85

Мария Черняковская

Жизнь Короля

  • Жизнь Короля | Мария Черняковская

    Мария Черняковская Жизнь Короля

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аннотация

8 января 1935г. в маленьком городке на юге Соединённых Штатов Америки в семье бедняков родился мальчик. Вернее, родилось два мальчика, но второй умер сразу же после рождения, дав старшему брату возможность жить за двоих. И Элвис Арон Пресли, так назвали сына Вернон и Глэдис, на все сто % воспользовался предоставленным ему шансом. На его плечах всегда сидели ангел и бес. Воспитанный в строгости властной матерью, он всего лишь в девятнадцать лет стал Королём, и его королевство не ограничивалось километрами земли. Совершив в пятидесятые переворот в музыке, он, имея огромную популярность, уходит служить в армию, а потом, оставив след в кинематографе, возвращается на сцену. И вот тут он в полной мере показал на что способен его оперный голос: блюз, спиричуэлс, соул, госпелы… После неудачного брака и болезненного развода всё покатилось вниз на бешеной скорости… И хотя Элвис больше всех любил жизнь, он мчался к бездне огромными скачками… Законы шоу-бизнеса поглотили его душу, но тем не менее он навсегда сохранил её невинность и чистоту . Спустя почти сорок лет после смерти его всё также любят, и он продолжает ставить рекорды по популярности.





Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Жизнь Короля

Жизнь Короля

                       

Жизнь Короля.

           

1968год. Вудсток, Битлз - эра рока жёсткого , протестующего ,эра наркотиков и самоубийств.

Алекс вышел из спячки ,в которой он пребывал долгие 8 лет. Однажды, когда они с ребятами из Мафии Теннесси сидели в гостиной Роузленда, Алекса разозлила фраза Рэда:

-                      Наш Алекс уже не Король рок-н-ролла, а просто актёр, возможно, самый дорогостоящий,но и только…

Он это сказал сидящему рядом с ним Джо, не думая, что Алекс мог что-то слышать, но тот услышал. Резко повернувшись к другу, он посмотрел на него потемневшими от обиды глазами и сказал:

-                      Что ты сказал,Рэд? Я не расслышал. Повтори, будь добр

-                      Да ничего особенного…

-                      У вас с Джо появились от меня секреты?

-                      С чего ты взял?

-                      Тогда повтори

В комнате наступила гнетущая тишина. Разговоры прекратились. Все смотрели на Рэда. Тот побледнел, но открыто посмотрел в глаза Босса.

-                      Я сказал, что ты больше не Король, а просто актёр. От тебя как от певца ничего не осталось

-                      Да? Ты так думаешь?

В глубокой задумчивости Алекс просидел несколько минут.

-                      Я хочу прогуляться…

-                      Алекс, на улице день, тебе опасно выходить сейчас

-                      Я хочу прогуляться! - с вызовом повторил Алекс – Ник присоединишься ко мне? Отдыхайте, парни

Солнце уже клонилось к закату, но было ещё достаточно светло.

-                      Алекс, ты уверен? – спросил Ник, когда они уже сидели в машине.

-                      Ник, мне кажется или ты чего-то боишься?

-                      Да нет, с чего ты взял? Итак, куда едем?

-                      Давай, просто покатаемся…

-                      Ок, Босс. Как скажешь…

Они исколесили несколько кварталов, когда Алекс положил на плечо друга руку, прося этим остановиться. Это была одна из самых оживлённых улиц Мемфиса. Алекс вышел из машины и просто пошёл по бульвару, вокруг него была куча народа, спешащего по своим делам, и никому не было никакого дела, что рядом с ними идёт певец, по которому сходила  с ума вся женская половина Америки, право, да было ли это? Теперь он сомневался, что это происходило с ним.

-                      Привет! – попытался он привлечь к себе внимание стайки хихикающих девиц.

-                      Здравствуйте!  вежливо поздоровалась одна из них, и они, продолжая хихикать, прошли мимо.

Алекс внезапно остановился. Ник, шедший за ним,  врезался в него.

-                      Поехали домой! – голосом , не предвещающим ничего хорошего, сказал шеф.

 

 

В машине он отвернулся к окну и не проронил ни слова за всю дорогу. В гостиной царило оживлённое веселье: после ухода хозяина все расслабились, но, увидев, что он вернулся, затихли и настороженно посмотрели на него.

-                      Алекс, что-то случилось? – спросил Ламар

-                      Рэд, ты был прав. Я никто.

-                      Не неси бред. Посмотри на стены. Что ты там видишь? Их уже вешать некуда

Алекс окинул взглядом золотые и платиновые диски.

-                      Это в прошлом, а сейчас меня никто не узнал. Понимаешь, они шли мимо меня, не обращая внимания.  Я стал таким же , как и все.

Алекс сорвался на крик, в его послышались рыдания. Он в задумчивости взял гитару и стал наигрывать мелодию песни, сделавшей его бессмертным. А потом запел.… О, как он это делал.…В очередной раз его друзья и по совместительству телохранители были поражены глубиной его голоса, да и сама песня звучала как-то по - особенному. Тот вечер дал понять Алексу , как много он потерял, пока губил душу в Голливуде.

« Я должен вернуться на сцену, вернуться, во что бы то ни стало…»

И это решение стало поворотным в его судьбе. Он ещё не знал, что оно принесёт ему в будущем, но волнение уже охватило его.

            На следующий день он встретился с Полковником.

-                      Я прекращаю работу в Голливуде, - начал Алекс чуть ли не с порога

-                      Мой мальчик, что произошло?

-                      Я хочу вернуться к живым выступлениям

-                      Я тоже думал об этом. Как актёр, ты выдохся

-                      Конечно, по три фильма в год, пустых и бездарных, тут кто угодно выдохнется . Подумайте, как можно обставить моё возвращение

-                      Есть один заказ NBC

-                      Ну и?…

-                      Рождественский заказ. Им занимается молодой, но довольно амбициозный режиссёр, он уже работал с рок звёздами. Стив Баксон. Когда ты хочешь с ним встретиться?

-                      Как можно быстрее…

-                      Хорошо. Как только что-то станет известно, я тебя оповещу

-                      Договорились.

В нервном возбуждении он метался по дому.

-                      Алекс,  что с тобой? – спросила его жена.

-                      Я возвращаюсь на сцену, по крайней мере, попытаюсь, если ещё не все поклонники меня забыли

-                      О чём ты говоришь? Они не могли тебя забыть

-                      Да? Вчерашняя прогулка доказала обратное, меня никто не узнал на улице, ни одна живая душа

-                      Ну да, за последние годы ты подрастерял свою популярность, но с лёгкостью всё наверстаешь

Алекс обнял её.

-                      Спасибо, ты даже не представляешь себе, как мне сейчас нужна поддержка

-                      У тебя всё получится.

Послышался плач маленького ребёнка.

-                      Извини, твоя дочь не любит ждать.

-                      Да, конечно, беги.

 

Прошло лишь несколько месяцев, как он стал самым счастливым человеком на земле. Родилась дочь, Алекс всегда мечтал о сыне, красивом черноволосом мальчугане, но даже это не омрачило его радости. Свою Лизу-Марию он любил со всей пылкостью своего израненного сердца.

                                                           ***

При первой встрече Стив не произвёл на Алекса большого впечатления, он привык работать с маститыми режиссёрами и продюсерами, но рекомендации Полковника были обнадёживающими, и певец решил послушать, что ему предложат.

« И это Алекс?» - Стиву не приходилось раньше встречаться с Королём  лично, но, как и все, он, конечно, знал его. Молодой человек был разочарован.  « Где тот голубоглазый красавец, который взорвал  музыкальный мир Америки, а , возможно, и всей планеты?»

Теперь перед ним сидел человек с погасшим взглядом, ничем не напоминающий рок-идола. К встрече Стив немного подготовился . И начал с нелицеприятных вещей:

-                      Алекс, публика почти забыла тебя. Надеюсь, ты знаешь, что слушает нынешняя молодёжь?

-                      Конечно, я в курсе всех перемен в музыке. И понимаю, что выгляжу для тинейджеров, как динозавр

-                      Ну, ты преувеличиваешь. Времени, конечно, потеряно немало, но, я думаю, ты вернёшь утраченные позиции.

-                      Я сейчас собираюсь на Гаваи, когда вернусь, мы обсудим концепцию шоу, ок?

-                      Чего бы ты хотел?

-                      Прежде всего, живого общения с публикой, как было раньше, вспомнить прошлое, побольше рока, может быть, пару госпелов, но песни буду подбирать я, остальное на твоё усмотрение.

-                      Хорошо, Алекс, договорились. Приятного отдыха!

Они пожали друг другу руки и разошлись.

-                      Ну, как тебе режиссёр? – озабоченно спросил Алекса Полковник

-                      Умный парень, знает, что делает, я думаю, у нас всё получится.

-                      Вот и хорошо. Удачи!

-                      Спасибо, она мне понадобится.

-                      Отдохни, как следует. Впереди битва за будущее.

« Мне показалось или Полковник действительно сильно нервничает?»

Отдыха не получилось, Алекс пытался расслабиться, но куда там… Все мысли были о шоу. Памела пыталась обратить на себя внимание мужа, пока не поняла, что для мужчины, за которого она вышла замуж, главное музыка, его музыка, и странная , непонятная ревность к ней, к её главной сопернице, закралась в сердце молодой женщины. С момента их знакомства в Германии прошло почти десять лет, но ей так и не удалось раскрыть загадку по имени Алекс. Он всегда был разный, будто весь соткан из противоречий : искренний, добрый, щедрый, нежный и в то же время, его легко было вывести из себя, со своими парнями он вёл себя то по-дружески открыто, то с высокомерием Короля.

« Слава Богу, я отвадила их от дома.  Паразиты и прихлебатели. Как только Алекс не замечает этого?»

На отдыхе Алекс часто, до темноты сидел под пальмой и что-то наигрывал на гитаре, пел забытые песни, вспоминая слова, пытаясь вернуть ауру юности. Только с дочкой он отвлекался от тревожных мыслей, и тогда  весь преображался, был похож на ребёнка, агукал с Лизой, гулял с ней по берегу океана, что-то увлечённо рассказывая, а та внимала ему, несмотря на младенческий возраст. Памела не переставала удивляться взаимопониманию отца и дочери.

                                                                      

« Она забрала у меня мужа »

Памела понимала, что глупо ревновать к ребёнку, но ничего поделать с собой не могла. Благодаря наставлениям матери, она смогла женить на себе этого человека, непонятного и странного, но богатого и знаменитого, и хотела, чтобы он принадлежал ей одной. Беременность не входила в её планы, но так уж получилось, и теперь ей приходилось делить мужа с дочерью. А ещё это возвращение… Она не понимала, зачем оно понадобилось Алексу, денег заработано достаточно, слава такая, что ещё никому не удавалось достигнуть таких высот, чего ещё желать.

-                      Да как же ты не понимаешь, - говорил ей Алекс – я превратился в раритет, в рок-звезду прошлых лет, но я ещё достаточно молод, чтобы списывать меня со счетов, я не хочу становиться стареющей знаменитостью, почивающей на лаврах. У меня много планов, и я надеюсь, что мне удастся их осуществить.

-                      Из-за съёмок мы и так видели тебя редко, а если ты вернёшься на сцену, не будем видеть тебя месяцами, зачем тогда тебе семья?

-                      Семья – это главное для меня, я всё делаю для вас.

Памела понимала, что её возмущает не отсутствие мужа дома, а его популярность у женщин, и она знала, что многим из них он отвечает взаимностью. О его романах с актрисами знала вся Америка

« Но женился он на тебе, - увещевал её внутренний голос – ты утёрла нос всем его поклонницам,  не звезда, не актриса, не певица, пусть теперь исходят в бессильной злобе…»

Ей было невдомёк, что Алексу и нужна была такая женщина, никому не известная, не заговаривающая о карьере, сидящая дома, воспитывающая детей и ждущая его. Но терпение Памелы было на исходе, она всё чаще задумывалась о том, чтобы выйти из-под опёки мужа, но пока рано было заводить разговор об этом. Она была уверена, что провал с возвращением неизбежен, кто сейчас будет слушать некогда знаменитого певца, разменявшего четвёртый десяток  с его устаревшим репертуаром. Алексу не хватит пороху, чтобы снова взорвать мир, что можно было ещё придумать, всё, что надо, было сделано в пятидесятые, теперь другая музыка, другая публика, подростки выросли, и он, разбитый и потерпевший поражение, вернётся в лоно семьи, и вот тогда можно будет ставить условия… Она подождёт.

                                               ***

-                      Ну как, отдых, сынок?

-                      Какой отдых, когда надо работать, я только об этом и думал.

-                      Я узнал о концепции шоу, это никуда не годится

-                      Вы о чём?

-                      Это рождественское шоу. Заказ спонсора, и ты обязан следовать требованиям. Бинсток уже подготовил макеты песен.

Стив, находившийся в офисе с удивлением наблюдал, как Алекс склонил голову, как провинившийся школьник.

-                      И никакой самодеятельности. Сейчас твой имидж рокера не пройдёт, нужно принципиально новый подход к передаче.

-                      Но, сэр, это моё возвращение,  публика вряд ли поймёт такое перевоплощение. Это будет цирк.

-                      Я всё сказал.

Как только молодые люди вышли за двери, Алекс подмигнул Стиву:

-                      Мы сделаем так, как было задумано в самом начале

-                      Почему ты так слушаешься его? Ты – мировая звезда, в конце концов, кто на кого работает?

-                      Это сложно объяснить. Давай работать. А с менеджером я сам разберусь.

И закрутилось. Удовольствие, которое получал Алекс, нельзя было описать словами, он даже перестал ездить домой, ночевал тут же в гримёрной, где ему поставили раскладушку, он не хотел упустить и секунды времени, отпущенного на подготовку шоу. Было решено, что Алекс будет выступать в чёрном кожаном костюме, и Стив посоветовал ему вновь отрастить бакенбарды.

Создание передачи в общей сложности заняло десять дней. В первые дни записывались песни, исполнявшиеся под фонограмму, под давлением Полковника Алекс всё-таки включил в программу несколько рождественских песен, но, воспевая Господа, эти песни имели мало общего со слащавыми песенками про омелу, сани и Санта-Клауса.

-                      Я больше не буду клоуном, - заявил он менеджеру – И  Вас настоятельно прошу не вмешиваться в творческий процесс.

-                      Постой, сынок,- остановил Дженсон Алекса, когда тот был уже у двери

Тон его голоса не предвещал ничего хорошего.

-                      Я слушаю, Вас

-                      Я с уважением отношусь к твоей просьбе, но позволить такой финал, я не могу. Что это такое? – Полковник держал в руках макет завершающей песни

-                      Очень хорошая песня, и я рад, что могу спеть её

-                      Ты хоть представляешь, что нам за неё будет? Я так долго выстраивал твой образ патриота, примерного семьянина, а ты ввязываешься в эти дрязги

-                      Это моё послание миру. После последних событий в нашей стране, я не могу оставаться в стороне

-                      И ты готов поставить на карту всё, что имеешь ради какого-то послания?

-                      Вы сгущаете краски. Сколько нынешних музыкантов более прямолинейны в своих высказываниях, и никто их не преследует. Ладно, сэр, у меня мало времени. Если у Вас всё, я пойду.

-                      Может, всё-таки, подберёшь для финала, что-то менее агрессивное?

-                      Нет, я уже всё решил. Счастливо оставаться!

Полковник был в ужасе, после стольких лет послушания, Алекс вышел из-под контроля. Когда они познакомились, это был наивный мальчишка с вихрастым чубом, да, талантливый, да, смазливый, но этому бриллианту не хватало огранки и именно он, Полковник Дженсон стал тем  человеком, кто вложил эту драгоценность в оправу из славы, больших залов и студии RCA. А теперь что, этот мальчишка будет диктовать условия, и он, Полковник, обязан им подчиняться? Чёрта с два! «Пусть считает, что он управляет ситуацией, в скорости я опять приберу его к рукам!»

В такой атмосфере противостояния заканчивалась работа над передачей. Но даже эти стычки не отравляли положительного настроя певца перед вожделенным возвращением.

Видя, как нервничает Алекс, Стив пригласил на съёмки его старых друзей, музыкантов ,с которыми он начинал в далёком 1954году. Алекс был рад их видеть и предложил небольшой сейшн в тесном кругу с акустическими гитарами, вспомнить прошлое, спеть старые хиты, режиссёр с восторгом поддержал эту затею.

-          Давай, это поможет тебе расслабиться

Когда он вышел к ребятам, те бурно приветствовали его, как и зрители, которых рассадили вокруг импровизированной сцены. Алекс сел, взял в руки гитару, и вдруг паника так накрыла его, что он  приподнялся в попытке сбежать, даже попрощался, но друзья, хорошо знавшие каково сейчас Алексу перевели всё в шутку. Конечно, он остался. И пошло-поехало… Он шутил над своей знаменитой ухмылкой одной стороной рта, грозным выражением лица на фотографиях. Вспомнили, как в одном из городов ему под страхом ареста запретили двигаться на сцене, и он управлял толпой с помощью своего мизинца, и это тогда выглядело гораздо сексуальнее его движений, реакция публики говорила сама за себя, но требования администрации города были выполнены.

Звучали старые песни, но Алекс остался верен себе и, как всегда, переделал их, они звучали более свежо и оригинально. Не в силах усидеть на месте, в конце съёмки, он всё-таки встал, девчонки взвизгнули, а Чарли держал ему микрофон всё время, пока он пел.

Стив совершенно вымотал его за те четыре часа, что шла запись, кожаный костюм пропитался  потом. Уставший, но счастливый Алекс обнял режиссёра.

-                      Это было потрясающе!

-                      Вот теперь я вижу настоящего Алекса. Это только начало. Впереди живое выступление. Ты готов?

-                      Ты уверен, что у меня получится?

-                      Поздно давать задний ход, теперь только вперёд.

-                      Я соберусь

-                      Давай, Алекс, ты должен сделать это.

****

            Перед выходом на сцену с Алексом случилась настоящая истерика. Руки дрожали,    

            Лоб покрылся холодным потом. Его трясло, как в лихорадке.

-                      Стив, я не могу туда выйти, я передумал. Они засмеют меня. Они больше не любят меня!

-                      Алекс, не глупи, ты должен это сделать,только возьми микрофон в руки, и всё пойдёт само собой

Его буквально вытолкнули в зал. Алекс опустил глаза, как юнец перед первой любовью, и ждал, когда начнёт играть оркестр, и всё-таки пропустил начало песни, на запись попала его дрожащая рука на микрофоне. И он запел…

Пластичный как пантера в своём чёрном кожаном костюме, он с лёгкостью падал перед поклонницами на колени, шутил, но главное, в его голосе появилось нечто такое, чего не было раньше : чувственность опытного мужчины, и, слыша это публика ревела в экстазе. Пот заливал глаза, тщательно уложенные волосы растрепались, но Алекс ещё никогда не выглядел более привлекательно. С каждой песней он всё больше оживал, вновь в движениях появилась сексуальная энергетика, прославившая его четырнадцать лет назад…

Король вернулся, теперь в этом никто не сомневался…

Финальным аккордом стала песня, вызвавшая столько споров с менеджером:

                                   Глубоко в моём сердце - тревожащий вопрос!

                                   И я ещё уверен, что как-нибудь ответ придёт!

                                   Там, во тьме горит свеча, которая меня зовёт!

                                   И пока я могу думать, могу говорить

                                               Пока я могу стоять, пока могу ходить,

                                               Пока я могу мечтать, пожайлуста, позволь моей мечте

                                               Сбыться прямо сейчас

            Убийство Мартина Лютера Кинга в его родном городе и убийство Роберта Кеннеди в Лос-Анжелесе поразили их со Стивом до глубины души, поэтому Алекс в последнюю песню вложил отчаянный призыв к миру и милосердию. Он пел с таким надрывом и болью, что в зале все замерли, оглушённые этим посланием, это было так непохоже на прежнего Алекса, сторонящегося разговоров о политике. Его тело, его глаза, казалось, жили своей жизнью. В первый раз публика поняла, насколько переродился их Король, теперь это был зрелый мужчина, а не тот юный бунтарь, который был кумиром подростков. Теперь ему было под силу завоевать и более взрослую аудиторию. Овации, разорвавшие тишину зала, были признанием того, что Алекс всё ещё остаётся лучшим, номер № 1, его величество Король.

                                                           ***

В ожидании выхода шоу в эфир, а до него было долгих полгода, Алекс вернулся в Голливуд. Предстояли съёмки в последнем фильме, он уже не надеялся, что смена амплуа из героя-любовника на врача, работающего в трущобах, что-то изменит в его неудавшейся актёрской карьере. Так оно и вышло, конец фильма оказался смазанным, хотя Алекс пытался всеми силами игрой компенсировать недостатки сценария. Надежда на возвращение к живым выступлениям смягчала боль поражения, но Голливуд всё же оставил в душе незаживающую рану.

День, когда программа « Special Comback» вышла на экраны, запомнился ему на всю жизнь. Поздравления сыпались со всех сторон, и первым его поздравил менеджер:

-                      Алекс, рейтинги превзошли самые смелые ожидания, около половины американцев посмотрели твоё  «Возвращение». Посмотрим, что скажет пресса, но, я думаю,  уже можно сказать, что это полная победа.

Журналисты, за редкими исключениями, были единодушны и пели дифирамбы.

Король вернул свой трон, более того, количество его подданных увеличилось вдвое. Америка склонила голову в почтении перед его Величеством.

                                               ***

-                      Сынок, ты что-то говорил насчёт мирового турне…- Полковник замолчал в нерешительности

-                      Говорите, сэр

-                      С этим пока придётся подождать. Я заключил контракт с отелем Интернешнл в Лас-Вегасе

-                      Вы шутите?

-                      Нет, я говорю абсолютно серьёзно

-                      А вы помните, что было в 1956году?

-                      Ну, ты бы ещё вспомнил 1954год. Сейчас всё по-другому

-                      Не уверен

-                      Твоё триумфальное возвращение изменило отношение к тебе всех слоёв населения. Теперь тебя примут везде как триумфатора

-                      Но я думал, что поеду на гастроли, выступать перед жующей аудиторией как- то не особо хочется

-                      Поедешь, обязательно поедешь, я тебе обещаю. Ты мне веришь? Но сейчас надо закрепить успех, заработать денег

-                      А разве за время работы в Голливуде мы недостаточно заработали? – в голосе Алекса послышался сарказм.

-                      Забудь ты о Голливуде, это была наша стратегическая ошибка, теперь всё будет по-другому

Алекс отметил про себя это « наша », но не стал заострять на этом внимание.

-                      Это сказочный контракт. С августа 1969г. по два выступления в день четыре недели подряд, за 100 тысяч в неделю. Неплохо для начала?

-                      По два концерта?

-                      Выдержишь?

-                      А у меня есть выбор? Вы как всегда всё решили за меня

-                      Я пекусь о твоих интересах

-                      Ой, ли?

-                      Ты мой единственный ребёнок, и я всегда думаю, прежде всего, о тебе.

***

Последующие месяцы Алекс колесил по Лас-Вегасу, пытаясь найти новый подход к своему выступлению. Когда он посетил концерт Литтл Ричарда, у него появилось представление о нынешних шоу, и певец знал, что делать дальше.

-                      Чарли, собирай музыкантов, я готов приступить к работе

-                      Кого ты ходишь видеть?

-                      Оркестр, инструментальную группу и две группы подпевки, желательно госпельные квартеты. Справишься?

-                      Постараюсь, - улыбнулся друг – но почему так много?

-                      Считай, что я увидел это во сне. Я хочу, чтобы мой концерт был настоящим спектаклем. Теперь мне, как никогда, нужно быть на высоте.

После « Возвращения » от меня ждут чего-то грандиозного

-                      А как же Полковник, он в курсе?

-                      Ему придётся смириться

***

            Но Полковник и не думал сдаваться. Он был категорически против такого подхода     

            к предстоящим концертам.

-                      Я думал, что это будет что-то вроде семейного шоу с танцующими девушками.

-                      Танцующими девушками я сыт по горло. Музыка и только музыка. Кстати, подбором песен я буду заниматься лично, никакого вмешательства с вашей стороны  или никакого Лас-Вегаса. Ну так,как?

Дженсон махнул рукой.

-                      Делай, как знаешь

-                      Вот и хорошо.

Алекс положил трубку на рычаг и выдохнул. Ещё одна битва выиграна, но расслабляться рано, зная менеджера, он был уверен, что тот обязательно будет ставить палки в колеса.      

                                                           ***

Чарли отлично справился с поставленной задачей. Алекс был более чем доволен музыкантами, а когда узнал, кто будет на подпевке, обрадовался ещё больше. Он был наслышан об этой женской группе и нанял их, даже не прослушивая.

-                      Вот только на Юге могут быть проблемы

-                      Чернокожие певицы самые лучшие, и я не буду выступать там, где их не будут принимать особо рьяные расисты

***

Примерка костюмов, подбор песен, ему пришлось перетряхнуть весь репертуар, придирчиво отбирая произведения современных авторов, в общей сложности было отобрано 150 песен, конечно, никто не собирался их все исполнять, но Алекс оставлял возможность для импровизаций. На прогоне он работал без устали, вконец загнав музыкантов, работали с раннего вечера и до утра, энергия била ключом, казалось, к нему вернулась юность, колоссальное удовольствие от работы

 светилось на его лице, шутки и смех постоянно звучали в студии. Ребята заряжались его энергией. Впервые работая с Королем, они были поражены, насколько простым и доступным тот был, всегда прислушиваясь к их советам, но, конечно, последнее слово всегда оставалось за ним.

                                                           ***

            « Я боялся до дрожи в коленках, стараясь этого не показать, но паника охватывала меня. Я помнил 1956г., когда раздобревшие от выпитого и съеденного чинуши смотрели на меня, как на шута, как на десерт. Мне так и не удалось расшевелить зал, и вот теперь…Что будет?»

                                                           ***

В темноте гостиничного номера он задумывался над словами Полковника о концепции шоу и вздрагивал…Танцующие девушки…После Голливуда он не хотел даже думать об этом. Бездарные фильмы, бездарные песни, иногда, казалось, что над ним попросту издеваются. Временами на съёмочную площадку приходилось выходить с высокой температурой и репетировать одну и ту же сцену снова и снова, пока в полубессознательном состоянии, сквозь кровавую пелену перед глазами он слышал вожделенную фразу:

-                      Стоп! Снято!

Он терпеть не мог вечеринки в Голливуде с их официозом и лицемерием, не смог привыкнуть  к высокомерию знаменитостей, свысока смотрящих на своих поклонников. Алекс никогда не понимал, как можно так относится к людям, благодаря которым стал звездой. Он так и не стал своим в этом высокомерном городе с его холодными красавицами, глаза которых напоминали кассовый аппарат, просчитывающий выгоду от общения с ним. Когда он пытался ухаживать за очередной партнёршей по фильму, ему удавалось понравиться ей: его « южное очарование » действовало безотказно, как всегда, но быстро приходило осознание того, что его попросту используют: связи, деньги, да просто показаться с ним на публике ради фотографий в прессе, как же, с самим Алексом! Об искренности, любви речь не шла, и свидания превращались в постельные баталии.

Только Марго смогла завоевать его сердце. Рыжая, яркая, с идеальной фигурой, игривая и лёгкая, она затронула какую-то струну в его душе, перед камерами от них так искрило, что это замечали все, им, по сути, не надо было играть: всё было написано на их лицах. Алекс заваливал её цветами и невинными безделушками, ребята из МТ жутко ревновали его к этой красавице, полностью завладевшей вниманием босса. Когда Алекс с актрисой уединялись в апартаментах, те всеми силами пытались помешать им, певец приходил в ярость, пытаясь их урезонить, но это мало помогало. И когда их всё-таки оставляли в покое, любовники разговаривали часами обо всём: о музыке, о кино, да просто о жизни, и любили друг друга до изнеможения. Только Сирена, как нежно прозвал любимую Алекс, могла сказать ему, что думает о его карьере:

-                      Что ты здесь делаешь, Алекс? Твоё место на сцене. Сейчас так много хороших песен, только ты с твоим талантом можешь исполнить их по-настоящему проникновенно

Алекс в раскаянии склонял голову перед этой жестокой правдой. От этих слов болели сердце и душа, но что он мог поделать, связанный по рукам и ногам восьмилетним контрактом, и он тянул лямку, всё ещё наивно надеясь, что ему предложат хорошую роль, оценят его актёрскую игру по достоинству, тем более что продюсеры и режиссёры всегда хвалебно отзывались о работе Алекса.

-                      Драматические роли не приносят денег, такие фильмы провальные, люди хотят видеть тебя в лёгких фильмах с такими же лёгкими песенками, - увещевал его Полковник, и простодушный Алекс верил ему и всё-таки продолжал ждать неизвестно чего.

Но Марго была другого мнения.

-                      Ты сильный. Я знаю, какую травлю на тебя устроили в пятидесятых, но ты шёл вперёд, доказывая всему миру, что твоя музыка достойна быть услышанной. А теперь ты превратился в героя-любовника, поющего пустые песни, может для кого-то эта роль и подошла бы, но не для тебя. Ты певец, лучший, и должен давать концерты.

-                      Значит актёр из меня никакой, так что ли?

-                      Я этого не говорила, твои фильмы доармейского периода замечательные, ты очень хороший актёр, но твоё место на сцене, а там, глядишь, тебе предложат что-то стоящее.

-                      Ты даже не представляешь себе, как я жду окончания контракта, но до этого ещё долгих четыре года. Может ситуация изменится к лучшему.

Марго грустно посмотрела на него.

-                      Может быть…Поцелуй меня

Она была единственной , кто понимал его, но брак с ней был бы катастрофой. Упаси Боже, женится на актрисе, для которой карьера была главнее всего: семьи, мужа, детей.

« Почему мы не можем быть просто друзьями? - с горечью думал Алекс. Почему все они рассматривают меня как сексуальный объект? И только.»

 Конечно, после того, как свидания переходили в плоскость интимных отношений, о дружбе не могло быть и речи. Тогда  у них было одно желание : женить его на себе.

Он понимал, что для брака нужно искать простую девушку без амбиций, для которой муж главный в семье, и в Германии он познакомился с такой : наивная, простодушная, послушная во всём, но тогда она была очень маленькой, и Алекс не трогал её, находя любовниц на стороне, благо недостатка в них никогда не было. Даже когда она приехала к нему в гости, похорошевшая до такой степени, что захватывало дух, он отказывался спать с ней, хотя она неоднократно пыталась соблазнить его, и пару раз он чуть не поддался, но вовремя остановился. Ему тогда показалось, что она та, кто ему нужен. Алекс сделал её под себя, следил за тем, как она одевается, как красится, заставил перекраситься в более тёмный цвет волос. Сколько нареканий пришлось выслушать от её родителей! Но, на его удивление, они не потребовали возвращения дочери. А та терпеливо ждала его со съёмок, хотя постоянно названивала с расспросами, которые его порядком раздражали, он пытался не срываться, понимая, как ей одиноко в огромном доме. И вот теперь, появилась Сирена, с которой ему было настолько комфортно, что на время он забыл об обязательствах перед Памелой. Всё разрушилось после того злосчастного интервью, когда актриса призналась журналистам, что они с Алексом любят друг друга и возможно…Намёк был настолько прозрачен, что всем стало ясно, что подразумевает Марго. Когда Алекс прочитал статью, не поверил своим глазам.

« И эта туда же. Что теперь будет?»

Предчувствия его не обманули. Дома Алекса ждал скандал. Его маленькая Памела, всегда такая спокойная и покладистая вела себя , как фурия.

-          Как ты мог?   - кричала она.- И кто такая эта Марго? Чем она лучше меня?

-                      Ничем. Вы абсолютно разные. Успокойся, в этой статье нет ни слова правды, журналисты, как всегда всё исказили.

-                      А фотографии?

-                      Реклама для фильма

-                      Ты думаешь, что я дура? Конечно, дура, жду тебя здесь, пока ты развлекаешься

-                      Я не развлекаюсь, а работаю как проклятый

-                      Параллельно, заводя романы

В стену полетела очередная ваза. И Алекса захлестнул гнев. Он схватил орущую Памелу и кинул её на кровать, она пыталась дать ему пощёчину, но он перехватил её руки , прижал к кровати и прошипел сквозь стиснутые зубы:

-                      Чёрт возьми, Пэм, я не монах, и ты знала об этом. Я взрослый мужчина и у меня есть определённые потребности

-                      Так удовлетвори их со мной, чего ты ждёшь? Я уже выросла.

-                      Я знаю, - прохрипел он и впился в её губы

Памела зашевелилась под ним, пытаясь освободить руки.

-                      Нет! И запомни на будущее : я всегда буду делать то, что считаю нужным. Если тебя это не устраивает, возвращайся домой.

Он встал и вышел из спальни. После этого неприятного разговора Алекс был уверен, что Памела уедет, но она осталась.

Вернувшись в Голливуд он решил поговорить с Марго и расставить все точки на и. В то время случилась трагедия, от которой содрогнулась вся Америка: убили президента Кеннеди, Алекс смотрел трансляцию похорон и плакал.

« Господи Боже, храни Америку! »

Певец всегда старался не высказываться насчёт своих политических взглядов, но ему нравился этот человек, способный остановить ядерную войну. Эта смерть не была случайной, кому-то этот политик перешёл дорогу. Кто-то коснулся его плеча, он вздрогнул.

-                      А это ты…

Марго поразило равнодушие в его голосе.

-                      Ты не рад меня видеть?

-                      Что за интервью ты даёшь?

-                      Я подумала, что это поможет тебе принять решение

-                      Я терпеть не могу, когда на меня давят

-                      Прости, я не думала, что ты так всё воспримешь

-                      Милая, я очень тебя люблю, но жениться на тебе не могу

-                      Но почему?

-                      Я не могу быть ни в чём вторым, а для тебя на первом месте стоит карьера

Она положила руки ему на плечи. Расстегнула ворот рубашки, коснулась прохладной ладонью его кожи.

-                      Скажи, ты сейчас чувствуешь себя вторым?

Она поцеловала его в шею.

-                      А сейчас?

-                      Что ты делаешь?

-                      А на что это похоже?

Её пальчики расстегнули ремень на его брюках.

-                      Остановись! Это ничего не изменит.

-                      Я хочу любить тебя, хотя бы сегодня

И Алекс отдался во власть её рук. Когда губы молодой женщины коснулись его плоти, он не смог сдержать стон. Марго подняла голову :

-                      Тебе нравится? – с лукавой улыбкой спросила она.

-                      Продолжай, детка, - срывающимся голосом приказал он

Оргазм был настолько мощным, что он на секунду отключился, когда пришёл в себя, Марго обняла его.

-                      Теперь поговорим.

-                      У меня есть обязательства.

-                      Ты о той маленькой девочке, что живёт у тебя дома?

-                      Я дал слово её отцу. Прости

-                      Ты ни в чём не виноват, какая-то неизвестная сила бросила нас в объятия друг друга. Ей невозможно было сопротивляться

-                      Я разбил твои надежды

-                      Мы можем остаться хорошими друзьями

-                      Ты необыкновенная женщина

-                      Это ты необыкновенный мужчина. Мне было очень хорошо с тобой. Я говорю не только о постели. Рядом с тобой любая почувствует себя королевой. Может и хорошо, что так всё сложилось, ты не можешь принадлежать одной женщине, а я очень ревнивая.

Алекс положил руку на её затылок, схватил за волосы и грубо притянул к себе.

-                      Теперь моя очередь

Она растворилась в его поцелуе, пока он пальцами исследовал её тело. Медленно снял трусики, потом она перестала что-либо соображать от охвативших её ощущений. Когда Алекс овладел ею, она вскрикнула и поддалась ему навстречу…

Это была их последняя ночь.

Они действительно остались хорошими друзьями. Когда Алекс бывал в Беверли-Хиллз, он всегда посылал ей цветы. Теперь она была замужней женщиной, и певец был рад за неё.

…Именно тогда в Голливуде появились первые проблемы со здоровьем : прыгающее давление его и раньше беспокоило, но после изматывающего конвейера пустых фильмов оно стало напоминать о себе всё чаще, появились боли в горле, вернулись кошмары, он стал бояться ночей, и амфетамины, которые он попробовал ещё в армии, прочно вошли в его жизнь. Ночь с днём поменялись местами, чтобы заснуть приходилось принимать сильные снотворные. Он проваливался в чёрную яму сновидений, в которых к нему приходили его мать и умерший брат-близнец. Они обвиняли его в их смерти, Грэйс грозила пальцем, а Джесси бесшумно шевелил губами, и это было страшнее, как если бы он кричал…

После таких снов он просыпался в холодном поту, глотал транквилизаторы, пытаясь прийти в себя, обрести форму перед очередными съёмками.

К чёрту всё это! С Голливудом покончено. Теперь всё начинается с нуля, с чистого листа, как будто не было переворота, совершённого им в музыке. Боже, сколько было вылито грязи на него в те годы, родители подростков, сходивших с ума на его концертах, и пресса были единодушны в гонениях на него. Он плакал, закрывшись от всех в спальне и читая отвратительные пасквили в газетах, Фрэнк Синатра… Он отзывался о нём как о вульгарном, деревенском мужлане, неизвестно что делающем на сцене, но он выстоял, выстоял, несмотря ни на что. Потом была армия, смерть матери, перед которой меркло всё. Алекс так и не смог оправиться от этого удара. С тех пор журналисты отмечали  в его больших глазах грусть и боль, даже когда он улыбался.

…Он вышел на сцену пружинящим шагом, прошёлся по краю сцены. Зал взревел тысячами глоток, особенно балкон, где ,как знал Алекс, окопались фанаты с Европы, Японии и Австралии. И началось сумасшествие. Казалось, Алекс одновременно бывал везде, его голос летел над публикой, заставляя замирать от восторга, его движения, были пропитаны сексуальной энергетикой, женщины визжали, подбегали к сцене, тянули руки, пытаясь коснуться его. Его искромётный юмор, светящиеся глаза…

Сидящие за столиками пресса и знаменитости забыли о еде и коктейлях и не сводили с него зачарованных глаз. Это был спектакль, шоу, равного которому ещё не видел Вегас.

В конце Алекс упал на одно колено, расставив в сторону руки и склонив голову, и продолжал стоять в такой позе, пока не опустился занавес.

За кулисами к нему тут же подбежали телохранители, накинули полотенце на шею, на дрожащих ногах он вошёл в лифт, откинул голову на стену

-                      Ну, как ?

-                      Босс, это было замечательно! – послышались голоса.

Алекс незаметно поморщился, как ему надоели лесть и подхалимаж. Неужели они думали, что он настолько глуп и ничего не замечает вокруг. Каждый звук на сцене не проходил мимо его внимания, каждое движение музыкантов. Он спрашивал не об этом, но разве его приятели его понимали? Алекс слишком поздно понял, что со смертью матери он потерял единственного человека, который его по-настоящему понимал.

На вечеринке, посвящённой первому ангажементу, было огромное количество знаменитостей и журналистов. Алекс  как радушный хозяин принимал гостей с улыбкой на губах, но чувствовал себя неловко и неуютно. Он так и не стал своим среди « звёзд », даже когда пресса окрестила его Королём, всегда держался особняком, благоговел перед кумирами детства и юности.

-                      Спасибо тебе, удивительное, потрясающее зрелище! – говорил ему Кэри Грант со слезами на глазах – никогда не думал, что Вегас будет свидетелем такого шоу. Я получил колоссальное удовольствие.

-                      Я рад, что Вам понравилось,- смущённо улыбнулся Алекс

Он всё ещё находился в нервном возбуждении после концерта, хотелось туда, под свет софитов, радость переполняла его сердце. Столица игорной индустрии была покорена, теперь была очередь за холодным и чопорным Нью-Йорком. Он обязательно объедет с гастролями все штаты, а может, если повезёт, и мир. С актёрской карьерой не получилось, но сейчас его ждёт сцена, он покажет фэнам, что  может петь не только рок. Благодаря его музыкантам это будут настоящие спектакли. Рядом всегда находился Чарли, оказывающий помощь во всём, подсказывал, советовал.

-                      Я не хочу брать гитару, она мешает мне, - говорил ему Алекс

-                      Но люди привыкли видеть тебя с гитарой, пара песен, а потом, если захочешь, отдашь её мне.

-                      Хорошо, попробуем.

Надо обсудить с ним его новый имидж, никаких мешковатых брюк, скрывающих  движения, теперь ему хотелось что-то похожее на его кожаный костюм с « Возвращения ». Алекс был переполнен планами, радость искрилась в глазах. Впервые за долгие восемь лет ему было легко.

И вот под конец вечеринки он почувствовал приятную усталость и, попрощавшись с гостями, ещё раз выразившими ему своё восхищение, Алекс уехал в отель.

В номере было темно и тихо. Он устало опустился в кресло и только в эти редкие моменты одиночества мог дать себе удовольствие расслабиться, не разыгрывая из себя суперчеловека. Включил телевизор. Конечно, по всем каналам о его шоу: пресса расстаралась, только хвалебные отзывы.

Встреча с Полковником после концерта тоже была излишне эмоциональной : они расплакались в объятиях друг друга.

-                      Мой мальчик, ты превзошёл самого себя, спасибо тебе, не подвёл старика.

Алекс от переизбытка чувств не мог произнести ни слова, просто выслушивал похвалы в свой адрес.

…Он вытянул длинные ноги, откинулся на спинку и закрыл глаза. Последнее время глаза всё время его беспокоили, особенно левый , раньше только слезился, но впоследствии появилось покалывание, да и зрение стало садиться, но пока наступали кратковременные улучшения, Алекс не придавал этому значения. Не сейчас, некогда обращать внимания на такие мелочи, надо работать, навёрстывать упущенное.

Алекс вдруг вспомнил одну из своих увольнительных в армии. Он собрал своих друзей и поехал в Мюнхен по приглашению актрисы Анны Павловой. Она, узнав в какой части он служит, выразила желание познакомиться с певцом, о котором говорил весь мир. Актриса приняла их в доме своих родителей. Алекс очаровал её мать, преподнеся пожилой леди, роскошный букет цветов и поцеловав руку.

-                      Ах, какой джентльмен, со времён войны не встречала такого обхождения,- заулыбалась та.

Алекс смутился.

-                      Пустяки, мэм.

-                      Сейчас мужчины такие грубые, а нам, женщинам, как прежде хочется, чтобы за нами ухаживали

-                       Я рад, что смог угодить Вам, мэм

Они пообедали и поехали на экскурсию по ночному Мюнхену.

-                      Ты очень понравился моей матери, а это не каждому удаётся, - прижавшись к нему в машине, прошептала  Вера.

-                      Меня воспитывали в уважении к старшим, а миссис Павлова очаровательная женщина и интересный собеседник.

Они погуляли по улицам, заходили в уютные кафе и решили на следующий день съездить в Париж. Алекс давно мечтал посетить всемирную столицу моды. Париж поразил его своей красотой, старыми улочками, непринуждёнными прохожими, парни быстро нашли себе занятие по душе и растворились в темноте улиц. Алекс старался ухаживать за Анной, как это делали ещё во времена Конфедерации, и хоть он никогда не относился к аристократам, внутренним чутьём угадывал, что и как нужно делать. Даже в полумраке гостиничного номера, он вёл себя как джентльмен, боясь словом или делом оскорбить молодую женщину.

И вдруг… « Алекс инфантилен в постели »

Сперва он опешил, поражённый распущенностью нравов в Европе : в открытую обсуждать интимные вещи, а потом его захлестнул гнев.

« Да кто она такая, чёрт возьми! »

Как только они переступили порог спальни, он набросился на неё, казалось, его руки и губы были везде. Анна уже задыхалась от страсти, умоляя его, тогда Алекс рывком поднял её с постели, повернул к себе спиной и грубо взял сзади, она всхлипнула от неожиданности и застонала…

Потом, когда она приходила в себя, он медленно встал и стал одеваться

-                      Ты куда?

-                      Тебе понравилось?

-                      О, да! – выдохнула Анна.

Он наклонился к ней и сказал прямо в её открытые губы:

-                      Я думал ты утончённая женщина, а ты просто похотливая стерва.

И ушёл, хлопнув дверью.

…Отношения с Анной Павловой дали ему понять, насколько внешность может быть обманчива. Позже он убедился в этом ещё раз на примере своей жены. Девочка с глазами ангела, взирала на него снизу вверх, делая всё, что он приказывал или просил, выслушивала его сетования по поводу неудавшейся жизни, но потом стала проявляться её настоящая натура. Его маленькая Галатея превратилась в ослепительную женщину со стервозным характером. И только когда он в растерянности произнёс « да » перед мировым судьёй, Алекс понял, что попал в искусно расставленные силки. Рождение дочери ещё больше всё запутало, но теперь приходилось на многие вещи смотреть сквозь пальцы, пытаясь сохранить брак. Памела освоилась и уже пыталась устанавливать свои правила игры. Алекс всё ещё любил её и старался сглаживать острые углы, но он никогда не отличался спокойным нравом, и тогда Роузленд сотрясали скандалы, которые последнее время становились частым явлением. Потом были бурные примирения в постели, но такой мир был хуже войны и оставлял горький осадок в душе. Теперь вся надежда была только на сцену, гастроли отвлекут от тяжёлых мыслей, дома появляться хотелось всё реже и реже.

Он посмотрел на себя в зеркало: голубые глаза, чёрные волосы, стройная фигура, пока ещё стройная, хотя иногда ему стоило большого труда держать себя в форме. Любовь к тяжёлой южной пище, привитая матерью, превратилась в манию: он заедал свою неудовлетворённость, пока стрелка на весах не начинала зашкаливать.

Он не знал, когда произошёл тот внутренний надлом, наверное, с того злосчастного звонка отца из госпиталя, где лежала мать Алекса, самый родной и близкий ему человек. Они с Уильямом ещё надеялись, что всё обойдётся, но Грэйс устала бороться, быстрый, как молния, успех сына подкосил её здоровье, депрессия, крест всего их рода, и алкоголь свели её в могилу. Алекс во всём винил только себя, но остановиться уже не мог: воронка шоу-бизнеса захватила его, от него зависели жизни многих людей. Оставить всё? От этой мысли его бросало в дрожь.

« Да что со мной сегодня? Откуда эти тяжёлые мысли? Я должен быть счастлив, ведь всё получилось, я снова на коне. Поклонники меня любят, вопли, крики восторга, как в пятидесятые, что бы ни делал, что бы ни говорил. » 

Он помнил как в  юности его осаждали поклонницы после каждого концерта, осыпали гроздьями тел ворота Роузленда. Мафия Теннесси тщательно отбирала его подружек: от греха подальше, но всё равно проблемы время от времени возникали, с этим разбирался Полковник. Алекс, повзрослев,  не научился справляться с неприятностями, иногда ему казалось, что он  так и не вырос из коротеньких штанишек: сначала излишняя опека матери, а потом плотная стена приятелей, друзей, плавно превратившихся в наёмных работников, решала все вопросы, отгородила от внешней жизни. Реальность уменьшилась  до размеров телевизионного экрана, только на сцене он чувствовал себя хозяином положения, Королём… Королём? О Боже, нет! Он не достоин этого титула. Может, когда-то он был лучшим, но теперь ему придётся постараться, чтобы вернуть утраченные позиции. 

…Надежды Памелы не оправдались: Алекс не только не потерпел поражение, он вернул трон и стал ещё более популярным, чем прежде. Теперь его обожали все, от мала до велика, не только молоденькие девушки, но и женщины постарше, не стесняясь, вопили на его концертах. Она видела любовь в его глазах к этим людям и ненавидела его.

« Почему он никогда не был таким со мной ? »

Возвращаясь в Роузленд, Алекс становился домашним, одухотворённость сходила с его лица, как сценический грим. Он никогда не был похож на « звезду », вечеринки у знаменитостей не интересовали мужа, хотя приглашения приходили к нему пачками, он их просматривал, но и только. Памела  просила его посетить хотя бы  один светский раут, развеяться, но Алексу это было неинтересно, он предпочитал вечера проводить дома. Она хотела показаться с ним на публике, чтобы все завидовали ей, чтобы мужчины восхищались ею, а женщины сходили с ума от ревности.

Молодая женщина перестала понимать этого мужчину. В его спальне на Гёте-штрассе ей казалось, что у них много общего, в то время она совершенно случайно узнала, что её любимый папочка не родной ей, горькая обида на родителей засела в сердце, как заноза, ей было одиноко, как и Алексу, который только- только похоронил мать. Но когда Памела первый раз приехала к  нему в гости в Мемфис, она поняла, что они абсолютно разные. Он закрылся от всех в своей раковине и никого туда не допускал. Когда она осмелилась поинтересоваться, что происходит, Алекс просто потрепал её, как маленькую, по щеке и с улыбкой произнёс:

-                      Не забивай свою хорошенькую головку взрослыми проблемами.

-                      Ты считаешь меня ребёнком? – взвилась она.

-                      Тебе всего лишь шестнадцать, что ты можешь понимать в жизни?

-                      Больше, чем тебе кажется. В Германии тебя не смущал мой возраст.

-                      Всё изменилось.

После этих слов он уходил наверх и закрывался в своей спальне. В такие дни никто его больше не видел. Памела расспрашивала парней из МТ о его состоянии, может ли она чем-то помочь, они просто пожимали плечами и говорили:

-                      Очередная блажь, поиски духовной самореализации.

-                      А что это такое?

-                      Чёрт его знает. Он и нас пытался привлечь, но когда понял, что нас интересуют  земные вещи, разозлился и больше к этому вопросу не возвращался. Это началось с его знакомства с Ларри, тот совсем заморочил Алексу голову, босс сутками читает, а потом обсуждает с ним прочитанное.

И тогда Памела решила проявить интерес к этой стороне жизни Алекса, украдкой стащила одну из книг и попыталась вникнуть в её суть, она прочла несколько страниц, но ничего не поняла и бросила это занятие. По прошествию некоторого времени, уже после женитьбы на ней, муж среди ночи мог её разбудить, чтобы прочитать особо понравившееся ему место в книге, но недовольство жены охладило его пыл. Однажды предложил съездить в Парк самореализации, чтобы погулять там в тишине, послушать журчание ручья, зайти в часовню, помолиться, но опять наткнулся на стену непонимания.

-                      Ты самый близкий мне человек, неужели я не смогу достучаться до тебя?

-                      Алекс, меня не интересует эта псевдорелигиозная  чушь.

-                      Через эти книги с нами разговаривает Господь

-                      Возможно. Но я молода, и не хочу забивать себе голову всяким философским бредом. Извини.

-                      Ок. Забудь об этом.

Больше на эти темы они не говорили. Алекс отдалился от неё, стал совсем чужим.

Ей было больно признавать, но во время романа с Марго, он ожил, появился блеск в глазах, он часто шутил и смеялся. Памела искренне недоумевала , что она делает неправильно, почему он не любит её так, как других женщин, почему не занимается с ней любовью, а она сходила с ума от сексуального влечения к этому мужчине.

Первая брачная ночь превзошла все её ожидания. Муж с пониманием относился к страху и неловкости молодой жены, был осторожен и обходителен, долго лаская её, пока она не расслабилась. Боли она почти не почувствовала. Они проспали весь день. Она проснулась раньше и долго лежала в тишине, наблюдая за спящим мужем, любуясь его правильными чертами лица и радуясь, что этот мужчина теперь принадлежит ей. Сквозь сон Алекс почувствовал, как Памела неумело пытается возбудить его, какое-то время он не реагировал, а потом просто рассмеялся, жена надула губы.

-                      Прости, детка, - обнял он её – не переживай, со временем ты всему научишься.

И  она действительно быстро обучалась. Алекс не переставал удивляться, с каким рвением она приступила к урокам телесной любви. Они практически не вылезали из постели. Молодая женщина расцвела, у неё появилась уверенность в себе, она заставила его на время забыть о терзаниях и душевной боли. Он чувствовал себя почти счастливым в объятиях жены.

« Может, я слишком требую от неё? Она ведь на десять лет моложе. Повзрослеет, станет лучше меня понимать »

Но время шло, а они так и не стали ближе, всё дальше отдаляясь друг от друга. После возвращения в Роузленд Памела быстро навела порядок в доме, поставив Алексу условие, чтобы парни из МТ не торчали у них целыми сутками.

И он поговорил с ребятами. Они с пониманием отнеслись к этому, хотя многим это было не по нраву.

-                      Я не против, чтобы они приходили к нам в гости, но готовить еду для них отдельно никто не будет. И , кстати, почему Чарли живёт здесь? У него нет собственного дома?

-                      Что-то ты круто взялась за роль жены. Я согласен, чтобы вечеринок, как раньше, не было , я всё-таки женатый человек, но не касайся моего ближайшего окружения. Чарли будет жить в моём доме, столько сколько потребуется. Ты поняла меня?

Он смотрел на неё тяжёлым взглядом, пока она не кивнула головой. С тех пор ничего не изменилось, если Памела переходила границы дозволенного, Алекс быстро ставил её на место. И со временем такие разговоры стали перерастать в ссоры. Только во время беременности наступило временное перемирие. Алекс с нетерпением ждал рождения ребёнка. Когда они с Джерри, единственным  интеллектуалом из их компании, окончившим Мемфисский университет,  ожидали окончания родов в приёмном покое, он нервно ходил из угла в угол, постоянно дёргая проходящий мимо медперсонал.

-                      Алекс, присядь, успокойся. Всё будет хорошо.

-                      А если что-то пойдёт не так? Я так её изводил, пока она носила моего ребёнка.

-                      Что может пойти не так? Она молодая здоровая женщина, к тому же возле неё сейчас лучшие врачи.

Когда Алекс первый раз взял на руки ребёнка, его сердце зашлось от любви и нежности к этому крохотному существу.

-                      Боже мой, в этой малюсенькой девочке есть часть меня. Поразительно!

Посмотрев на счастливое лицо мужа, Памела с удовлетворением подумала:

« Теперь- то он будет делать так, как я захочу! »

Как же она ошибалась.

Дом, милый дом. Алекс полюбил его с первого дня, как только купил, Белый, с колоннами, много земли вокруг. Мама назвала его « Тарой » из « Унесённых ветром». Теперь, благодаря Памеле здесь царили уют и порядок. После свадьбы она всё взяла в свои руки. Алексу было недосуг обращать внимание на её энтузиазм. После рождения дочери пропасть между ними разрослась до огромных размеров, грозя поглотить их, дышащий на ладан, брак. Воспитанный в традициях Юга Алекс пытался сохранить семью, ведь, как его учили, жениться надо раз и навсегда.

« Всё наладится, это просто кризис отношений» - утешал он себя.

-                      Здравствуй, милый,  - Памела подошла к нему и, обняв за шею, поцеловала в щёку. Алекс успел за время первого ангажемента в Лас-Вегасе соскучиться по жене, дочери, он подхватил её на руки и понёс в спальню…

Позже, когда они лежали рядом, и Памела закурила, Алекс спросил её:

-                      Ну, как вы тут без меня?

Жена пожала плечами, выпустив колечко дыма.

-                      Всё как всегда, одиноко и скучно. Я хочу заниматься делом.

Алекс поморщился.

-                      Дорогая, чего тебе не хватает? Мы столько раз говорили об этом: воспитание дочери, танцы. Кстати, как у тебя дела с каратэ?

Ему показалось, или она покраснела?

-                      Мне этого мало, я хочу сниматься в кино

-                      Пэм, ты даже не представляешь себе, каким жестоким этот бизнес может быть.

-                      Может мне больше повезёт

Намеренно или нет , но она причинила ему боль. В левой груди кольнуло, перехватило дыхание. Он ещё не забыл, какие надежды возлагал на Голливуд, а вернулся на «щите». Привычным движением он потянулся к прикроватной тумбочке, высыпал на ладонь два шарика, проглотил, не запивая.

-                      Я устал и хочу спать.

Эти разговоры продолжались с пугающей периодичностью.

« Господи, - обращался он к Богу – неужели на земле нет чистой женщины, способной на преданность и любовь»

Нет той, которая любила бы его таким, какой он есть : ранимый, чувствительный человек, который несмотря на тридцатилетний возраст в нервозности грызёт ногти, боится один спать по ночам, просыпаясь от жутких кошмаров или им всем нужен его бешеный темперамент , способный перевернуть вверх дном поместье, когда выходил из себя. Железная рука хозяина, грубо ставившая на место при малейшем неповиновении.

« Боже, как мне надоела эта роль, роль Короля, жестко управляющего своим королевством. »

Власть, деньги, слава – как всё это зыбко и ненадёжно…Уж кому знать как не ему. Славу сейчас приходится возвращать, понадобилось каких-то пять-шесть лет, чтобы превратится в раритет, реликт прошлого, в легенду пятидесятых, все забыли, что он ещё жив.

 Я падаю в бездонную пропасть, лечу куда-то, мысли путаются…

-                      Мама, нет! – страшным голосом закричал Алекс и вскочил на кровати, оглянулся…В окно пробивалось закатное солнце, в комнате было сумрачно и тихо. Памелы рядом не было. Алекс поднял трубку внутренней связи :

-                      Люк, подавай машину, я сейчас спущусь

-                      Ок, Босс, будет сделано.

Ему нравилось вечером просто покататься по Мемфису, проехать мимо студии « Сан», представляя, как Сэм, сидя за стеклом, управляет музыкантами на записи какого-то нового хита, как когда-то с ним, с неопытным мальчишкой, решившим попытать счастья. Наблюдать за одинокими прохожими, спешащими по своим делам, ведь простая жизнь ему теперь недоступна. Алекс никогда не думал, что будет скучать по нищим временам детства, когда носил ненавистные джинсы, работая за копейки, практически, засыпая на уроках, после ночной смены… Чистые девушки рядом, из таких же бедных семей. Но уже тогда он был изгоем, не таким как все, слушавшим « чёрную » музыку, одеваясь в яркую одежду, с извечной гитарой за спиной. Алекс закрывался от всех в своём маленьком мирке, где царствовали его мать и брат Джесси. Он мысленно обращался к брату в тысячный раз, прося у него прощения за преждевременную кончину, чувство вины с годами только усугублялось.

« Почему я остался в живых? Почему Бог выбрал меня?»

Долгие беседы с матерью на могильном холмике, бесконечные молитвы, доводившие его до полуобморочного состояния, а Грэйс с неумолимостью инквизитора заставляла вымаливать прощение.

-                      Да, мой мальчик, Джесси умер, дав тебе жизнь, теперь ты должен жить за двоих, чтобы твой брат, там, на Небесах, был доволен своей жертвой.

С тех пор он перестал спокойно спать по ночам, тревожность развилась в лунатизм, и мать, оплела его заботой и опекой, которые душили, не давая вдохнуть полной грудью. До тринадцати лет водила в школу, смущая подростка, не решавшегося противоречить строгой матери. Одноклассники насмехались над ним, называя « маменькиным сынком», и Алекс ещё сильнее привязывался к матери. Теперь она заменила ему всех : друзей, подруг. Со временем и те, и другие всё-таки появились в его жизни, но главным человеком так и осталась мать. С того дня как родители подарили ему гитару, он не расставался с ней, пытаясь научиться играть, на слух, ведь госпелы и блюз лились из каждого окна, в каждом дворе сидел темнокожий старик и вытягивал из струн тоскливые звуки, подпевая треснутым голосом…

« Печаль породила блюз»… Да, да именно так. В этой музыке слились воедино воспоминания о рабстве на плантациях, о жажде свободы, самореализации. А ведь со времён Гражданской войны так ничего и не изменилось : «белое отребье» соседствовало с чернокожими в бедных кварталах, «гетто», где жизнь не стоила и цента.

Родители пытались хоть как-то улучшить ситуацию, хватаясь за любую работу, отец сорвал спину, попал в тюрьму за подделку чека, тогда им с матерью пришлось особенно тяжело.

Алекс часто мечтал о том как заработает денег, купит родителям дом, и они будут счастливы, потому что не надо будет за гроши гнуть спину с утра до ночи…

И что теперь? Мечты осуществились, но мама недолго прожила в купленном сыном дворце. Оглушительный успех Алекса сначала вскружил голову, но потом наступило прозрение: тот милый, послушный мальчик уже не принадлежал ей : бесконечные турне, вереницы девушек, окружавших его… А эти автомобильные аварии, в которые Алекс не раз попадал , чудом оставаясь целым и невредимым.

-                      Остановись, сынок, пока не поздно, женись, нарожай кучу детишек, ведь ты заработал достаточно. Чего же ещё?

Сын погладил её по щеке, прошёлся длинными пальцами по густым волосам Грэйс, такими же, как у него.

-                      Мамочка, это невозможно, - его красивое лицо озарила улыбка, и он на миг превратился в её мальчика, принадлежавшего ей одной, но потом иллюзия развеялась.

Перед ней сидел молодой мужчина, рано повзрослевший, кое-где в волосах стала пробиваться  ранняя седина, и он стал закрашивать её краской, по совету его нового менеджера, Полковника Тома Дженсона. Как же этот Полковник пугал Грэйс. Он смотрел на неё как удав на кролика, и она соглашалась со всем, что он говорил, и отдала в его руки самое дорогое, что у неё было, своего сына.

Глаза Алекса посмотрели куда-то вдаль…

-                      Я не могу без этого жить, понимаешь? Я живу ради этого, ради того электрического разряда в тысячу вольт, это не передать словами

-                      Но ты же приходишь полумёртвый после концерта.

-                      Да, мамочка, это потому что я выкладываюсь на сцене полностью, выворачиваю себя наизнанку . Выходя на сцену я становлюсь другим человеком, диким, необузданным. И публике это нравится.

-                      Публике?- вскричала Грэйс – Да будь она проклята, эта публика, если ради неё приходится идти на такие жертвы!

-                      Жертвы? Какие жертвы, мама? Это моя жизнь.

-                      Я жертвую сыном.

По её щекам катились слёзы, Алекс обнял мать, убаюкивая, как ребёнка. Он привык выполнять функции старшего в семье. Отец всегда был слабовольным, идущим на поводу у властной жены, но теперь, благодаря сыну, не нужно было работать, и Уильям наслаждался бездельем.

Именно тогда были и первые неудачи в любви. Узнав, что её любимый человек больше не принадлежит ей одной, Дикси бросила его, пожелав удачи. Даже после смерти Грэйс, она отказалась остаться с ним.

-                      Извини, Алекс, но я не могу. Ты сделал свой выбор.

-                      Я же не прошу тебя спать со мной. Просто останься, поддержи. Помнишь, как раньше мы говорили ночи напролёт. Я скучаю по тем временам.

-                      У меня уже своя жизнь. И тебе в ней нет места.

Она так и не смогла другу детства простить его славы. Рядом с ним тогда уже были другие люди, другие девушки, их не надо было уговаривать, они приходили быстро и в больших количествах. Проведя с такой девушкой ночь, Алекс тут же терял к ней интерес. Но когда ему попадалась честная нетронутая девушка, он тут же принимался старательно за ней ухаживать… и не трогал её. Для этих целей были поклонницы, готовые на всё, чтобы попасть к нему в постель.

Иногда он сам приходил в ужас от своего цинизма, но добровольно отказаться от того,  что само плыло в руки, не мог. На гастролях и в турне Алекс вёл разгульный образ жизни, вырвавшись из-под опеки матери, но приезжая домой вновь становился послушным мальчиком. Грэйс, читая статьи о сыне, вела с ним нравоучительные беседы.

-                      Не этому я тебя учила, откуда такая разнузданность? – строго пеняла она Алексу – Ты там хоть не куришь, не пьёшь?

-                      Нет, не курю и не пью

-                      А девочки? Сколько их уже у тебя было?

-                      Не знаю, не считал, - на щеках Алекса заиграли желваки – мама, может хватит меня контролировать? Я уже взрослый.

-                      Не смей мне говорить, что я должна делать ! – завелась Грэйс

-                      Мама, успокойся, - пошёл на попятный Алекс

-                      И это мой сын. Ты помнишь, чему учил нас пастор? Ты ведёшь развратный образ жизни. Что бы сказал Джесси? Ты будешь гореть в аду.

Только безграничная любовь к матери заставляла Алекса молчать в ответ на упрёки

Грэйс. Склонив голову, он терпеливо выслушивал нотации.

-                      Если бы меня сейчас увидели мои поклонницы, - вдруг подумалось ему –сильно бы удивились.

Такие разговоры повторялись всё реже и реже, по мере выпитого матерью. От неё всё чаще пахло виски. Алекс пытался остановить Грэйс, но та только отмахивалась от него, как от назойливой мухи.

-                      Я успокаиваю нервы, тебя рядом нет, соседей нет, мне плохо, одиноко, вот только она моя подруга. – с горькой усмешкой женщина указывала на опустевшую бутылку. – Ты же не хочешь мне помочь? Молчишь?

Понимая, что не в силах что-то изменить Алекс уходил. А Грэйс, поняв, что сын уже не тот, казалось, смирилась с этим. Только Билли и Скотти просила за ним присматривать. Его гитарист и басист добросовестно выполняли это поручение, но в его амурные дела тактично не вмешивались. С тех времён многое изменилось, но Алекса всё так же опекали: « Мафия Теннесси », как пресса окрестила ближайшее окружение певца. Сначала это были бывшие одноклассники, друзья детства, родственники, после армии к ним присоединились однополчане. В пятидесятых они охраняли его от особо рьяных фанаток, хотя в то время, все девушки, присутствующие на его концертах, были сумасшедшими. Были инциденты, когда всю его одежду прямо на нём разрывали в клочья, это действительно было страшно. С тех пор он убегал со сцены, не дожидаясь, пока они опомнятся, садился в машину и уезжал. К тому же часто были стычки с их мужьями, молодыми людьми. После того, как ему разбили лицо в очередной драке, Полковник протрубил полный сбор.

-                      Мои дорогие, вы для чего сопровождаете Алекса? Чтобы развлекать его?

Парни пожали плечами.

-                      Я вам объясню. Его талант не только голос, но и внешность. Ну как, с таким лицом он завтра выйдет на сцену? Пока спасёт грим, а если ему что-то сломают? Вы никого не должны подпускать к нему.

-                      Сэр, - осмелился подать голос Алекс, - я рад, что могу общаться с поклонниками напрямую

-                      Алекс, ты действительно не понимаешь в чём проблема?

-                      Подумаешь, пара синяков, - он потрогал разбитую губу.

-                       Ты публичный человек, и твоё лицо – это твоя визитная карточка.

-                      Вы так говорите, как будто я – товар.

-                      Парни, вы свободны.

 Они остались одни.

-                      Вы не ответили…

-                      А ты как думаешь? Когда ты пришёл в шоу-бизнес, то стал таким же товаром, как и одежда на тебе. Твой голос, твоё обаяние, даже твои движения – всё, что приносит доход, можно продать.

Алекс с ужасом посмотрел на менеджера.

-                      Запомни, мой мальчик, ты нужен всем: звукозаписывающей компании, твоим друзьям, пока ты приносишь деньги. Поэтому твои парни должны следить за твоей безопасностью и за твоим здоровьем. Сынок, ты только в начале пути, тебя ждёт великое будущее, ты будешь зарабатывать миллионы, и, - Дженсон помолчал, - будь осторожен с своих связях с прекрасным полом. Никогда не знаешь, на что они способны.

Тот разговор Алекс запомнил на всю жизнь. Слова менеджера оказались пророческими : за два года он взлетел на такую высоту, которой никто не смог достигнуть. Ну разве что « Битлз ». Он встретился с этими ребятами у себя в Роузленде . Они побренчали на гитарах, поговорили ни о чём, потом ими занимались парни из МТ. Алекс искренне не понимал их феномен. Как за такое короткое время они сумели завоевать такое большое количество поклонников ? Ему не нравилась эта музыка, хотя он честно вслушивался в их жёсткий динамичный рок, пытаясь понять. « Роллинг стоунз » - вот это действительно талантливые ребята, хотя тексты некоторых их песен, он, мягко говоря, не приветствовал. Но предпочитал своё мнение держать при себе.

-                      В шоу-бизнесе хватит места всем, - так он обычно говорил журналистам в ответ на вопрос: как он относится к тому, что может лишиться трона.

Свою музыку Алекс создал на основе чувственности блюза и выиграл. Вплоть до армии его песни не сходили с верхних строчек хит-парадов. Но за два года армейской жизни всё резко изменилось. Появились новые музыканты, новые авторы, которые не желали платить ему за то, чтобы он исполнял их песни. Английский рок завоевал американский рынок, но Алекс не хотел исполнять эти рваные, чересчур громкие произведения, не имеющие ничего общего с мелодичностью и звуковым разнообразием рок`н`ролла. В начале шестидесятых певец попытался вернуться к истокам. И хотя певец считал свой послеармейский альбом лучшим как по качеству материала, так и по качеству исполнения, этот сборник пользовался гораздо меньшим спросом, чем его ранние записи. После такого « провала» , а именно так певец воспринял эту неудачу, было решено записывать более лёгкие для восприятия песенки. Этим тут же воспользовался Полковник, убедив Алекса, что времена рок`н`ролла давно в прошлом и пора менять репертуар. Но долго думать артисту не пришлось : Хэл Уоллис, голливудский продюсер, уже ждал его на съёмки пятого фильма.

Все рок`н`ролльные “ звёзды ” сдали свои позиции : кто по воле Небес, как Бадди Холли, погибший в авиакатастрофе или Эдди Кокран, разбившийся на машине; кто по воле закона, как Джерри Ли Льюис, женившийся на своей тринадцатилетней кузине.Казалось, даже время ополчилось на музыку Алекса. Со времён войны за независимость Америка никогда не признавала такой безоговорочной капитуляции перед англичанами. И Алекс, не имевший выбора, как он тогда думал, решил заняться лицедейством.

И прогадал...

Да, он стал одним из самых высокооплачиваемых актёров, получая по миллиону за каждый фильм, но эта работа не приносила морального удовлетворения. Впоследствии он отыгрывал роли на автомате, не вдаваясь в подробности сценария. Весёлая лёгкая жизнь изображаемая им на экране, глупые, пустые песни... Со временем Алекс уже не старался в студии заниматься аранжировками,понимая, что это бесполезно, просто накладывал голос на музыкальное сопровождение.

Ради забавы он даже привлёк к съёмкам друзей, на роли второго плана, в сценах драк, где он мог показать, каких высот он достиг в каратэ. Это боевое искусство поражало его не только красотой приёмов, но и древнейшей философией. В Мемфисе Алекс даже начал посещать школу с известным инструктором Эдом Паркером, выбрав себе имя “ Тигр ” и получив чёрный пояс шестого дана.

Когда певец понял, что хороших фильмов ему уже не дождаться, он совсем упал духом. Апатия к жизни после смерти матери переросла в чёрную меланхолию, которую он пытался заглушить антидепрессантами. Тогда в его жизни и появился Ларри Геллер. Поначалу Алекс не воспринял его всерьёз. Подумаешь, ещё один псевдоискатель смысла жизни, но потом... Именно с ним он обрёл опору. Не боясь прослыть сумасшедшим Алекс говорил с ним обо всём на свете: и о своих видениях, и о возможности исцелять других и главное : обсуждать вопрос, который его мучал с детства : почему Бог выбрал его, а не младшего брата, почему ему было суждено стать Алексом Престоном? Ларри внимательно слушал, подсказывал. В перерывах между съёмками они ездили в Парк самореализации. Конечно, там все узнавали всемирную звезду, но не приставали с просьбами дать автограф и расспросами.

Именно там он познакомился с автором книги “ Только любовь”, которую часто носил с собой и затёр до дыр. Это была простая и мудрая женщина по имени Дайя Мата. Алекса поразило, как она говорила о Боге, с какой любовью и благоговением.

-                      Высшая ступень духовного развития, вот к чему я стремлюсь всю свою жизнь.Я хочу научиться этому и научить этому других, моих поклонников, весь мир.

-                      Не стоит так спешить с этим. Духовное совершенствование не происходит в одно мгновение. Для этого требуется самоконтроль. Если ты будешь учить этому других – это займёт всё твоё время.

-                      Но я хочу этого!

-                      Ты говоришь так сейчас, и я знаю, что ты этого хочешь. Но наступит завтрашний день, ты проснёшься  утром и вспомнишь, что ты-артист. У тебя есть важная замечательная работа. У тебя есть особая связь между тобой и твоими поклонниками. Но миссия артиста отличается от миссии духовного учителя. То внутреннее духовное развитие, которое ты ищешь – оно в тебе и всегда будет с тобой.

Потом Ларри пробовал уговорить Алекса выступать на телевидении с проповедью о Самореализации, тот возражал ему. После короткой дискуссии Алекс, как бы подведя итог, сказал:

-                      Нет, моя музыка- это то,зачем я появился на этой земле. Думаю, я остановлюсь на этом.

... Послышался звонкий голосок Лизы-Марии. Когда она увидела отца, её глаза загорелись, она протопала толстыми ножками через всю комнату и упала в его объятия.

-                      Привет, Зайчонок! – Алекс задыхался от любви к этому маленькому чуду.

Вдыхая запах её волос он наслаждался мнимым покоем, сердце оттаивало при взгляде на дочурку, боль отступала. Не зная как выразить свою любовь он засыпал её дорогими подарками, которые не всегда подходили ей по возрасту. Памелу это возмущало.

-                      Ты избалуешь её! – кричала она.

-                      Я просто хочу, чтобы она ни в чём не нуждалась, - оправдывался Алекс

-                      Но зачем двухлетней девочке норковая шуба?

-                      Да ты ревнуешь! – озарила его догадка, - этого только не хватало. Я люблю вас обеих. Хочешь, пройдись по магазинам, выбери себе что-нибудь.

-                      У меня всё есть, - буркнула недовольная Памела

Она вдруг сменила гнев на милость, подошла к нему и, поднявшись на цыпочки, погладила его по щеке.

-                      Может, убежим куда-нибудь, только ты и я?

Алекс прижал жену к себе, зарылся лицом в её волосы.

-                      Вот прилечу сиз Вегаса, и сделаю всё, что ты захочешь, а сейчас мне пора.

Его уже ждал самолёт.

Возле студии он наткнулся на толпу фэнов.

 Алекс никогда не давал автографов перед записью, но, увидев, что это поклонники из Японии, решил сделать исключение и подошёл к группе. Его бурно поприветствовали, со всех сторон потянулись руки с его фотографиями. Он опустил взгляд, еле доставая ему до плеча, стояла миниатюрная японка с огромным животом.

-                      Ты хочешь автограф, дорогая?

Она молча задрала кофточку. Алекс был обескуражен. Такого ему ещё не предлагали. Быстро расписавшись на животе будущей мамочки, он ретировался. На обратном пути его разобрал смех, ситуация была трогательной и комичной одновременно.

-                      Да, жизнь забавнее всякой комедии, - подумалось ему.

В студии все были готовы к работе. Алекс взял гитару, сел на стул, ему снова двадцать, он полностью погрузился в музыку. Энергия била ключом, он всегда управлял процессом в студии, без устали раздавая указания музыкантам и выслушивая их предложения, песня за песней, дубль за дублем, отрабатывал сценические движения.

-                      Следите за мной, - повторял он, - я слышу каждого.

Сегодня ночью с ним была одна из поклонниц по имени Алиса. Совсем юная, но она поразила Алекса своим темпераментом.

-                      Детка, ты меня совсем вымотала .

Она потянулась как сытая кошка.

-                      Ты больше не хочешь меня?

Он легко вскочил с постели, подошёл к столику, налил кока-колы, залпом выпил.

-                      Вот теперь мы можем продолжить.

Он вконец вымотал её, пытаясь в сексе выплеснуть нервное возбуждение после концерта. Публика не знала усталости, каждый вечер, а бывало, и день встречая своего Короля бурными аплодисментами. Каждое шоу он пытался разнообразить шутками, короткими монологами, сбивал с толку музыкантов, переставляя куплеты местами, а то и просто заменяя одни слова другими. И вот однажды во время исполнения одной из хитовых баллад Алекс заменив фразу : « Ты так пристально смотришь на свою дверь и представляешь меня там?» на « Ты так пристально смотришь на лысину и видишь там волосы?» вдруг увидел в зале мужчину с обширной плешью на голове. Это настолько соответствовало его импровизации, что он не смог сдержать рвущийся наружу смех. Сисси, одна из бэк-вокалисток, в этот момент продолжала петь, но без голоса Алекса, её фальцет превратился в плач, что рассмешило Короля ещё больше. Давясь смехом, он мог только произносить:

-                      Пой, детка!

Он смеялся настолько заразительно, что публика подхватила его смех. В конце концов, с грехом пополам песня была допета. Ещё долго потом завсегдатаи Лас-Вегаса вспоминали этот момент. Хотя у прессы на этот счёт было своё мнение:

« У Короля от усталости сдают нервы »

…Когда девица по его настоянию убралась восвояси, Алекс, предварительно оглушив себя доброй порцией снотворного, провалился в тяжёлый сон.

Его аптечка росла день ото дня. Благодаря связям и деньгам, врачи, окружавшие его, без лишних уговоров выписывали рецепты. Алекса уже не пугало количество препаратов, которые ему приходилось принимать. Подробно изучая инструкцию, он не боялся передозировки. Мужчина отдавал  себе отчёт, что у него появилась зависимость, но что-то менять было уже поздно. Лекарства позволяли уходить от давящей действительности, дурман создавал иллюзию, что всё хорошо, демоны и чёрные тени отступали, давая ему кратковременную передышку, но действие препарата заканчивалось, и борьба продолжалась. Пока рядом был Ларри, разговоры с ним приносили облегчение, но тогда доводы Полковника показались разумными, и Алексу пришлось уволить стилиста. Теперь ему в одиночку приходилось справляться с душевными проблемами. На МТ надежды не было, их не интересовали его терзания, он честно пытался привлечь их на свою сторону, но им это было неинтересно. Когда ты молод, а твой друг самая знаменитая звезда в мире, мысли о Боге не приходят в голову. Алекс достаточно платил им, чтобы удовлетворять любые телесные потребности. С тех пор он закрылся от всех, отгородился железобетонной стеной, никого не пуская в свой мир, где он мог быть самим собой: молиться, разговаривать с Господом, мамой, братом. 

И всё же весёлый нрав требовал своего, тогда он собирал вокруг себя друзей, пускал в дом всех девушек, шатающихся возле Роузленда, брал в руки гитару, очаровывал голосом, шутками и всем было комфортно. Вечеринки обычно заканчивались оргиями, в которых Алекс не брал участия. Выбрав из приглашённых девушку, он поднимался с ней наверх. Там, в спальне он набрасывался на неё с ненасытностью подростка, пока та не начинала молить о пощаде.

-                      Детка, тебе пора домой, - говорил он томным голосом, когда поклонница приходила в себя.

Обычно, они безропотно подчинялись, ведь кумир исполнил их желание.

« Будет что рассказать подружкам, если, конечно, поверят »

-                      Алекс, ты меня пугаешь, - говорил ему не раз отец – ты совсем не уважаешь этих девочек.

-                      Папа, как я могу уважать их, если они настолько теряют гордость, что готовы пройти строй моих ребят, только, чтобы попасть в мою постель

-                      Но, сынок, ты сам вызываешь у них желание, своим поведением на сцене, эти твои движения…

-                      Папа, и ты туда же. Мало мне было гонений… Благодаря этому, я стал тем, кем стал и, между прочим, тебя не смущают деньги, которые я заработал таким образом. И сколько можно говорить, я не пытаюсь вызвать грязные мысли, просто так я чувствую ритм.

-                      Да, но…

-                      Хватит, отец! – оборвал его Алекс, в его голосе появились повелительные нотки – Я буду делать так, как посчитаю нужным. В конце концов, все женщины одинаковы, они все хотят денег, славы, карьеры, и я им нужен именно для этого, чувства уже никого не интересуют. Кстати, твоя обожаемая невестка ничем не лучше. Как же я ошибся в ней…

Алекс в отчаянии обхватил голову руками, прядь волос упала ему на глаза, он раздражённо убрал её.

-                      Сынок, я хотел поговорить с тобой ещё об одном… - Уильям замялся.

-                      Ну? – в нетерпении поторопил его Алекс.

-                      Эти таблетки, куча врачей, окружающих тебя, они ведь шарлатаны. Я беспокоюсь за тебя. Неужели нет другого выхода?

-                      У меня нет времени ходить по больницам, одно турне закончилось, потом запись альбома, гастроли по всем штатам. Да и ничего опасного я не принимаю, просто если какой-то препарат мне не подходит, я просто заменяю его на другой, вот и всё.

-                      Ну, хорошо. – облегчённо вздохнул отец.

Тягостный долг выполнен.

Последние десять лет Уильям стал бояться сына. Не было больше того покладистого паренька, который беспрекословно слушался их с Грэйс, в нём появилась властность, какая – то непонятная ожесточённость. Только в присутствии дочери, он разительно менялся, нежность, любовь проявлялась в каждой улыбке, в каждом слове, и та отвечала ему тем же .Уильям ещё не видел, чтобы отец и дочь так понимали друг друга. К сожалению, с возвращением Алекса на сцену, он стал так редко появляться дома. Иногда Уильяму казалось, что сын вовсе не рвётся в Роузленд. Памела тоже стала часто отлучаться, особенно, по вечерам. Но Алекс не знал об этом, а Уильям старался не вмешиваться в их дела. К тому же сын не любил нравоучительных бесед, быстро выходил из себя и пресекал их.

« Может друзья сами скажут ему об этом. » - успокаивал он сам себя.

… Алекс снова был на сцене, наслаждался каждой минутой, у него появился новый приём : теперь он дарил шёлковые шарфики особо рьяным поклонницам, за время песни он внимательно наблюдал за фанатами , подходил к краю сцены, падал на колени, целовал девушек, признаваясь им в любви, они визжали, едва не теряя сознание, а Король шёл дальше, выискивая новую жертву.

« Я даю им то, что они хотят, не так ли?»

Он успевал охватить весь зал, к балкону обращался лично, давая им понять, что благодарен за их присутствие на его концерте. Этим людям  он был более признателен, чем зрителям в ложах.

На этом шоу за ним повсюду следовали камеры : снимался фильм о его ангажементе в Лас-Вегасе. Алекс даже в студии на прогоне песен не мог расслабиться, режиссёр решил показать поклонникам, как певец работает за кулисами. Сначала его это всё напрягало, но потом он решил не обращать внимания на крутящихся в студии людей и включился в процесс. Алекс с увлечением отбирал песни для следующего концерта, занимался их аранжировкой – в общем, всё как всегда. Он не подпускал к процессу записи песни никого, пока не чувствовал, что она звучит как надо.Среди огромного количества дублей, он выбирал, на его взгляд, самый лучший и никогда не ошибался.

…Король посреди песни мог спуститься в зал, проходил сквозь толпу зрителей и выходил с другого конца сцены, за ним всегда нужно было внимательно следить. Такие походы заставляли нервничать и его службу охраны, тем более, что стали поступать угрозы в адрес Алекса. Поначалу певец не знал о них, но потом было решено сказать ему об этом.

-                      Убить меня? Но, Боже, почему?

-                      Не знаю, якобы за оскорбление, которое ты ему нанёс год назад. Мало ли психов… Давай отменим концерт.

-                      О, нет, Джо! – этого они от меня не дождутся. Пусть Дик займётся самым необходимым

-                      Да, Босс, мы уже обратились в ФБР, тебя будут охранять, как президента.

-                      Как президента? – взвился Алекс – А ты помнишь, что случилось с Кеннеди, и с одним, и со вторым? – Алекс выдохнул – Ок, ребята, я надеюсь на вас.

Алекс остался в гримёрной один. Он взглянул на дрожащие руки, на лбу выступила испарина. Это известие по-настоящему напугало его. Певец знал, что умрёт молодым, он был уверен в этом, но получить смерть от пули неизвестного маньяка, нет уж, увольте! Меры безопасности были усилены, зал был буквально нашпигован агентами ФБР и полицией.

-          Алекс, сынок! – в гримёрную вбежал взволнованный Уильям

-                      Что ещё случилось? – сын посмотрел на отца в зеркало.

-                      Поступил анонимный звонок. Требуют 50000 за информацию о готовящемся на тебя покушении.

-                      Ну, и?

-                      Платить?

-                      Нет! – отрезал Алекс – Только начни, сразу же сбегутся все шантажисты мира. Даже не думайте об этом.

Алекс подошёл к Уильяму.

-                      Успокойся, папа, всё будет хорошо. Мне пора.

Он похлопал его по плечу и вышел.

Выступал Алекс как всегда блистательно, хотя его взгляд блуждал по залу, в надежде отыскать того маньяка, который посмел угрожать его жизни.

-                      Алекс! – вдруг послышалось из зала.

Паника охватила его. Он упал на одно колено, ожидая команды секьюрити.

-                      …спой…  – была названа песня.

В тот вечер первый раз было нарушено твёрдое правило: никогда не петь на заказ, от облегчения Алекс готов был исполнить всё, что его ни попросят. Публика, как всегда, провожала его стоя.

-                      Угрозы оказались блефом,- сказал ему Джо – вряд ли это повторится в будущем.

-                      Я надеюсь, приятель.

-                      Ты сегодня превзошёл сам себя. Такого шоу я ещё не видел!

Это было сказано с такой искренностью, что Алекс поверил.

Паника, захлестнувшая певца до и во время концерта превратилась в манию преследования. Понимая, что это только начало, он, стараясь обезопасить себя и своих близких, оборудовал Роузленд новейшей системой видеонаблюдения, а также вооружил всю свою охрану, благо разрешение на ношение оружия было давно получено. Тогда в его окружении появился частный детектив Джон О`Грейди. На одной из частных церемоний в городе, где проходили гастроли, мэр назначил его заместителем шерифа и вручил все причитающиеся этой должности атрибуты. Его коллекция значков стражей порядка росла день ото дня. Но ограничиться собирательством он не хотел. Алекс действительно чем-то пытался помочь полицейским в борьбе с наркоманией. К тому же его серьёзно беспокоила коммунистическая угроза, он был патриотом своей страны и, хотя никогда не высказывался открыто о своих политических взглядах, мечтал в чём-то послужить своей Родине.

Угрозы продолжали поступать, но личная служба безопасности Короля не оповещала его о них, справлялись своими силами. Мафия Лас-Вегаса, узнав о баснословных прибылях с концертов Алекса, попыталась наладить контакт с Полковником, плавно перейдя от уговоров к шантажу, Дженсон уладил конфликт, но недовольство у обеих сторон повисло в воздухе, и было непонятно, во что это может вылиться впоследствии.

Концерты продолжались. Ужасающий конвейер по два, а то и три, концерта в день, когда едва хватало времени, чтобы прийти в себя, изматывал. Сил почти не осталось, появилась какая-то апатия . Отзывы прессы тоже не отличались восторженностью, журналисты отмечали, что у певца стали проявляться скука и пресыщенность. Перед началом Лас-Вегасского турне никто даже не предполагал, что Алексу будет под силу собирать  каждый вечер полные залы, даже летом, в период затишья. Об этом СМИ тоже упоминала, но как-то вскользь. К запланированному количеству концертов пришлось добавить ещё один.

На одном из шоу очередного ангажемента Алекс решил вспомнить юность, взял гитару, сел на стул и спел несколько блюзов под одобрительный гул зала.

Был холодный зимний вечер за неделю до рождества Алекс сидел в гостиной с Джо и наигрывал на гитаре лёгкую импровизацию, когда вошёл Уильям с внушительной пачкой счетов.

-                      Начинается, - пробормотал Алекс.

-                      Сын, нам надо поговорить.

-                      Джо, ты не оставишь нас?

-                      Конечно, Эл, о чём речь. 

-                      Говори, отец.

-                      Я знаю, как ты не любишь разговоры о деньгах, но… Тридцать восемь тысяч  на револьверы…

-                      Это рождественские подарки.

-                      А магазин «мерседесов» в Голливуде… - Уильям нашёл счёт – вот, восемьдесят тысяч…

-                      Папа, это всего лишь подарки, один « мерседес » Сцилле, второй – шерифу Моррису

-                      Конечно, в Вегасе ты хорошо заработал, и Полковник говорит, в следующем турне ты заработаешь ещё больше, но мы сегодня не можем себе позволить такие траты.

-                      Папа, это всего лишь деньги, - процедил сквозь зубы Алекс, смерив Уильяма тяжёлым взглядом – текут себе, текут и нет им конца.

