Какие эмоции у вас вызвала эта новость?

Улыбка
13
Огорчение
5
Палец вверх
25
Палец вниз
9
Аплодирую
24
Рука лицо
8
©

“Звезда Даши Богатыревой: актриса семь лет проходила через «пыточные аудитории ГИТИСа, «Щуки», МХАТа»”

Даша Богатырева в школе-студии МХАТ

Дашу Богатыреву узнает вся театральная студенческая Москва. Если в книге рекордов Гиннесса есть подобное достижение, то оно точно ее.

Семь лет подряд она поступала в «золотую пятерку» театральных училищ, пролетала мимо, но не сдавалась, а собирала волю в кулак. Пока мечта ей не покорилась.

Видео с поступившей Дашей завирусилось в интернете

Я увидела в сети короткое видео, миг, когда худенькая девушка, услышав наконец свою фамилию среди принятых на первый курс, упала на колени на деревянный пол и разрыдалась.

А вокруг все оглушительно аплодировали. То были ее первые аплодисменты.

Сыграно до мурашек. Как будто бы не она стояла на коленях на этой сцене, а каждый из нас, кто безумно хотел чего-то в жизни и однажды добился.

Даша с подружкой в ГИТИСе

«Верю!» — воскликнула я и поняла, что должна найти Дарью Богатыреву, которая взяла измором свою мечту.

У Эдварда Радзинского есть старое, 60-х годов, стихотворение о безымянной абитуриентке, которая поступала в театральный.

«Она только что приехала в Москву

и шла в ГИТИС,

или в «Щуку» или в «Щепку» или во МХАТ.

Она вошла во двор

и прочла объявление:

«Абитуриентов прослушивают в тире».

Маленькая головка на теле Венеры,

точеные черты Натали Гончаровой

и волосы, перехваченные черной ленточкой…

Пушкинская красавица в хипповой диадеме!

Молодые режиссеры широко улыбались

и слушали стихи Вознесенского

про самоубийство Мэрилин Монро.

(О, как она им нравилась!)

И «сам» широко улыбался —

эта красавица, полная сил и здоровья,

что она знала про самоубийство?»

Шел 2023 год. Даше Богатыревой было уже 23. Это был ее последний шанс. После 23 девушек берут крайне редко. Молоденьких хватает.

«А часики-то тикают!» — кто, как не будущие актрисы, знают все про эту безжалостную присказку.

«В последний год мне говорили, ты прекрасная, ты замечательная, в тебе есть все, что только должно быть, но ты закончишь в 27, ты будешь слишком взрослая для того, чтобы быть начинающей актрисой», — объясняет она мне сейчас.

Золотая пятерка

Даша родом из Беларуси. Я спрашиваю у нее: зачем было ехать так далеко? Неужели у вас в Минске нет театрального училища?

«Есть театральная академия. А еще у нас в Минске есть Комаровский рынок. Он стоит на месте, где раньше было болото. И театральный Минск – он такое же болото, прекрасный город, но не для молодых, которые хотят чего-то добиться. Молодые едут в Москву», — рассуждает Даша.

«В Москву…в Москву…В Москву…» Как восклицали когда-то чеховские три сестры.

В «золотую пятерку» — соцветие лучших театральных вузов, чьи названия год из года повторяют как мантру все новые и поколения абитуры. Щепка, Щука, ГИТИС, ВГИК и Школа-студия МХАТ.

В каждом свои традиции. В каждом свои предпочтения.

Например, в Щепке, как объясняет Даша Богатырева, стараются брать вчерашних школьников. Белые листы бумаги, на которых педагоги напишут то, что им надо.

А в школе-студии МХАТ имена новых студентов объявляют в Камергерском переулке, возле легендарного театра, после долгих часов ожидания. Прохожие становятся зрителями этого зрелища. Счастливчиков выкрикивают через громкоговоритель и затем поливают шампанским.

Даша была свидетелем этого много раз.

«Впервые я рванула сюда в десятом классе. Просто попробовать. Говорили, что если такие ребята проходят по конкурсу, то они могут сдать экзамены в школе экстерном. Мама с папой рассчитывали, что мне не понравится, и поэтому меня отпустили. Родители хотели, чтобы я стала лингвистом или дизайнером», — рассказывает Даша.

Она читала программу — «хардкор». Никто не подсказал, что это совсем не то, чего ждет комиссия от маленькой хрупкой девочки. Достоевский «Братья Карамазовы».  Шмелёв «Солнце мёртвых».  И Сашу Черного «Обстановочка».  

«Ревет сынок. Побит за двойку с плюсом,

Жена на локоны взяла последний рубль,

Супруг, убитый лавочкой и флюсом,

Подсчитывает месячную убыль».

«Потом мне объяснили, что это было слишком… умно. Маленькие хрупкие девочки должны выбирать лирику. «У вас несоответствие внутреннего содержания и внешнего облика. Вы читаете как взрослая, опытная, пожившая женщина», — вспоминает она.

На следующий год Даша приехала поступать всерьез. Вместе с шестью другими девочками из Минска. Их так и называли «белорусская мафия». Они бегали из училище в училище, чтобы везде успеть, хорошо, что большинство учебных заведений находятся скученно и в центре. «Арбатская», «Охотный ряд», «Кузнецкий мост»…

Выбрали подругу

«Говорят, педагоги, которые набирают курс, иногда созваниваются, обсуждают, кто им приглянулся, что этот мальчик/девочка хорошие, если для вас не принципиально, то мы его у вас забираем», — рассказывает «вступительные мифы» Даша.

Но сами поступающие не знают до последнего, что все предрешено.

Вместе с ней на конкурс в ГИТИС пошла одна из белорусских подружек, которая сама хотела в Школу-студию МХАТ. И мастер, который тогда набирал курс, посмотрев, сказал, что возьмет эту девочку на бюджет. А если бы Даша пришла одна?

«Мне он объяснил, что я совсем еще зеленая. Сейчас я понимаю, что так и было, я была наивная, неуверенная в себе. Родители предупредили, что не будут меня содержать, если я провалюсь. Я вернулась в Минск, пошла продавать сотовые телефоны, чтобы накопить денег для Москвы на следующий год».

В 2018-м ее слили снова.

«Я не могу сказать, что мне не дали шанс, — объясняет Дарья. — В том же ГИТИСе для меня устроили отдельное прослушивание, Собрались все педагоги в мастерской и 40 минут слушали только меня. Обычно на сцене сидят десять человек, так называемая «десятка», а тут я была одна. Я так испугалась, что вся пережалась и не смогла себя показать, как следует».

За ней выбежала девочка-студентка, которая сидела на экзамене и сказала, что надо поменять программу и научиться играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. Это ценится. Легко сказать, научиться…

Даша подала документы в педагогический, потому что надо было куда-то идти, а там тоже был актерский факультет. Туда шли все те, кто пролетели везде. «Маленький конкурс, всего человек 100 на место», — говорит Дарья.

Было понятно, что это от безысходности. Как там писал Радзинский?

Разговоры в отчаянии:

«Сказали — есть места в Институте культуры…»

«Набирает дополнительно Воронежское училище…»

«Говорят, недобор в Ленинграде, в Эстрадном…»

«Я поняла, что не могу. Что это все не по-настоящему. Я даже год не доучилась и забрала документы», — разводит она руками.

Источник

Читайте также