Как оправдать по делам о краже, грабеже и разбое

Оправдание, отмена приговоров, смягчение наказания. Обзор актуальной судебной практики

  • Как оправдать по делам о краже, грабеже и разбое | Антон Колосов

    Антон Колосов Как оправдать по делам о краже, грабеже и разбое

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  92


В книге собраны практикообразующие судебные акты Верховного Суда РФ, судов первой, второй и третьей инстанций с 2017 г. по 2021 г., вступившие в законную силу. Оправдательные приговоры, апелляционные и кассационные определения, которыми прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, действия виновных лиц переквалифицированы на менее тяжкое преступление, значительно снижено наказание, назначено условное наказание, содержат те действенные реально работающие правовые инструменты, которые позволят вам, уважаемый читатель, помочь себе, если вы столкнулись с уголовно-правовой машиной, а также вашим подзащитным. В сборнике приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания. Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались вы или ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с уголовным законом в части применения его репрессии к обвиняемым в краже, грабеже, разбое. Каждый из 55 кейсов снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки апелляционной, кассационной жалоб. В примеры необходимо глубоко и всецело погружаться, только тогда будет понятна логика рассуждений суда. Крепко уяснив причины и основания оправданий, переквалификаций, снижения наказаний, вы сможете уверенно и безошибочно выстраивать неопровержимую линию защиты. Результативные примеры должны вдохновлять на борьбу со следственным произволом, обвинительным уклоном в судах. Нужно бороться за свои права и идти до конца, вплоть до Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ. За каждым разбираемым случаем стоит судьба отдельного живого человека. Спасенная судьба. Если с помощью настоящей книги вы поможете себе и другим, это будет лучшей благодарностью для автора. Сборник будет полезен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным за кражу, грабеж, разбой, адвокатам, а также всем читателям, интересующимся уголовным правоприменением. Буду благодарен, если свои пожелания, отзывы и судебную практику направите для дальнейшего улучшения сборника по адресу: kolosov@advokat-kolosov.ru.

Доступно:
PDF

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Как оправдать по делам о краже, грабеже и разбое» ознакомительный фрагмент книги

Как оправдать по делам о краже, грабеже и разбое

Содержание

Глава 1. Судебная практика по делам о краже

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

Обвинение не может быть основано исключительно на признательных показаниях, от которых осужденные отказались в судебном заседании, заявив о самооговоре, и которые не подтверждены совокупностью иных исследованных и приведенных в приговоре доказательств

Суд должен на основании достоверных доказательств определить принадлежность похищенного имущества, только показаний потерпевшего о принадлежности ему имущества недостаточно. Если преступление совершено с единым умыслом, оно не может квалифицироваться как несколько хищений. О продолжаемом преступлении свидетельствует тот факт, что имущество похищено из одного и того же источника и у одного и того же потерпевшего, даже если похищенное сбыто различными способами и в разные места

Критерием разграничения предмета преступлений против собственности и экологических преступлений является меновая стоимость имущества, созданная общественно необходимым трудом и образующая цену товара. Природные объекты, не созданные трудом человека, не могут являться предметом хищения

Песчано-гравийная смесь не может являться предметом хищения, так как не обособлена, не обладает экономическими свойствами, меновой стоимостью и ее денежным выражением — ценой

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

Субъективная сторона хищения (ст. 158 УК РФ) характеризуется прямым умыслом, если лицо, как предусмотрено ч. 2 ст. 25 УК РФ, осознавало общественную опасность своих действий, предвидело неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Отсутствие доказательств, указывающих на наличие у лица умысла на хищение чужого имущества, влечет постановление оправдательного приговора

Значительность ущерба для потерпевшего необходимо безусловно доказать. Одних его показаний для квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку причинения гражданину значительного ущерба недостаточно

Больничная палата не может быть признана жилищем

Если адвокат не задал ни одного вопроса подзащитному, значит, он самоустранился от защиты, оставил своего доверителя без защиты. Судья не вправе первым допрашивать подсудимого

Прежде чем взыскать с осужденных денежные средства по иску потерпевшего, суд должен признать их гражданскими ответчиками, вынести соответствующие постановления, разъяснить права гражданского ответчика осужденным

Адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя

Хищения чужого имущества не являются преступлениями с повышенной степенью общественной опасности

Суд не вправе ссылаться при назначении наказания на тот факт, что подсудимый не работает

Если судья до постановления приговора высказал позицию относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств, то он не может участвовать в производстве по уголовному делу

Если суд известил стороны о назначении рассмотрения уголовного дела менее чем за пять суток до его начала, приговор подлежит отмене ввиду нарушения гарантированного Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом права обвиняемого на защиту, поскольку это ограничивает его возможность надлежащим образом подготовиться к судебному заседанию

Стоимость похищенного у потерпевших имущества и, соответственно, размер причиненного им ущерба не может быть установлен судом исключительно из показаний потерпевших при отсутствии в материалах уголовного дела каких‑либо объективных сведений о его фактической стоимости на момент совершения преступления

Не является преступлением, согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ, действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности

При квалификации деяния как неоконченного суд обязан установить достоверно и бесспорно, какое конкретно имущество намеревался похитить подсудимый

Глава 2. Судебная практика по делам о грабеже

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

Выполнение лицом объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, при отсутствии обязательного признака субъективной стороны — корыстного мотива — исключает наличие в его действиях состава указанного преступления. Явка с повинной сама по себе не есть доказательство виновности лица в совершении корыстного преступления, она должна быть сопоставлена с иными доказательствами по делу

Эксцесс исполнителя исключает для него квалификацию деяния по квалифицирующему признаку «группой лиц по предварительному сговору». Из осуждения лица по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ исключен квалифицирующий признак грабежа «группой лиц по предварительному сговору», назначенное наказание смягчено

Объективная сторона преступления в виде грабежа характеризуется открытым, заведомо очевидным, явно заметным для собственника или других лиц способом изъятия чужого имущества, причем лицо, совершающее хищение, сознает, что присутствующие при этом иные лица понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

Суд не вправе искажать содержание доказательства. Грабеж совершается только с прямым умыслом и предполагает, что применяемое при этом насилие служит средством исключительно для завладения имуществом и также совершается умышленно

Не может квалифицироваться как грабеж завладение имуществом потерпевшего, который добровольно передал вещи подсудимому, в дальнейшем скрывшемуся с этими вещами

Суд обязан указать в приговоре дату вступления в сговор на совершение преступления и описать распределение ролей соучастников

Уголовное дело по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ по факту хищения топлива на 2 568,28 рубля с причинением телесных повреждений прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ

Глава 3. Судебная практика по делам о разбое

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

Если подсудимый в ходе разбойного нападения на потерпевшего достал из кармана перочинный нож и раскрыл его, однако реальных действий по его применению не осуществлял, то действия виновного лица подлежат квалификации по ч. 1 ст. 162 УК РФ, а не по ч. 2 ст. 162 УК РФ

Если лицо угрожало заведомо для него негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, например, макетом пистолета, декоративным оружием, оружием-игрушкой и тому подобным, не намереваясь использовать эти предметы для причинения вреда, опасного для жизни или здоровья, его действия следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ, а в том случае, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, деяние квалифицируется как грабеж

Пособничество в совершении преступления единственному исполнителю, о котором был осведомлен подсудимый, не образует формы соучастия в виде группы лиц по предварительному сговору, действия подсудимого не могут быть квалифицированы судом как совершенные группой лиц по предварительному сговору

Связывание рук и ног потерпевшей шнуром от зарядного устройства, повлекшее ограничение ее свободы, не может расцениваться как насилие, опасное для жизни и здоровья

Фактически выполненные действия осужденной по доставке на автомобиле участников группы к месту нападения и обратно, ожидание членов группы с тем, чтобы беспрепятственно скрыться с места преступления, при отсутствии признаков организованной группы определяют квалификацию ее действий как соучастие в совершении данных преступлений в форме пособничества

Разряд электрического тока электрошоковым устройством в область головы потерпевшего не образует такой признак разбойного нападения, как применение насилия, опасного для жизни

Применение газового баллончика в ходе нападения может быть квалифицировано как разбой с применением предмета, используемого в качестве оружия, только при том условии, если будет установлено, что газ в баллончике представлял опасность для жизни или здоровья человека и его воздействие на организм потерпевшего могло привести к расстройству его здоровья или смерти. Для признания аэрозольного распылителя предметом, используемым в качестве оружия, необходимо путем проведения экспертизы установить, что газовый баллончик был предназначен для временного поражения цели, снаряжен слезоточивыми или раздражающими веществами и представлял опасность для жизни или здоровья потерпевшей

При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично

По смыслу закона, вытекающему из положений ст. 154, 155 УПК РФ, материалы уголовного дела должны содержать подлинники или заверенные следователем копии процессуальных документов, имеющих значение для рассматриваемого уголовного дела. Если материалы уголовного дела содержат копии доказательств и иных процессуальных документов, которые никем не заверены, то это существенным образом нарушает права подсудимого на защиту (в том числе знать, в чем он обвиняется, и знакомиться с соответствующими доказательствами, приведенными в обвинительном заключении), что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

Сомнительный вывод суда о наличии у осужденных корыстной цели при завладении имуществом и квалификация их действий по ч. 3 ст. 162 УК РФ повлекли отмену апелляционного определения и переквалификацию на ст. 330 УК РФ. Не образуют состава разбоя противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ

Если потерпевший в ходе предварительного следствия давал показания о совершенном в отношении него разбойном нападении, а в суде заявил, что на самом деле никакого хищения имущества не было, достоверными нужно признавать его показания в судебном заседании. Если свидетелям о совершенном преступлении известно только со слов потерпевшего, который изменил свои показания в суде, заявив о том, что в действительности подсудимый преступления не совершал, достоверность таких свидетельских показаний крайне мала

Если квалифицирующий признак разбойного нападения «с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья» не был вменен осужденному органом предварительного расследования, суд такой признак самостоятельно вменить не вправе

Осуждение лиц по признаку «группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия» возможно в том случае, если суд сделает мотивированное суждение относительно взаимоосведомленности каждого из подсудимых обо всех аспектах действий соучастника, включая характер применяемого насилия

Глава 4. Условное осуждение. Отсрочка от отбывания наказания. Смягчение наказания. Изменение категории преступления. Назначение судебного штрафа

Суд второй инстанции изменил реальное лишение свободы по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на условное наказание, из-под стражи осужденного освободил, приняв во внимание совокупность обстоятельств, смягчающих наказание и категорию преступления

В приговоре должно быть мотивировано, какие конкретно обстоятельства, связанные с целями и мотивом преступления, требуют назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы

Суд апелляционной инстанции изменил категорию преступления с тяжкого на преступление средней тяжести и прекратил уголовное дело по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ

Наличие у осужденного места работы является обстоятельством, смягчающим наказание

Вывод суда о том, что осужденный ведет антисоциальный образ жизни и поддерживает связь с ранее судимыми лицами, должен быть объективно подтвержден, иначе подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора со снижением наказания

В соответствии с требованиями ч. 1.1 ст. 63 УК РФ само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя или наркотических средств, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание

Суд отсрочил отбывание наказания осужденной по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ при наличии к тому оснований, указанных в ч. 1 ст. 82 УК РФ, до достижения ее детьми 14-летнего возраста

Возраст осужденного (50 лет) и незначительная сумма ущерба непосредственно влияют на смягчение наказания как индивидуализирующие наказание обстоятельства

Положительная характеристика из СИЗО позволила вдвое снизить наказание за преступление, предусмотренное п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ

Мнение потерпевшего, возражавшего против прекращения уголовного дела с назначением судебного штрафа, не является безусловным препятствием для этого

Суд второй инстанции изменил реальное лишение свободы на условное наказание даже при полном непризнании вины подсудимым по ч. 1 ст. 161 УК РФ. Непризнание вины не является основанием для отказа подсудимому в применении правил, предусмотренных ст. 73 УК РФ

Отрицательная характеристика не может приниматься во внимание при назначении наказания

Преклонный возраст сам по себе не свидетельствует о беспомощном состоянии потерпевшего, предусмотренное п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ отягчающее обстоятельство — совершение преступления в отношении беспомощного лица — из описательно-мотивировочной части приговора по ч. 1 ст. 162, ч. 1 ст. 161 УК РФ исключено, наказание снижено

При назначении наказания суд второй инстанции применил правила, предусмотренные п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, снизив наказание за совершение преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, за частичное возмещение вреда в размере 9 000 рублей

Если в протоколе явки с повинной не имеется сведений о составлении его с участием адвоката, не содержится данных о разъяснении подсудимому права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования, протокол явки с повинной признается недопустимым доказательством

Примеры кейсов

Если потерпевший в ходе предварительного следствия давал показания о совершенном в отношении него разбойном нападении, а в суде заявил, что на самом деле никакого хищения имущества не было, достоверными нужно признавать его показания в судебном заседании. Если свидетелям о совершенном преступлении известно только со слов потерпевшего, который изменил свои показания в суде, заявив о том, что в действительности подсудимый преступления не совершал, достоверность таких свидетельских показаний крайне мала

Действия осужденного переквалифицированы с ч. 1 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ — умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Лицо из-под стражи освобождено.

Ю. осужден по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, постановленным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанным на правильном применении уголовного закона.

Неправильным применением уголовного закона, в соответствии со ст. 389.18 УПК РФ, является применение не той статьи Особенной части УК РФ, которая подлежала применению.

В силу ст. 88 УПК РФ суд должен дать оценку каждому доказательству с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в целом — достаточности для правильного разрешения уголовного дела.

Вынесенный по делу приговор данным требованиям закона в полной мере не отвечает.

Согласно диспозиции ч. 1 ст. 162 УК РФ разбой — это нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Суд, квалифицируя действия Ю. как разбойное нападение, положил в основу приговора показания потерпевшего Б., данные им на предварительном следствии, из которых следует, что 28 августа 2020 года он распивал спиртные напитки совместно с виновным и в какой-то момент Ю. беспричинно нанес ему не менее двух ударов с левой стороны по лицу, отчего он испытал физическую боль, после чего чувствовал хлопки по телу, что расценил как осматривание его одежды. Вследствие полученных повреждений он обратился в рядом расположенный магазин за помощью, при этом кто-то из сотрудников магазина принес его сумку, которая осталась на скамейке возле магазина. Осмотрев ее, он обнаружил, что из сумки пропало 30 рублей, а также предположил, что пропала принадлежащая ему бутылка водки, но потом ее обнаружили возле скамейки, где он ранее и сидел. Когда приехали сотрудники полиции, он сообщил им обо всех произошедших событиях до момента его обращения за помощью.

Давая оценку показаниям потерпевшего, суд указал, что они согласуются с показаниями свидетелей, допрошенных на следствии и в суде.

Так, из совокупности показаний свидетеля И. (сотрудника магазина), свидетелей М. и Г. (сотрудников полиции) следует, что об обстоятельствах преступления они узнали от самого потерпевшего.

Из показаний свидетеля Е. следует, что 28 августа 2020 года он шел в магазин «Магнит», при входе в который увидел потерпевшего и виновного, последний, как ему показалось, охлопывал потерпевшего по телу, одежде. После того, как он вышел из магазина, на лавочке возле магазина вновь увидел потерпевшего и виновного, которые оба были с признаками опьянения, при этом на лице потерпевшего была кровь, а виновный копался в сумке темного цвета. Подержав в руках телефон и увидев свидетеля, положил телефон обратно в сумку. Он подошел к ним с предложением оказать помощь, но потерпевший встал и пошел в сторону магазина, на пороге которого упал, после чего зашел в помещение магазина. Из магазина вышла сотрудница, подошла к скамейке и забрала сумку, ранее разглядываемую виновным лицом, после чего свидетель ушел.

При этом суд отнесся критически к показаниям осужденного Ю., который последовательно (как на предварительном следствии, так и в суде) отрицал наличие у него умысла на завладение имуществом потерпевшего. В судебном заседании он показал, что, действительно, 28 августа 2020 года распивал с потерпевшим пиво, которое ему купил сам потерпевший, но при этом последний и являлся зачинщиком конфликта, возникшего между ними. Потерпевший стал оскорблять его, в результате чего он в ответ один раз ударил потерпевшего по лицу. Потерпевший упал, он помог ему подняться, на лице у потерпевшего выступила кровь, которую он стал вытирать. Проходящий мимо свидетель Е. спросил, нужна ли помощь, однако потерпевший, ничего не ответив, встал и пошел в магазин. Были ли у потерпевшего Б. денежные средства, он не знает, потерпевший мог указанные 30 рублей и утерять, поскольку находился в состоянии опьянения.

Согласно заключению эксперта № 880/2020, у Б. выявлены повреждения: ушибленная рана у наружного конца левой брови, исходом заживления которой явился рубец кожи, который влечет стойкую утрату общей трудоспособности в размере 5 %, и по этому признаку данное повреждение квалифицируется как легкий вред здоровью; кровоизлияние в мягкие ткани в области верхнего и нижнего век левого глаза с переходом на левую скуловую область, кровоизлияние в мягкие ткани в проекции левой горизонтальной ветви нижней челюсти, которые расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью, могли образоваться не менее чем от двух ударов при обстоятельствах, изложенных в обвинении; повреждения у Б. не характерны для образования при падении на плоскость.

Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания в суде первой инстанции, потерпевший Б., отвечая на вопросы участников процесса, уточнил, что Ю. не высказывал ему каких-либо угроз или требований о передаче денежных средств, просто беспричинно нанес не менее одного удара по лицу. При этом допустил, что деньги в сумме 30 рублей он мог и сам потерять, так как находился в состоянии опьянения: денежные средства могли выпасть из сумки или брюк. Куда именно их сложил, точно не помнит, однозначно утверждать, что их похитил виновный, не может, просил привлечь Ю. только за избиение.

Также из совокупности показаний свидетелей Е. и И. следует, что в момент, когда потерпевший зашел в магазин, его сумка осталась без присмотра на лавке, а виновное лицо место происшествия покинуло.

При таких обстоятельствах выводы суда о хищении осужденным денежных средств в сумме 30 рублей являются лишь предположением, что приводит к выводу об отсутствии в действиях виновного умысла на совершение корыстного преступления.

При таких обстоятельствах состоявшийся в отношении Ю. приговор подлежит изменению: его действия следует переквалифицировать с ч. 1 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ — умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

В приговоре указано на наличие в действиях осужденного такого отягчающего наказание за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 162 УК РФ, обстоятельства, как опасный рецидив преступлений (на основании положений п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ), однако судебная коллегия полагает, что с учетом переквалификации действий осужденного необходимо исключить из приговора суда указание на признание у Ю. опасного рецидива преступлений, признав в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ в его действиях рецидив преступлений. Мера пресечения в виде содержания Ю. под стражей отменена, из-под стражи Ю. освобожден в связи с отбытием им наказания.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 7.04.2021 г. по делу № 22-2221/2021.

Субъективная сторона хищения (ст. 158 УК РФ) характеризуется прямым умыслом, если лицо, как предусмотрено ч. 2 ст. 25 УК РФ, осознавало общественную опасность своих действий, предвидело неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Отсутствие доказательств, указывающих на наличие у лица умысла на хищение чужого имущества, влечет постановление оправдательного приговора

Утеря лицом, которому вменяют хищение, сим-карты с мобильного телефона потерпевшего, из-за чего не удалось установить место нахождения последнего и вернуть ему похищенное, не дает оснований полагать о наличии у осужденного умысла на совершение преступления.

Обвинительный приговор по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ отменен и вынесен оправдательный приговор в связи с отсутствием в действиях оправданного состава преступления.

Н. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 5 000 рублей в доход государства.

Приговором суда Н. признан виновным в совершении 22 декабря 2019 года в 00 часов 43 минуты в помещении ресторана кражи принадлежащего Ц. рюкзака с находящимся в нем имуществом с причинением ущерба на общую сумму 8 120 рублей, который для потерпевшего является значительным.

Обстоятельства совершения преступления подробно изложены в приговоре.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав позицию сторон, суд апелляционной инстанции находит приговор суда подлежащим отмене в соответствии с пп. 1, 3 ст. 389.15 УПК РФ ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и неправильного применения уголовного закона.

Согласно п. 1 ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

В силу п. 1 ст. 389.18 УПК РФ неправильным применением уголовного закона является нарушение требований Общей части Уголовного кодекса РФ.

Изложив доказательства в приговоре, суд первой инстанции в нарушение требований ст. 88 УПК РФ не дал им должной оценки, не проанализировал и не сопоставил между собой, не в полной мере исследовал субъективную сторону инкриминируемого Н. преступления и доводы стороны защиты о недоказанности умысла на совершение преступления, вмененного осужденному, не проверил доводы защиты, что привело к неверным выводам, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Постановленный в отношении Н. приговор не соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции не связан оценкой доказательств, изложенной в приговоре, вправе дать свою оценку доказательствам по правилам ст. 14, 17, 75, 88 УПК РФ, сделать иные выводы и вынести одно из решений, предусмотренных ст. 389.20 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции считает, что в приговоре суда первой инстанции не имеется и не приведено доказательств наличия в действиях Н. субъективной стороны вмененной ему кражи имущества потерпевшей Ц. с причинением ей значительного ущерба.

Для признания совершенного деяния преступлением в действиях лица необходимо установить наличие обязательных элементов, предусмотренных конструкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, — признаков состава преступления.

В соответствии с разъяснениями, данными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Субъективная сторона хищения (ст. 158 УК РФ) характеризуется прямым умыслом, если лицо, как предусмотрено ч. 2 ст. 25 УК РФ, сознавало общественную опасность своих действий, предвидело неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления, то есть прямой умысел подразумевает желание наступления двух результатов: причинения собственнику (владельцу) имущества ущерба и обогащения себя либо других лиц за счет этого имущества.

В уголовном деле отсутствуют доказательства, указывающие на наличие у Н. умысла на хищение чужого имущества.

Показания Н. об отсутствии умысла на хищение чужого имущества, о том, что он взял рюкзак потерпевшей по ошибке, приняв его за рюкзак подруги Б., а узнав, что этот рюкзак ей не принадлежит, принял все возможные меры для установления места нахождения потерпевшей Ц., разыскал ее и вернул ей ее имущество, вопреки неправильным выводам суда первой инстанции подтверждаются совокупностью исследованных в суде первой инстанции доказательств, в том числе показаниями свидетелей Н., Б., П. и А., видеозаписью с места происшествия, свидетельствуют об отсутствии у него умысла на совершение преступления.

Так, Н. показал, что, когда в кафе его друзья и другая компания, с которой произошел конфликт, встали из-за своих столиков и покинули помещение, он подошел к одному из столиков, полагая, что именно за ним сидели его друзья, и взял со стоящего стула рюкзак. Спросив об этом у своего брата Н., который предположительно ответил, что рюкзак их компании, решил, что рюкзак принадлежит девушке из их компании, после чего забрал этот рюкзак, положив его в свой, и унес.

Достоверность данных показаний подтверждена:

— показаниями в суде свидетеля Н. о том, что в кафе, когда обе компании по требованию охранника выходили оттуда, к нему подошел брат Н. и поинтересовался, чей рюкзак стоит на стуле за столиком у стены, где никого не было. Он, подумав о принадлежности рюкзака девушке Б. из их компании, ответил, что рюкзак, возможно, ее;

— протоколом осмотра оптического компьютерного диска с видеозаписью и просмотренной в суде первой инстанции видеозаписью с камеры наблюдения кафе, из которых следует, что один из парней (по показаниям, брат осужденного Н.) указывает молодому человеку, по внешним признакам схожему с Н., на стул, после чего осужденный подходит к стулу, на котором находится рюкзак, снимает с себя свой рюкзак, расстегивает его, убирает рюкзак со стула к себе в рюкзак, застегивает свой рюкзак и идет к выходу из помещения.

Также показания Н. о том, что через несколько дней, когда к нему домой пришла Б. и выяснилось, что этот рюкзак, схожий по цвету и марке с имеющимся у Б., ей не принадлежит, он вместе со своими друзьями предпринял все меры, чтобы найти потерпевшую Ц. и вернуть ей ее имущество, подтверждены показаниями свидетелей Н., П. и А.

Данные обстоятельства убеждают суд апелляционной инстанции в отсутствии у Н. умысла на тайное хищение имущества потерпевшей Ц.

Доводы прокурора в судебном заседании, что Н. узнал о возбуждении уголовного дела по факту похищения имущества у потерпевшей Ц. в кафе и, осознавая, что в ближайшее время будет установлен правоохранительными органами ввиду наличия в кафе камер наружного наблюдения, вынужден был вернуть вещи потерпевшей, суд находит несостоятельными по следующим основаниям.

Н., как следует из приведенных доказательств, предпринял меры к установлению места нахождения владелицы рюкзака Ц. для возврата ей имущества 25—27 декабря 2019 года, то есть значительно раньше времени возбуждения уголовного дела — 30 декабря 2019 года.

Само уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленного лица и до возврата Н. 4 января 2020 года рюкзака с вещами. Видеозапись с камеры наблюдения кафе была изъята лишь 15 января 2020 года.

По показаниям Н., на момент встречи с Ц. он не знал о возбуждении уголовного дела по факту хищения ее рюкзака и узнал об этом от потерпевшей. Данные показания Н. ничем не опровергнуты и в соответствии с требованиями ст. 14 УПК РФ толкуются в его пользу. Показания потерпевшей Ц. о том, что Д. сообщил об информированности Н. о возбуждении уголовного дела, ничем не подтверждены.

Утеря Н. сим-карты с неработающего мобильного телефона Ц. не дает оснований полагать о наличии у осужденного умысла на совершение преступления. Согласно показаниям Н. в суде первой инстанции и пояснениям в суде апелляционной инстанции, сим-карта с телефона потерпевшей была утеряна, когда он и ребята вставляли ее в свои телефоны, чтобы дозвониться с нее абонентам из числа контактов потерпевшей и установить место нахождения Ц. для возврата ей Н. взятых по ошибке вещей. Пропажа сим-карты была компенсирована потерпевшей деньгами в размере 10 тыс. рублей.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии в действиях Н. состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью достоверных доказательств, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Ввиду того, что допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 389.20, ст. 389.23 УПК РФ, устраняет данное нарушение, отменяя обвинительный приговор суда первой инстанции и принимая решение о вынесении оправдательного приговора.

Таким образом, в уголовном деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о виновности Н. в совершении инкриминируемого ему преступления.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ, считает необходимым отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный приговор в отношении Н. в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, с признанием на основании ч. 1 ст. 134 УПК РФ за ним права на реабилитацию и разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, в соответствии с положениями ст. 135, 136, 138 УПК РФ.

Апелляционный приговор Московского городского суда от 9.12.2020 г. по делу № 10-187880/2020.