Цифровая Витрина

Первый сервис на котором авторы
продают свои произведения сами

Деньги поступят сразу
на Ваш личный счет

100% от указаной Вами суммы

Зарабатывайте деньги дома

Это очень удобно

104

Леонард Вулли

Забытое царство

История

  • Леонард Вулли Забытое царство

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине.

Аннотация

По сравнению с урской эпопеей раскопки на Атчане, о которых рассказывается в этой книге, кажутся весьма скромными, однако научное значение археологического открытия измеряется не количеством найденных эффектных вещей или стоимостью добытых сокровищ на антикварном рынке. Находки такого рода являются лишь приятным «дополнением», создающим рекламу экспедиции и дающим археологам «зримые основания» добиваться новых средств для продолжения и расширения работ.




Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги

Забытое царство

Книга английского археолога Леонарда Булли, знакомого советским
читателям по его ранее изданной книге «Ур халдеев», посвященной
открытиям шумерской цивилизации, рассказывает о его работе
в Северо-Западной Сирии, где им был раскопан древний город
Алалах, важный торговый центр, связывающий цивилизации Месопотамии,
Египта, хеттов й эгейского мира. Книга представляет интерес
для широкого круга читателей.


П Р Е Д И С Л О В И Е К РУССКОМУ И ЗД А Н И Ю

Имя сэра Чарлза Леонарда Вулли давно знакомо наш ему читателю;
оно часто встречается на страницах научных и научно-популярных работ, 
посвящ енных археологии и древней истории Передней
Азии. В 1961 г. И здательство восточной литературы выпустило
в свет русский перевод его книги «Ур халдеев». Книга встретила у
читателей теплый прием и, вероятно, в немалой степени способствовала
успеху серии «По следам исчезнувш их культур В остока», которую
она откры ла. П убликацией «Забы того царства» мы к ак бы з а ­
верш аем р я д изданий, осуществленных в рам ках серии за 25 лет,
и начинаем новы й с н^дёж дой на то, что следующ ее 25-летие будет
не менее удачным.

Ч. Л . Вулли (17.04.1880— 20.02.1960) прож ил долгую и интересную
ж изнь, был свидетелем и участником многих великих событий.
В годы первой мировой войны Вулли служ ил в К аирском бюро по
арабским делам вместе со знаменитым Т. Э. Л оуренсом («Аравийским»),
кстати, тож е археологом по образованию и товарищ ем Вулли
по каркемиш ской экспедиции 1912— 1914 г г . / З а свои заслуги
Ч. Л . В улли получил воинский орден и был возведен в рыцарство.
С частливо слож илась судьба Ч. Л . Вулли и как ученого — сделанного
им хватило бы на добрый десяток исследователей. Свою ар ­
хеологическую карьеру В улли начал в Н убии, затем работал на Синае,
в Сирии, М есопотамии, Турции, раскапы вал в Египте ТелльА
марну, столицу ф араона-реф орм атора Э хнатона. М ировую известность
Л еон арду Вулли принесли открытия, сделанные им на городищ
е Т елль-эль-М укайяр (древний Ур) на юге И рака. С 1922 по
1934 г. возглавляем ая Ч. Л . Вулли совместная экспедиция Британкого
м узея и Пенсильванского университета вела крупномасш табны е
раскопки этого древнего шумерского города. А рхеологам сопутствовала
р ед кая удача; среди многих по-настоящ ему важ н ы х и интересных
находок этой экспедиции следует особо отметить открытие ц ар ­
ских гробниц раннединастического времени. О ткры ты е в У ре царские
могилы по богатству найденного в них м атериала и его значению
для археологии М есопотамии можно смело сопоставить с обн аруж
енной в Египте неразграбленной гробницей ф араон а Тутанхам она.
Н аходки Ч. Л . Вулли в Уре привлекли всеобщ ее внимание. В лагере
экспедиции толпились корреспонденты крупнейш их газет; сообщения

3

с места раскопок и фотографии находок в течение долгого времени
регулярно печатались в газетах, еженедельниках и иллю стрированных
ж урналах Европы и Америки.
По сравнению с урской эпопеей раскопки на Атчане, о которы х
рассказывается в этой книге, каж утся весьма скромными, однако
научное значение археологического открытия измеряется не количеством
найденных эффектных вещей или стоимостью добы ты х сокровищ
на антикварном рынке. Находки такого рода являю тся лиш ь
приятным «дополнением», создающим рекламу экспедиции и д а ю ­
щим археологам «зримые основания» добиваться новых средств
для продолжения и расширения работ. Раскопки А лалаха, начаты е
Ч. Л . Вулли в 1936 г., принесли ценнейшие научные результаты и
оказали далеко идущее воздействие на развитие ближневосточной
археологии. Приступая к работе на Атчане, расположенной в зоне
контактов месопотамской, египетской, хеттской и эгейской культур,
Ч. Л . Вулли надеялся, что раскопки этого памятника помогут лучш е
представить характер, направление и интенсивность связей, сущ ествовавших
между великими цивилизациями древности. Эти н а д е ж ­
ды полностью оправдались. Более того, полученные материалы о к а ­
зались настолько неожиданными, что заставили пересмотреть м ногие
взгляды, казалось бы прочно утвердивш иеся в науке к тому
времени. Публикация отчетов о раскопках А лалаха послуж ила толчком
к широкому исследованию отношений между цивилизациями
Передней Азии, Крита и микенской Греции, а так ж е стимулировала
изучение древнесирийской городской цивилизации, увенчавш ееся
в 1960— 1970 гг. открытием Эблы.
Н адо сказать, что сейчас специалисты оспаривают многие положения,
выдвинутые Ч. Л . Вулли, и предъявляю т к его работам серьезные
претензии. П реж де всего указываю т на то, что полевая д о ­
кументация при раскопках Ура велась небрежно, в результате чего
порой бывает трудно понять, гд е . ж е именно была найдена та или иная
клинописная табличка или какой-либо предмет; говорят об ош ибочности
отдельных реконструкций (в частности, были неверно собраны
при реставрации найденные в Уре музыкальные инструменты); отм ечают,
что нередко в описаниях и на планах одно и то же сооружение
в предварительном издании представлено так, а в более п озднем
или окончательном —- иначе. Ознакомившись по публикациям
Ч. Л . Вулли с материалами его раскопок на Атчане, Б. Х роуда пришел
к заключению, что в Алалахе следует различать не 18, а 14 слоев,
и предложил другую датировку некоторых из них. Слиш ком
смелым каж ется современным исследователям и проводивш ееся
Ч. Л . Вулли прямое отождествление носителей культуры хирбеткеракской
керамики с хеттами; «царские могилы» из А ладж а-Х ю ю ка
такж е более не связываются с хеттами. Этот перечень замечаний
можно было бы продолжить.

