Разместить

Цифровая Витрина

Главная О нас Услуги


Воплощение Махангдалы




Аннотация



Сумма: 100 ₽

Приобрести










Читать книгу онлайн
(Ознакомительный раздел)







ГЛАВА 1. Сегодня они Жориком и Петровичем хоронили очередного молодого наркомана, скончавшегося от передозировки. Небо с самого утра было свинцово-серым. Холодный ветер, что-то неприязненно шеп-тал над головами в кронах столетних дубов, которых в этой старой части кладбища было немало. Вскоре начал накрапывать мелкий дождь, и женские рыда-ния у свежей могилы перешли в сплошной надрыв-ный вой. Родители скончавшегося парня были людь-ми, более чем обеспеченными, и во что бы то ни ста-ло, пожелали похоронить сына-грешника в ограде древней, полуразрушенной часовни. В понедельник Вениамин, неожиданно для себя получил повышение от директора кладбища, он был переведён на должность бригадира. Видимо руко-водству льстило, что под его началом состоит из-вестный в недавнем прошлом журналист. Ещё одним большим достоинством Птицина в глазах начальства было то, что он буквально шарахался от каждого предложения «обогреться стаканом». А если учесть, что почти весь персонал кладбища состоял из закон-ченных алкашей, то выбор директора кладбища был вполне закономерен. Вениамин критическим взглядом проследил за тем, как двое его подручных, тихо подбадривая друг друга беззлобным матерком, на верёвках спускают гроб красного дерева с позолоченными ручками в могилу, и остался доволен их выучкой. Что-что, а за долгие годы работы они научились зарабатывать «чаевые». Вениамин бесшумными, тактичными ша-гами приблизился к группе людей в дорогих костю-мах, и в услужливом ожидании застыл, чуть в отда-лении у них за спинами. От родственников покойно-го пахло французским парфюмом и жизненным успехом. Он уже стал забывать этот бодрящий дух запах модных бутиков и процветающих офисов. И теперь растерянно и, немного волнуясь, жадно вды-хал его полной грудью … - Эй, уважаемый! – тихо позвал его полный господин с очень уверенными манерами крупного босса. – Вот что… сейчас родители и друзья покойного бросят по горсти земли, и заканчивайте тут всё… Вот вам, спасибо – господин быстро вынул из кармана брюк несколько стодолларовых купюр, и сунул в руку Птицину. После чего поощрительно похлопал его по плечу. - Ещё раз спасибо, постарались братцы. Как только прощальные комья земли гулко отсту-чали по крышке гроба, Птицин приказал своим лю-дям закапывать могилу, а сам, держась по-прежнему на некотором почтительном расстоянии от друзей и родственников покойного, проводил их. Правда до самых ворот кладбища он не пошёл, а лишь просле-довал с печальной процессией до центральной аллеи и сразу повернул назад. Вениамин ещё недостаточно хорошо знал своих подчинённых и считал своей обя-занностью бригадира проконтролировать выполне-ние работы до конца, прежде чем мужички напьются дешёвой водки, которая наверняка уже с утра припа-сена ими на случай «холодной погоды». Впрочем, он зря волновался. Жорик и Петрович вы-полнили всю положенную работу в лучшем виде, и спокойно ожидали его возвращения с «добычей», прячась от дождя в старинной склеповой беседке купца-милионщика. Новой работы на сегодня не намечалось, и Веня со спокойной душой произвёл раздел «чаевых». Тут же на поминальном столе появилась бутылка водки, предварительно нарезанная в рабочей сторожке кол-баса, ломтья пышного лаваша, очищенные от скор-лупы яйца, луковицы. Со стороны подчинённых начались традиционные уговоры бригадира «со-греться», а заодно уж отметить хороший дневной навар. Чтобы избежать дальнейшего назойливого наседания «коллег», Вене даже пришлось покинуть беседку и под усиливающимся дождём идти к сто-рожке. Птицин быстро промок, на душе стало как-то мутор-но. Он вдруг вспомнил хорошо знакомую и ему са-мому тоску запертых на ночь отделений психиатри-ческих стационаров, липкий противный пот, жуткую боль сводимых судорогой суставов и невыносимые страдания лишённой наркотика души. Этого жуткого ощущения смертной безысходности, словно тебя заживо зарыли в безымянной могиле, Птицин забыть не мог. Время от времени невыноси-мый, тоскливый ужас вдруг начинал ворочаться в нём, и тогда ему с огромным трудом удавалось удерживать себя от желания немедленно найти сред-ство для самоуспокоения. Веня и на кладбище то подался, чтобы сбежать от прежней наркоманской жизни. В монастырь он уйти не мог, так как не имел в душе крепкой веры, а вот кладбище как-то сразу ему подошло. Самое главное, что здесь он регулярно имел перед глазами примеры своего возможного будущего, продолжай он по-прежнему принимать героин. Погрузившись в тяжёлые размышления, Вениа-мин и