Цифровая Витрина

Первый сервис на котором авторы
продают свои произведения сами

Деньги поступят сразу
на Ваш личный счет

100% от указаной Вами суммы

Зарабатывайте деньги дома

Это очень удобно

26

Антон Павлович Кротков

Гибель коричневых богов

(Проект: Клон Гитлера)

  • Red snapper Kafue pike fangtooth humums slipmouth, salmon cutlassfish; swallower European perch mola mola sunfish, threadfin bream. Billfish hog sucker trout-perch lenok orbicular velvetfish. Delta smelt striped bass, medusafish dragon goby starry flounder cuchia round whitefish northern anchovy spadefish merluccid hake cat shark Black pickerel. Pacific cod.

    Whale catfish leatherjacket deep sea anglerfish grenadier sawfish pompano dolphinfish carp large-eye bream, squeaker amago. Sandroller; rough scad, tiger shovelnose catfish snubnose parasitic eel? Black bass soldierfish duckbill--Rattail Atlantic saury Blind shark California halibut; false trevally warty angler!

    Trahira giant wels cutlassfish snapper koi blackchin mummichog mustard eel rock bass whiff murray cod. Bigmouth buffalo ling cod giant wels, sauger pink salmon. Clingfish luderick treefish flatfish Cherubfish oldwife Indian mul gizzard shad hagfish zebra danio. Butterfly ray lizardfish ponyfish muskellunge Long-finned sand diver mullet swordfish limia ghost carp filefish.

    Антон Павлович Кротков Гибель коричневых богов

    Social prophecy? Black comedy? Study of freewill? A Clockwork Orange is all of these. It is also a dazzling experiment in language, as Burghiss creates a new language - 'meow', the cat slang of a not-too-distant future.

Аннотация

История исчезновения Гитлера. Что это — правда или миф? Действительно ли Адольф Гитлер застрелился в своём бункере в мае 1945 года или самый жестокий тиран прошлого был в последний момент спасён верными соратниками? Почему кому-то и в наши дни нужно, чтобы вся правда о Гитлере так и осталась под грифом «совершенно секретно»? Есть ли в мире страны, готовые клонировать кровавого диктатора? И самое главное — где сейчас находится гробница «коричневого фараона»?




Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги

Гибель коричневых богов

Глава 1 «Груз без маркировки» Стояла чудесная весенняя ночь, свежий морской воздух бодрил сознание и гнал прочь унылые мысли. Со всех сто-рон находящегося на ходовом мостике субмарины капита-на-лейтенанта Эриха Кемпке обступали исполинские скалы фьорда, создавая ложную иллюзию, что крошечной скор-лупке корабля ничто не угрожает в их успокоительной те-ни. Но главное, что небо было плотно затянуто низкими слоистыми облаками и потому подводной лодке не надо было сразу воровато нырять, едва выйдя за портовый мол. В такую погоду вездесущим британским воздушным охотни-кам их было не достать даже с помощью всевидящего ока бортового радара. Этот чёртов радар был дьявольским ору-жием или скорее карой господней на их грешные головы. С его помощью англичане на значительном удалении могли видеть немецкие субмарины. В хорошую погоду местные воды превращались в охотничьи угодья, где многочислен-ным вражеским самолётам и эсминцам всегда не хватает дичи. Всего раз Эриху довелось быть в роли убегающего зайца, но и этого хватило, чтобы на его висках появилась ранняя седина. С тех пор в ночных кошмарах его часто преследовал похожий на визг бормашины, звук прощупы-вающего океанскую толщу асдика (радара). Впрочем, пока ему везло. Большинство же его товарищей уже лежали в своих стальных гробах на морском дне. Кстати, где-то в этих местах. Неожиданно пришедшая ему в голову жуткая мысль, не на шутку взволновала Кемпке. Он даже вмиг вспотел. Эрих машинально поправил свою залихватски мя-тую командирскую фуражку - непременный атрибут ко-мандира-подводника с белым верхом и маленькой эмбле-мой субмарины у козырька в виде атакующей меч-рыбы; резким движением расстегнул молнию форменной кожаной куртки с тонкими погонами на плечах из серебряного шну-ра. Его тревожный взгляд обшаривал свинцово-непроглядное водное пространство вокруг, словно желая и боясь наткнуться на всплывший со дна труп одного из сво-их товарищей. Только два дня тому назад на подходе к базе «U-387» была разорвана на куски глубинными бомбами, сброшенными с британского «Сандерленда». Изуродован-ные тела двух членов её команды взрывной волной были вынесены на поверхность. Патрульные катера подобрали их и доставили в порт. Эрих хорошо знал этих парней. С одним из них – помощником командира «U-387» они даже вместе учились в морской школе. На похоронах Эрих впер-вые так близко мог видеть страшное зрелище смерти. На какое-то время он был просто раздавлен видом того, что осталось от его добродушного весельчака-приятеля. Обыч-но подводники не видят трупов убитых. Но на этот раз ад-мирал Денниц почему-то приказал хоронить погибших мо-ряков в открытых гробах перед строем. Видимо, это было сделано из каких-то педагогических целей, постичь тайный смысл которых Кемпке так и не смог. Впрочем, слишком долго грустить Эрих не умел, для этого он был слишком молод, крепок духом и телом. Наверное поэтому ужасы двух последних военных лет не ожесточили его. 22-летний офицер по-прежнему всей душой обожал море и потому наслаждался редкой возможностью подольше задержаться на ходовом мостике. Полчаса тому назад подводная лодка «U-975» вышла из под бетонного свода бункера-укрытия и взяла курс в открытое море. Впрочем, до открытого моря им предстояло трое суток петлять по узкому фарватеру; проходить в притирку к острым, как зубы акулы рифам и уворачиваться от рыщущих повсюду самолётов и морских охотников противника. Но главное, что из этого похода возврата им не было. Одним росчерком пера их обожаемый «Папаша Карл» – адмирал Денниц приговорил немногих, пока ещё живых везунчиков к неминуемой смерти. Соглас-но приказу Гросс-адмирала последние 15 субмарин атлан-тической флотилии должны были идти к побережью Ан-глии и воевать там до последней торпеды и последнего су-харя. Так их обожаемый адмирал и фюрер понимали то-тальную войну. Чтож, таков был приказ и ослушаться его Эрих не мог. Теперь даже их новейший быстрый двига-тель системы Вальтера и «шноркель», позволяющий лодке значительное время не всплывать для подзарядки аккуму-ляторных батарей, отвода отработанных газов и пополне-ния запасов кислорода оказывались как бы и не к чему. Всё одно они шли к эшафоту, так какая по большому счёту раз-ница: разбомбят ли их здесь – в окружении мрачных скал или торпедируют в виду зелёных ирландских берегов. Впрочем, пока кроме Эриха никто из команды об их пе-чальной участи не догадывался. Из открытого рубочного люка тихо лилась граммофонная музыка, слышался аппе-титный запах жаренных сосисок и картофеля. Только что отремонтированный корабль легко давал 19 узлов, так что норвежский берег с его уютным офицерским казино и лас-ковыми блондиночками уже остался где-то далеко за кор-мой. Даже то, что в покинутом им Бергене 275 дней в году идёт дождь, казалось теперь Эриху одним из милых его сердцу признаков рая, из которого их выгнали в ледяное ветреное море. Неожиданно из двенадцатиметровой шахты рубочного лю-ка донёсся грохот кованых сапог по железу – кто-то медли-тельный и грузный неторопливо с частыми остановками поднимался к нему на мостик. Это был радист. Молча со скорбным выражением на широком бородатом лице этот неловкий толстяк протянул командиру две только что рас-шифрованные им радиограммы. Первая была получена в 21. 34 по судовому времени. В ней говорилось о самоубийстве фюрера и падении Берлина. Во второй содержался приказ командира 3-флотилии немедленно возвратиться в базу. Эрих ещё раз пробежал глазами скупые строки приказа и не сдержал широкой мальчишеской улыбки. Наверное, так же себя чувствует человек, уже положивший голову на плаху, которому неожиданно сообщают о высочайшем по-миловании. * Как следует всё обдумав, Эрих решил идти в базу в подвод-ном положении. После смерти Гитлера и падения Берлина он опасался измены. Для потомственного морского офице-ра не было худшего греха, чем позволить пленить свой ко-рабль. К родной стоянке они подкрались вскоре после рассвета. В центре фьорда неподвижно стоял тральщик береговой охраны, не подозревая о прибытии субмарины. Флаг на этом корабле был, как и положено, поднят. Это обстоятель-ство немного успокоило Кемпке. Значит, здесь всё ещё действуют законы германского военного флота. Эрих смог достаточно ясно различить в окулярах перископа слишком уж спокойные лица моряков на тральщике, потом перевёл свой взгляд на причал, где стояли какие-то грузовики и бронемашины с солдатами. Там явно кого-то ждали. Не его ли? С глухим стоном лодка вынырнула на дневной свет, наде-лав немало паники на тральщике. Эрих с игривым удоволь-ствием наблюдал, как там под надрывный вой сирены забе-гала матросня и нервно закрутились орудийные башни. Между тем его лодка уверенно направилась к причалу. Они ещё не успели полностью пришвартоваться, как на борт к ним с пирса перепрыгнул эсесовский офицер в длиннопо-лом чёрном реглане и низко надвинутой на глаза фуражке с высокой тульей и черепом на околыше. Не смотря на со-лидную комплекцию профессионального штангиста, в движениях он был очень быстр и ловок. На его квадратном бульдожьем лице читалась привычка приказывать и выпол-нять любые приказы. Даже не поприветствовав командира корабля, он тут же начал по-хозяйски отдавать ему распо-ряжения: - Прикажите своим людям участвовать в погрузке. Мы не можем рисковать, так как в любую минуту могут появиться вражеские самолёты. Эрих обиженно поджал губы, но приказание эсесовца вы-полнил. Между тем к Кемпке подошёл штабной чиновник и предъявил письменный приказ командира флотилии бес-прекословно выполнять все распоряжения гаупт-штурмфюрера СС Макса Хиппеля. По шатким сходням на подводный корабль уже вовсю перетаскивали тяжелые ящики, многие из которых были без всякой маркировки. Особо бережно грузили длинные пеналообразные контей-неры. Эрих обратил внимание, что к этому грузу его матро-сов и рядовых солдат не подпускают. На каждый такой ящик приходилось по двенадцать рослых блондинов с нашивками офицеров полка личных телохранителей по-койного фюрера «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Об этом придворном формировании вождя ходило много раз-ных легенд. Например, поговаривали, что отбирали туда по особому арийскому экстерьеру (обязательная нордическая внешность: голубые глаза, белокурые волосы, правильные черты лица); безукоризненному здоровью: не допускалось даже наличие пломб во рту; и, конечно же, идеальному арийскому происхождению. А ещё Эрих слышал, что будто бы при поступлении в это элитное подразделение каждый новобранец давал клятву умереть за жизнь своего вождя. Тем не менее, эти парни находились здесь - живые и невре-димы, а не лежали под руинами Рейхканцелярии. Это лиш-ний раз подтверждало крепнущее в нём убеждение в лжи-вости, которым был насквозь пропитан рушащийся режим. Ящиков было так много, что вскоре Эрих с досадой поду-мал о том, что вскоре на его корабле не останется свобод-ного места и ему чего доброго прикажут избавиться от во-оружения и части продовольственных запасов. Предчув-ствия не обманули командира. Вскоре к нему снова подо-шёл эсесовский майор и тоном, не терпящим возражений, приказал выгружать торпеды: …- Вам также придётся оставить на берегу часть команды. Рекомендую взять в плавание только самых надёжных и не-заменимых, желательно, чтобы это были холостые, предан-ные нам мужчины. - У меня на борту лишних людей нет, и каждый, смею вас заверить, верен присяге. - Не тратьте время на пустую болтовню, капитан-лейтенант. Война в Европе закончена и вам выпала великая миссия спасти знамя нашей борьбы. Нам предстоит долгое плавание и нужно избавиться от лишних потребителей воз-духа и продуктов. Из 48 членов команды Кемпке необходимо было отобрать 25. В другое время он обратился бы к оставляемым на бе-регу товарищам с проникновенной речью, но теперь у него было времени только на то, чтобы обнять каждого и сказать несколько скупых прощальных слов. * Пассажиров набралось почти двадцать человек. Каждый из них получил два пуловера, шесть комплектов тёплого ниж-него белья и пять пар носков, а также войлочные тапочки. Эта была специальная обувь, позволяющая человеку сту-пать бесшумно, не давая зацепки вражеским акустикам во время многодневных пряток-догонялок с неприятельскими эсминцами. Но по тому, как равнодушно эти господа при-нимали качественное казённое обмундирование, было не сложно догадаться, что они привыкли к особому снабже-нию. Двум женщинам Кемпке галантно уступил един-ственное более менее комфортабельное помещение на сво-ём корабле (конечно не считая кают-компании) – свою ко-мандирскую каюту, отдалённо напоминающую купе треть-еразрядного поезда. Стараясь поскорее убраться из опасной бухты в закоулки фьордов, Кемпке приказал поскорее отваливать от причала. В это время он находился на мостике, когда услышал тре-вожно нарастающий гул приближающегося самолёта. Нужно было поскорее нырять, но швартовочная команда всё ещё возилась у кормовых кнехтов, страшно медленно стаскивая с них тяжёлые причальные канаты. Усиливаю-щийся рёв авиамоторов возвестил о начале атаки. «Сандер-ленд» с британскими опознавательными знаками на фюзе-ляже зашёл на лодку с правого борта, поливая её раскалён-ным свинцом из пушек и пулемётов. Проносясь над мости-ком, он сбросил кассету бомб. Оглушительные взрывы от-швырнули лодку от причальной стенки чуть ли не на сере-дину бухты. Три водяных столба поднялись у её бортов, за-лив всех ледяной водой. Расчёт спаренного зенитного пу-лёмета запоздало бросился к орудию. Но тёмно-зелёный крылатый монстр, дыхнув на лица людей отработанными газами из своих выхлопных труб, уже унёсся прочь. Ходо-вой мостик напоминал решето, на палубе стонали раненые. Эрих утёр тыльной стороной ладони воду со своего лица и обнаружил, что на его руке появилась кровь. Сняв фураж-ку, он увидел, что она так же в нескольких местах посечена мелкими осколками. Но гораздо больше его расстроил крик механика из шахты люка. - Герр, командир, лодка набирает воду через пробоину в носовой части со стороны правого борта. Так