4

Упреки, адресованные Л еон арду Ёулли, справедливы, Но та ж е
справедливость требует, чтобы при оценке результатов учитывались
и условия, в которы х они были достигнуты. 20— 30-е годы XX века
— период становления подлинно научной ближневосточной археологии;
Ч. Л . В улли работал вполне на уровне своего времени
(лучшими можно признать разве что раскопки В авилона Р. Кольдевеем
и А ш ш ура В. Андрэ, проводивш иеся до н ачала первой миро-:
вой войны и долгое время остававш иеся образцовы м и). Уровень
этот, правда, по нынешним меркам был не слишком высок, но
вспомним, как копали в конце XIX в. В археологических руководствах,
по которы м обучались некоторы е современники Вулли, попадаю
тся еще «наставления» вроде того, что «близость погребения
определяется по характерном у хрусту черепа». Археологи того времени,
не грешившие особой точностью, могли простодуш но написать
в отчете, что найденные кремневые орудия были «величиной с игральную
карту». Н евольно представляеш ь обстоятельства, в которы х
могли появляться подобные записи: вальяж н ы й титулованны й ар ­
хеолог, не без удобства располож ивш ийся в приятной компании в
тенистом саду, на минутку отры вается от стола, чтобы посмотреть,
что там принес с кургана старший рабочий. И з меш ка н а землю вы ­
тряхиваю тся черепки глиняной посуды, кремни, кости. «Больш е ничего?»—
«Все тут. Я рикаж ете дальш е копать?» — «Нет. Н ачинайте
соседний курган. Я потом приду, посмотрю»...
А рхеологи 20—30-х годов работали несравнимо лучше-/ чем
большинство их предш ественников, хотя и п родолж али во многом
еще следовать старым традициям. Всю раскопочную работу выполняли
местные рабочие под присмотром опытных десятников, ко то ­
рым археологи полностью доверяли; в странах А рабского Востока,
где раскопки велись уж е около ста лет, такие десятники обычно
назначались из числа потомственных рабочих-раскош циков, знавш их
свое дело не хуж е профессиональных археологов. Последние наблю ­
дали за ходом работы лишь на самы х ответственных участках, а в
основном осущ ествляли общее руководство, чертили планы, фиксировали
находки и обрабаты вали поступавш ий материал. Ч. Л . Вуллли
одним из первых начал раскапы вать на древних городищ ах не
только дворцы и храмы, но и огромные ж илы е кварталы . В его
экспедиции были заняты сотни рабочих, площ адь разбросанны х д а ­
леко друг от друга раскопов измерялась многими тысячами к в ад ­
ратны х метров, и его немногочисленные помощники просто не могли
углядеть за всем. Случалось, пропадали далее ценные золотые вещи;
чтобы найти похитителя и заставить его вернуть украденное, археол
огам приходилось на время становиться детективами.
Ч то ж е касается «кочующих» стен, то появлявш ихся, то исчезавш
их на публиковавш ихся Ч. Л. В улли планах, то всякий археолог,
имевший дело с сырцовой архитектурой,: знает, как трудно бывает

5

порой установить, где й как прохода* стены. И ногда это становится
ясно только после того, как они у ж е снесены и расчищ ается следующий
строительный горизонт, иногда «не помогает» и это...
Разумеется, работы Вулли не свободны от ошибок. М ногое
ученые видят и понимают теперь иначе, вероятно, ближ е к истине;
было бы странно; если бы .ничего не изменилось в науке за 30 с
лишним лет, прошедших со времени первой публикации «Ура х а л ­
деев» и «Забытого царства». Но промахи и ошибки Ч. Л . Вулли,
даж е если они не всегда извинительны, не намного уменьш аю т ценности
этих книг. Будь они написаны только для специалистов, их
едва ли вообще имело бы смысл переводить, сколь бы важ ны е д ан ­
ные в них не содержались; у ученых было достаточно времени о знакомиться
с материалами и выводами Вулли и д аж е основательно
раскритиковать их. Однако Ч. Л . Вулли писал «Забы тое ц а р ­
ство», как и «Ур халдеев», не только для придирчивых коллег-археологов,
но и для широкого читателя, которому, будем откровенны,
в конце концов не так у ж важ н о, различать ли в А лалахе
14 слоев или 18; ему прежде всего хочется узнать, к ак работаю т
археологи, как из археологических свидетельств извлекается историческая
информация, и в этом отношении «Забы тое царство» не р а ­
зочарует читателя.
Ч. Л . Вулли дает ясное представление о всех стадиях работы
археолога, от постановки задачи и вы бора памятника для раскопок
до интерпретации полученного археологического м атериала и воссоздания
картины исторической реальности. Яркие примеры такого
истолкования археологических свидетельств читатель найдет в кон ­
це главы V и в главе V III. Возможно, построения Ч. Л . Вулли не
всегда верны, но они всегда аргументированы, следить за ходом
мысли ученого всегда по-настоящему интересно. Вне зависимости от
того, прав Вулли или нет в том или ином случае, здесь мы имеем
редкую возможность увидеть, как ученый ведет свой поиск, как
рож даю тся догадки и гипотезы, как затем они получают подтверж ­
дение или отбрасываются.
М ож ет показаться, Что книга перенасыщена сухими археологическими
фактами, но «Забытое царство» написано не ж урналистом,
умело преподносящим самые выигрышные моменты и результаты
чужого исследования, а ученым, рассказы ваю щ им о собственной
работе, все этапы которой для него равно важ ны . Это определило
и стиль повествования, строго научный и сдержанный. Н о вним ательный
читатель увидит за ним смелую мысль ученого, незаурядную
личность исследователя и, без сомнения, по достоинству оценит
эту книгу.

