Посреди этих страшных глаз, на переносице теперь чернело малень-коё отверстие, проделанное пистолетной пулей. Словно сходя с ума, Стас прошептал мёртвому другу, так, как будто тот и впрямь мог его услышать: - Знаешь, Валер, а я вам больше не за-ви-видую. Не-ет! Ва-ши чистенькие взяточники оказались во-о-олками! Оборот-нями! * - Стас! – бросился к нему прибежавший следом Гладышев. – Что с тобой, Стас! Гладышев пока ещё не видел спрятанных под столами по-койников, а когда увидел, сразу бросился к телефону… Через двадцать четыре минуты, в разгар следственных ме-роприятий, в помещении отдела сработало, хитроумно за-прятанное недавними визитёрами взрывное устройство. В результате достаточно мощного взрыва всё компьютерное оборудование было превращено в хлам, а список жертв наглого бандитского налёта пополнился тремя новыми фа-милиями. * За трагическим ЧП история с Саданбаевым сразу потеряла свой высокий градус. В других обстоятельствах поступок Стаса наверняка был бы расценен руководством как тру-сость или вопиющее разгильдяйство, со всеми вытекаю-щими отсюда последствиями. Даже «ВИК», всегда в про-шлом покровительствующий Степцову, видел в произо-шедшем ничто иное, как желание его подчинённого «во-ткнуть штык в землю». Но теперь, когда генералу постоянно звонили политики и министерские чины, изумлённые случившимся в его депар-таменте происшествием, тот торопливо разбирался с про-штрафившимся капитаном, так сказать в рабочем порядке. Перед тем как вызвать Стаса и «ВИКа» к себе на ковёр ге-нерал быстренько перелистал личное дело старшего оперу-полномоченного Степцова и остался в полном недоумении. Это было досье практически идеального сотрудника. Гене-рал ещё раз бегло перелистал содержимое лежащей перед ним папки и задумался: «Прекрасный специалист, отмечен благодарностями главка, в аморалке никогда замечен не был, последнюю медкомиссию прошёл без претензий со стороны врачей. В чём же дело? Какая муха укусила этого парня? Может, и не стоит портить ему карьеру из-за одного малообъяснимого срыва? Ну сдали нервы, с кем, в конце концов, не бывает, не из металла же люди здесь работа-ют… А с другой стороны, вдруг этот сбой не случайность, и он ещё что-нибудь выкинет в этом же духе, а то и похле-ще… Можно подумать у меня мало проблем. Нет, лучше всё-таки подстраховаться и сплавить его пока куда-нибудь, а там будет видно». * Белая свежая рубашка, скромных тонов галстук, хорошо пошитый тёмный костюм, умеренно щеголеватые остроно-сые ботинки. Спортивная фигура, как и полагается тридца-тишестилетнему скороспелому начальнику самого пре-стижного главка министерства. Высок, крепок. Муже-ственное лицо скорее дипломата, чем силовика. Вот и в данном, в общем-то мелком для него деле, генерал решил поступить тонко - принять на себя роль третейского судьи в возникшем конфликте. - Соблазн махнуть шашкой у меня был, - сразу откровенно признался он стоящим перед ним навытяжку подчинённым, - но мы ведь должны и воспитывать, не только наказывать – вкусно отхлёбывая кофе из большой домашней чашки, хо-зяин кабинета потеплевшим взглядом рассматривал уста-новленную на его столе семейную фотографию интелли-гентной худощавой блондинки и двух светловолосых маль-чуганов дошкольного возраста. – Мне тут звонили коллеги с северо-востока, у них на молодую девочку-дознавателя какой-то хулиган-отморозок после ДТП хвост поднял. Очень просили покрышевать её с недельку. Я на них сгоря-ча наехал, вроде как сами должны своих людей от всякой нечисти прикрывать, а сейчас вот что подумал: давай-ка ты, Степцов, с недельку девочку попасёшь – вроде как в краткий отпуск тебя отправим. А через недельку по-тихому устроим тебе перекомиссию. И если всё будет нормально, то будем считать инцидент исчерпанным. Генерал сделал короткую многозначительную паузу, долж-но быть для того, чтобы Стас в полной мере оценил наимудрейший стиль его руководства. - Понятно. Разрешите идти? – голосом не выражающим решительно ничего «козырнул» Степцов. Видимо хозяину кабинета очень не понравилось, что его практически отеческая забота не произвела никакого види-мого впечатления на этого деревенского чурбана, и тон его изменился. - И ещё…вот что, капитан, на время, пока будет идти про-верка, личное оружие и служебное удостоверение ты сдай. Пусть они пока в сейфе у Виктора Ивановича полежат. Такого Стас не ожидал, особенно после первых миролюби-вых слов начальства. Но тяжёлая вяжущая усталость по-следних дней и особенно часов была столь сильна, что на сильные эмоции душевных сил просто не было. Сухо кив-нув, уютно сидящему в своём удобном кресле генералу, Степцов быстро вышел из кабинета. Потом ему ещё при-шлось на глазах сослуживцев сдавать «ВИКу» пистолет и удостоверение, и это было, пожалуй, самым большим позо-ром из того, что ему до сих пор приходилось переживать в жизни. Пропуск ему, правда, оставили. Внизу на проходной Степцова догнал Гладышев. Пришлось с вежливым видом мучительно выслушивать его оправда-ния, что он, дескать, не хотел его подставлять. - Ладно, не грузись, я сам виноват – на прощание дружески хлопнул по плечу сердечного парня Стас. – И потом, не спеши петь по мне отходную, я ещё вернусь.
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет