Какие эмоции у вас вызвала эта новость?

Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0
©

“Греф оценил срок возврата к экономике 2021 года, «если ничего не делать»”

По мнению главы Сбербанка, это может занять десятилетие. При этом он подчеркнул, что санкции оказались не такими жесткими, как прогнозировалось, и заявил, что ситуация в российской экономике сложилась «не столь драматичная»

Герман Греф

(Фото: Сергей Бобылев / фотохост-агентство ТАСС)

Без принятия каких-либо мер срок возврата к уровню экономики по состоянию на прошлый год может занять десять лет, заявил глава Сбербанка Герман Греф на деловом завтраке на полях ПМЭФ-2022.

«Если ничего не делать, то возврат российской экономики на уровень 2021 года может занять примерно десять лет», — сказал глава «Сбера».

Как отметил Греф, на страны, которые ввели санкции против России, приходится 56% российского экспорта и 51% импорта. «Это угроза для 15% ВВП страны», — оценил он.

Глава Сбербанка подчеркнул, что санкции оказались более мягкими, чем ожидали и российские, и западные эксперты. «Рубль укрепился, и этому есть свои причины, в том числе укрепление рубля повлияло на инфляцию, и то, что мы видим сейчас — снижение ставок и возобновление кредитования экономики, — это важнейший фактор придания ей устойчивости. Ну и, конечно, огромный профицит торгового баланса, резкое снижение спроса на валюту, резкое снижение импортных потоков привели к переукреплению [рубля] — такой ситуации я не видел никогда: когда валюта, собственно говоря, в России никому не нужна», — пояснил он.

По словам Грефа, ситуация в российской экономике сложилась «парадоксальная», но в общем, «не столь драматичная».

В ходе выступления глава «Сбера» упомянул о двух сценариях развития российской экономики до 2030 года — «трубе на Восток», то есть ориентации экспортных потоков на восточное направление, и «структурной трансформации» экономики.

Читайте на РБК Pro

Pro

Хочу составить план тренировок. Что важно учесть

Инструкции

Pro

Санкционный светофор: как запреты влияют на разные отрасли экономики

Исследования

Pro

Как перестать бояться и полюбить инфляцию

Статьи

Pro

«Вирус сомнения» и немного эмпатии: секреты сторителлинга от Стива Джобса

Статьи

Pro x The Economist

Спецоперация отсрочила кризис в Латинской Америке. Но это ненадолго

Прогнозы

Pro

Почему украинский кризис увеличит инфляцию и бедность в Европе

Статьи

Pro

Много сплю, но все равно чувствую себя разбитым. Что не так

Статьи

Pro

«Бывший меня преследует»: когда речь идет о навязчивом работодателе

Инструкции

«Под словом «труба» мы имеем в виду все традиционные российские экспортные товары», — пояснил Греф, отметив, что сценарий уже реализуется. Он также привел данные о перераспределении экспортных потоков из России на Восток: с марта по май 73% российской нефти было перенаправлено в страны, которые не ввели санкции. Глава «Сбера» также подчеркнул, что в такие сжатые сроки перенаправить эти потоки «не очень реально», однако России это удалось.

Говоря об адаптации структуры российской экономики, Греф отметил, что на этом направлении предстоит огромная работа. «Главный вызов, конечно, это обеспечить структурную перестройку нашей экономики, то, что не удавалось сделать многие-многие годы, — подчеркнул он. — Потому что если посмотреть на структуру экономики, она поменялась за последние 20 лет, но не радикальным образом. Перед нами стоит сейчас огромный вызов в совершенно других макроэкономических предпосылках — сделать тот самый трансформационный рывок, который не удавалось сделать последние десятилетия».

Накануне первый вице-премьер Андрей Белоусов озвучил три возможных сценария трансформации российской экономики. Наиболее вероятным сам он считает сценарий ситуационного реагирования. «Для нас он очень привычный: какие-то проблемы нарастают, мы понимаем на горизонте двух, трех, пяти лет, что что-то идет не так, и мы вот в этом «что-то не так» начинаем что-то менять», — уточнил Белоусов.

Второй вариант — реформирование, в рамках которого происходит изменение правил жизни в разных областях. Третий путь — наименее вероятный, по мнению первого вице-премьера, — мобилизационная экономика.

Авторы
Теги
Персоны

Источник

Читайте также