сам не заметил, как свернул с привычной тро-пы, и углубился в совершенно заброшенную часть кладбища. Из задумчивости его вывели близкие го-лоса. Он находился возле частично обрушившейся от времени кладбищенской ограды, к которой вплотную примыкал лес. Вениамин стал напряжённо вглядываться в ту сторону, откуда доносились голо-са, и вскоре различил за деревьями неясные силуэты людей. Первым его чувством было любопытство. Он даже сделал несколько шагов в направлении зага-дочных фигур, но тут же замер, остановленный на полушаге голосом собственного цензора: «Куда!? Ты эти журналистские замашки бросай! Забыл, что ли, с чего началась твоё пикирование в бездну: круг-лосуточная погоня за очередной сенсацией, «психо-логическая разгрузка» в ночных кабаках, а потом в дело пошли и разные «стимуляторы». Опять той же дорожкой решил побежать, гадёныш?!». Поражён-ный суровой справедливостью разительных доводов своего внутреннего голоса, Веня без дальнейших ко-лебаний развернулся и пошёл обратно. Он быстро петлял между просевшими могильными холмами и покосившимися крестами, уходя всё дальше от зву-ков голосов, пока они окончательно не смолкли за его спиной. Веня уже совсем успокоился, и замедлил шаг, когда неожиданно, прямо на него, из-за высо-кой надгробной скульптуры какой-то древнегрече-ской богини, пятясь от кого-то или от чего-то задом, буквально вывалился, молоденький паренёк в форме сержанта милиции. От неожиданности парень силь-но растерялся. Он совсем по-детски «ойкнул», быст-ро попятился теперь уже от Вениамина, потерял при этом равновесие и неловко плюхнулся на спину, пе-ревалившись через ближайшую могильную ограду. Его щегольская фуражка с гнутой, высокой тульей упала прямо под ноги Птицину. Всё это выглядело до того комично, что, несмотря на собственный пер-воначальный испуг, Веня не сдержал улыбки. Он поднял фуражку и, отряхнув, подал сержанту, забыв при этом «стереть» улыбку с собственного лица. Милиционер выглядел совсем мальчишкой, и видимо сильно комплексовал по поводу собственной несо-лидности. Угодив в смешную ситуацию, он посчитал улыбку незнакомца оскорбительной для себя. По-краснев от злости, сержант обратился к Птицину в крайне агрессивной манере. – Ваши документы, гражданин! - Вообще то я здесь могилы копаю, и вовсе не обя-зан таскать с собой паспорт. - В таком случае вы мной задерживаетесь, до выяс-нения вашей подозрительной личности! - Дебилы, они конечно тоже люди – философски изрёк на это Веня, задумчиво прищурясь на чудо-коватого мента. Ему было неприятно наблюдать, как этот сопляк с претензией на большой внешний эффект театрально извлекает из своей кобуры «Макаров», собираясь видимо конвоировать его, как опасного шпиёна. Обнажив ствол, сержант направил его на Вениамина и быстрым движением левой руки взвёл боевой механизм. С минуту мо-лодые люди молча смотрели друг на друга. При этом в глазах Птицина было столько насмешливо-го презрения, что милиционер сквозь зубы преду-предил Вениамина, что если он и дальше будет вы…ся, то получит пулю в башку. - Может, всё-таки скажешь, ты, клоун, к чему весь этот цирк с «пушкой». - Там узнаешь! Давай, давай, живей перебирай хо-дулями, а то останешься здесь навсегда – со злой весёлостью, видимо балдея от собственной кру-тизны, подгонял его в спину сержант. Они прошли той же дорогой, по которой только что возвращался Вениамин, миновали огромную брешь в ограде, и вскоре вышли на большую поляну. Птицин сразу опытным взглядом определил назначение двух спецмашин, стоящих на противоположной – дальней её стороне: одна была труповозкой, а на ярко рас-крашенной в милицейские цвета «Газели», обычно выезжала на места преступлений дежурная крими-налистическая бригада МУРа. В кустах на границе леса над чем-то озабоченно склонились человек де-сять людей в форме и в штатском. Сержант подвёл задержанного к микроавтобусу и молодцевато отра-портовал седому, долговязому мужчине в светло-сером, мятом костюме: - Вот, товарищ майор, задер-жал подозрительного на кладбище. При задержании пытался оказать сопротивление, отказывается предъявить документы. Веня с возмущением посмотрел на сопляка в мили-цейской форме, но сдержался. - Молодцом, Игнатов – сдержанно похвалил майор подчинённого, и критическим взглядом смерил Птицина, – я конечно не очень то верю, в то, что вы тот, кого мы ищем, и всё же вам придётся дока-зать свою непричастность. - Закономерный вопрос, майор: непричастность к чему мне предстоит доказывать? – с вызовом осведомился Веня. - Кем он тебе представился? – повернувшись к сер-жанту, живо поинтересовался майор, кивнув на Вениамина. - Могильщиком с этого кладбища, товарищ майор. Брешет, наверное. - Наверняка. С таким то гонором и косить под рабо-тягу! – недоверчиво протянул майор с недоброй усмешкой на тонких губах. - Да за кого ты нас держишь, парень! А ну, покажи руки! Веня спокойно и с достоинством вытянул вперёд свои ладони. Едва увидев его руки, майор недовольно поморщил-ся и потух: - М-да, осечка налицо! Извините, граж-данин, можете быть свободны. Веня остался стоять у микроавтобуса, а оба милици-онера прогулочным шагом отошли в сторону. Пти-цин слышал, как начальник, дружески положив, до-ходившему ему фуражкой до подбородка, сержанту руку на плечо, вкрадчиво втолковывал ему: - Ты, Иг-натов, парень ничего – старательный. Но в нашем деле на одном прямолинейном усердии далеко не уедешь, надо и инициативу проявлять. Время от времени собственные мозги напрягать. У него же за-старелые мозоли от лопаты на пол ладони! Неужто сам не допёр посмотреть? Я, конечно, понимаю, Иг-натов, что для тебя это возможно вовсе и не аргу-мент. У тебя ведь и самого мозоли от ежедневного онанизма в туалете ничуть не меньше, но всё же в следующий раз, будь так добр, не засоряй мои мозги всякой ерундой! Веня довольно усмехнулся, и с любопытством огля-делся по сторонам: поблизости от него никого не было, если не считать, спящего в кабине труповозки водителя. Он не сразу обратил внимание на бесшум-но мерцающий в полутёмном салоне муровского микроавтобуса экран портативного компьютера. А когда пригляделся, то журналистский азарт начал поджаривать его со страшной силой. На мониторе, оставленного без присмотра ноутбука, нескончае-мым, щедрым потоком отражалась самая подробная информация о деятельности неуловимого серийного убийцы, чья очередная жертва, судя по всему, сейчас покоилась в редком кустарнике на краю поляны. По многочисленным фотографиям задушенных женщин Вениамин догадался, что, похоже, совсем недавно в окрестностях кладбища охотился тот, кого журнали-сты уже успели возвести в ранг самого большого ужаса заканчивающегося знойного лета. Веня с тру-дом оторвал алчный взгляд от дискет, манящим вее-ром раскинутых на откидном столике рядом с ком-пьютером, и тут же, оценивающе скосил глаза на группу людей вдали. Вне всякого сомнения, он успе-ет рывком вскочить в салон, схватить пару заветных дискет и как ни в чём ни бывало вновь оказаться на свежем воздухе со скучающей миной на лице. Веня только лишь успел теоретически прикинуть шансы, а ловкое тело охотника уже, помимо его воли, обретя полузабытую, былую упругость, метнулось в чрево «Газели», и через мгновение пружинным прыжком вновь приземлилось на траву. И хотя всё случилось практически помимо его воли, как-то автоматически, ему не было стыдно за свой поступок, наоборот он испытывал мощнейший прилив адреналина. Это ощущение было покруче самого пикового наркоти-ческого кайфа. Сейчас он ощущал себя удачливым охотником, настоящим героем. И «приход» этот он заработал без героинового впрыска, на одном чистом азарте! Над этим определённо стоило поразмыслить на досуге, а пока надо было срочно «делать ноги». Веня как можно спокойнее, не выдавая себя бегло-стью походки, направился в сторону ближайших де-ревьев. Синий сумеречный воздух пьянил. Могучие деревья плотной стеной неприветливо стояли на его пути, и как будто даже укоризненно взирали на него, а за их широкими спинами в редких просветах гу-стого сосняка едва угадывалась неровная линия краснокирпичной кладбищенской ограды. Вене вдруг стало жутко от предстоящей ему дороги в су-мерках через заброшенную старую часть погоста. Однако стоило ему запустить руку в карман и ощу-тить в ладонях свой трофей, как уверенность и само-довольство бодрой, звенящей волной разлились по его телу. Конечно, в обычной жизни Птицин никогда бы не позволил себе взять чужого, но в негласном кодексе «охотника за сенсациями» моральным огра-ничениям практически не было места. В рамках журналистского расследования любые средства хо-роши, если они позволяют выйти на след большой дичи. И он на такой след, кажется, сегодня напал!




Конец ознакомительного раздела























Hi!
___________________________________________________________________________________________________________

О Цифровой Витрине
Использование
Услуги


Видеоинструкции
Как продавать книги
Ответы на вопросы
Наши преимущества
Связаться с нами
Зарегистрироваться
Войти в личный кабинет
Добавить свою электронную книгу
Добавить своё видео
Рекламировать книгу бесплатно
Создать обложку книги
Создать буктрейлер книги
Продвижение электронных книг
___________________________________________________________________________________________________________

© Москва | Цифровая Витрина | 2016 - 2018