Добро пожаловать в Ад!

  • Добро  пожаловать в Ад! | Сергей Воронин

    Сергей Воронин Добро пожаловать в Ад!

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аудиокнига
  Аннотация     
  265
Добавить в Избранное


Новая повесть писателя Сергея Эдуардовича Воронина, широко известного в России и за рубежом по автобиографическому роману "Сын Ра", а также приключенческой повести "Одиссей из Поднебесной", посвящена описанию криминальной драмы на Алтае. Повесть основана на реальных событиях и фактах.

Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Смотреть видео «Добро пожаловать в Ад!»



Читать бесплатно «Добро пожаловать в Ад!» ознакомительный фрагмент аудиокниги


Добро пожаловать в Ад!

Я проснулся ранним июньским утром. Быстро, по-военному, сделал торопливую зарядку и направился на кухню жарить свою традиционную яичницу из двух яиц с помидорами и лучком. Предвкушая скорый гастрономический оргазм, только я уселся за столом, как вдруг истошно зазвонил мой старенький, видавший виды мобильник. «Доброе утро, Васильевич! – это был главный редактор нашего интернет-журнала «Закон и порядок» Валерий Аврора. – Как настроение?» «Все отлично, шеф!» - бодро отрапортовал я, почувствовав тревожные интонации в голосе Авроры. «Сегодня в обед отчаливаю в Москву, в аэропорт Домодедово! К марш-броску на Алтай готов, как пионер!»

Тревога в голосе моего шеф – редактора, отнюдь, мне не почудилась в тот момент. Вся эта командировка безбашенного, долбанутого  «на всю голову» журналиста-чернобыльца на Алтай, безусловно, попахивала изрядной долей авантюризма. «Юрий Васильевич, заклинаю тебя. Будь там предельно осторожен. Зря не рискуй. Мы абсолютно ничего не знаем об этих алтайских чудо-изобретателях. И помни - ты едешь в край отъявленных бандитов и каторжан!» - не скрывая тревоги, повторял как мантру Аврора. «Не волнуйся, Валера! Ты же знаешь: Ангел-Хранитель всегда со мной. Ну, а я при малейшей опасности буду делать ноги; даже не сомневайся! Насколько, конечно, это позволят сделать мои большие, ну очень большие габариты, но вчера. Как там у нашего Ромы Карцева про раков по пять рублей, но вчера?!» - отшучивался я, при этом вновь испытывая могильный холодок по спине, хорошо знакомый мне еще со времен аварии на Чернобыльской АЭС.1

Тема чудесного изобретательства на Алтае грянула в нашей редакции, как гром среди ясного неба. Однажды я получил радостный звонок из Питера от моего босса Антонова (он же Аврора). Шеф-редактор нашего издания Валерий Аврора, захлебываясь от волнения, поделился сенсационной новостью о том, что в Алтайском крае появился изобретатель-самородок, который смог-таки, наконец, разрешить многовековую загадку Перпетуум-мобиле - Вечного Двигателя, основанного на принципе генерации так называемой «чистой энергии». Но это было еще далеко не все. Лавры  разностороннего  гения  Леонардо да Винчи  не давали алтайскому Кулибину ни минуты покоя.2

Как-то раз, ковыряясь в свином помете на своей семейной свиноферме под Бийском, неугомонный изобретатель умудрился найти универсальное лекарство, долгожданную панацею от рака. «Эврика!» - радостно воскликнул Владимир Максименко (так зовут блистательного героя нашего повествования) и начал вдохновенно лепить онкологические пилюли прямо из свиного говна. Скажите: как мы, доморощенные провинциальные журналюги, могли равнодушно пройти мимо такой «жаренной» новости? Так и возникла идея этой сумасшедшей по замыслу и весьма куцему бюджету командировки на Алтай. Почему я? – спросите вы. Да потому что среди всех наших доморощенных литераторов и журналистов только я один являлся профессиональным инженером-наладчиком энергетических установок. И мне, как говорится, сам Бог велел быть на месте грядущих событий в Бийске, которые в скором времени «перевернут всю мировую энергетику». И Он мне повелел! Да еще как ПОВЕЛЕЛ! Справедливости ради, читатель, замечу, что до 1986 года я вообще был воинственным атеистом. Но из-под стен недостроенного мной чернобыльского саркофага меня вынесли на носилках уже глубоко верующим человеком.

Перед чернобыльской аварией я построил 5 атомных электростанций. Я дарил людям свет и этим был вполне счастлив. 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС случилось ядерное инферно. И тогда я понял, что родил самых настоящих монстров-убийц. В то время я работал главным механиком на Хмельницкой АЭС. 9 мая 1986 года к нам пришла разнарядка отправить для ликвидации аварии 12 автобетоносместителей. Я подготовил команду из 24 «головорезов», готовых пойти на смерть. Мы подготовили машины и двинулись к вратам Ада. В Вышгороде мы загрузили бетон, попрощались с миром и тронулись в неизвестность. До Дитяток мы шли практически без приключений. Звезды довольно ярко освещали нам путь, а в свете фар мелькали мириады мотыльков. За обочиной, в темноте густых трав, нашей странной и такой зловещей процессии легкомысленно подмигивали одинокие светлячки. Наконец, в 30 километрах от логова Дьявола мы въехали в такую Тьму, которую я раньше никогда не видел. Мрак был густ как кисель и темен как дверь в Преисподнюю. Ни одной звезды, ни одного мотылька, ни одного светлячка! Мрак был наполнен страхом, мрак сочился меж пальцев - липкий как смола и холодный как ртуть. Но когда на листьях деревьев появились золотистые огоньки, стало еще страшнее. Это был свет распадающихся изотопов!

Я взглянул на часы – циферблат был черен. Электронику полностью убила радиация. Время остановилось. Я вел головную машину, а за моей спиной бились 24 сердца, сжатые страхом. Мы въехали в Чернобыль. Город был мертв. Бледные стены домов, пустые глазницы окон – все это производило ужасающее впечатление. Но особенно угнетающе на всех нас подействовали забавные рожицы, нарисованные разноцветным мелом на асфальте мертвого города-призрака.

Брошенная кем-то кукла на дороге беспомощно раскинула руки. Мой взгляд невольно уперся в эту куклу – к глотке подкатил колючий комок. На глаза навернулись слезы. «Чем я могу заплатить за свое преступление?» - подумал я. Нет той цены на свете!

На обочине лежала дохлая собака. Потом еще одна, потом еще две, потом целый ряд. Мой напарник завыл. Он судорожно вцепился в рычаг и выключил скорость. Колонна встала - явно назревал бунт «на корабле». Так случилось, что мы шли первыми в ядерное пекло. В ближайшее время в Вышгород должны были прибыть еще 600 автомашин с бетоном. Наше бегство с поля боя могло запустить лавину панического бегства последующей партии ликвидаторов. И тогда в ядерное пекло нас погонят уже под дулами автоматов. Как говорится, по законам военного времени! В тот момент я понял: я был рожден в наш мир именно для того, чтобы пройти этот путь. Этот единственно правильный путь! Все, что было до того – это лишь подготовка к этому пути. Все, что будет позже – абсолютно неважно. Предусмотрено ли для нас место в будущем – тоже было неясно в тот момент. И тут впервые в жизни я начал молиться. «Великий Отец! Ты создал Мир и наполнил его Жизнью. Я иду по тропе, проложенной Тобою, чтобы защитить эту Жизнь. Разожги в моей душе пламя. Я вырву свое сердце и разрушу оковы мрака. Пошли же что-нибудь живое в это Царствие Смерти!» Эта молитва показалась мне слабой, и тогда я обратился к Властителю Тьмы: «Я уплачу тебе любую цену, Дьявол! Только пропусти моих парней в свои владения!»

Меня со всех сторон обступили угрюмые шоферы – в воздухе повисла зловещая тишина. Я подошел к мертвой собаке и перевернул ее. Под трупом была кровь. «Смотрите сюда! – закричал я. – Наша смерть крови не оставляет. В игре фальшивая карта. Шулер играет не по правилам!»

И тут к нашим машинам подошли лоси. Живые лоси в мертвом городе! Это была самая настоящая мистерия! «Спасибо тебе, Хранитель Жизни!» - прошептал я, обращаясь к небу. «По машинам, славяне!» - мой голос гремел как набат, как иерихонская труба! И не было Силы, способной противостоять моему Могуществу! Всего 13 километров осталось до крепостных стен, которые нам скоро предстоит разрушить. «Карфаген должен пасть! Вперед, только вперед!!!» Лоси пошли к завалу, а мы двинулись следом.

С тех самых пор мистические события, связанные с животными и птицами, сопровождают меня всю мою дальнейшую жизнь. Так это произошло и здесь - в ситуации с Максименко. Не успел я выйти на трап самолета в аэропорту Толмачево, как сразу же заметил (правда не очень высоко в небе) черного коршуна, который что-то пронзительно прокричал мне, очевидно, означающее на птичьем языке: «Не дрейфь, старина! Ты – под надежной защитой!» Я знал, что коршуны – конечно же, далеко не редкость в этих краях, но чтобы черный…! Как выяснится позже, этот коршун будет сопровождать меня весь маршрут до Бийска, где живет и активно трудится на благо общества удивительный человек и изобретатель Владимир Максименко. 3

К личности одиозного бийского изобретателя Владимира Максименко с самого начала я относился с весьма большим скепсисом. Отнюдь нешапочное знакомство с очень серьезной техникой и достаточно глубокие знания в области физики привели меня к убеждению, что халявной энергии в природе не существует в принципе. А любая попытка изобрести и сконструировать генератор вечной энергии является всего лишь квалифицированной формой мошенничества с целью развести доверчивых лохов, коих развелось сейчас немеренно на просторах нашей несчастной, обманутой всеми Родины. Не знаю: Бог ли, Дьявол как-будто подталкивали меня в спину, заставляя сегодня отправиться на Алтай навстречу абсолютной, а потому пугающей неизвестности. С этими мрачными мыслями я и прибыл в аэропорт Домодедово.

Первым пунктом назначения в моей алтайской Одиссее был город Новосибирск. Некогда богатый аэропорт города Барнаула сохранил, видимо, только для власть предержащих, всего лишь один рейс до Москвы. А по остальным авианаправлениям Барнаул оказался совершеннейшим городом-лузером, который современным политическим режимом России вообще серьезно не рассматривается; даже в качестве ныне действующего краевого административного центра. Поэтому из аэропорта Новосибирска до Барнаула мне пришлось добираться уже на рейсовом автобусе. Прибыв в Барнаул, я взглянул на небо, вновь увидел моего старого приятеля – коршуна, и, поблагодарив его мысленно за заботу, пересел на маршрутное такси до Бийска. Через 3 часа я уже был на месте. Прибыв на автовокзал, я позвонил Владимиру Максименко, с удовольствием отметив явное замешательство последнего. Дело в том, что мой приезд в Бийск явился для Володи абсолютным сюрпризом. Мы решили с Валерой Аврора инкогнито провести эту спецоперацию журналистского расследования, до последнего момента держа в тайне от всех весь план моей предстоящей поездки. На крайний случай был предусмотрен и План «Б». Это на тот самый случай, если Максименко вдруг не окажется на месте или он вообще откажется встречаться со мной.

Владимир очень быстро взял себя в руки и довольно сухо произнес в трубку: «Очень рад вашему приезду! Ждите. Я сейчас приеду за вами!» Выйдя из здания автовокзала, я с огорчением обнаружил, что здесь, в Бийске, все-таки, потерял своего нового товарища – черного коршуна.

Наконец, на бледном Бийском горизонте появилась не менее бледная фигура Максименко. «Мда, этот господин меньше всего похож на изобретателя!» - мрачно подумал я, и мой вердикт, похоже, был окончательным и бесповоротным. Это был мужчина 60-ти с лишним лет, среднего роста, с неопрятной седеющей шевелюрой и тем редким типом крайне невыразительного лица, которое сразу же забываешь, как только отворачиваешься от собеседника. Мясистый нос, квадратный подбородок; тухлые как у рыбы глаза навыкат, смотрящие сквозь тебя куда-то вдаль – в общем, наш  портрет  готов, читатель, и «счастливому»  обладателю  сего   портрета  можно  было только  посочувствовать.

- Юрий Васильевич, дорогой, ну что же вы делаете? Почему не сообщили нам о дате вашего прилета? Мы бы послали за вами машину в Новосибирск! – нарочито обиженным тоном, в котором чувствовалась явная фальшь, воскликнул Максименко.

- Да мы с Авророй до последнего момента не были уверены в том, что эта поездка вообще состоится, - как-то очень вяло попытался отбиться я, даже не стараясь придумать более или менее правдоподобную версию для этого более чем странного демарша.

- Вы где решили остановиться, Юрий Васильевич?

- Я думаю – в гостинице, Владимир. Выбор гостиницы на ваше усмотрение.

- Ну, уж нет! Я вас теперь одного не оставлю в незнакомом городе. Разрешите пригласить вас в мой дом. И для нашей совместной работы это будет гораздо удобнее гостиницы, - радушно предложил Максименко.

Всегда помня о моем более чем скромном командировочном бюджете, я, не долго думая, согласился. Мы приехали на квартиру бийского предпринимателя. Это была обычная трехкомнатная квартира на четвертом этаже в девятиэтажном панельном доме. Оказавшись в квартире Максименко, я был несколько удивлен весьма скромной обстановкой в доме, граничащей с очевидной бедностью хозяина. Дешевый ремонт пятилетней давности, старая утварь на кухне; залатанная кое-как мебель в зале, видавшая виды – все это никак не соответствовало имиджу преуспевающего бизнесмена.

В доме находился юноша 15-16 лет с прыщеватым лицом и другими явными признаками трудного переходного возраста.

- Вот, Рома, познакомься с Юрием Васильевичем Плавским – известным журналистом, который приехал снять фильм про наше изобретение, - представил меня сыну Владимир. Юноша без особого интереса посмотрел на меня, что-то пробурчал себе под нос и гордо удалился в свою комнату. Я успел заметить недружелюбный взгляд, который он исподлобья бросил на отца. В отношениях отца и сына явно что-то было не так.

- С нами живет еще жена Светлана, но она большую часть времени проводит на нашей свиноферме в 15 километрах от Бийска. Завтра мы туда поедем. А вы пока отдыхайте с дороги, Юрий Васильевич. Вот и ваша комната на ближайшие дни и ночи, - сказал Максименко и отправился по своим «изобретательским» делам.

Я прилег на кровать, прикрыл глаза и попытался уснуть. Но сон никак не шел, несмотря на дорожную усталость. Тогда я решил слегка прогуляться возле дома и заодно осмотреться вокруг. «Роман, я пойду, пройдусь немного. Закройся, пожалуйста! – крикнул я юноше и вышел из квартиры.

Судя по всему, квартира Максименко находилась практически в центре Бийска. Пройдя через дворы, я оказался на просторном бульваре с куцей аллеей из нескольких чахлых берез. «Тоже мне додумались, деятели! Кто же рассаживает березы вдоль дороги. Они все погибнут от выхлопных газов, - с сарказмом подумал я, с удивлением обратив внимание на отсутствие людей на бульваре. Но что это? Мне не показалось? Так и есть. Где-то я уже видел эти пустынные улицы, этот безлюдный пейзаж – в мертвом городе Чернобыле. С единственной разницей, что по дорогам Бийска еще ходили редкие автомобили. Чернобыльская аллюзия была настолько очевидной, что у меня к горлу вновь подкатил колючий комок как тогда на пустынной дороге, усеянной трупами животных. Ни детей, ни людей – по всем признакам Бийск медленно, но верно умирал, как больной неизлечимым недугом.

Пройдя до конца бульвара, я свернул на тихую улочку и уперся в казенное здание серого цвета. На стене здания висела табличка: «Приобский отдел полиции». «Надо же! Моя полиция меня бережет. Прямо рядом с домом!» - подумал я, даже не подозревая в тот момент, какую роль в моей дальнейшей жизни сыграет это случайное открытие.

Я давно живу на белом свете и хорошо знаю, что не только радиация является убийцей русских городов. Гораздо более эффективным монстром – убийцей городов России, по моему мнению, является путинская экономика, носящая откровенно паразитарный и античеловеческий характер. Об этом свидетельствует и неумолимая статистика. Сотни и тысячи населенных пунктов просто исчезли с карты нашей Родины. Сгинули в «черной дыре» - вместе с людьми, домашним скотом и всеми своими пожитками! Сгинули навсегда, читатель, оставив за собой чернобыльскую «зону отчуждения»!

С этими мрачными мыслями я вернулся в дом Максименко. Хозяин еще не вернулся. Я развернул свой походный ноутбук и стал набрасывать сценарий будущего фильма.

На следующее утро за нами пришла машина, и мы вдвоем с Максименко отправились на свиноферму. Я с интересом рассматривал пейзажи, полной грудью вдыхая густой аромат алтайского предгорья. Природа Алтайского края пленила меня с первого же взгляда. Эта нежная природа с великолепным сочетанием березовых околков и необъятного русского поля, совсем не похожа на природу Дальнего Востока, где я провел большую часть своей жизни. На Чукотке и в Хабаровском крае я всегда имел дело с суровой природой, которая настроена весьма недружелюбно по отношению к человеку. Там приходилось бороться за выживание каждый день, каждый час, каждую минуту. За две сотни лет освоения Тихоокеанского региона русский человек так и остался на Дальнем Востоке нежданным и нежеланным гостем.

Совсем другое дело – Алтай! Здесь природа – нимфоманка нашептывает вам на ушко эротические фантазии, заставляя терять голову и совершать несусветные глупости, которые можно встретить только в рассказах Василия Макаровича Шукшина. Алтай вывел совершенно новую, уникальную породу людей, которая была мастерски описана писателем в его гениальных новеллах и которая до сих пор не перестает удивлять весь мир.

Прибыв на место, я сразу же понял, что все мои подозрения и самые худшие опасения насчет Максименко полностью подтвердились. Этот человек был ни на что хорошее не способен, кроме как изобретать пилюли из говна. Максименко с гордостью провел экскурсию по свиноферме. При нашем появлении все работники фермы неожиданно растворились в никуда.

«По-видимому, они получили четкие инструкции не мозолить глаза и не задавать лишних вопросов! - подумал я, обратив внимание на столь странное поведение наемных работников. – Да и свинарь этот Максименко, судя по всему, никудышный!» Стены импровизированной свинофермы были всего в четверть кирпича. Такая стена может рухнуть в любой момент даже от слабого порыва ветра. Но когда я осмотрел фундамент, моя профессиональная гордость инженера взбунтовалась вконец. «Да этот господин Максименко действительно рукожопый на всю жопу! П…ц придет свинкам скоро! Вся эта богадельня рухнет к чертям собачьим!»

Дело в том, что весь Алтайский край стоит на так называемых «плывунах» - песчаном грунте, подвижном послойно как зыбучий песок. Плывун – это самый настоящий геморрой для всех алтайских строителей. Неправильная конструкция, возведенная на плывуне, рано или поздно рухнет как карточный домик. Чтобы обезопасить строение, возведенное на песчаном грунте, алтайские строители для многоэтажных домов используют десятиметровые сваи, которые сутками заколачивают в землю и которые, действительно, дают определенную гарантию устойчивости будущего здания. Здесь же бесподобный Владимир Максименко «щедро» залил слой раствора толщиной в 3 см; при этом еще, как все хохлы, умудрившись сэкономить на цементе. Что называется, сам себя нае….!

Огорченный увиденным, я с облегчением вышел из  помщения  свинофермы. Вышел и  буквально  оторопел!

На столбе для линии электропередачи, с которой господин Максименко бессовестно воровал электроэнергию для своего обширного хозяйства, сидел мой старый, потерянный друг – черный коршун! Он пристально смотрел на меня, издавая протяжные крики-стоны. Мой друг настойчиво предупреждал меня о надвигающейся опасности. Это было ясно, как Божий день! Я внутренне напрягся, но быстро взял себя в руки и стал внимательно изучать окружающую обстановку.

Всего на ферме я заметил 7 человек: 4 мужчины и 3 женщины в возрасте 40-45 лет. Даже беглого взгляда на них было достаточно, чтобы понять – они стоят на разных ступеньках здешней иерархической лестницы.

Один из мужчин (его звали Сергей) – был явно из мест лишения свободы. Об этом говорил коричневый цвет лица и зубов, хозяин которых явно злоупотреблял чифирем. К тому же, по отношению к Максименко Сергей держался демонстративно высокомерно, нехотя выполняя его поручения и всем своим видом говоря: «Ну что ты хочешь мне сказать, фраер?» Именно так ведут себя бывшие зеки по отношению к людям, никогда не хлебавшим тюремную баланду. Сергей ответил категорическим отказом в ответ на мою попытку взять у него интервью, демонстрируя твердое нежелание «светиться на камеру».

Мое внимание журналиста привлекла супружеская пара из Барнаула- Артем и Катя в возрасте около 40 лет. Было видно, что они - из интеллигентской среды и явно находились здесь не по своей воле.

Были еще два свинаря: Юрий с Санкт-Петербурга, Антон с Новороссийска и женщина – бомж неопределенного возраста. Все они что-то делали или делали вид, что делают. Одно я заметил совершенно точно, что два работника постоянно замешивали свиной помет в корыте с какой-то «чудодейственной» грязью. «По-видимому, это и есть фабрика производства знаменитого чудо - лекарства!» - подумал я, потому что других признаков фармакологической лаборатории обнаружить не удалось.

Все больше и больше ко мне приходило осознание того факта, что я капитально влип! Влип, как «очкарик». Я реально нарвался на банду профессиональных мошенников и шансов выбраться мне отсюда живым – примерно 50 на 50. Это - при условии моего правильного тактического поведения. А при неправильном – думаю, 1 процент или даже 0,5!

А ведь мой босс Валерий Аврора предупреждал меня, как надо вести себя в случае возникновения опасности. «Ты должен усыпить их бдительность. Ты должен убедить их в том, что полностью находишься в их власти!» - наставлял меня Валера перед командировкой. На этот случай я приберег для Максименко козырный туз. Я объявил ему, что уже давно занимаюсь проблемой генератора чистой энергии. Именно поэтому меня и заинтересовало его изобретение. Если испытание здесь пройдет успешно, я могу найти инвестора и 2 миллиарда рублей для строительства завода генераторов. При этих словах глаза Володи загорелись, как у вампира, инфернальным огнем. Он заглотнул мою наживку! А я перешел к активным действиям.

Я убедил Максименко в необходимости снять большой фильм с демонстрацией его генератора чистой энергии. «Мир должен увидеть и оценить ваше творение, Владимир!» - пафосно, как Остап Бендер, восклицал я. – А для этого я должен заснять ваш генератор в действии!» «Это – можно, но есть одна проблема, Юрий Васильевич. Шкив в генераторе полетел, я заказал его на Сибэнергомаше!» «Не проблема, Владимир! Мы можем завтра проехать на завод вместе! А пока давайте я возьму у вас интервью!» Максименко нехотя согласился. Он явно не любил работать на камеру. За 2 дня я успел взять у него 3 больших интервью, которые, по словам Валерия Авроры, не стоили ровным счетом ничего без демонстрации «гиперболоида инженера Гарина».

Прошло уже 3 дня моей командировки на Алтай, а мы до сих пор не имели кадров работы чудо-агрегата. Максименко даже свозил меня на Котельный завод (Сибэнергомаш), где мы пытались изготовить тот злосчастный шкив. Мне показалось, что вся эта поездка и общение с рабочими Котельного завода изначально носили постановочный характер. В итоге мы вернулись с завода без вожделенного шкива. Володя явно тянул время, но время упрямо работало против него.

Однажды Максименко привез меня в очередной раз на свиноферму, а сам удалился в город по своим делам. Проходя мимо свинофермы, я услышал: «Юрий, можно вас на минутку?» Это была Катя из Барнаула. Женщина приятной внешности, около 40 лет, с уставшими глазами, короткими каштановыми волосами и тонкими до прозрачности руками. Мы отошли к ближайшему околку – подальше от любопытных глаз.

- Юрий, вы - в большой опасности! Максименко – очень страшный человек. Он приехал сюда в 90-х годах с бандой донецких отморозков. По странному стечению обстоятельств он оказался в приятельских отношениях с бывшим губернатором Алтайского края Александром Суриковым. А тот пожаловал ему с барского плеча должность председателя Агропрома. Сейчас это называется Алтайагрохолдинг.

- Так это же - Эльдорадо! Это - миллиарды рублей, зарытые в землю! – воскликнул я.