что лучше зайти в ремонтное депо пока мы ещё в базе. - Не выйдет, Вилли, мы срочно ныряем, и тебе с твоими парнями придётся штопать нашу прохудившуюся рыбку уже на ходу. - Ничего не могу обещать, герр командир, но если вы при-казываете… - Давай, давай, старина, не время ворчать. Англосаксы в любую минуту могут вернуться, чтобы поджарить нашу сардину на хорошем огне. Эрих распорядился заносить раненых внутрь лодки и гото-виться к погружению. Сам он спустился на скользкую па-лубу, чтобы напоследок ещё раз оценить повреждения. Па-луба была расколота в нескольких местах. Доски настила вспучились и напоминали лесной завал. На правой кормо-вой цистерне балласта имелась внушительная вмятина, но к счастью добротная крупповская сталь выдержала прямое попадание осколка. - Срочное погружение! Приказ был отдан, хотя Эрих ещё находился на палубе. Он привык так поступать, не смотря на все инструкции, за-прещающие отдавать подобный приказ, пока оба рубочных люка не будут наглухо задраены. Но сейчас каждая секунда была на счету, так как снова послышался отдалённый гул приближающихся самолётов. Их не сопровождал дружный зенитный лай, а это означало, что город, который они по-кидали, уже сдался на милость победителям. Вода с гулом полилась в затопляемые баки, когда командир только за-крывал за собой крышку верхнего рабочего люка. Эрих ви-дел, как палуба стремительно уходит под воду. Сам Кемпке уже повис в шахте, но люк неожиданно для него не захотел закрываться. Возможно, взрывом повредило его механиз-мы. Молодой человек с ужасом взглянул вниз – на второй люк, ведущий в центральный пост и далее в жилые поме-щения субмарины. Если прямо сейчас не приказать задра-ить его изнутри, то через какие-то секунды вода мощным потоком хлынет туда, стремительно занимая отсек за отсе-ком. Необходимо было погибать самому, но спасать своих людей. Однако как бессмысленно было утонуть сейчас, ко-гда война уже закончилась. И как это глупо и нелепо уто-нуть в ходовом мостике собственной лодки. И потом, как же Труди?! Ведь всего месяц назад во время короткого странного отдыха вне войны – в курортно-нейтральном Констанце они договорились, что обязательно поженятся, когда закончится весь этот кошмар. Да нет, смерть приду-мана для кого угодно, только не для него! В голове молнией пронеслась тоскливая мысль, что может он ещё успеет вы-браться из этого чёртового люка, ведь там внизу уже никто не сможет рассказать о его малодушии. Начальству же он доложит, что его просто выбросило за борт взрывной вол-ной. В такой суматохе всё легко будет списать на сорван-ную с якоря «бродячую» мину или вероломную атаку вра-жеской подлодки. И одновременно с этими предательскими мыслями в его горле уже сам собой завибрировал само-убийственный приказ, но тут крышка люка неожиданно встала на положенное ей место. Исправно щёлкнул меха-низм запирания, возвращая надежду на продолжение жиз-ни. Внутри корпус выглядел так, словно по нему пронёсся ура-ган. В мерцании аварийного освещения командир медленно продвигался по отсекам, усеянным какими-то обломками, среди которых он ощупью разбирал перевёрнутые койки и столы, свисающие провода (некоторые из которых искри-ли). Но Эрих был опьянён восторгом чудом выжившего че-ловека. Даже в таком неприглядном виде лодка представля-лась ему райским пределом, в который его чудом впустили в самый последний момент. В носовом отсеке по пояс в во-де работали механик и его люди. Пока они безуспешно пы-тались задраить пробоину величиной с футбольный мяч. Заплатку постоянно срывала мощным напором забортной воды, но люди снова и снова продолжали борьбу. - Ну как, старина, будем жить? - Да поживём ещё, герр командир, если вы не будете давать нашей расклеившейся старушке глубину погружения больше 20 метров. Но предупреждаю: в любой момент нам может потребоваться срочное всплытие для ремонта в надводном положении. - Ничего не обещаю, вокруг слишком много хищников… * После осмотра внутренних помещений своего корабля ко-мандир заглянул в каюту к судовому доктору. Теперь, когда лодка шла своим курсом, можно было потратить время на обработку собственных ран. Док выглядел сильно озабо-ченным. Истолковав это по-своему, Эрих выразил ему своё сочувствие: - За последние полгода у вас впервые столько пациентов, но я верю в вас, господин Флиг, вы обязательно справитесь. - Уж поверьте мне, мой дорогой Эрих, наши раненые могут чувствовать себя, как у вашего Христа за пазухой, – стран-ным загадочным шепотом отвечал док, - ведь у нас на борту собрался весь цвет берлинской медицины, включая личного врача фюрера и профессора Финдзейена – главного специ-алиста по восточной медицине, владельца собственной клиники на Линден-Алее. - Вы в это уверены? – озадаченно спросил Кемпке. - Ну конечно! Мир медицины также тесен, как мир военно-го флота. Все друг друга знают, если не лично, то в лицо. Вот только я ещё не решил, удобно ли при сложившихся обстоятельствах обнаружить перед коллегами своё знание. Как вы считаете, мой дорогой Эрих? - Что вы имеете в виду? - Ну их появление на причале было обставлено такой сек-ретностью и потом эти двухметровые гренадёры в чёрных мундирах... Возможно, наши пассажиры желают сохранить своё инкогнито? - Откровенно говоря, док, я и сам мало что понимаю в про-исходящем. Меня сразу поставили в роль извозчика. По-этому лучше будет не показывать своё любопытство и из-лишнюю информированность. - Да, вы совершенно правы, Эрих. Лучше иметь меньше знания, но больше здоровья. Уже выходя из каюты доктора, Кемпке не приказал, а по-просил: - И ещё, господин Флиг, пожалуйста, хотя бы пока эти лю-ди у нас на борту, называйте меня в соответствии с уста-вом: господином командиром. Всё-таки здесь военный ко-рабль. А то эти господа ещё чего доброго решат, что у нас тут царит анархия. - Хорошо, дорогой Эрих… то есть, я хотел сказать госпо-дин командир – виновато поправился доктор. Своим нахождением на флоте, а не в концлагере Флиг был обязан только заступничеству командующего германским флотом, каким-то чудом выторговавшему у фюрера разрешение держать у себя на службе офицеров-евреев * За ужином в кают-компании Эрих представил эсесовско-го майора своим офицером, а тот в свою очередь скупо от-рекомендовал подводникам своих спутников. По словам гауптштурмфюрера эти люди были секретными военными конструкторами, которых необходимо было любой ценой спасти от большевиков и западных плутократов. Услышав подобную ложь, Кемпке невольно взглянул на своего док-тора, а тот лишь виновато потупил взор. Но в конце концов, какая Эриху была разница, кого принимать на борт: гебель-совских болтунов, ящики с запчастями для несостоявшего-ся «оружия возмездия» или этих зашифрованных эскула-пов. Гораздо больше его интересовал маршрут их следова-ния. Всё время, пока они провели за столом, Эрих напря-жённо ждал от Хиппеля хотя бы намёка, куда пойдёт его лодка. Но эсесовец не спешил раскрывать свои карты. Только днём следующего дня он сообщил Кемпке маршрут. Было это так. Сломался шноркель, вода стала на ходу за-хлёстывать поднятую на поверхность вентиляционную трубу. В отсеках стали скапливаться отработанные газы и командир отдал срочный приказ на всплытие. Делать это было крайне опасно, так как на поверхности было светло и солнечно при ясном безоблачном небе. Кроме того, лодка уже прошла большую часть скалистого фарватера и при-ближалась к выходу в открытое море. Обычно в этих ме-стах немецких подводников частенько подкарауливали ан-глийские и американские коллеги. Но выхода у них не бы-ло, так как за то недолгое время, что шноркель хлебал воду, во внутренних помещениях успело скопиться много угар-ного газа и даже переборки почернели от копоти. Кроме ремонтников наверху разрешалось находиться толь-ко первому лицу корабля, вахтенному офицеру и расчёту зенитного пулемёта. Правила предписывали, что помимо этих лиц, подниматься на мостик без особого на то указа-ния командира больше никто не может. В подводном флоте каждая статья устава оплачена чьей-то кровью. Это прави-ло - в том числе. Ведь появись внезапно на горизонте вра-жеский самолёт и суматоха большого числа посторонних людей возле единственного люка не позволит кораблю быстро уйти под воду. Впрочем, для эсесовского майора никаких ограничений на корабле не существовало. Не об-ращая внимания на увещевания старшего офицера, он под-нялся на мостик; долго с видимым наслаждением вдыхал полной грудью чистый воздух; закурил. Поднявшегося вслед за ним старшего офицера, гауптштурмфюрер, не стесняясь присутствующих, обложил самой площадной бранью и пригрозил собственноручно сломать челюсть, ес-ли «рыжая корабельная крыса» ещё раз посмеет ему указы-вать на то, что можно делать, а что нет. - …В 32-м я начинал простым штурмовиком у Рема в СА, а до этого работал бойщиком на скотобойне, так что рука у меня тяжёлая. А ну все вон с мостика, мне надо наедине поговорить с командиром. От такого наглого самоуправства на его лодке Эрих даже растерялся. Между тем присутствующие на мостике моря-ки ждали от него подтверждения приказа покинуть мостик. - Ну что, у вас пробки в ушах что ли? А ну вон отсюда! – потеряв терпение, вновь рявкнул эсесовец. - По какому праву вы так себя ведёте на моём корабле, герр гауптштурмфюрер – наконец возмущённо воскликнул Кемпке. Все вокруг сразу замолчали, напряжённо следя, чем закончиться этот конфликт. - Оставьте своё «герр» для армейских пижонов и аристо-кратов-предателей – презрительно ответил ему эсесовец. - У нас в СС господ нет, а есть только товарищи по оружию. В наших казармах даже защёлки на тумбочках иметь не положено – всё на полном доверии друг к другу. А веду я себя так, потому что выполняю особый приказ руководите-лей партии и государства. И если вы выполните моё распо-ряжение убрать отсюда посторонних, то я вам немедленно предъявлю все предписания. - Хорошо, всем вниз кроме вахтенного. Как только все покинули мостик, эсесовец развернул и по-дал Кемпке крупномасштабную карту Южной Америки: - Скажите, командир, как вам нравиться идея совершить вояж в тропики? - Куда конкретно? - Аргентина. - Это невозможно, у нас не хватит солярки. - А вы плохо обо мне думаете, командир. В указанном на карте районе нас будет ждать «дойная корова» (специаль-ная подводная лодка-танкер); на подходах к Аргентинскому побережью в нейтральных водах «U-975» встретит арген-тинский сторожевой корабль и проводит на пустынный пляж, где мы сможем спокойно выгрузиться, не привлекая ничьего внимания. Потом вы затопите лодку и мир никогда не узнает о нашей миссии. - Неужели эти конструкторы имеют такую ценность, что ради них разработана столь сложная многоходовая опера-ция. - А вы задаетё слишком много опасных вопросов. Не забы-вайтесь, капитан-лейтенант! Ваш долг исполнять приказы и вести свою лодку. Кстати, что это за пузыри приближа-ются к нам вон оттуда? Эрих не успел ещё взглянуть в указанную эсесовцем сто-рону, как за его спиной истошно завопил вахтенный: - Торпеда с правого борта! Только теперь Кемпке увидел пузырчатый след торпеды, несущейся прямо в борт его кораблю. До неё было метров сто не больше. Как он и боялся, на выходе с фарватера их караулила вражеская стальная акула. - Оба самый полный! К погружению! Лодка помчалась наперегонки со смертью. Буквально впи-хиваясь вслед за эсесовцем в горловину люка, Эрих напря-жённо ожидал взрыва и мгновенного конца в огненном аду. Но прошли отпущенные им 10 секунд, потом ещё беско-нечно протянулись 15 и только потом гулко рвануло совсем близко в стороне. Корабль содрогнулся всем своим сталь-ным телом, но уцелел. Эрих догадался, что торпеда, про-махнувшись по его лодке, врезалась в основание высокой скалы, мимо которой они только что прошли. Это была редкая возможность сымитировать собственную гибель. Командир вражеской субмарины наверняка решит, что его секундомеры дали небольшую погрешность, и торпеда по-пала в цель. - Оба стоп! Всем затаиться! Кормовым аппаратом выстре-лить имитационный патрон. Теперь надо было выждать. Неприятель наверняка захочет полюбоваться на плоды своей победы, и тут может пред-ставиться возможность нанести ответный удар. Правда су-ществовала вероятность того, что осторожный янки пере-страхуется и удовлетвориться созерцанием поля выигран-ной им битвы через перископ, не всплывая. Но для такой чрезмерной осторожности требовалось иметь недюжинную волю и полное отсутствие честолюбия. Акустик постоянно докладывал, что слышит шум винтов, описывающей вокруг них широкие круги вражеской лодки. И впрямь у против-ника все повадки были акульи. Между тем, в азарте боя Эрих совсем забыл, что с его лод-ки выгружены торпеды. Припав к окуляру перископа, он возбуждённо наблюдал за всплывающей американской субмариной. Сначала на поверхность вырвался высокий фонтан, потом показался чёрный гребень ходового мости-ка. Мокрая, словно морское чудовище, неприятельская лодка победно сверкала в лучах полуденного солнца. Это был корабль одной из последних серий типа «Спайкфиш» водоизмещением не менее 500 тонн. Потопить такую кра-савицу было редким везением. Но военные боги сегодня явно благоволили немцам. Появившиеся на мостике суб-марины люди радостно размахивали руками, указывая друг другу на масляные пятна на воде и плавающие личные ве-щи германских подводников. Молодой немец с удивлением разглядывал сквозь мощную цейсовскую оптику эффект-ную рыжеволосую девицу в распахнутой «настежь» укоро-ченной лётной куртке «пилот», одетой поверх морской ро-бы, мешковато висящей на её стройной фигуре. Она была буквально увешана громоздкими фотоаппаратами. Воз-можно даже, что вражеский командир решился всплыть, только для того, чтобы позволить хорошенькой корреспон-дентке запечатлеть его подвиг для какого-нибудь «Нью-Йорк Таймс». Всё-таки права старая морская традиция, за-прещающая женщинам находиться на военном корабле! Между тем, подойдя на малом ходу к месту «гибели» немецкого корабля, американцы стали спускать на воду ре-зиновую лодку, видимо, для сбора плавающих в волнах трофеев и проведения «фотосессии». Первой в шлюпку пригласили корреспондентку. Теперь Эрих держал пери-скоп максимально низко над водой, чтобы его не заметили с находящейся совсем близко вражеской лодки. Волны по-стоянно перекатывались через перископное стекло, вода свинцовыми ручьями стекала по его объективу и ослепи-тельно вспенивалась, как только лодка опускалась ниже перископной глубины. По-хорошему так надо было бы со-всем убрать перископ и целиться только по показаниям акустика, но уж больно Кемпке хотелось увидеть, как вздыбиться и переломиться пополам вражеская подлодка после того как в неё угодит торпеда. Сейчас до неприятель-ского корабля было не более полутра кабельтов. Промах-нуться с такой дистанции по застопорившей ход подлодке было просто невозможно. Фактически ему предстояло сде-лать пистолетный выстрел в упор. Впившись взглядом в окуляр перископа командир торопливо давал последние поправки рулевому, диктовал данные для закладывания в автомат стрельбы. В последний момент он выждал, пока лодка с дамочкой отойдёт подальше от обречённого кораб-ля. Наконец, даже не включив секундомеры, резко выдох-нул: - Оба носовых пли! И… не почувствовал характерного толчка выходящих из носовых аппаратов торпед. Только сейчас Эрих вспомнил, что в торпедных аппаратах и на резервных стеллажах пу-сто. Надо было как-то выходить из глупого положения, и он устало произнёс: - Отбой учебной тревоги. У выхода из центрального поста его задержал эсесовец и уважительно сказал, понизив голос: - Вы отличный солдат. И мне жаль, что по нашей вине вы лишились ценного трофея. Но поверьте мне, наша цель го-раздо почётнее, чем потопить одну американскую подлод-ку. И дело не в этих пассажиров, с которыми я вас вчера познакомил. Это так – мелкая шваль. Главных ваших пас-сажиров я к сожалению вам пока представить не могу, но придёт время…Впрочем, об этом тс-с-с– эсесовец, сделав заговорщеские глаза, приложил палец к губам. – И ещё: только что ваша лодка была официально потоплена и по-гибла вместе со всем своим героическим экипажем.
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет