172

Елена Ленская

Сказки для любимых

  • Сказки для любимых | Елена Ленская

    Елена Ленская Сказки для любимых

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аннотация

Где-то рядом с нами живет Сказка, самая настоящая, живая! Стоит только присмотреться и прислушаться, чтобы попасть в удивительный мир таинства и волшебства! Пойдем со мной, мой дорогой читатель, я познакомлю тебя с чудесами! Дизайн обложки - Дарья Левчук





Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Сказки для любимых

Сказки для любимых

Буян



Славься, Великий остров Буян, оберег и хранитель Руси-Матушки, кладезь знаний и оплот Силы могучей! Славься!

 

Баба Оля зажгла керосиновую лампу, зашторила окна, выключила свет, и маленькая комнатка сразу погрузилась в сказочную полутьму. Варя любила ночевать у бабушки и слушать на ночь удивительные истории. Каждый раз ласковый тихий голос уносил её в загадочный мир старинных сказаний о богатырях и нечистой силе, о прекрасных царевнах и дивных птицах. И даже старая лампадка, казалось, становилась чем-то вроде сказочного светоча, открывающего девочке дороги в древние миры.

— Ладно, милая, ложись спать!

— Сказку, бабуль! — напомнила Варя, укрываясь пушистым одеялом, пахнущим свежим ветром и хвоей.

— А как же! Скажу, — баба Оля села в любимое кресло, поставила рядышком лампу и взяла в руки спицы. Запорхали умело пальцы над сложным узором, покатился по деревянным полам шерстяной клубок, и началась история…

 

Было это в стародавние времена, когда на Руси-Матушке повелевал небом Сварог — великий бог Солнца и Света, а под землёй царствовал Чернобог, что Навью, тёмной Силой повелевал. И началась меж них война кровавая, ненавистью лютой вскормленная, на безверии и жажде власти взращённая. Не было на свете белом покоя простому люду — всё войной поросло, всё враждою укуталось. И так боги разошлись в сечи, что породили Чёрный Мор Великий. Принялся Мор, злой и голодный, кидаться на простых людей. Бедовали люди, но поделать ничего не могли — силушки такой не было, чтобы споры меж богами решить, и мир на веки вечные в родных землях наладить. И до того дело дошло, что перестал в полях созревать урожай, а из лесов и рек ушла вся живность. Стали люди с голоду погибать и от болезней чахнуть. Беда пришла на Землю-матушку. Постучалась в ворота, да и осталась пировать. Распахнула окна-двери в людские дома, и явилась птица Гагана. Стала железным клювом страшные дары собирать, деревнями в своих когтях стальных жертвы Велесу носить. Не было страданиям и страхам людским края…

Жил в одной деревеньке кузнец Данила. Мастером слыл отменным, да и человеком честным и добрым. Жена у него молодая была — Дария. Ласковая, заботливая. Руки золотые, нрав кроткий. Любил её кузнец всем сердцем, души в своей молодой жене не чаял. Но пришла беда и в их двор. Слегла Дария. Подкосила её неизвестная хворь. И никто помочь ей не мог.

Закручинился кузнец, но гибели своей любимой дожидаться не стал. Засобирался в дорогу, в путь долгий и опасный, чтобы раздобыть средство чудодейственное для своей суженой. А было то средство, люди поговаривали, у инарокой змеи Горафены, что на острове Буяне век за веком пребывала, тайны великие хранила. Многие пытались тот остров найти. Да только никому ещё не удавалось.

Снарядился Данила в путь дальний, обнял жену на прощание и поклялся ей прибыть домой со средством верным, которое немочь её враз прогонит. Вышел за порог, поклонился на все четыре стороны и пошёл в путь-дорогу.

Только вышел за околицу, как попался ему навстречу старичок. Спина в коромысло сгорблена, борода седая дорогу метёт, в руках посох до блеска временем да старыми ладонями натёртый

Поклонился ему Данила, здравия пожелал и дальше пошёл. Как вдруг, окликнул его старик. По имени назвал.

— Куда путь держишь, кузнец Данила? Уж не на остров Буян случаем, собрался?

— Собрался, — печально ответил кузнец. Вся деревня о его походе судачила, а помочь в поисках было некому. — Да вот, дороги не знаю. Ты, старче, случаем не скажешь, куда мне ноги свои нести?

— Как не сказать? — засмеялся старик. — Скажу. Да только неспроста. За службу одну.

— Скажи, старче! — встрепенулся кузнец. — Сослужу тебе службу!

— И я туда иду, — ответил ему старец, хитро прищурив глаз. — Да сам дороги не знаю, но ведаю, кто путь верный указать может. Коли согласишься со мной идти, найдём мы остров Буян.

— Как не согласиться! — воскликнул Данила. — Согласен, старче! С тобой пойду!

— Согласен-то, согласен, — проворчал старичок. — Но сам видишь, стар я и болен. Дорога мне не по плечу. Донесёшь меня до острова Буяна на своих плечах?

— Донесу! — ответил Данила. — Коли так надобно, донесу! Садись мне на спину старче, показывай дорогу.

— Вот и славно!

Засуетился старец, поспешил Даниле на плечи взобраться. Видно, давно уже попутчика ждал.

— Всё прямо ступай, не сворачивай.

И пошёл Данила по тому пути, куда старец велел. Недолго и не коротко, а вышел молодец к лесу заповедному.

Старичок его подгоняет, посохом дорогу указывает, в самую глушь ведёт! Вот вышли они на поляну. Ни ночь и ни день на ней видятся, ни сумерки, ни рассвет место озаряют. И стоит на той поляне избушка. До того ветхая, что сруб покосился аж до самой земли, а крыша на честном слове держится. И ни окон, ни дверей не видать. Только дым из трубы тонкой струйкой к небу тянется.

Страшное место. Испугался кузнец, но виду не подал.

— Знамо тебе, кузнец, куда тебя ноги привели? — хитро спросил старец.

— Как не знать, — нахмурился Данила. — Место заповедное, не всякому сюда дорога открыта. Слыхал от людей добрых, что живёт в этих местах Карга Яга. Ведьма сильная, норовом тяжёлая. Не взлюбится ей забредший путник — враз изведёт!

— А взлюбится — так поможет, — засмеялся старик. — Неси меня ближе. В гости проситься будем!

Страшно стало кузнецу пуще прежнего, но виду не подал. Подсадил старика поудобнее на крепкой спине и смело шагнул к избе.

Поднял старец свой посох над головой и закричал зычным голосом:

— Изба-изба, повернись ко мне передом, к лесу задом!

Заскрипела вдруг изба, застонала брёвнами. Так и посыпалась с неё труха, полетел с гнилой крыши старый лишайник. Поднялась вдруг избушка на кривые сваи, что куриные ножки и повернулась! Встала перед путниками крылечком хлипким. А над крылечком дверца виднеется. Еле на петлях ржавых держится.

Открылась дверь с жутким скрежетом, и как выскочит на крылечко сама Карга Яга. Ох и напугался кузнец! Ног от страха не чует, сердце вот-вот из могучей груди выпрыгнет! Страшна была Баба Яга. Одна нога в дырявый валенок обутая, другая на костыль кривой посажена. Шуба рваная медвежья горбатую спину прикрывает, а на голове копна нечёсаных волос торчит и сама по себе шевелится. Нос у Яги большой, кривой, до самого подбородка гнутый, а глаз один синий, другой чёрный. Прищур злой, того и гляди, до смерти сглазит!

Закричала Карга страшным голосом:

— Кто тут смерти пришёл искать?! Кому голова на плечах тяжела стала?! Враз изведу неугодного, косточки по лесу разнесу, кожу на заборе повешу!

До того испугался кузнец, что едва дух из него не вышел!

А старичок и говорит спокойно:

— Ты, матушка, не гневайся понапрасну. Беды на наши головы не шли, а лучше пусти в свой дом. Напои, накорми, да истории наши послушай. Долгим был путь. Устали мы.

Замолчала старая Карга, потопталась на месте, но гнев на милость сменила. Махнула путникам корявой рукой, приглашая в дом.

Закряхтел старец на молодецкой спине, зашевелился:

— Спусти меня на землю, кузнец. Тут уж я сам пойду. Да не бойся так, — засмеялся он. — Яга знает, как до Буяна добраться.

Делать нечего. Поставил кузнец старца на землю и смело шагнул в дом Бабы Яги.

Впустила Яга гостей, а сама встала на крыльце и прошептала:

— Изба-изба! Встань по старому, как мать поставила!

Зашевелилась изба на своих курьих ножках и снова повернулась к лесу передом, надёжно пряча заповедный вход.

— Печь плохо топлена! — заворчала бабка, затопала сердито костяной ногой по скрипучему полу. Руками паутину погоняла, хлам гнилой по углам распихала. — Похлёбку варить не на чем.

— Позволь, матушка, подсобить, — сказал кузнец. — Печь растопить, дров да воды натаскать.

— А подсоби, соколик, — засуетилась бабка. — Не откажусь от силушки молодецкой!

Схватил Данила старое ведро и выскочил наружу. Да так и встал как вкопанный! Не было на дворе заповедной поляны, простирался перед ним реденький лесок, солнцем весенним залитый. Справа гуси пасутся, слева кот чёрный на полянке умывается, а прямо ручеёк весёлый плещется. А изба-то, изба! Не гнилушка какая, а терем расписной!

Подивился Данила на такую красоту и поспешил работу выполнять.

Вошёл в терем и ахнул! Уж не тёмная клеть его встречает, а богатые покои. Уж не страшная Карга у порога ждёт, а милая старушка в беленьком платочке и расписном сарафане наряженная у печи стоит.

Усадила Карга гостей за дубовый стол, поставила в натопленную печь большой чугунок и стала спрашивать.

Рассказал ей Данила о горе своём. Всё как есть рассказал. И помощи попросить не постеснялся.

Задумалась Яга. Замолчала надолго. Лишь временами искоса на старца поглядывает, да что-то шепчет.

— Дело трудное, — сказала наконец. — Хворь у твоей зазнобы не простая — злобой лютой напущенная. Да не простой ведьмой или колдуном, а силой могучею, той, что землю нашу иссушила. Битва идёт великая меж богами, а силы они из людей простых черпают. Вот и Дарии твоей черед настал.

— Так как же быть-то? — загоревал кузнец. Понял, что беда страшнее, чем ему раньше виделась.

— Веры в людях нету, — отозвалась Карга. — В такой войне только Вера помочь сумеет. Большей Силы против Мора Чёрного не сыскать, ничем другим богов не образумить. Да только нету Веры у людей. Растеряли они Веру, гневаются боги.

— Как же мне быть? — закручинился Данила пуще прежнего. Совсем голову повесил. — Как Веру людям вернуть? Как Мор победить?

— Есть способ, — хитро прищурившись, ответила Карга. — Подсоблю тебе, кузнец. Скажу, как дело разрешить. Да не просто так, за службу.

— Что хочешь проси! Всё сделаю!

— Мор Великий победить сумеет лишь витязь бесстрашный с богом на плечах. Вот моё слово!

Снова пригорюнился кузнец. Опять голову повесил.

— Где ж мне витязя этого отыскать? Который с богом на плечах?

— Ступай в места заповедные, где Буян остров стоит, — сказала Карга. — Дорогу я укажу. А ты мне взамен принесёшь чешую со спины Горафены, змеи инарокой, что Алатырь сторожит. Там и витязя отыщешь. А я потом слово заветное скажу, что хворь от твоей зазнобы враз отведёт.

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет