Молот ведьм Наши дни

Часть первая

  • Молот ведьм Наши дни | Сергей

    Сергей Молот ведьм Наши дни

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 412
Добавить в Избранное


Все события, описанные в этой книге, произошли с её автором в реальной жизни, а многое из описанного в ней, происходит и с Вами прямо сейчас... Только Вы пока, об этом не догадываетесь...

Доступно:
DOC
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Молот ведьм Наши дни» ознакомительный фрагмент книги


Молот ведьм Наши дни



Пролог

 

– Здравствуйте…я Татьяна. Я вам звонила…

– Да-да, проходите, я помню.

Непроизвольно я отметил для себя, пропуская её в прихожую и закрывая дверь, что видимо фотография, сделана давненько и сходство с оригиналом, осталось только в общих чертах.

Конечно, лицо узнаваемо, но такое ощущение, что после этого снимка, время для неё потекло в ускоренном темпе. Глаза уже не блестели смехом, как на том фото, а смотрели настороженно – виновато. Под глазами залегли синюшные тени и ещё…бросалась в глаза её худоба. На фото она стояла под цветущей вишней, прижимая к бедру маленькую девчонку, исподлобья смотрящую в объектив, а сама она  улыбалась неизвестному  фотографу, открыто и счастливо. И если бы мне пришлось давать её словесный портрет по фотографии, я бы очень уверенно сказал – «телосложение – нормальное».

Сейчас передо мной стояла одна треть от той Татьяны с фотографии. И видимо изменения произошли в достаточно короткий срок, так что она ещё не успела с этим смириться и задуматься о смене гардероба. Платье, в котором она пришла, сидело на ней так, как-будто она одолжила его у старшей сестры. Наверно действовал внутренний протест. Она не соглашалась с тем, что с ней происходило.

– Проходите в ту комнату – я махнул рукой на дверь. – я скоро…

Опять ловлю её извинения в опущенной голове и плечах. Она стремиться совпасть с обоями и всем своим видом сказать «я не хотела отвлекать». Да…знакомо, ну что ж, мы опять в начале пути…

Я знаю, что начать трудно. Трудно говорить с незнакомым человеком о своих проблемах. Знаю и поэтому не тороплю. Жду. Даю возможность привыкнуть к обстановке, к себе.

– Мне ваш телефон дала Лена. Она была у вас почти год назад вы ей тогда здорово помогли, мы с ней дружим…но то, что со мной происходит, вот уже почти год, я не смогла обсудить даже с ней. Она заметила, что я изменилась, да я уже и сама стала это замечать…

Она всё время выжидательно смотрит на меня. Я знаю этот взгляд. Ей нужно подтверждение, что она не ошиблась. Подтверждение, что она пришла по адресу…ей нужно ЧУДО!

Ведь как это передаётся из уст в уста? «Я зашла к этой тётке…а она на меня как зыркнет! И давай мне с порога говорить всю подноготную про меня…я так и обмерла…»

– Тань, давай мы сразу с тобой договоримся…я не смогу тебе ничем помочь, если не буду знать в чём.

– Но мне говорили, что вы видите всё сами…

Пришлось себе признаться, что я становлюсь вещим…

– Да. То, что ты нуждаешься в помощи это очевидно. Если бы я ставил целью произвести на тебя цирковой эффект, то я бы наверно нашёл как это сделать…Ну например, посмотрел бы взглядом «василиска» и замогильно прогундосил, что на тебе , девонька, СУХОТА!!!! Как ты думаешь, попал бы в цель?

– Думаю, что да…она первый раз улыбнулась.

– Тань, давай сразу в двух словах, по сути, с тобой происходящего и потом вместе подумаем, что с этим делать, а?

Она опять замолчала, но было видно, что она подбирает слова.

– Вы знаете…она сильно волновалась, – Я не знаю, как об этом говорить. Я не знаю с кем об этом вообще можно говорить. Я абсолютно нормальная…правда…

Она посмотрела на меня, как будто я был председателем ВТЭК и колебался с решением об отправке её на инвалидность. Молчу. Жду.

– Я замужем и мужа люблю! (последнее прозвучало с вызовом)…но у меня…у меня появился мужчина. А может и не мужчина – она опустила голову и сосредоточенно смотрела на свои пальцы, которые перебирали платок.

– Я не знаю кто это или что это…и не знаю, как вам это объяснить. Платок в её руках доживал последние минуты. Она замолчала, видимо комок в горле перестал сглатываться, и перекрыл ей возможность говорить.

До меня потихоньку стало доходить.

– Ну, наверно, пришла моя очередь выступить в роли того Гудвина, которого ты искала? Я слегка улыбнулся, – И самому рассказать с чем ты пришла?

В глазах у неё появился интерес и истерика остановилась в начале.

– Однажды ты проснулась от ощущения, что рядом кто- то есть. Ощущение присутствия вызвало у тебя скорее всего ужас и оцепенение? Знаешь, как во сне, когда ты пытаешься, избежать какой- то опасности, но руки, ноги тебя не слушаются и крик останавливается в горле…И в этот момент ты чувствуешь, что тебя кто то касается…

– ДА! Всё было почти так…только ещё страшнее! Я проснулась от взгляда. Мне показалось, что на меня кто- то смотрит. Причём, я открыла глаза, в комнате темень-глаз коли, но точно знаю, что кто -то рядом… и смотрит на меня.

От ужаса я даже вскрикнуть не могла. Я не знаю, каким чутьём, но я почувствовала, что ЭТО смещается по комнате к изголовью кровати. И смотрит на меня… уже надо мной. Меня просто парализовало. Кровать стоит изголовьем у стены, но я точно ЗНАЛА, что тот, кто на меня смотрит находиться прямо передо мной. Я пересилила себя и приоткрыла глаза – никого. Но ощущение не проходило. Хотя я чётко видела (глаза уже привыкли к темноте) что надо мной висит только  ночник…я протянула к нему руку…и вдруг упёрлась рукой во что то…мне показалось в волосатую, мужскую грудь…тут меня пробило. Я заорала так, что разбудила Светку, это моя дочь…

И тут я почувствовала движение, как будто ветер по комнате прошёл и даже показалось, что я услышала голос…только одно слово «зря». И сразу пропало оцепенение и ощущение присутствия. Я метнулась к Светке. Она сидела на кровати, до конца проснуться не успела. Я залезла к ней под одеяло и включила настольную лампу.

– А муж?

– Его не было в эту ночь. Он работает на сутках.

– И когда это повторилось?

– Я уже стала забывать, хотя, когда муж уходил на сутки, я ещё долго спала со светом. Ему рассказала, он посмеялся. Потом ещё долго вспоминал со смехом. Да и мне со временем стало казаться, что всё было во сне.

И вот где то месяца через три, я опять очнулась среди ночи. Причём проснулась резко. Как-будто не спала. И опять почувствовала, что кто то в комнате есть. Но в этот раз я не чувствовала испуга. Не было оцепенения, не было ужаса. Я даже привстала с подушки и попыталась оглядеть комнату. В темноте смутно видела контуры мебели и в этот момент опять уловила движение. Прямо передо мной было какое то перемещение. Вдруг я почувствовала касание….

 

Она замолчала. Я понимал почему она молчит.

– Касание было приятным?

– Да… я почувствовала, что кто – то взял мою грудь в руку. Причём я была в ночнушке, но касание было не через ткань, а живым. Живым и тёплым.

Это бред какой то…я таращилась в темноту, пытаясь что то разглядеть, но видела только привычную обстановку…и в это время меня кто то держал за грудь…и мне было приятно. Тут я почувствовала вторую руку…

Она опять замолчала.

– Вообщем, если опустить подробности, то ты испытала яркий оргазм?

– Да. Но не один… их было много. Весь остаток ночи был один большой оргазм…Он стал приходить каждую ночь, когда я оставалась одна. Я даже однажды поняла, что я его жду. Я жду когда у мужа будет ночная смена. Я таких ярких впечатлений не переживала никогда…

– Но через какое то, время ты стала чувствовать, что утром ты разбита. И ещё долго не могла связать свои недомогания с этими волшебными визитами, находя объяснения в обычных недосыпах. Пока окружающие не стали интересоваться, что с тобой, так?

– Да. Именно так всё и было. Я и сейчас так думаю. А кому то объяснять…сами понимаете. Теперь это происходит каждую ночь. И я себе уже давно призналась, что секс с мужем мне давно неинтересен…для меня он стал обязанностью. И кажется он это замечает. Пока ещё не пытается поговорить, но я чувствую, что у него растёт раздражение, а я не могу с собой ничего поделать.

Я  знаю, что я буду разбужена, когда муж будет видеть свою нелюбимую работу в страшных снах, и меня будут любить так, как мне хочется именно в этот раз.

Тут она замолчала…

– Но я понимаю, что это НЕ НОРМАЛЬНО!!! Вернее недавно стала понимать…я похудела на восемнадцать килограмм. И вообще…если бы мне кто о таком рассказал, я бы не поверила…а тут такое…и со мной!

Тут меня отвлекла посторонняя мысль. Да…кому ТАКОЕ расскажешь? Если на себе не испытал, не пережил – ни кому не объяснишь. За двенадцать лет я к этому уже привык. Привык к ощущению, что есть другая поджизнь, которая касается меньшинства. И когда это меньшинство с ней сталкивается, это всегда случается неожиданно и вдруг… но остаётся в памяти навсегда.

Я вспомнил свои впечатления от той своей первой встречи с этим миром теней…

***

Я «отчитывал» у друга. К тому времени у меня было уже двое детей и обычная панельная двушка не позволяла принимать людей. Выручил друг детства. Предложил свою комнату. Уговорил родителей, помог оборудовать. Вообщем то я не создавал им помех. Мать его была верующей и даже с радостью согласилась пускать посторонних, понимая, что дело благое. Опять же для неё это было развлечением. Люди, которые приходили раньше назначенного времени, или ожидающие очереди, если я задерживался с предыдущим человеком, составляли ей компанию. Я тогда только-только начинал. Всё шло практически в колее до того случая

Обычно процедура занимала около часа. Человек садился в кресло лицом к иконам, закрывал глаза. Я читал над ним определённый набор молитв и он (она) либо спал либо переживал, какие – то ощущения в виде покалывания, почёсывания. Обычно, этого было достаточно, чтобы спустя десять – пятнадцать посещений у них проходили болезни, которые их привели ко мне.

 

Я тогда даже не понимал, как это работает. Была уверенность (даже не вера…она пришла позже) что лечит Бог….ну, такой абстрактный Бог – Высший Разум, который решает кому - то помочь, и приводит ко мне. Я этому человеку объясняю, что ВСЁ не спроста, нужно задуматься и покопаться в себе, а дальше выступаю как посредник - просто прошу, за этого человека и ему приходит помощь. Философия простая. Тогда мне казалось всё легко и просто…

В тот день я был «с ночи». Работал на суточном графике «сутки – трое». Людей было много. Я не успевал вести запись. Пришлось уплотнять график и записывать уже по пятнадцать человек в день. Если учесть, что на каждого уходило в среднем по часу, то не легко подсчитать…

Самое трудное было вести приём после ночной смены. Язык заплетался, с трудом удавалось держать вектор и понимать ЧТО происходит, «Кто я? Где я?» Это обычные контрольные  вопросы, которые я себе периодически задавал, чтобы вернуться в сознание.

В тот день, третьей или четвёртой была Наташа. Это полная женщина, около сорока лет. У неё была астма. В общем - то всё было как всегда (она была уже седьмой или восьмой раз).

Обычно во время «отчитки» она спала и во сне покашливала коротким, дробным, сухим кашлем.

Я уже три раза ловил себя на том, что засыпаю на «ходу». Зимой темнеет рано, свет в комнате дают  только лампадки, которые могут убаюкать любого бодрячка, а я после смены, спал полтора часа…в общем откровенно кимарил, держась на последних «морально-волевых» бормоча под нос заученный набор молитв, ну конечно уже на автопилоте – «не уму, не сердцу»… и вдруг….

Я не сразу понял, что случилось. Из очередного, четвёртого «погружения» меня вывел вой! Утробный, заунывный вой! - У-У-У-У-У… я проснулся моментально! Проснулся и остолбенел…

Наташа стояла ко мне лицом (по условиям задачи она должна была сидеть в кресле и дремать) и протягивала ко мне руки…

«Пробуждение» моё было, мягко говоря, схожим с пробуждением семинариста из «Вия», когда Паночка, в первую ночь решила его разбудить, вежливо постучавшись гробиком в ту ветхую защиту, которую ему давал круг, предусмотрительно начерченный хитрым хохлом…

Глаза её были закрыты, она тянула руки, не пытаясь приблизиться… и выла!

Нештаточка… я с перепугу сбился и замолчал. Тут она открыла глаза….Я понял, что это не Наташа…Кто угодно, но только не она!

Это был не её взгляд. Я наверно и сейчас не смогу описать те глазки… хотя позже я видел этих взглядов море, и научился их менять на заискивающие…но тот самый первый…

Мы стояли и молча смотрели друг на друга. Лицо её сильно изменилось… Оно стало ЗЛЫМ! Нет, даже не злым…оно стало страшным. Передо мной стоял ДРУГОЙ «человек»! Столько ненависти, концентрированной, очищенной от примеси других эмоций, я за свои, тогдашние двадцать с маленьким гаком, лет ещё не видел. Сказать, что я струсил – нельзя…Я ОЧЕНЬ СИЛЬНО СТРУСИЛ!

В голове ни одной мысли…только ужас…уж больно разительные перемены произошли за последние (ну сколько я там кимарнул?) пять – десять минут…

Тут она заговорила (Ну,  вот зачем? Ведь и так было уже страшно…)

– Как ты меня разозлил, младенец…

– ….

– Хочешь я её добью прямо сейчас?

– ….

Можно представить какие чувства я испытывал в этот момент… За окном темно, в комнате дрожащий свет дают только три лампадки, в метре от меня стоит монстр и тени (три штуки) от него пляшут на стенах. Монстр явно мной недоволен и не очень то хочет менять своё мнение обо мне на обратное… Сердце у меня стучит где то под коленкой, ножки ватные…

– Что перестал балакать?

Я машинально отметил, что лексикончик и тембр голоса не Наташкин. Ту я знал как облупленную, проработав с ней почти год. Наташка была хорошо образована и значение слова «балакать» ей пришлось бы объяснять отдельно.

И тут случилось второе чудо за этот дивный вечер. Глазки этого «людоеда» в одно мгновенье закрылись, ручки плетями повисли, и все сто двадцать – сто тридцать килограмм Наташкиного корпуса стремительно пошли вперёд, с явным намерением перейти «в партер». У меня проскочила молнией мысль «приговор приведён в исполнение?»

Я машинально попытался её поймать. Именно машинально, потому, что в сознании сидел ещё страх… и сознание хотело перенестись в этот момент, туда где всё стабильно и хорошо… сознание видело такое место в рекламе «Баунти».

От контакта со мной, Наташка пришла в себя и открыла глаза. Свои глаза, привычные.

– Серёг, ты чё?

– …

– А как это я здесь оказалась?

– Наташ, ты правда ничего не помнишь?

– А чего это «ничего»?

– Да…а мне повезло меньше…я теперь ЭТОГО забыть не смогу.

 

Я вкратце (и не сразу) ей  пересказал события этого вечера, с её участием…Она выслушала с большим недоверием, но и не верить мне было трудно. Достаточно было на меня взглянуть.

Но на этом «новости» не закончились. Когда мы вышли из комнаты, в зале, где обычно семья друга коротала вечерочки перед телеком, стояла подозрительная тишина. Я заглянул по обыкновению и застал такую картину – на диване, поджав ноги и прижавшись друг к другу, бледнее обоев, сидело всё семейство. Саня (друг) поведал мне такую «сказку»…

Минут через двадцать, после того как зашла Наташа на отчитку, с улицы, в окно комнаты, где они сидели перед телевизором, кто то постучал. Требовательно так. Всё бы ничего, но этаж был шестой. Видимо, чтобы у них не осталось сомнений, что это не глюк, постучали снова, да так, что стекло в раме зазвенело. А потом за стенкой раздался вой… Можно их понять. Ночь. За окном пустота. Этаж безопасный – шестой. И кто – то стучит в оконце с внешней стороны. Дядя Вова (Санькин папа) протрезвел в момент (и потом ещё долго не принимал). Саня – культурист с яслей, сидел, сгруппировавшись на диване прижатый с одной стороны мамой, с другой папой. Вид у всех троих был очень интеллигентный…

***