И , С, К лочков



ПРЕДИСЛОВИЕ   ОТ   РЕДАКЦИИ

Рассказ о «Забытом царстве» приглашает читателя
в увлекательное путешествие в Северо-Западную Сирию
и переносит его более чем на четыре тысячи лет назад.
Из рассказа мы узнаем, какие исторические сведения
может извлечь из земли лопата археолога, как обдуманный
выбор древних поселений для раскопок может
помочь восстановить давно забытые этапы развития цивилизации.
С присущим ему мастерством и воображением сэр
Леонард Вулли знакомит нас с предметом своих исследований,
разъясняет трудные для непосвященных вопросы
археологии и старается добраться до смысла даже
тогда, когда имеющиеся данные отрывочны.
Многие проблемы еще ждут решения, но, к счастью,
несомненно будут получены и новые данные, обнаружены
новые находки. Читателю, который хотел бы более
основательно познакомиться с древними письменными
источниками из Алалаха, можно рекомендовать работу
Д. Дж. Вайзмана «Таблички из Алалаха», где автор дает
перевод большого количества текстов, касающихся
жизни этого города между 1800 и 1400 гг. до н. э. Более
разносторонне освещает историю данного региона книга
О. Р. Герни «Хетты», в которой рассказывается о жизни
царства, часто вступавшего в тесные контакты с тём,
о котором повествует эта книга.
М. Э. Л. Моллоуэн, профессор археологии
Западной Азии, Лондонский университет
1.
1 Проф ессор М. Э. Л . М оллоуэн — главны й редактор серийных
публикаций по археологии Ближ него Bqctojc^ и Зап адной Дз*щ щ*
д§тедаст§^ «Целщш, '• ’ ' ' г
Генерал-м айору сэру Н эй лу М алкому,
к а ва лер у ордена Б ани I I степени,
без чьей пом ощ и раскопки на Атчане
бы ли бы невозмож ны
ВСТУПЛЕНИЕ
Раскопки двух городищ, Эль-Мина и Атчана, в турецком
Хатае велись весной или осенью семь раскопочных
сезонов между 1936 и 1949 гг. Поскольку значительная
часть средств поступила из общественных фондов,
было бы вполне справедливо, чтобы результаты раскопок
стали достоянием широкой публики. Но при работе
над книгой я думал не только об этом.
До наших раскопок эти два холма были никому не
известны и не связывались с каким-либо местом или событием
древней истории. В процессе работы обнаружились
свидетельства, позволяющие утверждать, что ЭльМина,
возможно, представляла собой гавань, упоминаемую
несколькими античными авторами под именем Посидея;
но эти упоминания столь кратки, что даже местоположение
ее на побережье не поддавалось точному определению.
Обнаруженные нами в результате раскопок
письменные документы свидетельствовали о том, что
Атчана в древности была городом Алалах. В письменных
источниках, имевшихся в нашем распоряжении, этот
город назван всего один раз, что не слишком обнадеживало.
Казалось, если даже мы и сможем извлечь из развалин
этого малоизвестного города какие-то исторические
данные, они будут иметь чисто местное значение и
не добавят ничего существенного к нашим знаниям о
распространении цивилизации, а деньги и труд могли бы
быть с большей пользой затрачены на раскопки в главных
центрах развития цивилизации.
Безусловно, когда ваша цель —- изучение искусства
той или иной страны или вы хотите обнаружить какието
письменные документы, самое подходящее место
изысканий — столица государства или его главные города,
где художники могли рассчитывать на покровитель-
ство и где должны были храниться архивы государственных
учреждений и храмов. Огромная работа была
проделана во многих подобных местах, и результатом
ее явились те обширные знания, которыми располагаем
мы теперь по истории древних государств Ближнего Востока.
Но такие знания отличаются известной «замкнутостью».
Разумеется, необходимо было начинать с поисков
материалов, на основании которых культура каждого
отдельного государства в различные периоды его истории
могла быть более или менее определена, но время
идет, и сейчас пришла пора, когда мы хотим представить
себе историю цивилизации в целом, а для этого
нужно изучать взаимоотношения между отдельными государствами.
Знакомясь с искусством какой-либо страны,
мы часто догадываемся, что на него повлияло
искусство другой, но история требует не догадок, а серьезных
доказательств, и, хотя результаты существовавших
международных отношений могут казаться очевидными,
мы не всегда уверены, произошло ли кажущееся
заимствование на самом деле, и если да, то как и почему
это случилось. Если же контакты, как это нередко
происходило, не были прямыми, проследить их еще
сложнее. Одна из важных задач археолога — выявить
эти связи, и сделать это можно, ведя раскопки не только
в конечных пунктах, но и на путях, по которым эти
связи осуществлялись.
Как обнаружить нужный путь и выбрать на нем нужную
точку — вопрос отчасти географический, отчасти исторический,
насколько история нам известна, и в общем-то
(поскольку археолог имеет дело с незнаемым)
требует разумной доли воображения. В данном случае,
когда была поставлена цель проследить связи между
Ближним Востоком (Месопотамия и Анатолия, включая
оз. Ван) и эгейском миром, сухопутные торговые пути
с Востока привели нас на крайний север Сирии, а морской
путь подразумевал наличие гавани, связанной
сравнительно легким проходом через горы с глубинными
районами страны. Это натолкнуло нас на мысль, что
таким пунктом могла быть Эль-Мина. Так как на берегу
не было места, достаточного для города настолько зна*
чительного, чтобы контролировать проход через горы, то
и проход, и порт должны были находиться в зависимости
от города, расположенного в глубине материка. Н аше
внимание привлекла равнина Амук. Так как равнина
находилась вне сферы контроля Египта и до XIV в.
9
до н. э. на нее не распространялась и власть хеттов с йх
центром в Анатолии, весьма вероятно, что здесь существовало
независимое государство, которое по необходимости
должно было играть роль буферного и, следовательно,
в нем должно было отразиться попеременное
влияние его более могущественных соседей. Оставалось
лишь решить, под каким из многочисленных холмов на
равнине скрыты развалины его главного города, ибо,
как1 известно, раскопки столбцы дают обычно наиболее
интересные материалы.
Все это оправдывало выбор для раскопок городища,
о котором историческая традиция не сохранила никаких
сведений. Нам удалось достаточно подробно воссоздать
долгую историю города Алалаха, но я надеюсь, что из
моего рассказа станет ясно, что эта история имеет не
местный, а гораздо более широкий интерес. Она тесно
связана с историей великих древних империй Шумера,
Вавилона и Египта, государства хеттов с центром Богазкёй
в Анатолии и с историей менее известных держав
Хурри и Митанни. Алалах имеет отношение к становлению
критского искусства, которое изумляет нас во дворце
Миноса в Кноссе; он связан с культурой бронзового
века Кипра; здесь имеются многочисленные свидетельства
торговых связей с греческими островами в доисторическую
эпоху; находки из Алалаха позволили по-новому
понять ряд проблем экономической истории Афинской
державы; наконец, здесь были даже обнаружены
свидетельства вклада Сирии в итальянское Возрождение.
Все эти данные были получены за семь раскопочных
сезонов.
Настоящая книга своего рода апология. Я пытался
доказать, что сегодня, когда стоимость зарубежных, экспедиций
возросла десятикратно, когда может показаться,
что все важные городища, скрывающие знаменитые