-                      Но, сынок…

-                      Папа, я не хочу больше говорить об этом. Мы что, голодаем или одежду покупаем на распродажах? Мне нравится радовать людей, и пока я в силе, я буду это делать. Не всем так повезло в жизни, как мне.

-                      О чём спор? – в гостиную вошла Памела, элегантная, как всегда.

-                      О деньгах, будь они прокляты! – вскочил Алекс – Сколько можно о них говорить?

-                      Но, дорогой, я видела эти счета, твой отец прав.

-                      Чёрт возьми, чего вам двоим не хватает?

-                      Алекс, ты слишком быстро забыл о бедности, в которой мы жили.

-                      Нет, отец, это ты забыл об этом. Я помогаю людям, потому что я помню ту нищету, в которой  вырос. Я понимаю, как тяжело им сводить концы с концами. И  пытаюсь хоть как-то скрасить их жизнь. Прошло пятнадцать лет, с тех пор как у нас впервые появились большие деньги, у нас есть всё, о чём только можно мечтать. А ты, Пэм, давно была в магазине?

-                      Сегодня. Тебе нравится? – она покрутилась перед ним.

-                      И сколько оно стоит? – зловеще прошептал Алекс – Молчишь? Так почему я должен отчитываться перед вами за каждый потраченный мною цент. В конце концов, кто зарабатывает в этой семье? Ты занимаешься оплатой счетов, отец? Вот и оплачивай и не говори мне, что и как нужно делать!

Взбешённый он выскочил на улицу, вскочил в первую попавшуюся машину и на бешеной скорости вылетел за пределы Роузленда. Отмотав порядочное расстояние, Алекс остыл, но возвращаться домой не хотелось. Он вспомнил о Джойс, фанатке из Вашингтона, с которой он познакомился на одном из концертов.

« А не слетать ли мне в столицу? Она давно меня звала!»

И только тут Алекс понял, что кроме кольта в кобуре, у него с собой ничего не было. После тех угроз он никуда не выходил без оружия. К тому же  последние годы он никогда не покидал дом один. Алекс так и не научился пользоваться кредитной карточкой или чековой книжкой, пара долларов, вот и всё, что нашлось в его карманах.

« Ничего, как-нибудь, выкручусь. Я вроде как звезда»

Его появление у стойки « Американ Эйрлайнз» вызвало настоящий переполох, все сразу забыли куда кому лететь, всё внимание было приковано к певцу. Служащие выдали ему билет первого класса и как можно быстрее препроводили его в салон для VIP пассажиров. Прибыв на место, Алекс обратился в бюро прокатов лимузинов и велел отвезти себя в отель « Вашингтон ». Впервые со времён популярности он оказался в бедном квартале.

« Ничего не изменилось » - подумалось ему.

Голодные дети на улицах, жрицы любви прогуливались по тротуару, выискивая клиента, грязь, нищета и безнадёжность кричали о себе на каждом углу. Почувствовав голод, Алекс попросил шофёра остановиться у закусочной.

-                      Мистер Престон, не думаю, что это хорошая идея,- попытался возразить шофёр

-                      Со мной всё будет в порядке.

Он прошёл внутрь. Все разговоры тут же стихли. Наступила оглушительная тишина.

Алекс прошёл к стойке.

-                      Приятель, дай чего-нибудь пожевать, - как можно непринуждённее обратился он к бармену.

Тот остолбенев смотрел на певца.

-                      Мне тут ещё долго стоять? – усмехнулся Алекс.

-                      Святой Боже, Алекс Престон,- заикаясь произнёс парень – да ещё с бриллиантами!

-                      Точно, парень, и бриллианты я намерен оставить при себе. – произнёс Король, продемонстрировав кольт.

-                      У меня и в мыслях не было…

-                      Да, да конечно. Так что, насчёт еды?

Алекс проглотил на удивление вкусный гамбургер и вышел из закусочной.

-                      Как прогулялись ? Я уже думал вызывать полицию.

-                      Я вырос в таком квартале и знаю что почём. Поехали, Марк.

Сняв апартаменты под именем Джона Берроуза, он попытался дозвониться до Джойс, но тщетно. Только длинные гудки.

« И что дальше? »

Ему совсем не улыбалось провести выходные в опостылевшем за время бесконечных турне, гостиничном номере, и он решил отправиться в Калифорнию.

На этот раз в аэропорту всё прошло не так гладко, служащие отказались пропустить его в самолёт с оружием. Вне себя от ярости Алекс буквально скатился по трапу вниз. Некоторое время спустя его догнал пилот и с извинениями попросил вернуться в салон. Полёт прошёл замечательно, стюардессы практически не отходили от него, пытаясь очаровать и пичкая шоколадом. К концу полёта Алекс почувствовал, как начинает зудеть лицо.

Во время промежуточной посадки в Далласе он связался с Джерри:

-                      Ты не мог бы меня встретить в Лос – Анжелесе?

-                      Что случилось, Алекс? Ты что, один?

-                      Все вопросы при встрече. Ну так что, ты встретишь меня?

-                      Да, конечно. – ответил вконец обескураженный друг.

-                      И ничего не говори Памеле и отцу, если вдруг они позвонят.

В час двадцать ночи Джерри наблюдал такую картину: Алекс спускается по трапу, с каждой руки которого свисает по стюардессе. Друга поразило отёкшее лицо певца.

-                      Что происходит, Эл? Что с твоим лицом? Ты вроде не пьёшь.

-                      Да я и не пил. Позвони доктору, Джерри.

Они развезли по домам девушек и около двух ночи подъехали к особняку в Холмби Хиллз. Доктор уже ждал их. Алекс с врачом закрылись в спальне, потом Джерри, засыпал врача вопросами.

-                      Я ничего не знаю, скорее всего, у него аллергия на шоколад, которым его накормили в самолёте. Я сделал ему укол, и он проспит около восьми часов.

-                      Алекс, что случилось? Почему ты один? – спросил Джерри ещё сонного друга.

-                      Я сбежал, - хохотнул тот

-                      Как сбежал? От кого?

-                      От них всех. Надоело выслушивать нравоучения, как мне жить.

-                      Но что ты собираешься делать дальше?

-                      У меня есть идея. Забронируй два билета на десятичасовой рейс до Вашингтона и два номера в отеле.

-                      Но у меня работа…

-                      Тогда я полечу один… - как ребёнок обиделся Алекс

-                      Хорошо, хорошо, я что-нибудь придумаю.

Кое-как договорившись с начальством, Джерри выполнил все поручения Алекса и обналичил чек на пятьсот долларов. Больше денег у них не было.   

-                      Эл, я тебе удивляюсь. Как ты мог пуститься в такое путешествие без наличности

-                      Да как-то не подумал, не до этого было. Я привык, что рядом всегда находиться кто-то из ребят. А тут получился цейт-нот. Кстати, мне надо написать письмо.

-                      Кому?

-                      Президенту.

-                      Кому!?

-                      Ты слышал. Я напишу, а ты , уж будь добр, проверь, а то сам знаешь, какое у меня образование.

« Уважаемый господин президент, писал Алекс – прежде всего, позвольте представиться., я Алекс Престон. Я восхищаюсь Вами и глубоко уважаю Ваш пост…Я не ищу ни титулов, ни должностей, однако думаю, что смогу сделать много хорошего, если стану федеральным агентом… »

Джерри прочитал письмо, но менять ничего не стал. Искреннее, немного детское, оно поражало непосредственностью и какой-то открытостью.

-                      Алекс, ничего исправлять не нужно. Оставим, всё как есть.

-                      Замечательно. Как тебя зовут,приятель? – последние слова относились к солдату сидевшему рядом. Салон самолёта был забит военными, летящими домой из Вьетнама.

…-      Джерри, эй, Джерри!

Тот с трудом оторвался от книги.

-                      Сколько у нас денег?

-                      Пятьсот долларов, но это всё, что есть.

-                      Дай их сюда.

-                      Алекс, нам нечем будет расплачиваться, ты не можешь…

-                      Этот человек едет домой на побывку. Давай же скрасим Рождество ему и его близким

-                      У нас ничего не останется.

-                      Джерри, парень только что из Вьетнама. Представляешь, какой ад он пережил?

Джерри, вздохнув, отдал деньги Алексу.

-                      Держи, приятель, порадуй своих близких в светлый праздник Рождества Христова.

-                      Но, Алекс, я не могу взять их, - солдат был смущён и обескуражен.

Певец в ответ снял кольцо с пальца и протянул его молодому человеку.

-                      А это подарок лично от меня.

-                      Спасибо, но это уж слишком.

-                      Не переживай, у меня ещё есть, - рассмеялся Алекс и  отвернулся к иллюминатору.

Самолёт приземлился ранним утром, кто-то сунул Алексу коробку шоколадных конфет, и тот, нервничая, тут же стал поглощать их. Джерри не успел остановить его. Увидев, как в мгновение ока у того стало отекать лицо, Джерри, вздохнув, позвонил администратору отеля с просьбой вызвать врача.

-                      Ну что, в отель ?

-                      Нет, сначала, в Белый дом.

-                      Но, Алекс, сейчас раннее утро, давай заедем в отель, встретимся с доктором, приведём себя в порядок…

-                      Чёрт побери, Джерри, мы едем в Белый дом и сейчас же.

… Автомобиль затормозил у ворот Белого дома.

-          Сэр!    - Алекс протянул конверт охраннику. Тот не обратил внимания на раннего визитёра.

« Да уж, видок, наверное, у меня ещё тот. »

-                      О, понимаю, - снова обратился он к стражу – дело в том, что я Алекс Престон и у меня личное послание президенту.

Охранник щёлкнул каблуками, извинился и пообещал, что письмо будет передано Никсону.

… Наконец они приехали в отель. Доктор их уже ждал. После его ухода Джерри осмелился спросить шефа:

-                      Алекс, можно я позвоню в Мемфис? Ты пропал надвое суток, там, наверное, все с ума сходят, да и на работу мне пора возвращаться. Пусть Сонни меня заменит.

-                      Позвони, только не говори, где я. И задержись в отеле, дождись звонка президента.

-                      А ты?

-                      Съезжу в офис шефа ФБР.

-                      Алекс, что ты задумал? Неужели ты серьёзно хочешь стать агентом?

-                      Да, серьёзно. Может, и я в чём-то пригожусь. Я хочу приносить пользу  своей стране.

Поездка к шефу ФБР ничего не дала.  Заместитель директора Джон Финлейтор отказался от щедрого пожертвования и ответил Алексу, что ничем не может помочь ему.

-                      А если я обращусь к президенту?

-                      Как раз личное распоряжение президента и требуется в таких случаях.

Позвонив Джерри,  Алекс посетовал, что у него ничего не получилось, но тот обрадовал его, сказав, что Никсон ожидает Алекса через сорок пять минут в Белом доме. Президент тепло его встретил, они обменялись дежурными любезностями и перешли к делу. Никсон, вникнув в суть просьбы певца, выдал распоряжение, а в ответ Алекс подарил ему инкрустированный револьвер.

Алекс вернулся в штаб-квартиру ФБР и снова встретился там с Финлейтором. Тот более лояльно отнёсся к певцу, чем в первую встречу.

-                      Мистер Финлейтор, я вижу, что Америку разрывают на части эти все антивоенные настроения, и многие музыканты, пользуясь своим влиянием на умы молодёжи, пытаются разжечь огонь протеста.

-                      Да, да, Вы правы, но что конкретно Вы можете предложить?

Алекс назвал фамилии нескольких представителей шоу-бизнеса.

-                      Приглядитесь к ним. Честно говоря, я сам не сторонник  военных конфликтов, в которых гибнут наши ребята, но я не могу спокойно смотреть, как те, кто должен поднимать престиж Соединённых Штатов сталкивают нашу страну в бездну политических противоречий. Вы же понимаете, что у меня большие возможности. Ко мне часто подходят те или иные лица из группы внутри и за пределами индустрии развлечений, чьи мотивы и цели, я убеждён в этом, направлены против интересов США, и они периодически хотят использовать моё имя в своей сомнительной деятельности. Я хочу сообщать в Бюро о таких встречах и поставлять информацию, когда буду  сталкиваться с подобным. Всегда рассчитывайте на мою помощь. Я буду с нетерпением ждать Вашего решения, мистер Финлейтор.

Заместитель директора ФБР распорядился, чтобы Алексу устроили экскурсию по бюро, пока шло оформление документов, и, передав необычного посетителя агенту Джонсу,  вернулся к своим делам.

Через некоторое время, когда Алекс уже был в Роузленде, он получил письмо от шефа Бюро федеральных расследований:

« Прошу Вас простить меня, - писал Эдгар Гувер, - что не смог встретиться с Вами во время Вашего пребывания в Бюро. Ваше любезное мнение о ФБР мы высоко оценили, и я заверяю Вас, что мы постоянно помним Ваше предложение о сотрудничестве с нами. Искренне Ваш Эдгар Гувер.

 

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет