Как оправдать по делам об убийстве и других насильственных преступлениях

Оправдание, отмена приговоров, смягчение наказания. Обзор актуальной судебной практики

  • Как оправдать по делам об убийстве и других насильственных преступлениях | Антон Колосов

    Антон Колосов Как оправдать по делам об убийстве и других насильственных преступлениях

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  75


В книге собраны практикообразующие судебные акты Верховного Суда РФ, судов первой, второй и третьей инстанций с 2017 по 2021 гг., вступившие в законную силу. Оправдательные приговоры, апелляционные и кассационные определения, которыми прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, действия виновных лиц переквалифицированы на менее тяжкое преступление, значительно снижено наказание, назначено условное наказание, содержат те действенные, реально работающие правовые инструменты, которые позволят вам, уважаемый читатель, помочь себе, если вы столкнулись с уголовно-правовой машиной, а также вашим подзащитным. В сборнике приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания. Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались вы или ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с уголовным законом в части применения его репрессии к совершившим преступления против жизни и здоровья человека. Каждый из 65 кейсов снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки апелляционной, кассационной жалоб. В примеры необходимо глубоко и всецело погружаться, только тогда будет понятна логика рассуждений суда. Крепко уяснив причины и основания оправданий, переквалификаций, снижения наказаний, вы сможете уверенно и безошибочно выстраивать неопровержимую линию защиты. Результативные примеры должны вдохновлять на борьбу со следственным произволом, обвинительным уклоном в судах. Нужно бороться за свои права и идти до конца, вплоть до Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ. За каждым разбираемым случаем стоит судьба отдельного живого человека. Спасенная судьба. Если с помощью настоящей книги вы поможете себе и другим, это будет лучшей благодарностью для автора. Сборник будет полезен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным за преступления против жизни и здоровья человека, адвокатам, а также всем читателям, интересующимся уголовным правоприменением. Буду благодарен, если свои пожелания, отзывы и судебную практику направите для дальнейшего улучшения сборника по адресу: kolosov@advokat-kolosov.ru.

Доступно:
PDF

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Как оправдать по делам об убийстве и других насильственных преступлениях» ознакомительный фрагмент книги

Как оправдать по делам об убийстве и других насильственных преступлениях

Содержание

Глава 1. Судебная практика по делам об убийстве

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

Пособничество в преступлении образует состав преступления лишь в том случае, если оно совершено умышленно. Обвинительный приговор в отношении ранее осужденного по ч. 5 ст. 33, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменен с прекращением уголовного дела и признанием за лицом права на реабилитацию

Подсудимые были оправданы по п. «в» ч. 4 ст. 162, пп. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Если у потерпевшего обнаружены телесные повреждения, которые, согласно предъявленному обвинению, образовались в результате нанесения подсудимым ударов, однако каких-либо объективных доказательств, подтверждающих это обстоятельство, не представлено, обвиняемый подлежит оправданию

Если время задержания лица предшествует указанному в приговоре времени совершения убийства, такой приговор подлежит отмене

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого обязательно должен быть указан мотив преступления, иное свидетельствует о неустановлении субъективной стороны деяния. Суд не может установить мотив преступления самостоятельно

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в ходе судебного разбирательства

Суд при назначении наказания за убийство не вправе учитывать наступление смерти человека, поскольку оно является признаком объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ

Ввиду реплики судьи «ну ладно, все», прервавшей подсудимого в последнем слове, приговор по ч. 1 ст. 105 УК РФ отменен

Суд не может ограничиваться лишь перечислением доказательств, а должен указать, какие из них какое обстоятельство, признанное им доказанным, подтверждают

Суд должен устранить противоречия между заключением эксперта и показаниями свидетеля. В приговоре суд обязан дать оценку доказательствам, опровергающим виновность подсудимого

Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон

Суд, признавая состояние алкогольного опьянения обстоятельством, отягчающим наказание, обязан указать, на основании каких данных о характере и степени общественной опасности преступления, обстоятельствах его совершения, личности осужденного признает данное обстоятельство отягчающим, каким образом состояние опьянения повлияло на поведение осужденного при совершении преступления

Если судья до постановления приговора высказал позицию относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств, то он не может участвовать в производстве по уголовному делу

Суд кассационной инстанции отменил приговор по ч. 1 ст. 105 УК РФ, указав, что у осужденного отсутствовал умысел на убийство потерпевшего, а смерть последнего наступила в результате неосторожных действий виновного, перекрывшего ему дыхательные пути куском простыни при завязывании рта

Раздел 3. Неверная квалификация

К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, не может быть отнесена потерпевшая, которая находится в престарелом возрасте, является инвалидом II группы, плохо видит, испытывает сложности при передвижении, однако передвигается самостоятельно, обслуживает себя, то есть может совершать активные действия

Нанесение ударов по голове потерпевшего предметом, используемым в качестве оружия, и причинение тяжкого вреда его здоровью полностью охватывается объективной стороной разбойного нападения. Дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ не требуется

Если отсутствуют доказательства умысла виновного лица причинить смерть потерпевшему, действия подсудимого не могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ

Хотя виновное лицо и нанесло два удара двумя ножами потерпевшему, угроз убийством при этом не высказывало, оказало потерпевшему первую медицинскую помощь, поэтому его действия не могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ и подлежат переквалификации на п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ со снижением наказания

Осуждая лицо по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд обязан доказать наличие прямого умысла — содеянное должно свидетельствовать, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления

Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности только в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. Действия осужденного переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ

Суд переквалифицировал действия осужденного с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 2 ст. 108 УК РФ, предусматривающую ответственность за убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, освободив виновного из-под стражи

Раздел 4. Необходимая оборона

Квалифицировав действия осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд не принял во внимание, что они совершены в состоянии необходимой обороны от действительного посягательства, сопряженного с насилием, не опасным для жизни обороняющегося, но были несоразмерны характеру и опасности этого посягательства

Превышение пределов необходимой обороны отсутствует, если защита осуществлялась от посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой такого насилия. В этом случае обороняющееся лицо вправе причинить посягающему любой вред вплоть до причинения ему смерти. Лицо по ч. 1 ст. 108 УК РФ оправдано в суде второй инстанции

Если при написании явки с повинной лицу не разъяснялись право пригласить адвоката и положения ст. 51 Конституции РФ о праве не свидетельствовать против себя, но в явке изложены обстоятельства в защиту обвиняемого, суд должен использовать данную явку как доказательство. Если обвиняемый сообщил сотруднику полиции обстоятельства, оправдывающие его, смягчающие ответственность, суд должен допросить такого сотрудника

Суд обязан дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам — как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. Суд должен дать оценку показаниям осужденного, если тот заявляет, что оборонялся от нападения потерпевшего, причем версия осужденного о самообороне подлежит тщательному исследованию

Глава 2. Судебная практика по делам об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

Если не установлены предмет, которым могли быть причинены телесные повреждения потерпевшему, и мотив совершения преступления, то утверждения, содержащиеся в обвинении, будут носить характер предположений, на которых не может быть основан обвинительный приговор

При описании преступного деяния органы предварительного расследования обязаны указывать, от каких конкретно телесных повреждений, причиненных виновным лицом потерпевшему, наступила смерть последнего

Явка с повинной подлежит исключению из числа доказательств, если обвиняемому не разъяснялись права не свидетельствовать против самого себя и пользоваться услугами адвоката, не была обеспечена возможность осуществления этих прав. Дознаватель или следователь не могут быть допрошены о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым

Если лицу предъявлено обвинение в совершении преступления группой лиц, в таком обвинении должно быть определенно указано, в результате чьих и каких действий потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью

Орган предварительного расследования должен установить, каким именно способом были причинены телесные повреждения потерпевшему, что должно быть отражено в конкретизированном и точном обвинении

Не бывает безмотивных преступлений. Органы предварительного следствия обязаны установить мотив совершения преступления, а суд должен проверить, подтверждается ли следственная версия достаточными, достоверными и допустимыми доказательствами

Если обвинительное заключение, составленное следователем, не согласовано с руководителем следственного органа, то, поскольку такое согласование представляет собой дополнительную ведомственную гарантию соблюдения законности при вынесении следователем обвинительного заключения, нарушаются конституционные права осужденного, что влечет отмену приговора

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в ходе судебного разбирательства

В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке с учетом вины каждого из осужденных. Суд обязан указать в приговоре мотивы, по которым пришел к выводу о размере взыскания с каждого осужденного компенсации морального вреда, с учетом роли и степени участия в совершении преступления и применения насилия к потерпевшему

Мнение потерпевшего о строгом наказании учитываться не должно

Мнение потерпевшего о менее строгом наказании должно учитываться судами в качестве обстоятельства, смягчающего наказание

Суд при описании преступного деяния обязан указать в приговоре способ совершения преступления, а именно, чем были нанесены потерпевшему удары. Суд должен указать, что послужило основанием для возникновения личных неприязненных отношений, в чем состояло противоправное поведение потерпевшего, какие действия были им совершены и каким образом они повлияли на поведение осужденного

Суд не вправе приводить в приговоре показания потерпевшего и свидетелей выборочно — лишь в части, подтверждающей выводы о виновности подсудимого, что влечет нарушение права на защиту, необеспечение права на справедливое судебное разбирательство

При наличии противоречий между заключениями экспертов и их показаниями в суде суд должен надлежащим образом мотивировать, почему принимает одни доказательства и отвергает другие. Заключения экспертов должны быть оглашены перед их допросом в суде

Если суд известил стороны о назначении рассмотрения уголовного дела менее чем за пять суток до его начала, приговор подлежит отмене ввиду нарушения гарантированного Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом права обвиняемого на защиту, поскольку это ограничивает его возможность надлежащим образом подготовиться к судебному заседанию

Нужно внимательно изучать медицинские документы. Если суд не устранил противоречия в медицинских документах, это является основанием для отмены приговора. Для устранения противоречий необходимо назначать повторную экспертизу. Эксперт не вправе делать взаимоисключающие и предположительные суждения

Суд в любом случае обязан в судебном заседании, в котором началось судебное следствие по делу, установить личность подсудимого и разъяснить его права, даже если это было сделано в ходе предварительного слушания

Вновь вступившему в уголовное дело защитнику суд обязан предоставить время для ознакомления с уголовным делом и подготовки к участию в судебном разбирательстве

Показания неявившихся свидетелей могут быть оглашены только в случаях, прямо указанных в ст. 281 УПК РФ

Подсудимый, осужденный имеет право на конфиденциальное общение с адвокатом на всех стадиях рассмотрения, пересмотра дела вышестоящими судебными инстанциями. Непредоставление судами всех уровней подсудимому, осужденному такого права, в том числе путем организации телефонного разговора по защищенной линии между осужденным и адвокатом, назначения адвоката, который мог бы посещать осужденного в следственном изоляторе и находиться рядом с ним во время слушания дела, влечет отмену судебных решений

Суд должен указать, с каким конкретно умыслом (прямым или косвенным) действовал подсудимый, не допуская при этом противоречий

Раздел 3. Смягчение наказания, переквалификация

Суд назначил условное наказание за совершение особо тяжкого преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ

По делам, связанным с причинением тяжкого вреда здоровью, возможно изменить категорию преступления с особо тяжкого (п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ) и назначить наказание условно

Если суд при описании преступления установил квалифицирующий признак «применение предмета, используемого в качестве оружия», а в мотивировочной части приговора не сослался на данный признак, такой признак подлежит исключению из приговора

Квалифицировать действия виновного по признаку «с применением предмета, используемого в качестве оружия» суд может только в случае доказанности факта причинения смерти или вреда здоровью данным предметом

Действия осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ за то, что он нанес удар кулаком по голове потерпевшему, тот упал на асфальт и, ударившись головой, получил тяжкий вред здоровью, переквалифицированы на ч. 1 ст. 118 УК РФ как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Осужденный из-под стражи освобожден

Признавая лицо виновным в совершении преступления с квалифицирующим признаком «из хулиганских побуждений», суд обязан указать в приговоре, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка и какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу

Раздел 4. Необходимая оборона

По смыслу закона состояние необходимой обороны возникает не только в сам момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, если по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания

Удар профессионального игрока в бильярд кием по голове потерпевшего с причинением тяжкого вреда здоровью признан правомерным. Уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления. 
Суд признал, что осужденный действовал в состоянии необходимой обороны

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу

Если лицо заявляет, что действовало в условиях необходимой обороны, данный довод должен быть проверен экспертным путем, а также с помощью следственного эксперимента

Показания осужденного о защите от нападения потерпевшего, не опровергнутые иными доказательствами, требуют от суда переквалифицировать действия виновного лица с ч. 4 ст. 111 УК РФ на более мягкую статью

Глава 3. Судебная практика по делам о причинении смерти по неосторожности

Для квалификации действий по ч. 2 ст. 109 УК РФ необходимо точно указать, в чем конкретно выразилось нарушение правил осуществления профессиональной деятельности и находится ли это нарушение в прямой причинной связи с последствием в виде смерти

По уголовному делу в отношении лица, осужденного по ч. 2 ст. 109 УК РФ, обвинительный приговор отменен. Обвиняемый оправдан на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ — в связи с непричастностью к совершению преступления, за ним признано право на реабилитацию. Невиновность лица удалось доказать с помощью заключения специалиста

Глава 4. Судебная практика по делам об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Председательствующий обязан разъяснить потерпевшему его право на примирение с подсудимым в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ. В связи с допущенным нарушением приговор в отношении лица, осужденного за угрозу убийством по ст. 119 УК РФ, отменен

Обязательным условием наступления уголовной ответственности по ч. 1 ст. 119 УК РФ (угроза убийством) является реальность высказанной угрозы

Глава 5. Судебная практика по делам о применении насилия в отношении представителя власти

Суд обязан обосновать невозможность применения положений ст. 73 УК РФ при осуждении лица к реальному лишению свободы, приведя мотивы, которые бы свидетельствовали об отсутствии возможности исправления лица без реального отбывания наказания

Рапорт должностного лица не является доказательством и подлежит исключению из числа доказательств стороны обвинения

Примеры кейсов

Если при написании явки с повинной лицу не разъяснялись право пригласить адвоката и положения ст. 51 Конституции РФ о праве не свидетельствовать против себя, но в явке изложены обстоятельства в защиту обвиняемого, суд должен использовать данную явку как доказательство. Если обвиняемый сообщил сотруднику полиции обстоятельства, оправдывающие его, смягчающие ответственность, суд должен допросить такого сотрудника

При решении вопроса о том, действовало ли лицо в состоянии необходимой обороны, нужно исследовать обстоятельства, характеризующие потерпевшего.

Приговор отменен, производство по уголовному делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Г. осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 6 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Приговором суда Г. признана виновной в совершении убийства, то есть умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступление, как установлено судом первой инстанции, совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре. Г., находясь в комнате общежития, в ходе произошедшего в результате личных неприязненных отношений конфликта с Ю. нанесла потерпевшему не менее одного удара кухонным ножом, причинив ему колото-резаную рану на груди слева с проникновением в левую плевральную полость, с повреждением верхней доли левого легкого, перикарда, легочного ствола, сердца, в результате чего наступила смерть Ю.

В судебном заседании Г. вину признала частично, указав, что 12 июня 2017 года она с двумя дочерями находилась дома, ее гражданский муж Ю. пришел домой в состоянии алкогольного опьянения и лег спать; когда она готовила еду, он проснулся и начал ругаться, что она приготовила еду только себе; на этой между ними произошел скандал, в ходе которого Ю. двумя руками схватил ее за горло и начал душить, она смогла вывернуться, но Ю. продолжил ее нецензурно оскорблять и угрожал убийством; он потянулся к ее шее, она схватила первое, что лежало на столе (это оказался нож), и нанесла ножом один удар в область груди потерпевшего. После этого Ю. пошел к кровати, а она стала вытирать кровь с пола, чтобы дети не увидели, и помыла нож. Когда она заместила, что потерпевшему плохо, стала зажимать его рану рубашкой и вызвала скорую помощь. Потом приехали сотрудники полиции и задержали ее, а детей забрала соседка. Г. показала, что Ю. неоднократно ее избивал, но в полицию она не обращалась.

В соответствии с п. 1 ст. 389.15 УПК РФ основанием отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Исходя из положений ст. 389.16 УПК РФ, приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы; при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, он принял одни из этих доказательств и отверг другие, не указав оснований к тому в приговре; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона.

В соответствии с положениями ст. 297 УПК РФ постановленный судом приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, и таковым признается приговор, постановленный в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанный на правильном применении уголовного закона.

Данное требование закона судом первой инстанции при вынесении приговора в отношении Г. не выполнено.

Суд первой инстанции отверг доводы Г. о том, что она защищалась от действий Ю. и действовала в пределах необходимой обороны, указав, что данная версия не нашла объективного подтверждения в ходе судебного следствия.

Оценивая показания Г., суд указал, что на протяжении предварительного и судебного следствия она неоднократно меняла показания в части момента нанесения удара Ю. Так, в ходе судебного следствия указывала, что нанесла удар ножом, когда потерпевший повторно начал ее душить, чего не сообщала при первых допросах, и данное обстоятельство суд расценил как способ защиты осужденной от предъявленного обвинения.

Вместе с тем, как следует из материалов уголовного дела и подтверждается исследованными судом доказательствами, которые остались без должного внимания суда и не получили надлежащей оценки в приговоре, вывод суда относительно наличия у Г. умысла на убийство Ю. не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Из показаний Г., данных в ходе предварительного и судебного следствия, усматривается, что она проживала с Ю. и общими детьми: Д., являющейся ребенком-инвалидом, и С. — в комнате общежития в г. Москве. 12 июня 2017 года Ю. пришел домой в состоянии алкогольного опьянения и лег спать. Позднее, когда она готовила еду, Ю. проснулся и предъявил ей претензии в том, что она приготовила еду только себе, в связи с чем у них произошел конфликт, в ходе которого Ю. двумя руками схватил ее за горло и стал душить. Вывернувшись, она скинула его руки со своего горла, после чего нанесла один удар ножом в область правой ключицы Ю., который продолжал стоять рядом, затем вытащила нож. Ю. пошел в комнату и лег на кровать, а она стала отмывать пол и нож от крови, но, увидев, что тому плохо, вызвала бригаду скорой медицинской помощи и пыталась оказать потерпевшему помощь, зажимая рану рубашкой. В это время дети находились в той же комнате и сидели на кровати. Г. охарактеризовала Ю. как агрессивного человека, постоянной работы не имевшего, злоупотреблявшего алкоголем и в таком состоянии ее избивавшего. В полицию она не обращалась, поскольку надеялась, что более этого не повторится.

Судебная коллегия, оценивая показания Г. в части описания противоправных действий Ю., от которых она защищалась, принимает во внимание показания свидетеля Д. (соседки Г.) и свидетеля Л. (сотрудника полиции), которым в день происшествия Г. сообщила, что нанесла удар ножом Ю., защищаясь, поскольку тот ее душил. Данные обстоятельства Г. также указала в явке с повинной 13 июня 2017 года.

Отрицательная характеристика Ю. была дана свидетелями — соседями П., Д., матерью осужденной Г., которые сообщили, что Ю. злоупотреблял алкогольными напитками, был агрессивным, часто находился в состоянии алкогольного опьянения, постоянного заработка не имел, детьми не занимался и с ними не гулял. При этом положительная характеристика Г., в период указанных событий находившейся в отпуске по уходу за ребенком, дана указанными выше свидетелями, руководителем детского дошкольного учреждения, которое посещает несовершеннолетняя дочь Г., начальником отдела социальной защиты населения, а также работодателем.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что показания Г. об обстоятельствах конфликта, причине нанесения удара Ю. согласуются с исследованными по делу доказательствами и оснований им не доверять не имеется.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

По смыслу данной нормы уголовного закона, разъясненному, в частности, в пп. 2, 10, 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности, причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов); применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и тому подобное).

По смыслу закона уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч. 2 ст. 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть.

Разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суд должен учитывать предшествовавшие посягательству события, число лиц с каждой стороны, неожиданность действий посягавшего, а также все иные обстоятельства, имеющие значение для дела (в том числе и эмоциональное состояние оборонявшегося лица) — в результате чего выяснить, имелась ли у оборонявшегося возможность объективно оценить степень и характер опасности нападения.

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 37 УК РФ), обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

Указанные положения уголовного закона не были приняты во внимание судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении Г.

Учитывая обстановку посягательства — Ю. находился в состоянии алкогольного опьянения средней степени (установлено судебно-медицинским экспертом в размере 2,4 ‰), стоял на близком расстоянии перед Г., первым начал конфликт, вел себя агрессивно, схватил ее руками за шею и душил, при этом в комнате были только малолетние дети — судебная коллегия приходит к выводу, что у Г. имелись основания для применения необходимой обороны и защиты от насилия со стороны Ю., поскольку способ нападения представлял явную опасность для жизни осужденной.

Поскольку Г., реально опасаясь за свою жизнь, нанесла Ю. один удар в процессе нападения на нее, без разрыва во времени, судебная коллегия приходит к выводу, что с учетом пребывания осужденной в длительной психотравмирующей ситуации в силу ч. 1 ст. 37 УК РФ она была вправе защищаться любым доступным ей способом, в том числе путем применения ножа.

При таких обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях Г. признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, нельзя признать обоснованным.

Судебная коллегия полагает, что факт того, что Г., находящаяся в состоянии алкогольного опьянения (при установленных 0,3 мг/л), вывернулась, освободившись от рук Ю., а потом развернулась к нему уже с ножом, при продолжающемся посягательстве со стороны Ю., наличии реальной опасности для жизни Г. не опровергает необходимой обороны в ее действиях.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что постановленный в отношении Г. приговор не может быть признан законным и обоснованным, а потому подлежит отмене с прекращением производства по уголовному делу в отношении Г. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В связи с прекращением уголовного дела ввиду отсутствия в действиях Г. состава уголовно наказуемого деяния она имеет право на реабилитацию в соответствии со ст. 133, 134 УПК РФ.

Мера пресечения Г. в виде заключения под стражей подлежит отмене.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 12 марта 2018 г. по делу № 10-3044/2018.


Суд кассационной инстанции отменил приговор по ч. 1 ст. 105 УК РФ, указав, что у осужденного отсутствовал умысел на убийство потерпевшего, а смерть последнего наступила в результате неосторожных действий виновного, перекрывшего ему дыхательные пути куском простыни при завязывании рта

Назначение дополнительного вида наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах без указания в приговоре определенного конкретными признаками круга должностей, на который распространяется запрет, влечет исключение из приговора такого дополнительного вида наказания.

Если виновное лицо совершило преступление в отношении потерпевшего, исполняя свои должностные полномочия, то моральный вред подлежит возмещению за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

М. осужден по пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах на 2 года, по ч. 1 ст. 105 УК РФ — к 9 годам лишения свободы. На основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в правоохранительных органах на 2 года.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Исходя из положений п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения). Согласно п. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Согласно ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд проверяет законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального права.

В соответствии со ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения либо постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения судом допущены.

Судом установлено, что М., являясь заместителем дежурного помощника начальника дежурной части отдела безопасности ФКУ ИК № 6, находясь при исполнении своих служебных обязанностей, зашел в камеру, где содержался осужденный А. Действуя из ложно понятых интересов службы с целью прекратить нарушения А. правил внутреннего распорядка учреждения, М. применил к потерпевшему специальные средства (наручники), пристегнув последнего за кисти обеих рук к находящейся в указанном помещении скамье, после чего обмотал голову А. куском простыни, закрыв ему отверстия рта и носа, и, оставив последнего в таком положении, покинул камеру. В результате преступных действий М. потерпевшему А. была причинена механическая асфиксия.

Суд, квалифицируя эти действия осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ, сослался на то, что М., достоверно зная, что дыхательная функция организма является жизненно необходимой, перекрыв рот и нос А. простыней, осознавал общественную опасность своих действий. Учитывая тот факт, что, поскольку руки последнего находятся в наручниках, он не может оказать себе помощь, М. предвидел возможность наступления смерти А. от асфиксии, не желал этих последствий, но отнесся к возможности их наступления безразлично, оставив последнего в таком состоянии, то есть действовал с косвенным умыслом на умышленное убийство.

Однако доказательств, подтверждающих именно такие выводы суда, в приговоре не приведено.

Судом установлено, что неправомерные действия в отношении А. осужденный М. совершал из ложно понятых интересов службы с целью прекратить нарушение А. правил внутреннего распорядка в исправительном учреждении.

Из материалов дела усматривается, что как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании М. отрицал свою вину в умышленном убийстве А., указывая, что наручники были применены к А. только потому, что при осмотре помещения камеры он не смог найти отколовшийся от разбитой А. тарелки фрагмент и потому опасался, что последний может совершить членовредительство. Кроме того, чтобы А. не кричал, не оскорблял сотрудников колонии, не мешал другим осужденным, он завязал ему рот обрывком простыни, зафиксировав его на затылке. Утверждал, что не предполагал и не мог предположить наступления от его действий смерти или иных неблагоприятных последствий для здоровья А.

По смыслу закона при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного.

Согласно приговору, после обнаружения не подающего признаков жизни А. М. сам вызвал медицинского работника, при этом фельдшер исправительного учреждения Б. в судебном заседании показала, что тот был взволнован и сильно переживал из-за случившегося.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что у М. отсутствовал умысел на убийство А., а смерть последнего наступила в результате неосторожных действий первого, перекрывшего потерпевшему дыхательные пути куском простыни при завязывании его рта.

С учетом изложенного осуждение М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

В связи с исключением из приговора осуждения М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ также подлежит исключению и назначение ему наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Кроме того, из приговора усматривается, что М. назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года.

Между тем согласно ч. 1 ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

По смыслу закона лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления. При этом в приговоре необходимо указывать определенный конкретными признаками круг должностей, на который распространяется запрещение [например, должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных полномочий].

Однако суд первой инстанции, назначив М. дополнительный вид наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах, не указал в приговоре определенный конкретными признаками круг должностей, на который распространяется запрет.

Таким образом, дополнительное наказание М. судом фактически не назначено, в связи с чем назначение осужденному такого наказания подлежит исключению из приговора.

Наряду с этим, как усматривается из приговора, суд, рассмотрев исковые требования потерпевшей В. о компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба, возложил обязанность по возмещению на осужденного М.

Между тем судом установлено, что М. совершил преступление в отношении А., исполняя свои должностные полномочия как заместитель дежурного помощника начальника дежурной части отдела безопасности ФКУ ИК № 6.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Вышеуказанным законом регламентированы условия и порядок возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

Таким образом, стороной в обязательствах по возмещению вреда, предусмотренного ст. 1069 ГК РФ, является государство. Однако суд разрешил гражданский иск В. без учета требований закона, в связи с чем приговор в части гражданского иска подлежит отмене, а уголовное дело для разрешения вопроса о гражданском иске следует передать на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Судом апелляционной инстанции допущенные нарушения закона не устранены.

Приговор Клинцовского городского суда Брянской области от 4 марта 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии Брянского областного суда от 30 мая 2019 года в отношении М. изменены: исключены из приговора указания на осуждение М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы, назначение ему окончательного наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ и назначение М. по пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года; коллегия признала считать М. осужденным по пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Тот же приговор в части гражданского иска судебная коллегия отменила, уголовное дело для разрешения вопроса о гражданском иске передала на новое рассмотрение в Клинцовский городской суд Брянской области в ином составе в порядке гражданского судопроизводства.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 28.04.2020 г. по делу № 77-384/2020.