города древности, уже изучены и, вероятно, исчерпаны,
и потому-де общественность может равнодушно относиться
к призывам археологов, занимающихся раскопочной
работой, все еще имеется немало возможностей
для полевой работы, результаты которой не только заинтересуют
специалистов, но и откроют каждому из нас
новое окно в наше общее прошлое.
Полный и подробный отчет о наших раскопках на
Атчане дается в издании «Алалах», опубликованном Обществом
любителей древностей в Лондоне; издание содержит
ряд археологических обоснований излагаемых
10
здесь соображений. Желающим проверить мои выводы
следует обращаться к этому изданию. В данной книге я
постарался, насколько возможно, держаться в рамках
того, что, по моему мнению, может быть интересно широкому
кругу читателей, и не касаться материала, представляющего
интерес только для специалистов. История
должна, говорить с каждым, но нельзя ожидать, чтобы
каждый был в состоянии переваривать сухие археологические
факты, хотя без этого и не обойтись. Наши
знания о древдем мире не могут расширяться, пока археолог-«полевик»
лишен возможности' осуществлять свои
исследования, на основе которых развивается историческая
наука.
Текст надписи Идри-ми опубликован профессором
Сидни Смитом, а клинописные таблички—Д. Дж. Вайзманом
в «Occasional Publications of the British Institute
of Archaeology in Ankara» (№ 1, 2J.
Глава I
М ЕСТО
На крайнем северо-западе Сирии лежит равнина
Амук, занимающая также значительную часть турецкой
провинции Хатай. Эта широкая (около 30 миль в любом
направлении) и плоская аллювиальная равнина отделена
только линией низких холмов от большого плато,
которое тянется через Алеппо к р. Евфрат. На юге равнина
ограничена грядой холмов. На западе вершины
гор Аманус круто обрываются у берегов Средиземноморья,
на севере поднимаются покрытые снегом вершины
Антитавра. Небольшая р. Африн с востока и р. Кара-Су
с севера стекают в равнину, наполняя болота и
озеро в центре равнины. На юге р. Оронт, берущая начало
в Южном Ливане, течет по необычайно извилистому
руслу и, повернув на запад в месте, которое, по
крайней мере со времен крестоносцев, известно как Ж елезный
Мост, входит в долину, где спутники Александра
построили город Антиохию, а затем, пробившись сквозь
отрог Амануса, устремляется к морю сквозь аллювиальную
равнину, которую она сама и намыла.
В настоящее время население этой весьма плодородной
равнины невелико, так как она заслуженно имеет
дурную репутацию самого малярийного района Сирии.
Не будет преувеличением сказать, что с заходом солнца
тучи комаров, поднимающихся с болот, закрывают небо.
Но так было не всегда; даже само озеро сравнительно
недавнего происхождения. Сегодня, когда мелиоративные
работы, проводимые турецким правительством, понизили
его уровень, вы можете, перегнувшись через
борт вашей лодки и вглядевшись в прозрачную воду,
увидеть руины домов и церквей, которые были построены,
когда Антиохия была одним из великих центров
христианства. Изменения произошли недавно. По-видимому,
когда в VI в. н. э. в результате землетрясения была
разрушена Антиохия, огромная скала обрушилась в
расположенное на полпути между городом и морем глубокое
ущелье, по которому текла р. Оронт* и запрудила
\2
К арта I . А лалахское царство и его сосед»
сток трех рек, текущих по равнине Амук. Вся равнина,
таким образом, превратилась в застойное озеро, на дне
которого откладывался ил, приносимый тремя потоками,
пока наконец вода не ' разрушила запруду и
р. Оронт, проложив себе путь через затянутые илом
пространства, смогла опять достичь моря. Но к тому
времени стоявшие у реки строения Римской Антиохии
были погребены под тридцатифутовым слоем грязи. В
долине Амук реки Африн и Кара-Су нашли свой бесславный
конец в болотах и озере.
Таким образом, в древние времена озера не существовало;
на равнине было достаточно воды, но не было
болот; здесь был здоровый климат и плодородные почвы,
летний зной смягчался постоянно дующим со снежных
вершин Тавра северо-западным ветром; словом, это
была земля, благодатная во многих отношениях, Бесплодные
сейчас, поросшие колючим кустарником склоны
гор Тавра в ту пору покрывали густые леса, в кото13
рых произрастал кедр и другие деревья с твердой древесиной
— одно из наиболее высоко ценимых богатств
древнего мира. Приток р. Оронт, впадающий в нее ниже
Антиохии, струился по гравийному дну, изобилующему
: намытым золотом. На морском берегу, в холмах к югу
от устья реки имелась медная руда. Следовательно,
здесь существовали залежи сырья, а само местоположение
равнины Амук облегчало возможность их использования.
Этот чашеобразный клочок земли был перевалочным
торговым пунктом для многих могущественных держав.
В северном направлении по долине Кара-Су можно было
подняться в Мараш и страну хеттов; на востоке, всего
в 40 милях, лежал город Алеппо, оттуда путь вел по
Евфрату в Вавилон, а переправившись через великую
реку у Каркемиша, можно было попасть в Ниневию и
Ашшур или, в северо-восточном направлении, к оз. Ван
и земле первых мастеров железного дела. В южном от
равнины направлении караванные пути вели через Сирию
мимо Хамы и Хомса в Дамаск или через Палестину
в Египет. Последним, но не менее важным, был морской
путь. Удобная дорога по долине Оронта шла через горы
к Средиземноморскому побережью, где устье реки
образовало одну из немногих гаваней на этом скалистом
и негостеприимном берегу, защищенную бухту,
удобную для маленьких суденышек древнего мира. Далее
к северу менее удобный, но более известный Бейланский
проход вел к заливу Александретта, где имелось
несколько подходящих мест для стоянки кораблей,
и вдобавок еще вдоль моря шла дорога, по которой
можно было попасть в широкую и плодородную равнину
Киликии.
Столь благодатное место не могло не привлечь поселенцев,
и нет ничего удивительного в том, что равнина
Амук усеяна холмами. Их около двухсот, и каждый является
древним городом, деревней или военной крепостью.
Они относятся к различным периодам, но все
достаточно ранние; многие из них, как свидетельствуют
глиняные черепки, найденные на поверхности холмов,
датируются доисторическим временем вплоть до
каменного века. В глубокой древности это была густонаселенная
область.
: Когда холмов слишком много, археологу нелегко решить,
какой же из них даст наилучшие свидетельства,
если поставлена цель проследить историю равнины
14
Амук и в особенности ее международные торговые связи.
Поздние исторические периоды нас не очень интересовали
не только потому, что о них достаточно известно,
но и потому, что культурный обмен, который повлиял на
развитие ближневосточной цивилизации (если таковой
и в самом деле имел место), должен был начаться рано.
Таким образом, то, что происходило после 1200 г. до
н. э., находилось вне сферы наших непосредственных
интересов. Поэтому можно было исключить те холмы,
которые были связаны с римским и исламским периодами,
ибо работа по расчистке их верхнего слоя означала
бы излишнюю затрату труда и средств. Так как нас
интересовала история культуры, мы отвергли и те из
холмов, форма которых более подходила военной крепости,
чем гражданскому поселению, но даже и после
этого выбор оставался нежелательно широк.

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет