Новости без рекламы
17.11.2020 - 20:02:10

В скандал вокруг российского Центра уникального приборостроения вмешалась полиция

Здание НТЦ Уникального приборостроения

Бывший директором до него — лауреат пяти (!) государственных премий, академик РАН Владислав Пустовойт рассказал, как при новом руководстве искореняется наука в центре, когда-то гремевшем на весь мир, продвигаются весьма сомнительные проекты. Булатов от лица, а точнее будет сказать, за спиной НТЦ УП РАН, подал в суд на Пустовойта, его заместителя Андрея Морозова, газету «Московский комсомолец», журналиста, которые, по его мнению, опорочили весь центр в его лице… 

Но в итоге истец потерпел фиаско — и в иске отказано полностью. Суд пришел к выводу, что оспариваемые истцом сведения на самом деле имели место, а вот сведений, носящих порочащий характер, суд в статье не нашел.

После выхода статьи по инициативе Российской академии наук в НТЦ УП была проведена комплексная проверка по фактам, которые были изложены в нашей статье и в многочисленных письмах министру науки от академика Пустовойта и сотрудников НТЦ УП.

О том, как проходил аудит, можно судить по акту и документу о результатах проверки, который висит на сайте министерства. Эксперты подтвердили почти все «обвинения», действующие сотрудники центра засыпали ведомство письмами с жалобами на творимое Булатовым в НТЦ УП. Однако, несмотря на многочисленные нарушения и упущения, этот человек по-прежнему сидит в директорском кресле и продолжает начатое им дело, в том числе и в рамках Федеральной целевой программы, объявив три новых тендера на поиск соисполнителей.

Напомним, с чего все началось. В 2015 году Владислав Пустовойт по возрасту покинул пост директора ведущего НТЦ уникального приборостроения, с которым была связана вся его научная жизнь, в котором создавались акустооптические приборы, фурье-спектрометры для анализа содержания опасных веществ в воздухе. Эти разработки приносили славу нашей стране, укрепляли ее обороноспособность.

 Подлинность истинных алмазов

На смену Пустовойту пришел малоизвестный в научных кругах Марат Булатов — особыми научными заслугами не блещущий, зато состоявший в матримониальных отношениях с начальницей отдела Минобрнауки по взаимодействию с институтами физического и химического профиля. И цели, как впоследствии стало понятно, он преследовал вполне приземленные: к чему годами разрабатывать уникальные приборы, когда можно, по-видимому, не без участия надежного лобби сверху получать гранты и в кратчайшие сроки выполнять какие-то нехитрые проекты, отчитываясь за них перед министерством.

В общем, с точки зрения современной системы оценки научного труда, которая базируется в основном на публикационной активности сотрудников института (до недавнего времени проверяющие не учитывали даже качество этих отчетов), Булатов, наверное, смотрелся идеально.

Но ученый с большой буквы Владислав Пустовойт помешал этой идиллии. Перейдя на должность научного руководителя НТЦ УП, он стал указывать Булатову на недопустимость смены основной тематики центра. Под руководством Булатова, который освободил почти всю команду бывших специалистов и посадил на их места своих астраханских земляков, центр стал выпускать сомнительные приборы медицинского профиля. Не говоря уже об отсутствии у этой техники какой-то уникальности (ну какое ноу-хау может быть у прибора, сокращающего мышцы за счет электрического импульса), большая часть изделий не доходила даже до проведения клинических испытаний.

— Все похоже скорее на мракобесие, чем на серьезные научные разработки, — делится своими мыслями Владислав Иванович. — Руководителем этих работ был назначен биолог, выходец из Астрахани, Илья Коваленко, которого в кругу биологов почему-то называли математиком, а среди математиков-физиков — биологом. Направленный на экспертную оценку в РАН результат выполненного под его руководством проекта получил достаточно отрицательную оценку.

Академик РАН Владислав Пустовойт и профессор Кип Торн — Нобелевский лауреат по физике за 2017 год. В своей работе, касающейся обнаружения гравитационных волн, Торн использовал идеи Пустовойта.

Были и более «наукоемкие» проекты — под них выделялись большие гранты. Один из них — «Оборудование и цифровые технологии изготовления элементов наноградиентной оптики и из метаматериалов для приборов индивидуализированной медицины, технологий здоровьесбережения и космической фотоники».

— Это не что иное, как набор умных, но малопонятных слов для работников министерства, которые не разбираются в физике, — пояснял Владислав Иванович. — Где наноградиентная оптика (связанная с напылением на оптические элементы) и где метаматериалы (композиты с изменяемыми свойствами их компонентов)?! Да все это еще увязали с космической фотоникой! Абракадабра, да и только! А ведь на разработку были выделены миллионы рублей бюджетных денег. Только по программе ФЦП выделено 150 миллионов рублей, плюс еще 105 миллионов так называемым соинвесторам!

В результате — ничего(!), одни обещания! Мне, как человеку, отдавшему более 50 лет развитию и становлению в СССР и затем в России уникального приборостроения, больно и обидно смотреть на то, как идет уничтожение нашего НТЦ УП РАН, созданного еще в советское время Нобелевским лауреатом академиком Александром Михайловичем Прохоровым с целью развития уникального приборостроения в стране и для ускорения внедрения разработок академии наук (на новых физических принципах) в промышленность и науку.

Были еще вопиющие факты: уничтожение испытательного цеха, где сотрудники мастерили прототипы новых приборов, уничтожение ценного, не имеющего аналогов в мире оборудования для фурье-спектрометрии, хамское отношение к заслуженным ученым. «МК» писал про исчезновение из сейфа заведующего конструкторским отделом Григория Шкроба документов, а из кабинета заведующего научным отделом Анатолия Балашова — ценного образца интерферометра!

Пропали при Булатове, разукомплектованы и приведены в негодность и многие созданные ранее в НТЦ акустооптические приборы. Например, исчез спектрометр для определения загрязнения морских акваторий, уникальный портативный мобильный анализатор качества алмазов, придуманный и созданный Владиславом Пустовойтом и хранившийся в его лаборатории.

— Портативный прибор для определения качества алмазов размером с небольшой саквояж, — рассказывает Владислав Иванович, — способен не только определять подлинность и качество алмаза, но и определять его происхождение, что иногда бывает весьма важно. Важно, что сама процедура определения качества алмаза занимает всего 5–7 минут. Как-то этот прибор демонстрировался на Ганноверской ярмарке в Германии, и одна, весьма уважаемая дама, подошла к стенду, отстегнула свою бриллиантовую сережку и попросила проверить качество камня. Ей тут же выдали распечатку рамановского спектра ее бриллианта, и многие были удивлены четким, практически идеальным спектром этого алмаза. Это был очень хороший алмаз. Дама сказала, что это подарок от ее бабушки. В последующем этот идеальный рамановский спектр (особый вид спектроскопии) мы использовали как эталонный.

Источник



Читайте также