126

Виктор Зилов

Петербург 2020. Зомби-апокалипсис

Глава 2

  • Петербург 2020. Зомби-апокалипсис
    Глава 2
    Виктор Зилов
    Петербург 2020. Зомби-апокалипсис  | Виктор Зилов

    Виктор Зилов Петербург 2020. Зомби-апокалипсис

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине.


Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги

Петербург 2020. Зомби-апокалипсис

II
  Спустившись вниз по стремянке, я перенес ее к забору Олега и подошел к карабину. Не знаю, увидели меня зомби или почуяли, но они тут же, как по команде, пока я подбирал с земли оружие, повернулись и пошли на меня. Сказать, что я испугался - ничего не сказать, меня обуял ужас и паника, как первый раз возле калитки. Подскочив к стремянке, я достал из кармана телогрейки веревку, повесил карабин по диагонали через голову на плечо и быстро вскарабкался наверх. Там я привязал один конец веревки к стремянке, а другой к своему запястью. Двухметровая стремянка позволяла мне, не высоко подпрыгнув, легко забраться на забор Олега. Повиснув на заборе, я увидел передвижные строительные леса, придвинутые вплотную к нему. Видимо, Олег что-то ремонтировал. С этих лесов он и вел огонь по зомби, на настиле валялось больше десятка гильз. Я перебросил правую ногу через забор, затем весь перевалился на настил. Немедленно вскочив на ноги, я начал выбирать веревку, чтобы поднять стремянку к себе, но секунд через пять, когда я уже поднимал ее, вдруг почувствовал рывок, стремянка упала, и веревка натянулась, впиваясь мне в запястье мертвой хваткой. Мне не надо было смотреть за забор, чтобы понять, что зомби каким-то образом задержали стремянку. С силой потянув вверх, я не смог вырвать ее, напротив, веревка стала уходить вниз, как будто ее вел умелый рыбак, которому удалось подсечь крупную рыбу. Меня поймали. Меня тащили. Можно было бы сказать, что я находился в недоумении, как могут классические безмозглые зомби, те стереотипные из кино, которых мы все, наверное, представляли, поймать человека. Но слово "недоумение" здесь также неуместно, как если бы я сказал, что меня это развеселило. Меня тащили с силой бульдозера. Я было уперся в забор, прижав руку к телу, но через секунду мышцы не выдержали, рука распрямилась, и мне пришлось встать, чтобы ее не сломали. Внизу, действительно словно рыбаки, зомби, схватившись за стремянку, тащили ее от забора. Невольно я взглянул в багровые глаза зомби. Все до одного смотрели на меня с жадностью и предчувствием скорой добычи. От этого зрелища я на секунду потерял самообладание и тут же выронил нож, который достал, чтобы отрезать веревку, перетянувшую мое запястье так, что кисть опухла, побелела и уже ничего не чувствовала. С издевательским стуком нож упал на дорогу буквально под ноги того, кто еще вчера назывался Виктором. Из его распоротого живота болтались длинные ошметки кишков, которые, наверное, он себе вырвал сам, наступая на них. В других обстоятельствах меня бы опять вырвало, но сейчас мне было не до того, вытащив из-за пазухи топор, я стал рубить веревку. Два раза я промахнулся, третий чуть не рубанул себе по руке и только в четвертый раз попал по проклятой веревке. От внезапного освобождения я не удержался на ногах и упал с лесов на землю. Упал навзничь и тут же потерял сознание.
  Не знаю, сколько я пролежал в отключке, возможно несколько минут. Очнувшись, я увидел идущего на меня Олега. Его красные без зрачков глаза смотрели со ставшей для меня уже привычной плотоядной жадностью. От неожиданности подскочив чуть ли не на метр, я с размаху рубанул его по голове топором, который, как оказалось, не выпустил из рук даже после падения. В этот момент промелькнула мысль, что я стал настоящим викингом, который может умереть только с оружием в руках. Еще вчера я был обыкновенным человеком, который за всю жизнь не убил и мыши, а теперь на моем счету первый зомби. Конечно, это не живой человек, но всё же чей-то бывший муж, отец, егерь наконец. Оглядевшись и прислушавшись, я понял, что по эту сторону забора больше нет живых мертвецов. По ту сторону скреблись с каким-то остервенением, как мне показалось, а здесь все было тихо и спокойно. Олег, вернее то, во что он превратился, бездвижно лежало с топором в голове. Осмотрев труп, я не обнаружил на нем никаких видимых физических повреждений, значит он обратился без постороннего вмешательства, иными словами зомби его не кусали. Не найдя объяснения сейчас, я подумал, что возможно отыщу его внутри дома. Решив, что испытывать судьбу вторично очень рискованно и лучше встречать зомби на средней дистанции, а для этого гораздо надежнее огнестрельное оружие, я снял с плеча карабин, даже не попытавшись вытащить топор, застрявший в черепе бывшего егеря. Несколько минут у меня ушло на то, чтобы разобраться как работает затвор, как заряжается магазин, и как снимать карабин с предохранителя. Давно забытые школьные уроки военной подготовки с их бесконечными сборами и разборами АКМ пришлись сейчас как нельзя кстати. Выставив карабин вперед, я направился к дому Олега.
  Его убогая лачуга вносила диссонанс в общий строй домов поселка. Небольшой, общей площадью метров триста квадратных, дом возвышался на целых три этажа. "Курятник", как мы его называли, в основании имел примерно десять на десять метров. Ни о каком нормальном жилье здесь не могло быть и речи. Егерево "логовище", естественно, не имело бассейна, зимнего сада и всех минимальных удобств, присущих обычному дому уважающего себя российского регионального чиновника средней руки. Быстро пройдя плохо ухоженный газон, я оказался у боковой двери. Когда-то пару раз мне приходилось заходить к Олегу в дом по его настоятельному приглашению, поэтому я представлял себе планировку первого этажа и подвала. Мне нужна была оружейная комната, в которой он хранил оружие. Комната находилась в подвале. Входная дверь оказалась открытой. Я прошел по короткому коридору и уперся в небольшую дверь, ведущую вниз. Света, конечно, не было, поэтому мне пришлось пройти в прихожую, чтобы найти фонарик. Несмотря на достаточно высокий статус нашего поселка, отключение электроэнергии или газа не являлось для нас чем-то из ряда вон выходящим, поэтому на такой случай каждый хозяин всегда имел пару дежурных фонариков в прихожей. На подоконнике стоял один такой. Слава богу, он работал. Осторожно приоткрыв дверь, я посветил вниз по лестнице. На третьей ступени валялся близнец моего фонарика с разбитым стеклом. Я приспустился на пару ступенек и бросил вниз его. Звук упавшего фонарика, отразившись от деревянных стен, увяз в темных недрах подвала, оставив после себя звенящую тишину. Уже по опыту я знал, что если бы там находились зомби, то они должны были уже выйти, реагируя на мое присутствие. Но никаких живых мертвецов внизу не появилось. Несмотря на это, лезть вниз совершенно не хотелось, но там находилось теперь жизненно необходимое оружие и боеприпасы к нему. Стараясь не шуметь, прижав левой рукой фонарик к цевью так, чтобы луч хорошо освещал зону поражения, я начал спускаться.
  Все оказалось лучше, чем я себе представлял. В подвале никого не было. Подвал, разделенный посередине несущей стеной, представлял из себя две равные по площади комнаты. В одной находилось оружие, снасти, приспособы для рыбалки и охоты, а в другой различная амуниция, палатки, резиновая лодка, закопченные котелки и еще черт знает что. В этой же комнате стоял старый диван на ножках. Под продавленным матрацем радостно заблестели две пустые бутылки из под водки, когда я посветил в его сторону. Тут только я понял, что в комнате сильно воняет перегаром. Лишенный вентиляции, с закрытой входной дверью, подвал представлял из себя настоящую газовую камеру. Теперь я стал понимать, почему Олег не обратился сразу, а только через некоторое время после выхода из своего убежища.
  "Странно, что он не задохнулся здесь. Он же еще улыбался нам, когда стрелял по этим тварям. Интересно, чувствовал ли он изменения, которые происходили с ним, или списывал все на жестокое похмелье и ночь в душегубке? Значит зараза передается по воздуху? Тогда почему мы с Надей не обратились? Да и Виктор с семьей, видимо, обратился только после того, как их покусали таджики. Это обстоятельство дает надежду на меньшие масштабы катастрофы, чем мне представлялось ранее. Можно пройтись по поселку, может найду живых людей".
  С этой мыслью я прошел в оружейную комнату, где взял дробовик, все патроны к нему и оставшиеся патроны к карабину. Сложив все в рюкзак, поднялся наверх. В доме стояли сумерки. Я выглянул в окно, проверить нет ли мертвяков. Луна то показывалась из-за облаков, то снова пряталась. Никакого движения на участке не было. Кухонные часы показывали полдвенадцатого. Мой Patek Philippe показывал половину первого. "Вот все у него через жопу. Часы не ходят, вентиляции нет, иммунитета к зомби-вирусу тоже нет". Настроение у меня испортилось, когда я подумал, каким образом мне возвращаться домой. Стремянка в руках зомби. Даже перебравшись через забор здесь, непонятно как перелезть через свой же забор, ставший теперь совсем не благословенным. "Черт, наверное это и называется диалектикой", - невесело подумалось мне.
  Я вышел из дома. Задумчиво осмотрев двор, навес для машины, грубо срубленную баню, я остановил взгляд на Олеговом Митсубиси паджеро. "Чего я туплю-то? Найду сейчас ключи от машины, протараню забор, здесь мне уже ничего не пригодится, пусть мертвяки гуляют, остановлюсь рядом с воротами, с крыши машины перелезу через забор. Неплохо, Юра, неплохо", - одобрил я себя. "Осталось дело за малым - найти ключ".
  Как ни удивительно, но ключ нашелся также быстро, как и фонарик. Он висел вместе с другими ключами в прихожей, справа от входной двери. "Какая архаика, много замков, много ключей, действительно зачем егерю умный дом? Хорошо, что по пьяни не бросил ключ где-нибудь".
  Машина завелась сразу. Оставив ее на всякий случай с открытой водительской дверью, я пошел посмотреть как проехать по участку и найти место для тарана. На мое счастье забор Олег сделал не на ленточном фундаменте, а бюджетненько так забетонировал отдельные столбы, что упрощало мою задачу на порядок. Через щель я попытался посмотреть наружу, но тут же с испугом отпрянул: на меня, беззвучно разевая рот, смотрел мертвый Виктор. "Одолели уже своим навязчивым вниманием, блин. Сейчас я вам устрою джаз Афоньки голодного", - злорадно пообещал я и пошел к машине.
  Не сказать, чтобы я привык к зомби за этот день, но эффект новизны определенно ушел. Я, наверное, стал привыкать к ходячим трупам. Конечно, это пока не превратилось в обыденность, но чувство страха чуть-чуть притупилось.
  Паджерик с трудом выбил пролет. Две железные поперечные трубы, соединяющие снизу и сверху соседние столбы, на которых держались доски, нехотя лопнули в местах сварки. Верхняя труба разбила лобовое стекло и сильно помяла передние стойки. Резко затормозив, я остановил машину посередине проезда. Битые стекла засыпали машину. Я поднял голову и посмотрел по сторонам. В результате своего прорыва мне не удалось задавить не одного зомби, как я рассчитывал. Эти мерзкие твари вовремя ушли из под удара в стороны. Я еще больше укрепился во мнении, что они не такие безмозглые, как нам представляли различные кино-жутики. Осмотревшись и оценив свое положение, я нашел его удовлетворительным. Зомби, как бы выжидая, стояли метрах в десяти по обе стороны от машины, что давало время для завершения задуманного маневра. Я газанул и, резко повернув руль влево, вплотную подъехал к своему забору правой стороной. Только тогда, когда тщетно пробуя открыть заклинившую водительскую дверь, я понял, насколько может быть губительна простая невнимательность, как дорого может обойтись наша мелкая, казалось бы, глупость. Я дергал дверь, пытался выбить ее плечом, клял себя, но ничего не мог сделать: дверь намертво заклинило. Зомби одновременно пошли на меня, разевая черные рты и протягивая мертвые руки. Мне не оставалось ничего, кроме как давить их. Нажав на газ, я буквально кинул машину на опостылевшего уже Виктора. Удар и хруст костей известили меня об успокоении моего дорогого соседа. Дальше под колеса попали чуть поотставшая невестка и два ее сына трех и пяти лет. Переключив передачу на задний ход, я рванул назад, задавив парочку таджиков и старшего сына Виктора. Подрулив к своему забору, я заглушил мотор и, перебравшись на заднее сиденье, открыл левую пассажирскую дверь. Ступив ногой на землю, я скорее услышал, чем увидел в наступившей, слабо подсвеченной луной, темноте двигавшихся на меня младшего сына Виктора и самого младшего его внука Володеньку, которому было около восьми месяцев, насколько я помнил. Карабин, как нарочно, зацепился за что-то. Пока я выдергивал его, стали различимы два силуэта приближающихся мертвяков. Один большой, а второй чуть выше колена. В который раз за эти сутки холод ужаса пробежал у меня по спине, несмотря на телогрейку, которая уже буквально промокла от пота: я понял, что Володенька не только не умел ходить, а даже стоять еще толком не мог, но именно он сейчас шел ко мне с неотвратимостью механизма. Выдернув наконец карабин, я вскинул его к плечу и выстрелил три раза в голову взрослого, до которого оставалось метра четыре. Он упал с каким-то шлепком на землю и перестал двигаться. Маленький шел на меня не останавливаясь. Он уже приблизился настолько, что стало видно его лицо, измазанное черным. Внутренний запрет, не дававший мне нажать на курок, исчез, и я выстрелил.
  Я скинул телогрейку, она только мешала двигаться, взял рюкзак с боеприпасами, забрался на крышу автомобиля, и перелез через забор. Обернувшись назад, я посмотрел на покидаемое поле боя. Небо уже начало светлеть, да и луна, наконец, стряхнув с себя облака, будто с удивлением смотрела на место боя. На дороге вперемежку со сломанными досками валились трупы. Искореженное тело Виктора, как сломанная заводная кукла, повторяло какое-то движение, окончательно опровергая любой здравый смысл. Остальные зомби лежали неподвижно. Уже собираясь спрыгнуть вниз, я вдруг увидел двух мертвяков, спокойно стоящих метрах в двадцати от машины, и спокойно, как мне показалось, рассматривающих меня. Они беззвучно открывали свои черные рты, и это выглядело так, как будто они зевают. И меня опять прошиб холодный пот, когда я осознал, что у них, похоже, действительно остался интеллект, и что они могут попробовать добраться до нас каким-нибудь способом отличным от бесполезного царапанья ворот.
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет